'Вопросы к интервью
27 июня 2008
Z Разворот Все выпуски

Премьера фильма «Особо опасен»


Время выхода в эфир: 27 июня 2008, 15:07

С. БУНТМАН – У нас в гостях Тимур Бекмамбетов. Добрый день.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Здравствуйте.

С. БУНТМАН — Можно поздравить вас с российской премьерой.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Можно поздравить с премьерой во всем мире.

С. БУНТМАН – Была лондонская, потом российская и американская.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Да. Но со вчерашнего дня фильм вышел по всему миру. Африки, Америки…

О. БЫЧКОВА – Вы гордитесь собой?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Азии, Австралии.

О. БЫЧКОВА – Ушел от ответа.

С. БУНТМАН – Я еще фильм не смотрел, многие вещи, например, привлекают. И мне всегда очень интересуют фильмы, которые сделаны на основе комиксов. Потому что существует какой-то снобизм по этому поводу. Это отдельное очень большое искусство – комикс. И экранизация комиксов и выведение на экран это отдельное искусство. Целая область.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Это то, чем живут миллионы и миллионы людей во всем мире. Японии.

С. БУНТМАН – Конечно. Япония еще отдельный мир получается. Существуют европейские, американские, совершенно разные системы.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — У нас, к сожалению, комиксы…

С. БУНТМАН – Не прижились.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Они были. Мурзилки, были свои комиксы.

О. БЫЧКОВА – Но как-то это совсем не то.

С. БУНТМАН – Последний комикс отечественный я видел в «Веселых картинках» 60-го года. Когда детям объяснялось, куда делась собака Лайка совершенно с увлекательными путешествиями. У меня есть до сих пор эта подшивка. Но не прижилось как культура.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Еще я помню, были комиксы «Правила пожарной безопасности», «Гражданская оборона».

С. БУНТМАН – А вот этот ужас вы помните. Светящиеся табло в поликлиниках. Как мальчик с  незалеченным зубом пошел играть в футбол и что с ним потом было. Это такой хоррор. Второе – чрезвычайно интересный актер, особенно Джеймс МакЭвой, которого я думаю многие заметили от прекрасного фильма «Последний король Шотландии» до замечательного фавна в «Нарнии».

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Козла играл.

С. БУНТМАН – Кто-то может привлечься и другими. Но у меня как минимум две причины. Что вас заинтересовало, кроме как вы писали, возможности не думать о продюсерстве, быть наемным работником и заниматься тем, что вы очень хорошо любите и умеете.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Что меня заинтересовало в этом проекте? Просто как путешествие, как приключение, как открытие новых миров.

С. БУНТМАН – Мир действительно оказался новым для вас?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — В чем-то да. В чем-то – нет. Стереотип американского кино как машины, пожирающей творческую энергию режиссеров и заставляющую их делать то, что против их воли, этот миф рухнул. Это неправда. Как во всех других отраслях студий или корпораций, им нужны идеи, люди, которые способны рисковать, брать на себя ответственность. Я был поражен, насколько свободно и рискованно могла студия, огромная корпорация, дочка «General Electric», насколько рискованно она могла себя повести в производстве такого фильма. Вы увидите фильм, вы поймете, о чем я говорю. Фильм очень необычный. Очень искренний. И это меня поразило. Что не поразило – то, что в принципе производство кино ничем не отличается, во всем мире оно одинаковое. Больше размер, но размер в этом смысле не имеет значения.

С. БУНТМАН – Был забавный вопрос: а что будет, если фильм не окупится?

О. БЫЧКОВА – А это вообще ваша проблема?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — В каком-то смысле моя, потому что это моя репутация. Я уверен, что он окупится. Что он будет чрезвычайно эффективен для студии. Мне это не очень важно в смысле меркантильном, мне очень важно в качестве репутации и вообще это важно для нас всех, потому что все-таки этот опыт, который у меня сейчас случился, хочется, чтобы он был удачный, потому что это будет прецедент. И дальше можно будет по этому пути двигаться. И будет очевидно, что весь мир это один большой мир, в котором живут одинаково мыслящие люди и мы равноправные участники этого процесса и много режиссеров может ехать снимать фильмы и к нам приезжать снимать фильмы и нет стран первого сорта, второго, третьего.

С. БУНТМАН – То есть, важен человек с его конкретными умениями, знаниями, репутацией.

О. БЫЧКОВА – То есть уже почувствовали себя режиссером, для которого действительно географическая точка не имеет принципиального значения. Если есть какой-то замысел, который вы хотите осуществить и есть люди вокруг.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Я родился в очень маленьком городке, в Казахстане. Это на Урале. Рядом с Астраханью. Город Гурьев. Он был настолько маленький, что всегда можно было двигаться только вперед. То есть меньше городов не бывало. Поэтому я всегда в жизни двигался куда-то, где больше жизни.

О. БЫЧКОВА – Но так вы уже достигли, получается, потолка. Голливуд – фабрика звезд.

С. БУНТМАН – Почему, можно межгалактическое кино.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Да, можно полететь куда-то еще.

О. БЫЧКОВА – Я хочу процитировать Андрея Голова из Санкт-Петербурга, который подчеркивает, что он врач-реаниматолог и видел в жизни всякое, тяжелейшие травмы, повреждения, гибель людей в ДТП. Но даже он потрясен. «Зачем вам столько крови и насилия? В фильме количество избиений, убийств превышает все мыслимые и немыслимые пределы. Кровь льется реками.

Тимур, почему вы решили, что хороший фильм должен сопровождаться всей этой гадостью?» Это Голливуд вас заставляет?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Я как-то в школе читал «Гамлета» и  «Ромео и Джульетта». Если вы посчитаете, сколько человек убито в одном и другом произведении, то я думаю, что мы еще пока не дошли до классиков. Причем убито не просто пистолетом, ножи.

О. БЫЧКОВА – Там много трупов, но они не пачками убивают. Разница есть.

С. БУНТМАН – Мне каждого жалко. Я когда первый раз читал и погиб Меркуцио, я чуть не плакал.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Это вопрос не количества красной краски на пленке, это вопрос эмоций, чувств, истории.

О. БЫЧКОВА – На самом деле вы снимаете фильмы, в которых набор присутствует. Там количество красной краски, тем не менее, достаточно большое. И так должно быть. Количество выстрелов разных пуль, экшенов…

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Страстей, любви, поцелуев.

О. БЫЧКОВА – …оно тоже находится в какой-то достаточно большой и необходимой принято необходимой пропорции. Вы это делаете, потому что вам сейчас интересно снимать такое кино, а например, такие фильмы…

С. БУНТМАН – Или потому что спрос.

О. БЫЧКОВА — … как ваш «Пешеварский вальс» например, это уже для вас сейчас пройденный этап.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Там было очень много…

О. БЫЧКОВА – Но там все было по-другому.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Нет, вы знаете, все-таки я снимаю всегда одно и то же кино в разных видах, под разными углами, но это одно и то же кино, один и тот же язык. Я не очень понимаю оценки, как можно оценивать, да, это кино, в котором слишком много страсти. Это плохо. Нужно помягче.

О. БЫЧКОВА – Но это кино еще другие называют – коммерческое, например.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Нет, коммерческое – то, куда люди ходят. Вообще оно называется зрительское. А еще может называться — единственно возможное здоровое, то, что люди могут посмотреть, обсудить и чем они могут жить целый месяц. Потому что это не просто два часа просмотра, это еще посмотрел твой сосед, твои друзья. А ты еще не посмотрел.

С. БУНТМАН – А все-таки месяц и все? Потому что есть фильмы, которыми мы живем по 30-40 лет.

О. БЫЧКОВА – И по несколько поколений.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Да, огромная проблема, если режиссер или создатель будет думать об этом. Я считаю, что это самое страшное, что может быть, это скучно, это так неправильно.

С. БУНТМАН – А не сделать ли мне великое.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Представляете, если вы сейчас будете вести свою радиопередачу свою каждое утро и будете думать о том, как мне сделать так…

С. БУНТМАН – Записи ее будут слушать потомки наших внуков.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Пекарь печет хлеб для людей сегодня, то, что будут помнить сто лет этого человека…

С. БУНТМАН – Будет сухарем лежать на полке.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Попроще надо быть.

С. БУНТМАН – Но иногда само по себе получается. Потому что когда человек хочет что-то сказать, иногда бывает интересно и сильно потом.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Если это интересно сейчас, то это будет интересно потом. Наоборот не бывает. Чтобы искусство сохранилось, чтобы его видели потомки, оно должно быть интересно сегодня.

С. БУНТМАН – Ну да, Федор Михайлович писал, чтобы долги отдать. А что из этого получилось. Но здесь есть другая вещь, на нее обращают внимание наши слушатели, они обобщенно пишут о нашем современном кино, что достигли очень серьезного уровня технического, и уровня эффектов и этим удовлетворились.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Нынче не то, что прежде. Это я слышал много лет назад от своих родителей. Теперь уже пришло время говорить это детям. Я думаю, что эта песня народная про то, что прежде было лучше, чем теперь.

О. БЫЧКОВА – Но технических достигли успехов, вернее чего достигли? Всего того, что форму выводит на первый план.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — К сожалению, не достигли. Форма это язык, которым мы говорим, профессиональные люди говорим на этом языке. А содержание это вопрос не наш. Мы его не контролируем. Содержание фильмов или романов, за него отвечают читатели и зрители.

С. БУНТМАН – То есть они вкладывают, получается.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Они вкладывают, требуют, диктуют нам это. Мы занимаемся формой, мы подмастерья. Мы не можем думать о том, давай-ка я сейчас людей научу, как правильно жить. Решу их проблемы.

С. БУНТМАН – Илья пишет: стоит ли вкладывать такие колоссальные деньги в однодневку, когда ту же Анджелину Джоли можно было пригласить в фильм, который бы запомнился. Это к нашему разговору. Скажите, пожалуйста, сколько существует версий фильма?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Две. Может быть три. Версия фильма американская и она же является международной. Существует версия фильма российская, которая сделана специально по моей просьбе и «Юниверсал» дал мне возможность ее сделать. Она для России. Надеялся, для всего бывшего нашего замечательного Советского Союза.

О. БЫЧКОВА – А какая разница между ними?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Еще существует одна версия для стран Юго-Западного региона и Юго-Восточного региона. Это Малайзия. Так же как ваша аудитория читатель попросили чуть-чуть подрезать кадры…

О. БЫЧКОВА — Наоборот, не залить побольше.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Мы примерно в этой аудитории вашей радиостанции вместе с Малайзией.

С. БУНТМАН – Ну не надо. Не все. Несколько человек спрашивают.

О. БЫЧКОВА – А что плохого, собственно.

С. БУНТМАН – Скажите, чем отличается международная и российская версии? Кроме диалогов, насколько я знаю, диалоги там Лукьяненко…

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Да. Было важно его участие. Потому что он эксперт по тому, как мыслит современная аудитория. Как она говорит, как она выражается. Там саундтрек, Денни Эльфман композитор, который написал музыку для фильма. Знаменитый, который писал музыку ко всем фильма Тима Бёртона, других режиссеров. Он написал песню для фильма, и неожиданно выяснилось в разговоре с ним, что он говорит по-русски. Учил русский язык. Забыл, но учил. И я его спросил, не может ли он по-русски спеть, он посмущавшись, потом сказал: давай попробуем. Ему написали слова, его текст перевели на русский язык, и он на Эбби Роуд в Лондоне всю ночь писал русскую версию своей песни. Записал, ее можно будет услышать в фильме.

С. БУНТМАН – Хорошо, когда специально есть две версии. А по содержанию, по сценам, по монтажу отличаются версии?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — По монтажу есть отличия не очень значительные. В основном это текст. Впервые сделан перевод фильма не людьми третьими, а сделано теми, кто делал фильм. То есть режиссер, творческая команда, которая делала фильм, они же сделали и русский перевод. И это принципиально важно. Я уверен, что люди должны обратить на это внимание, потому что все-таки это тоже продукт, тоже произведение искусства, а  не адаптация, не перевод, понимаете, то есть не вторичный продукт. Это такой же оригинальный продукт.

С. БУНТМАН – Потому что всегда начинается даже хороший дубляж проблемой смысла и укладки, и всего.

О. БЫЧКОВА – Стирание ластиком деталей.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Я думаю, что Америка теряет огромную аудиторию зрителей, жанры умирают целые, драма, как жанр кино только потому, что они не способны путешествовать. Они не способны переходить границы культур. Потому что выживает только экшен, фэнтези, хоррор. Те жанры, в основном визуальные, для которых неважен язык. А комедии, кроме (неразборчиво), драмы просто умирают как жанр в американском кино тоже, потому что они же часть своих доходов получают за границей, и становится невыгодно производить фильмы, которые не способны пересекать границу Америки.

О. БЫЧКОВА – А можно вопрос от слушателя от СВК. который так очень прямолинейно: фильм лучше, чем «Дозоры»? Ответ: другой фильм не принимается.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Не лучше. Он и есть…

С. БУНТМАН – Какой?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Он американский «Дозор».

С. БУНТМАН – Сразу скажите, когда третий «Дозор» будет и у вас еще есть с Бёртоном другой проект. Вообще у вас проектов сейчас много параллельно.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — «Дозора» я думаю, что в ближайшем будущем не будет. Во всяком случае, меня в нем не будет. Просто потому что для меня «Особо опасен» стал тем самым третьим «Дозором».

С. БУНТМАН – То есть он заменил, вытеснил.

О. БЫЧКОВА – Вы закрыли тему, что ли, уже для себя?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Я закрыл, что значит тему. Историю мы закрыли во втором фильме. Второй фильм закончил всю эту историю. И третий фильм предполагалось, что это будет некая экспансия этой темы на другие территории, там будет американская история какая-то. В общих словах, какая была идея. Но когда начался «Особо опасен», то он фактически занял для меня это место, он стал тем самым фильмом, моим фильмом, первым фильмом в Америке.

О. БЫЧКОВА — То есть вы теперь куда устремитесь в результате?

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Я пока отдыхать устремляюсь.

С. БУНТМАН – Хорошо, но заложены фундаменты нескольких еще вещей. В которых мы вам желаем успеха. Я обязательно пойду, посмотрю в кино, потому что это надо в кино смотреть.

Т. БЕКМАМБЕТОВ — Конечно, потому что по-другому это неправда.

С. БУНТМАН – Хорошо. Спасибо большое. Тимур Бекмамбетов, и мы говорили о новом фильме «Особо опасен» (Wanted). Я думаю, что надо посмотреть, во всяком случае, чтобы иметь о нем суждение, как минимум. Спасибо.







Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире