'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наш гость — Виктор Семенов, министр сельского хозяйства 1998-1999 гг., председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере, депутат ГД. Здравствуйте.

В. СЕМЕНОВ — Добрый день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо, что пришли. Нельзя сказать, что мы как-то умираем без польского мяса.

Э. ГЕВОРКЯН – Но нас постоянно заставляют о нем думать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, и вести какие-то дискуссии. Новость последнего часа. Еврокомиссия рассчитывает в самое ближайшее время начать переговоры с Россией об отмене эмбарго на поставку польского мяса. Напомню, эмбарго со стороны России. И напоминает информагентство, что сегодня же президент Путин предложил министру сельского хозяйства Гордееву активизировать диалог с Еврокомиссией, в том числе по проблеме польского мяса. История с этим глухая. Также глухо находятся поляки в обороне, не пуская нас в европейские структуры экономические. По этому поводу. И руководство Европы объединенной говорит, что ничего не поделаешь, не имеет значения, маленькая страна или большая, вот у нас проблема каждой страны ЕС это проблема всего ЕС. Поэтому дело зашло в тупик. К этому добавляют некую политическую составляющую, типа поляки не любят Россию, вспоминают, что они хотят памятники сносить и так далее. Что это самое антироссийское руководство, которое только может быть. А когда начинаешь заглядывать в то, что говорит Россия, то слышен один тезис, что поляки для нас реэкспортируют мясо.

В. СЕМЕНОВ — Абсолютно точно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так вот я вас хотел спросить, все-таки, что происходит на самом деле? Где тут политика, а где реальный реэкспорт и как нам, да, очень интересная была история, когда был предыдущий разговор на эту тему, без вас. То кто-то из радиослушателей сказал, а что нельзя, что ли отделить это польское мясо от реэкспортного плохого, определить, какое хорошее, какое плохое.

В. СЕМЕНОВ — Как раз хотелось бы сейчас ни в коем случае не политизировать этот вопрос. Потому что первый час «Разворота» был более политический. А сейчас опуститься на грешную землю и поговорить о мясе, о хлебе насущном без всякой политики. Вопрос очень простой. Потому что поляки они всегда были коммерсанты хорошие, и, учитывая, что они на таком тоже переходном периоде оказались и что начало 90-х годов Россия из себя позволила сделать, откровенно говоря, продовольственную свалку всемирную и все, что негоже, нам везли. Они этим настолько увлеклись, что по-моему до сих пор не могут этот механизм остановить. Потому что налажены такие потоки поставок к нам в том числе через Польшу. А что происходит? Ведь очень хитро европейцы поступают. У них на входе к ним любого продукта, особенно мясного, жесточайший контроль. На выходе — никакого. А если вы пишите, что входит какой-то продукт и он не для Европы, а он транзитный – тоже никакого контроля. Хорошую позицию заняли.

Э. ГЕВОРКЯН – Это все европейские страны?

В. СЕМЕНОВ — Эта практика для всех европейских стран. Но законодательное поле единое. А вот практика сложилась, поляки они такие, они не только мясцом приторговывают. Мы знаем, что и с виски есть такие понятие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Обожаю поддельный виски.

В. СЕМЕНОВ — Это так уж сложилось. И сегодня это тема с 2005 года, потому что тысячи тонн было арестовано на границе мяса, которое шло из Индии и Китая.

Э. ГЕВОРКЯН – А что с ним не так?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А как удалось это определить? Ведь есть качественное, не качественное.

В. СЕМЕНОВ — Это уже специалисты определяют. Буйволятина низкого качества тем более, а потом она запретна для ввоза в Европу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Как это историческое польское животное – буйвол.

В. СЕМЕНОВ — Там буйвол немножко с другими рогами. Разговор идет не просто о каких-то просто о мясе, оно оттуда или не оттуда. Вопрос здоровья нации. Ведь они сами не хотят есть это мясо. И не будут есть.

Э. ГЕВОРКЯН – Мне кажется там, в Европе все нормально с законами. Как они тогда нелегально к себе ввозят, что-то делают.

В. СЕМЕНОВ — Я вам еще раз говорю, разрешается, есть транзит – без проблем. Но что дальше, смотрите, вот передо мной акты лежат, например, пишут, что идет мясо на Украину или в Казахстан. Поляки пишут. И оно пересекает нашу границу, они даже не пишут, что к нам в Россию. Знают, что не пустим. И мы знаем, что это мясо оттуда-то, не польское мясо. Но что дальше. Мясо исчезает. Потому что мы делаем запросы в Казахстан, на Украину, а местные власти говорят, к нам такое не приходило.

Э. ГЕВОРКЯН – Так это вопрос не к полякам, а к нам.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, товарищ Семенов из советских времен, как и я. Как и ты. Мы помним знаменитые слова утруска и усушка. Все это утрясывается…

В. СЕМЕНОВ — Самое страшное, что в желудках наших граждан это утряхивается.

Э. ГЕВОРКЯН – Вопрос-то значит к нам и к нашим чиновникам. Раз, и вагоны разгрузили.

В. СЕМЕНОВ – Поэтому, когда они увидели, что невозможно сдержать этот процесс, ведь еще подчеркиваю, польскому мясу… у них по кадмию превышение, наши ПДК. Есть по ртути небольшие превышения. Но это не смертельно, откровенно говоря. А вот серьезные только претензии только к реэкспорту. Ну, увлеклись они, не могут остановиться. И еще есть интересный реэкспорт. Вот у меня данные, это совершенно свежие данные, например, согласно политике, вмешались в этот процесс, и в феврале в Польшу поехала наша огромная делегация ветеринаров. Казалось бы, после двухлетней драчки серьезной, ну ребята там наверняка навели порядок и уже комар носа не подточит. Что вы думаете. Буквально экспромтом проверили несколько складов. На одном из складов находят 4 тысячи, более 4 тысяч тонн мяса, печень, и фарш куриный. Из США, Канады и Бразилии. Но просроченный, уже срок годности закончился 2005-2006 год. Более того, у них по их правилам, по европейским правилам, как только срок годности закончился, обязана актироваться эта продукция и уничтожаться на месте. Что вы думаете, из 4 тысяч тонн акты сделаны только на 105 тонн, эти 105 тонн должны были быть уничтожены 2 декабря 2006 года. Но не уничтожены до сих пор. Эта продукция четко было написано: для поставок в Россию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мы сделаем небольшую паузу, надо как-то пережить. Пережевать я бы сказал.

В. СЕМЕНОВ — Приятного аппетита.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Эвелина говорит: я не буду жевать это. Каждый примет решение, что с этими продуктами делать для себя.

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас в гостях Виктор Семенов —

министр сельского хозяйства 1998-1999 гг., председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере, депутат ГД.

В. СЕМЕНОВ — С ума сойти, Матвей, неужели так много…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я прочитал только половину. Еще лауреат Ленинской премии, герой социалистического труда.

В. СЕМЕНОВ — Давайте, давайте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Лично поцелован Брежневым 25 раз.

В. СЕМЕНОВ — Через телевизор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все же сидели, смотрели на это дело, вы что. Звезды, погоны. Теперь такая история. Мне интересно, почему Путин сказал: активизировать переговоры. Они были в замерзшей точке почему? Потому что польская сторона не хотела идти на уступки и что получается, что, например, Еврокомиссия нажала на Качиньских для того, чтобы они начали переговоры. Понимаете, это интересно. Вы говорите, это не политика. Да вот политика.

В. СЕМЕНОВ — Бизнес и политика всегда пересекаются.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот что здесь происходит?

В. СЕМЕНОВ — Невозможно их даже разделить…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы в паузе сказали, что намечаются какие-то подвижки.

В. СЕМЕНОВ — Вы знаете, на самом деле сейчас идет некое такое, мускулами каждый меряется. Россия хочет все-таки доказать, что времена продовольственной помойки закончились и ушли в никуда, все. Но с другой стороны говорят, ну все равно вы слабенькие, куда вы денетесь, да задавим вас, заставим, вам же сталь к нам надо вести. Вот в ВТО надо, вам туда надо. И будете наше есть это просроченную печень, фарш заплесневевший с сальмонеллой. Заставим мы вас это кушать. И вот сейчас я считаю, что нам очень важно найти эту золотую середину, да, с одной стороны пойти на может быть, более интенсивные переговоры, но ни в коем случае не дойти до того, чтобы глотать то, что нас пытаются заставить глотать. Но, на мой взгляд, сегодня уже пошли после даже февральских комиссий подвижки серьезные. Первая подвижка, подчеркиваю, ни в коем случае не за счет здоровья россиян. Разрешили ввозить элитный скот живой, подчеркиваю. Из Польши. Мы-то не против как такового польского стада, мы против реэкспорта. Дальше, второй этап, это, по-моему, с 1 мая уже или со 2 мая уже разрешен ввоз живой простой свинины на убой к нам. Даже живое тяжелее контрабандить. Понимаете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Надо свинке взглянуть в лицо.

В. СЕМЕНОВ — Вы ее из Китая никак уж не привезете через Польшу. Живую свинку. Во-первых, она будет просто золотая. А во-вторых, это просто физически невозможно. Тут из Польши ее привести проблематично.

Э. ГЕВОРКЯН – Извините, а неужели чиновники в Еврокомиссии не прислушивались вообще к аргументам России. Если действительно у вас на руках доказательства, что индийские буйволы и так далее…

В. СЕМЕНОВ — Первый аргумент – сила. Они пока еще до сих пор на нас смотрят с позиции все равно силы.

Э. ГЕВОРКЯН – Все смотрят?

В. СЕМЕНОВ — Не все. Политика она же делается многими людьми. Кто-то думает, затолкаем. А куда они денутся. Помните, года три назад по окорочкам куриным американским тоже был шум. И помню, буквально на полгода мы приостановили. И я-то знаю не понаслышке, почему уже дошло до того, что настолько уже расслабились импортеры, понятно, что это не президент страны США расслабился. А это конкретные чиновники, которые сидят на таможне, на ветеринарных. Идет корабль к нам окорочков, а там написано: говядина. И уже наши специалисты говорят: ну даже у нас нет претензий к качеству этих окорочков конкретно этой партии, то вы же понимаете, ну нельзя же настолько наглеть, извините за такое выражение, когда везешь курицу, пишешь… они говорят: ну подумаешь, опечатались. Понимаете, в паспорте, например, вместо Эвелины вдруг опечатали Кристина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я не уверен, что ее зовут Эвелина Геворкян. Бог ее знает, как зовут. Сидит тут рядом со мной. Красивая? – красивая. Шпионка какая-то. Вы знаете, тут, наверное, справедливости ради нельзя осуждать только поляков, потому что если употреблять ваше выражение «наглеют» и так далее, но они наглеют, потому что им позволяла наглеть вот эта ответная сторона. И если можно так сказать, мы призвали к ответу с помощью международных институтов, собственно поляков, то, конечно, я не знаю, можете ли вы как-то комментировать, и занимается ли Генпрокуратура — это вопрос в воздух. Как чаще всего мы говорим про Генпрокуратуру, что это вопросы в воздух. Занимается ли Генпрокуратура теми контрагентами, которые все это принимали, получали деньги и так далее. Потому что поляки, сейчас поляки, а это ребята как. Кто наживался на нашем здоровье?

В. СЕМЕНОВ — Матвей Юрьевич, я могу сказать…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, вопрос не вам.

В. СЕМЕНОВ — Понятно. Для меня тоже непонятно, как могут тысячи тонн растворяться. Не могу понять. Мне говорят, могут. Для меня это непонятно.

Э. ГЕВОРКЯН – У нас же на каждом рынке в магазине свои санэпидслужбы и так далее…

В. СЕМЕНОВ — Ну сейчас слава богу хоть чуть-чуть начали порядок наводить. Но вы же видите, что иногда там продается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я хочу сказать, что по новому положению нам нужно 50% позитивных новостей. Поэтому не будем говорить…

Э. ГЕВОРКЯН – Это не у нас, хватит все путать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Что значит путать. Давайте теперь поговорим вообще. Мне очень интересно, с говядиной разобрались и надеемся, что все будет хорошо. И еще раз повторяю, эта тема важна потому что…

В. СЕМЕНОВ — Не только с говядиной. С мясом в целом. Кстати из Польши больше идет не говядины, а свинины.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И вот скажите, а с какими странами у нас еще проблемы?

В. СЕМЕНОВ — В принципе по мясу уже закрытый, я говорил, Юго-Восточные страны практически все по мясу закрыты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Причина?

В. СЕМЕНОВ — Только болезнь. Я сам был в Индии, я видел, как бедные люди, они же бедных буйволов иногда растят, я был в одном месте, где такое плато, где ни одно другое животное кроме тех, кого туда подняли, не может туда забраться. Потому что в Индии сплошное заболевание. Вся страна поражена страшными типа ящурами, не буду сейчас перечислять страшные заболевания. И не дай бог, ведь не только это здоровье нации как таковой через этот бутерброд может быть нарушено, но самое страшное, что мы можем и эпизоотий сюда притащить. Можем убить остатки сельского хозяйства, притом болеть не будут, не только не дай бог животные, могут болеть и люди многими болезнями. Поэтому это вообще вопрос очень серьезный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А с какими странами все в порядке, откуда в основном сейчас мы мясо получаем?

В. СЕМЕНОВ — Вообще чтобы прямо все идеально, наверное, никогда не будет, потому что все-таки жизнь есть жизнь, всегда кто-то где-то чихает, кто-то простудился, где-то какие-то вирусы появились. Но в целом с европейскими странами со всеми нормальные отношения. Хотя я могу лист показать, и с Аргентиной проблемы, например, по сальмонелле. Буквально последние анализы. И Бельгия, и Германия, 12 предприятий. Дания – одно предприятие. Испания – 2 предприятия. Нидерланды – три, Франция – одно, США – 9. Если смотреть опять как Польша, то всяких проблем у них – раз, больше. Поэтому, как говорят, в 2005 году как я понимаю, критическая масса проблем она просто перешла, что надо было просто закрыть барьер…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А любимые Эвелиной Геворкян куриные окорочка, на которых выросла вся демократическая Россия…

Э. ГЕВОРКЯН – Молодежь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, молодежь и жива и здорова. Как вообще окорочка идут к нам американские? Кроме того, еще один вопрос к этому. Когда пошли акции против окорочков американских, когда тут всякие поднимаются кампании против западной еды, западных поставщиков, очень часто они говорят, что это российское лобби такое вытворяет, потому что, конечно же, им хочется свою продукцию продавать. Они их не обвиняют, они просто констатируют, что есть отечественное лобби. И еще один вопрос к вам. А какую политику должна проводить Россия, она должна, если есть наш отечественный продукт, постепенно вытеснять продукт импортный… Какая здесь должна быть стратегия?

В. СЕМЕНОВ — Стратегия только одна – мы не должны никаких революций делать. А мы должны создавать условия, когда будет развиваться собственный товаропроизводитель, и яркий тому пример, вот 50% позитива – национальный приоритетный проект по развитию сельского хозяйства. Только за 2006 год, представляете, что такое сельское хозяйство с его инерцией, это живой материал, вот только приняли в 2005 году приоритетный проект и дали денежку туда и сказали, что завтра будем давать денежку. Пошли деньги уже частного инвестора. Птицеводство на 29%, по-моему, за год увеличило производство. Фантастика. Если бы такими темпами развивалась бы какая-то одна отрасль. И если сейчас наш сектор аграрный почувствует, что государство с ним не играет в прятки, а намерено хорошее слово – лоббировать, и мы должны у них учиться, как лоббировать. Я яркий пример лоббизма такого скрытого могу назвать. Когда нам говорят, вот у них там демократия, свободный рынок. Я недавно был на «Зеленой неделе» в Германии. И наша вода, особенно такие как «Нарзан», Кисловодские воды, знаете, как немцы любят их. Особенно те, которые когда-то жили в России, они говорят: ну почему, ну дайте нам эту водичку. И наши окрылились, сейчас мы начнем поставлять туда воду. Вроде бы по закону никаких препятствий нет. Но немцы говорят, вот, пожалуйста, вам листочек. 105 вопросов. На них ответите – все, завозите воду. Те начинают читать вопросы, там содержание это не проблема, это не проблема. 99 вопросов – не проблема. Сотый вопрос – в стокилометровой зоне назовите все военные базы, наличие атомных объектов и прочее. Как только вы начнете собирать эти сведения, вы же понимаете, вами заинтересуется не только Генпрокуратура. Все сразу убивается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы затронули очень важную тему. Здесь я поддерживаю немцев, потому что мне не хотелось бы пить «Нарзанчик», если в стокилометровой зоне существует какое-то военное производство или какие-то химические отходы и так далее. Поэтому я тут немцев горячо поддерживаю.

В. СЕМЕНОВ — А вы, покупая воду Evian, знаете во Франции, где самая ближняя атомная электростанция и военная база к источнику Evian, если он оттуда приехал. Не знаете и никогда не узнаете. Ну почему же к нам эти вопросы задают?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я хочу знать и про Францию и про Россию.

В. СЕМЕНОВ — Так давайте равные вопросы. Вы понимаете, что это тупик. Никто предпринимателю информацию о военных базах, тем более скрытых каких-то оборонных подземных заводов, ну хочется знать, но лучше крепче спать. Невозможно это узнать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вогнали вы меня немного в такую непонятку.

Э. ГЕВОРКЯН – В принципе Россия может полностью себя обеспечить продуктами, тем же мясом.

В. СЕМЕНОВ — Не только может. Эвелина.

Э. ГЕВОРКЯН – Должна.

В. СЕМЕНОВ — Не только должна. Поверьте мне, вот вы читали две недели назад доклад комиссии ООН по климату?

Э. ГЕВОРКЯН – Нет, не читала.

В. СЕМЕНОВ — К 2050 году по их оценке климат в мире от 1,8 градуса средней температуры увеличится, может быть до 5. Так вот если берем среднее – 3 градуса, то Франция, юг Франции, юг Италии, Турция становятся безводной пустыней. В Америке то же самое — юг Америке становится безводной пустыней. А Канада, Северная Европа и Россия…

Э. ГЕВОРКЯН – Мы спасем мир.

В. СЕМЕНОВ — У нас просто климат становится суперсельскохозяйственный. И плюс к этому добавьте 30% плодороднейших наших черноземов, это запасы мировые, 30% самых плодородных почв у нас. Поэтому не только себя накормим, увидите, мы будем кормить и Азию, и Африку. Только бы деньги платили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот, а ты говоришь, только нефть, газ, газ, нефть. Подожди, 50 лет пройдет, все государства рухнут.

В. СЕМЕНОВ — На масле будем ездить на нашем рапсовом. И нефть не нужна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И на Марсе будут яблони цвести. Спасибо большое. Виктор Семенов был у нас в гостях — министр сельского хозяйства 1998-1999 гг., председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере, депутат ГД.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире