'Вопросы к интервью
07 июля 2008
Z Разворот Все выпуски

Решение Мосгорсуда по «Катынскому делу»


Время выхода в эфир: 07 июля 2008, 15:35

О. БЫЧКОВА — Анна Ставицкая – адвокат семей поляков. Анна Эдуардовна, добрый день.

А. СТАВИЦКАЯ — Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА – Расскажите нам, пожалуйста, решение сегодняшнее Мосгорсуда, что означает для ваших подзащитных?

А. СТАВИЦКАЯ — Вы знаете, я просто слышала сейчас ваши комментарии, там не совсем так. Хамовнический суд не признал постановление о возращении уголовного дела законным, он принял такое решение, что в Хамовническом суде такая жалоба не может быть рассмотрена. Потому что с точки зрения Хамовнического суда, в принципе он четко об этом написал в своем решении, потому что на самом деле тут такая небольшая правовая коллизия, вернее большая. И Хамовнический суд решил, что, так как это дело связано с государственной тайной, а Главная военная прокуратура просто отказалась предоставлять материалы уголовного дела в Хамовнический суд, ссылаясь на то, что районный суд не может рассматривать материалы по жалобе… секретами. Поэтому Главная военная прокуратура считает, что эта жалоба может рассматриваться только в окружном военном суде. И Хамовнический суд понимает, что мы с точки зрения, я имею в виду, представители потерпевших с точки зрения закона правы, что подали жалобу именно в Хамовнический суд, потому как так требует закон. Но ничего другого не оставалось, как вынести такое расплывчатое решение о том, что в принципе в Хамовническом суде такой жалобы не может быть рассмотрено. И сегодня именно это и подтвердил Московский городской суд, что именно в Хамовническом суде подобная жалоба рассматриваться не может.

Материалы по теме

Считаете ли вы обоснованным сохранение грифа секретности на материалах катынского дела?

нет
91%
да
7%
затрудняюсь ответить
1%


О. БЫЧКОВА – Правильно ли я вас понимаю, что, в конечном счете, все упирается в эту самую секретность пресловутую.

А. СТАВИЦКАЯ — Получается что да. Пока, я не знаю, как будет рассматривать этот вопрос окружной суд, потому что после того как мы получим полное решение Московского городского суда, мы, конечно, подадим жалобу в окружной военный суд. Сегодня прокурор, который участвовал в судебном заседании из Главной военной прокуратуры, он говорил о том, что зря опасаются адвокаты, что окружный военный суд не примет эту жалобу к рассмотрению и не будет ее рассматривать по существу. Грубо говоря, подавайте жалобу, мы будем рассматривать. Посмотрим.

О. БЫЧКОВА – Семьи поляков, они что хотят? Что им нужно получить в результате?

А. СТАВИЦКАЯ — Если касаться именно этого вопроса, прекращения уголовного дела, то они хотели бы, чтобы все-таки, если факт расстрела их родственников был установлен, то они хотели бы быть признаны потерпевшими по этому делу и хотя бы понять, что произошло.

О. БЫЧКОВА – То есть они не имеют информации о своих фактически дедах или прадедах.

А. СТАВИЦКАЯ — Никакой информации. А также они хотели бы, чтобы было решено о реабилитации их родственников.

О. БЫЧКОВА – То есть на сегодняшний день эти люди просто знают, что их родственник, предок погиб в Катыни, но они хотят знать, где он похоронен, например. Или что произошло. Каких подробностей им не хватает? Откуда они знают, что это был там, предположим.

А. СТАВИЦКАЯ — Дело в том, что они располагают сведениями о том, что именно их конкретный родственник был направлен в лагеря НКВД. А потом всем стало известно, когда информация по этому делу не была еще закрытой, а был какой-то диалог между Россией и Польшей, то естественно они узнали о том, что именно в это время в этих местах те люди, которые были направлены в эти лагеря, были впоследствии расстреляны.

О. БЫЧКОВА – Но там большой получается информационный пробел для них. Что и как.

А. СТАВИЦКАЯ — Дальше, когда сначала этот вопрос был открыт и очень много обсуждали, а потом просто всю информацию закрыли и каких-то конкретных обстоятельств и конкретных данных никто не знает.

Л. ГУЛЬКО — А почему закрыли информацию? Что там скрывать-то? Какая секретность?

А. СТАВИЦКАЯ — С точки зрения юридической даже не могу вам ответить на этот вопрос, потому что я не знаю, на каком основании засекретили дело. Я считаю, что таких оснований нет. Потому что вопросы о совершении каких-то преступлений, то есть нарушения прав человека должностными лицами, они по закону о государственной тайне не могут быть секретными.

О. БЫЧКОВА – Но вам какие-то объяснения давали?

А. СТАВИЦКАЯ — То, что в такой частной беседе представитель Главной военной прокуратуры сказал о том, что, так как там есть сведения об агентуре, то поэтому засекречено дело. В принципе могли быть засекречены конкретные какие-то документы, которые связаны с агентурой. А зачем засекречивать все дело, да еще постановление о прекращении уголовного дела. Видимо, посчитали, что есть какие-то данные, которые необходимо скрывать. У меня возникает именно такое объяснение.

О. БЫЧКОВА – Даже, несмотря на то, что с тех пор прошло уже больше 60 лет. И вся агентура уже не скажу, где находится.

А. СТАВИЦКАЯ — Получается что так. Тем более в принципе это дело было прекращено именно за смертью виновных.

Л. ГУЛЬКО — Речь идет о реабилитации погибших.

О. БЫЧКОВА – Зачем это нужно?

Л. ГУЛЬКО — А во-вторых, в чем они виноват-то были?

А. СТАВИЦКАЯ — В том-то и дело, что никто не знает. В принципе там как таковых обвинений не было предъявлено. Их расстреляли…

О. БЫЧКОВА – Пуля в затылок и все обвинения.

А. СТАВИЦКАЯ — Без предъявления обвинений, это прямо было указано в решении Политбюро, знаменитое от 5 марта 1940 года, которое было раньше секретное, а теперь его все знают. И там было написано, что они являются врагами советской власти, вели шпионскую деятельность. А родственники просто хотят, я считаю, что это вполне нормальные, чисто человеческие желания, чтобы все-таки человек близкий, погибший при таких ужасных обстоятельствах, все-таки справедливость в отношении него восторжествовала. Вот собственно и все, что они хотят. Речи ни о какой материальной компенсации, как все боятся наши власти, мне постоянно этот вопрос задается, типа: а может быть они хотят много денег отхватить от российского государства. Передо мной такой вопрос не ставился. Просто хотят нормального человеческого решения по этому вопросу.

О. БЫЧКОВА – Ваши дальнейшие действия каковы? Что вы после Мосгорсуда предпринимаете?

А. СТАВИЦКАЯ — Так как там у нас две жалобы, одна касается реабилитации, и сначала Хамовнический суд в принципе отказался рассматривать жалобу по существу, сославшись на то, что с такой жалобой могут обращаться только те лица, права которых нарушены. А так как мы представляем интересы родственников погибших, то получается, что родственники погибших не могут обращаться в суд, получается, что с точки зрения судьи могут обращаться в суд только сами погибшие. Что понятно, ни в какие рамки не лезет. И Московский городской суд отменил это решение. И направил дело на новое рассмотрение. В стадии принятия нашей жалобы. А эта жалоба, которая сегодня рассматривалась, касается вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела именно потому, что родственники не были признаны потерпевшими, а соответственно были нарушены их права.

О. БЫЧКОВА – И дальше что?

А. СТАВИЦКАЯ — Теперь мы просто будем подавать жалобу в окружной военный суд такую же.

О. БЫЧКОВА – Когда это произойдет примерно?

А. СТАВИЦКАЯ — Когда мы получим полное решение. Потому что мы не знаем, чем мотивировал Мосгорсуд, как только получим, сразу будем подавать.

О. БЫЧКОВА – А сколько родственников к вам обратилось?

А. СТАВИЦКАЯ — Десять.

О. БЫЧКОВА – Десять семей.

А. СТАВИЦКАЯ — В принципе их больше, я имею в виду те, которые хотят обратиться, но пока смотрят, как пойдет вопрос.

О. БЫЧКОВА – То есть такие самые решительные. Спасибо большое.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире