'Вопросы к интервью
29 апреля 2008
Z Разворот Все выпуски

О вручении премии имени Артёма Боровика в Нью-Йорке


Время выхода в эфир: 29 апреля 2008, 16:07

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Добрый день. Алексей Венедиктов в студии. Алексея Венедиктова и мы его с этим поздравляем, наградили премией Артема Боровика в Нью-Йорке и мы договорились вчера, что он расскажет, как это все было. Дело в том, что он показал мне журнальчик, не очень толстый, в котором разные люди, которых награждали. И это очень разные люди. И награждали их за очень разное, в том числе немного для нас и непривычное. Я не очень в курсе тех точных критериев, за что награждают у нас журналистов, но, судя по последним наградам государственным, немножко становится понятно, за что. Но в других странах это делается по-разному. Как это было и расскажи про этих людей их альбома.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Премия, которая вручается американским так называемым пресс-клубом. Это вторая по своему значению после Пулитцеровской американская премия. Этот клуб был образован в 1939 году. До Второй мировой войны. Учредителем выступила газета «Нью-Йорк таймс» и клуб журналистов, пишущих об иностранных государствах. То есть не внутренней политики, а внутренней. Американские журналисты. И начали вручать эти премии. Что важно и интересно, то, что постепенно все ведущие компании американские, это частная премия, собственно это НПО. Это клуб журналистов самый престижный, который вручает свои премии. По каждой премии образовывается свое жюри, потому что там есть фотографы, телерепортажи, расследования, карикатуристы отдельно. Там 21 премия. Мы говорим номинация, а на самом деле это 21 премия внутри этого клуба, у каждого свои учредители.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Называется по-разному каждая премия?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему премия Артема Боровика в Нью-Йорке?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Артем очень сильно сотрудничал с компанией Cи-Би-Эс, одной из 4 китов телевидения и поэтому именно эта компания и журнал «US-News & World Reeport», учредили премию Артема Боровика после его гибели. И клуб этот «Overseas Press Club Of America» эту премию забрал себе. То есть учредили Cи-Би-Эс и «US-News & World Reeport», а это идет в рамках все американские вручения. Премия абсолютно частная. И жюри состоит этой премии из журналистов Cи-Би-Эс и этого журнала, половина из которых жюри работающие в Москве, половина – работающие в Нью-Йорке. То есть такая непростая история.

М. СТАРОСТИНА – То есть люди, отслеживающие ситуацию там и там.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Да. Есть именные премии. Премия Джона Фабера, Лоуэлла Томаса. Мы может быть не знаем эти имена. Но это именные премии. Премия Дэвида Каплана. И они все вручаются в рамках ежегодной церемонии в Нью-Йорке. За что вручается премия. Первая премия, которая была вручена – премия (неразборчиво) журналисту «Вашингтон пост», который сделал расследование частной армии в Ираке. То есть он рассказал о том, как именно частные охранные предприятия создаются в Ираке и используются как спецслужбы американскими, антиамериканская история, то есть американские власти, которым не хватает возможность спецслужбы, бюджета нет, опираются на бывших, наемников, грубо говоря. Американское правительство и иракское правительство опирается на наемников со всего мира, кстати, и повстанцев. Он это все показывает. Он провел настоящее расследование. У нас бы его точно посадили. Если бы такое он про Чечню написал или про Афганистан. Он такую создал антиамериканскую историю. Очень критичную, и когда он выступал, он очень критично говорил о позиции, у нас у каждого было по три минуты выступления, прежде всего они все критиковали свое правительство. Американцы. Они говорили, мы исследуем, как наше правительство совершает ошибки и преступления, замечу я. Еще одна премия, получили 6 человек из «Wall Street Journal», это коллеги, которые написали огромный репортаж про Индию. Огромный волк – Индия. Как развивается Индия. Такое расследование было. Был совершенно потрясающий карикатурист, получил премию, очень смешно говорил, его зовут Клэй Беннетт. Из газеты «The Christian Science Monitor», он получил премию Томаса Наста. Всего три года они вручают премии карикатуристам. Мы в принципе с ним договорились, что он даст нам права на свои карикатуры на сайт. В общем, не возражает. Но это его карикатуры, которые в газете«The Christian Science Monitor» он конечно не может дать.

М. СТАРОСТИНА – На кого это карикатуры?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Прежде всего, на Буша, конечно. Вот мы видим здесь Путин, Мушарраф и в середине Буш. Пожалуйста, тебе Ирак. Карикатура.

М. СТАРОСТИНА – В виде лягушки. С поцелуями.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Вообще очень много фотографов. Это вообще страшная история. Кстати «Wall Street Journal» такой человек получил Ярослав Трофимов. Потомок. Писал расследование по Индии. Очень много расследований было по Китаю. Вообще в центре американской прессы в этом году был Китай. Молодой Китай, расследование было. Тоже получило. То есть это абсолютно профессиональная премия. К политике не имеющая никакого отношения, кроме того, что они выдавали людям, которые почему-то все критиковали американское правительство. Кто писал про Индию – в отношении Индии. Кто писал про Китай – в отношении Китая, кто писал про Афганистан – в отношении Афганистана. То есть абсолютно свободные от государства люди. Получили премию общественные организации. Я еще хотел сказать, вторую часть, что мне удалось сделать, я побывал в Вашингтоне, съездил на полдня и открылся музей для публики. Он вообще открылся не для публики в ноябре 2007 года. А для публики 14 апреля. И 14 апреля, а я был 25-го апреля. Он называется Ньюзеум. Как музей ньюзов. Например, на улице перед музеем каждый день вывешиваются первые страницы всех ведущих американских газет. Ты заходишь внутрь, там есть зал, как пресса освещала 11 сентября. Там все передовые всех газет, в том числе почему-то газета «Труд» и «Известия». Газета от 12 сентября вся стена, и антенна передающего радиоустройства, которое стояло на одной из башен, там сидели наши коллеги, там все Пулитцеровские фотографии. Это страшно. Тебя начинает колотить просто. В основном это военные. Начиная от фотографий, которая первая получила на Гавайях, когда американцы флаг восстанавливают, это знаменитая фотография. И вьетнамские фотографии, бомбежки. Но там есть и другая вещь. Там есть огромный интерактивный этаж, я к сожалению пришел через 5 минут после закрытия. И только с криком: мы из России, человек получил премию, охрана сказала, идите, у вас полчаса. Там можно детям создавать собственные репортажи. Их учат создавать репортажи. Огромный экран компьютера, стоит телекамера и ты, нажимая на точки, звери убежали из зоопарка, как сделать репортаж. Я думаю, всем наши корреспондентам на три дня нужно туда съездить и потыкать пальцами.

М. СТАРОСТИНА – Я думаю, они будут не против.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это вполне профессионально сделано. То есть такой открывшийся Ньюзеум в двух километрах от Капитолия.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я позволю себе добавить интересную историю этого музея. На самом деле он существует реально уже более 15 лет. И он существовал в маленьком в небольшом провинциальном городке. И его за эти 15 лет посетили чуть ли ни более 2 миллионов человек. И вложили порядка 4 миллионов долларов для того чтобы сделать в Вашингтоне…

А. ВЕНЕДИКТОВ — И главное – современный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ведь чем важна эта история. Это же не просто так. В Вашингтоне просто так что-то не откроешь. Это говорит о том, что придается огромное внимание общественному значению прессы.

А. ВЕНЕДИКТОВ — И там на стене все погибшие журналисты, включая российских журналистов. И самое страшное впечатление – огромная стена и там снизу начинаются имена погибших журналистов. Я не посмотрел, с какого года. Но они идут, идут. И Политковская, и Пол Хлебников. И Лариса Юдина. Изо всех стран. Имена неизвестные. Но самое ужасное другое – стена заполнена на треть, а впереди уже отбиты линеечки. То есть мест полно. Места свободные. Велком, как сказал мне охранник. Шутка такая, черный юмор у него. Вот такая история. Я очень пожалел, я был на этой церемонии, церемония была сделана таким образом, что очень известная какая-то ведущая, я ее не знаю, естественно, все время смеялись они. Она ведет церемонию, каждый победитель выходил и говорил три минуты.

М. СТАРОСТИНА – А что вы сказали?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Попробую вспомнить. Я был последним 21-м. Я сказал, что, во-первых, я благодарю моих коллег, которые до меня получили премию. Потому что уже полтора часа идет церемония, и времени хватило и на меня. Я благодарю зал, который досидел до конца, потому что есть такая практика уходить в середине церемонии и говорить перед пустым залом и охранниками и уборщиками. Спасибо вам всем тоже. И я благодарю своих коллег, которые мне вручили премию, потому что коллеги-журналисты по факту люди очень завистливые. Мы все очень завистливые, говорю я. И другому дать премию. Вот здесь сидит 600 человек, цвет журналистики. Там отдельные столы стояли. Блумберг – сидит 20 человек. «Нью-Йорк таймс» – сидит 10 человек. «Вашингтон пост» — 10 человек. Ай-Би-Си. Из всех изданий столы с табличками. А я сидел с лауреатами. И я говорю, что каждый из вас считает, зачем вот этому из России дали премию. Я лучше его. тут зал зааплодировал. Потому что это правда. Я сказал спасибо, обычные слова. Все банально. Сказал спасибо «Эхо Москвы», спасибо тем коллегам, которые помогли мне получить эту премию. Спасибо Си-Би-Эс. И спасибо Генриху Боровику, отцу Артема Боровика. Который, являясь членом жюри, проголосовал за меня. Сказал несколько слов об Артеме, об Анне Политковской, о том, как медленно расследуются дела об убийствах журналистов. Сказал о том, что у нас профессия вторая после шахтеров из мирных профессий, где максимально гибнут люди. И сказал, что давайте мы сегодня поддержим аплодисментами тех, кто ушел и тех молодых журналистов, которые, зная о рисках в нашей профессии, все-таки приходят в нашу профессию и работают где угодно от Северного Кавказа до Зимбабве. И зал стал аплодировать именно этим молодым, которые приходят. Тем, которые ушли – с этого зал начал аплодировать. Как артистам, которые уходят, провожают аплодисментами. Три минуты я сейчас рассказал. Плюс перевод.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А какие еще там были встречи чисто журналистские.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я встречался с как бы сказать вежливо, с разными людьми, которые поддерживают разных кандидатов в президенты. С людьми, которые работают в штабах Хиллари и Обама.

М. СТАРОСТИНА – Это тоже внутриамериканская история.

А. ВЕНЕДИКТОВ — И Маккейна. Я привез маячки на розыгрыш. И в программе «48 минут» мы обязательно разыграем майку в поддержку Маккейна, Обама, Хиллари.

М. СТАРОСТИНА – И как настроение в штабах?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я так понял, все это были протокольные встречи. Мне было интересно, что они думают о России, а им было интересно, что в России говорят про их кандидатов. В данном случае были такие неформальные встречи. Я встречался с руководством «Вашингтон пост» в Вашингтоне, они спрашивали меня, я – их. Единственное свободное время, которое у меня было это вырваться в этот музей. Я работал. Это такая работа, еще правда в поезде ехал Нью-Йорк— Вашингтон, Вашингтон-Нью-Йорк. Все остальное — встречи. Было несколько встреч, которые меня просили не упоминать. Это бывшие активные политики американские, которые надеются вернуться сейчас, и поскольку это были частные встречи, я и не буду их упоминать. Но это люди, которые занимали высокие посты в администрации Клинтона и Буша-старшего.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Расскажи какие-то свои впечатления.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я же очень не люблю США. Я в США 4-й раз.

М. СТАРОСТИНА – А почему?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Не мое. Во-первых, я безъязыкий и это все плохо. Во-вторых, Нью-Йорк милее, чем Вашингтон. Хотя Вашингтон тоже. Нью-Йорк это Москва. Там идешь по улице, толкаешься. Вот что важно. Разговаривать на русском языке в Нью-Йорке или тебя понимают по-русски, почти как в Израиле. У меня такое ощущение, что там 20% обитателей этого мегаполиса точно понимает. Ты заходишь в итальянскую кофейню, чтобы выпить рюмочку кофе, обязательно Таня девочка из Перми.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не только понаехали тут, но и там.

М. СТАРОСТИНА –То есть пора присоединять.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Которая в этой итальянской кофейне наливает, протирает. Естественно я начинаю разговаривать, и она говорит о том, что я приехала год назад, я хочу здесь учиться. А как вы нашли эту работу, наливать граппу, ой, извините, кофе. Она говорит: я по объявлению пришла. Надо как-то жить. – Родителям помогаешь? – Помогаю. Так символично. У меня брат учится. Вот брату я помогаю деньгами. Сильно. Ты проходишь секьюрити в одно государственное учреждение – обязательно девочка из Литвы. Говорящая по-русски. Ты летишь в самолете – обязательно девочка Лариса, которая является на внутреннем рейсе стюардессой. Постоянно какое-то общение.

М. СТАРОСТИНА – Есть с кем поговорить по-русски.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Есть о ком поговорить по-русски.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Честно говоря, недолго им осталось.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ты думаешь, там будет сокращение русского языка?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наоборот.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы прилетим, и они всегда будут говорить по-русски.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Массовая раздача российских паспортов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это все случайные встречи. Не идешь в специальную организацию, которая занимается изучением России или русского языка. Это обычные служащие на обычном уровне. Причем это не люди, которые смотрят RTVi, ты не русскоязычных поселках бывал. Это улицы, которые могли сказать: ой, где-то я вас видел. Но мое удивление, что маленькая кафешка, небольшой самолет. Секьюрити 5 человек, одна говорит по-русски. Начинаем объясняться, да говорите по-русски.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты сказал, что у всех этих людей, которые давали премии в этом году огромный интерес к Китаю и Индии. А России какое место занимает?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Никакое. Потом мы пошли в бар это все праздновать не формально, гостиница, где мы жили. И там они конечно спрашивали. Но все равно по количеству работ, если ты берешь профессионально, из 21 премии, условно говоря, 4 премии связаны с Китаем. 2 – с Индией, 2 – с Афганистаном, 2 – с Ираком. Одна премия – с Нигерией. Если говорить о внешних, потому что эта премия учреждалась клубом журналистов, пишущих о загранице. Внутренних мало. Но все равно, вот Зимбабве. Там получил фотограф, например, премию, который заснял убийство Беназиры Бхутто. Он рассказывал как случайно, его стукнуло поехать на очередной митинг, который уже никому не интересен. Он на него не попал, опоздал. Поэтому тусовался около машины, кортежа. И когда она пошла, он стал ее снимать, там фотография: она, потом она садится в машину и потом пламя, серия фотографий. Эфиопия, пожалуйста. Коллеги получили из «Нью-Йорк таймса». За Кливленд получили тоже из «Нью-Йорк таймса». Герилья в Колумбии. Референдум в Венесуэле. Россия, если говорить о политиках, не является центром внимания. Говорить о том, что все русофобы Маккейн, Хиллари и Обама. Не является центром внимания. 47-е люди, которые в штабах занимаются внутри внешней политики Россией. Да, с точки зрения безопасности исключительно. Вот будете вы с нами сотрудничать по нераспространению ракет или биологического оружия или по борьбе с терроризмом.

М. СТАРОСТИНА – И рядовых американцев тоже не интересует Россия.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Совершенно. То есть любопытно все конечно, но это не является первой из десяти тем. В международной политике. Потому что Китай, Индия, Ирак первый конечно, потому что там американцы. Война, где войны, где голод, очень много разговоров по поводу этого возможного продовольственного кризиса. Причем говорят люди вполне зажиточные. Журналисты, которые там сидели, подходишь к одному, другому, я с переводчиком личным ходил. Потому что единственный такой был альтернативно одаренный как принято говорить. И о чем говорят: о продовольственном кризисе, а что у вас. У нас цены растут. – Это у всех цены растут. – А вот маис у нас вырос в два раза. Откуда я знаю, как у нас вырос маис. Причем люди все достаточно благополучные.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А питаются маисом.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Правильно питаются. На самом деле это действительно люди, которые ездят по всем регионам, включая Россию, но точки внимания не лежат внутри здесь. Кстати очень благожелательны. Что там ваш Путин, уходит, не уходит. Ну ладно не уходит, не уходит. Уходит? Ну ладно, уходит, уходит. А Медведев это кто? Не знаешь, ну и ладно. А вот разговоры про Мугабе или про нового поднявшегося в Китае человека, которого я выговорить даже не могу, все знают. Парень из «Wall Street Journal» беседует с парнем из «Чикаго трибун», они его знают. Уровень вхождения в проблему.

М. СТАРОСТИНА – Медведев сейчас тоже в Китай поедет. Он сказал, что первые визиты будет в Казахстан и Китай. Может быть, узнаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Это правильно на самом деле. А куда еще ехать. На Украину лучше бы поехал. Не суть. В общем, очень высокий профессионализм этой элиты журналистики. Никакой политики в понимании того, что это неманипулируемая премия. Жюри это люди, которые, да пошли вы все на фиг. Это их репутация этих журналистов, когда они получают премию или когда они присуждают премию, становясь членами жюри. Я не могу дать премию человеку, которому меня попросили, потому что это моя репутация пострадает. Ему по фигу. Если я подпишусь, ценят свою подпись под материалом, очень ценят. Ценят свое имя. Очень ценят. И не разменивают вот эти люди, с которыми я во всяком случае, общался. Или которым давали эти премии. А карикатурист просто замечательный, был самый длинный, он говорит 8 минут. Потом сказал: ой, извините, мне сказали, надо говорить 4 минуты, но вы понимаете, я когда рисую, я все время молчу. Вам-то хорошо, вы все время кто говорит, кто пишет. А я вообще молчу. Зал его аплодисментами поприветствовал.

М. СТАРОСТИНА – Иностранная премия в сфере журналистики более престижна сейчас, чем российская?

А. ВЕНЕДИКТОВ — У меня же есть российские премии. Есть и «Золотое перо», и я был «Телегранд», получил премию журналистики. Я не считаю, что она более престижна. Я считаю, что у них очень прозрачный критерий. Они очень понятны, всюду опубликованы. Есть 6 человек жюри здесь, 6 – здесь. Они единогласно здесь и там дали мне премию 12 человек. 8 человек, один болел. И всем понятно. И то же самое там. и когда выдаются такие премии как ТЭФИ, премия, которую я всячески поддерживаю, в личном качестве, я просто считаю, что они должны быть просто более прозрачные в выдвижении, как выдвигает, кто выдвигает и присуждения. Там нет по каналам. Это смешно. Если ты от ВГТРК, так все люди за ВГТРК под страхом увольнения голосуют за программу ВГТРК, даже если она слабее всего прочего. Только добродеевские ребята такое могут придумать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Собственно, конечно, не поразил он меня честно говоря.

А. ВЕНЕДИКТОВ — А что ты не знаешь, как я работаю?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Собственно так ты и работаешь.

М. СТАРОСТИНА – Что за пессимизм?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Знаешь, сколько Марина, пришлось заплатить нам за то, чтобы он получил эту премию?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Марина, я же сказал, что наш корпус очень завистливый. Иллюстрация. Карикатура я бы сказал. Звоню Беннетту. Карикатура на Ганапольского.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Когда третья часть зарплаты Старостиной уходит на оплату билета Венедиктова…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Пригласили они и оплатили проезд и проживание. Так что не получился твой выход.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Шакалил значит. Это уже совсем другая история. Но это по политике, тут ничего не поделать. Алексей Венедиктов, еще раз поздравляем.

Комментарии

9

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

29 апреля 2008 | 17:40

СПб
Получить грамоту ударника ком. труда было совсем нетрудно - ходи на работу,не высказывай своего личного мнения,участвуй в ком субботнике- и ты соответствуешь требованиям к ударнику. А вот получить персональное признание,как А.А.Венедиктов,-надо заслужить. Своими огромными организаторскими талантами,помимо талантов журналистских. И толерантностью. И цивилизованностью. И незашоренностью.И смелостью. Примите поздравления и пожелания-долгие лета!


29 апреля 2008 | 19:02

CBS
Всё бы так Марина,если бы не патронаж...


29 апреля 2008 | 20:29

если бы не патронаж...
Чей патронаж?


29 апреля 2008 | 20:33

о женщины, в Вас истина одна,
ну прямо, как в вине, прям, как и во всём хорошем... и здесь пиратской, места нет, подделки ...
От всей души, поздравляюю Алексея Алексеевича с наградой !!!


29 апреля 2008 | 18:56

А.А.Венедиктову
Поздравляю от души. Спасибо за девочку"из Перми"


aav ААВ-старший 29 апреля 2008 | 23:36

Она - Таня...


30 апреля 2008 | 02:01

Господин Венедиков в своём рассказе об Америке несколько раз обращался к своим коллегами в единственном числе, так , как будто он находится вдвоём с М. Ганапольским, игнорировал М. Старостину.


aav ААВ-старший 30 апреля 2008 | 16:28

Я ее просто любил


falconet 01 мая 2008 | 12:28

Высокая награда обязывает
Второй раз в этом году появился прекрасный повод поздравить Алексея Алексеевича с заслуженной наградой. Но, почивая на лаврах, в повседневной суете не забыть бы и не заболтать бы доброе имя смелого журналиста, в честь кого и названа престижная премия. А главное, его дело. В обстоятельствах странной катастрофы, равно как и в его «кейсе», с которым он вылетел в свой последний рейс, осталось много загадок. А какова судьба материалов, за которыми он летел и собирался показать на НТВ? Нашим нравственным долгом и лучшей данью памяти Артема было бы продолжение расследований. Хотелось бы услышать тематические передачи, посвященные этой теме, например, в годовщину трагедии 9 марта. Чем быстрее эти даты будут стираться из нашей памяти, тем вероятнее, что многие громкие преступления последних лет останутся нераскрытыми. И наоборот. Недопустима, на мой взгляд, забывчивость «круглых» дат этого года - пяти лет со дня расстрела Сергея Юшенкова (17 апреля), десяти лет со дня расстрела Старовойтовой и целого ряда других.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире