'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня утром, направляясь на работу, у станции метро «Арбатская», причем, у разных ее выходов, я заметил несколько групп молодых людей – как юношей, так и девушек – в обычной одежде, без каких-либо отличительных знаков, по крайней мере, мне ничего в глаза не бросилось, которые несли по целлофановой упаковке, в каждой из которых, наверное, было штук по 20-30, точно я не считал, рулонов с туалетной бумагой. И они стояли на улице и то ли раздавали, то ли продавали эту туалетную бумагу проходившим мимо гражданам. Зрелище само по себе довольно неожиданное. Нечасто у нас такую уличную торговлю, причем специфического свойства товара, разворачивают в самом центре города. Придя сюда, в редакцию, я уже увидел один из таких рулонов. Он непростой. Бумажка… извините, вот как раз мне Женя Бунтман… Здравствуй, Женя.
Е. БУНТМАН: Добрый день.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Он мне протягивает этот рулон. Черной краской напечатано… все это похоже на рекламный рулон туалетной бумаги издательского дома «Коммерсантъ». Потому что здесь крупно логотип, – вот этот знаменитый твердый знак «Коммерсанта», — слоган дальше «Все как на ладони» и дальше указано «Это спецвыпуск «Коммерсанта». И здесь несколько коротких информационных заметок. «Два с половиной миллиона рублей судебных издержек», «Голливуд выходит из комы», «Владельцы гаражей предъявляют права». Мы заинтересовались, что это, и днем отправили Женю разобраться, что это за уличная торговля или что это за уличная акция.
Е. БУНТМАН: Ну, разобраться было очень сложно. Такая запутанная история, потому что, когда я уже туда пошел, молодые люди стояли не у всех выходов с «Арбатской». Они стояли, собственно, у общественных туалетов у метро, где, наверное, раздавать туалетную бумагу как раз самое оно. Но там я их как раз и заприметил. Это были два молодых человека с огромные такими целлофановыми мешками с рулонами туалетной бумаги. И там было даже не по 30 – побольше, битком набиты эти мешки. По всей видимости, не очень как-то расходилась туалетная бумага. Я к ним подошел, заинтересовался: ребята, как интересно, что у вас тут такое? Они говорят: пожалуйста, вот рекламная акция – 30 рублей рулон.
М. КОРОЛЕВА: Неплохо.
Е. БУНТМАН: Да, это, конечно, было очень интересно, я начал торговаться…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В обычных магазинах это все дешевле гораздо стоит!
М. КОРОЛЕВА: Да рублей 5, наверное, такая бумага.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Причем, ничем, извините, не испачкана… Я вот не знаю, эта черная краска, по-моему, уже на руках у меня…
Е. БУНТМАН: Остается, да… Вот, говорят, 30 рублей. Я их убеждаю, что это не совсем справедливая цена за рулон туалетной бумаги, тем более такого не слишком высокого качества. Потом цена дошла уже до 15 рублей, и тут я все-таки признался, что я журналист и хочу с ними поговорить, выяснить кто они, откуда они, в чем смысл этой акции, так как они сначала мне сказали, что это флэш-моб. Что за флэш-моб, не объяснили. Я заинтересовался, и тут же они замолчали.
М. КОРОЛЕВА: Кем проводится? Кто организовал?
Е. БУНТМАН: Все эти вопросы я начинаю задавать, они видят микрофон и сразу как-то сникают, замолкают, начинают издевательски мычать и говорят «нет-нет, мы ничего на микрофон не скажем».
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, хорошо, у них на куртках были какие-то опознавательные знаки?
Е. БУНТМАН: Нет, никаких. Обычные прохожие. Черные теплые куртки… и вот только эти мешки в руках. Никаких плакатов. Ничего. И потом мы с ними разговорились, но понятно, что ни о какой причастности, ни к какому политическому движению мне говорить они не стали. «Нет, нет, мы политикой не интересуемся, это вообще не наше». Про версию флэш-моба они уже забыли к тому времени.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Они не говорили, что это рекламная акция самого «Коммерсанта»?
Е. БУНТМАН: Говорили. Вот потом они до этого дошли и говорят: вот, главный редактор «Коммерсанта» Васильев, говорят они… На этом рулоне нигде не указано, что главный редактор «Коммерсанта» Васильев.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Там просто написано «главный редактор».
Е. БУНТМАН: Написано: «выпускающий редактор». «С уважением, Главный редактор», — написано. Кто главный редактор? «Главный» с большой буквы, причем, уважительно. А кто…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сейчас, секунду. У нас на прямой связи генеральный директор Издательского дома «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев. Демьян, добрый день.
Д. КУДРЯВЦЕВ: Добрый день.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Скажите, это ваша рекламная акция? Я пытаюсь понять все-таки.
Д. КУДРЯВЦЕВ: Нет, разумеется. Вы прекрасно знаете об этом. Я заявлял это вчера много раз разным средствам массовой информации. Это не имеет никакого отношения к нашей рекламной акции по трем причинам. Первая. Это просто плохо сделано. По городу висит наша реклама, я надеюсь, вы в состоянии оценить разницу в качестве. Как в качестве идей, так и в качестве воплощения. Второе: мы не скрываем свои рекламные акции. Наши рекламные акции по отношению к нашей постоянной аудитории, и нашим партнерам абсолютно открытые. Третье: мы не нарушаем закон, даже для того, чтобы себя промоутировать. Люди, которые вчера продавали испачканные рулоны туалетной бумаги, нарушали закон.
М. КОРОЛЕВА: Ну, как мы видим, сегодня тоже.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня они продолжают эту торговлю.
Д. КУДРЯВЦЕВ: Отлично! Это очень много говорит об уровне работы правоохранительных органов в Москве. С другой стороны, в мои обязанности не входит их поучать. Вот . Мне, конечно, льстит, что объектом пусть вот этого безграмотного мельтешения, является газета «Коммерсантъ». По той простой причине, что я много раз говорил, что в стране существует одна газета, к счастью, вот эта, и мне повезло в ней работать. Никакая другая газета не вызывает у этого быдла такое количество эмоций. Ни одна другая газета не вызывает у людей, важных нам, такого внимания и доверия. При этом, отдельно есть те, кто вызывает эмоции, отдельно есть те, кто вызывает доверие, при этом наша газета умудряется работать в той журналистике, которая дает такой энергетический эффект. Эффект , безусловно, доверия, внимания и осмысления… и эффект такого тупого бешенства бессмысленной толпы.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Демьян, кого вы называете быдлом?
Д. КУДРЯВЦЕВ: Это очень просто. Людей, которые нарушают закон и не в состоянии назвать своих имен. Вот такая застенчивость быдлянская, да? Совершают действия, которые, с их точки зрения, должны кого-то опозорить, запачкать, унизить и так далее, — вот этих людей я называю быдлом.
М. КОРОЛЕВА: Демьян, простите, но вы же , наверняка, со вчерашнего дня хотя бы какое-то собственное расследование этой ситуации проводили. Кто это может быть, по вашим представлениям? Чуть более конкретно. От кого это исходит?
Д. КУДРЯВЦЕВ: С нашей точки зрения, это недопроданные остатки молодежных политических организаций, которые ищут себе применение и тем самым демонстрируют, что они на что-то способны, либо осваивают остатки денег. Надо понимать, – и вашим слушателям тоже – что эта акция дорогая. Да, мы знаем, на каком комбинате напечатана была эта продукция, сколько это стоит. Мы знаем, сколько стоит аренда этих машин, плакаты и так далее. Это дорогая акция!
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, это кто-то из прокремлевских. Правильно я понимаю?
Д. КУДРЯВЦЕВ: Это люди, которые… я не знаю, что такое «прокремлевские»…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я могу назвать, предположить? «Наши», «Молодая гвардия», РУМОЛ…
Е. БУНТМАН: «Местные».
Д. КУДРЯВЦЕВ: Я считаю, что никакое юридическое лицо, движение за этим не стоит. Потому что это не вписывается ни в цели, ни в задачи ни одного из этих движений. Вот когда они Сорокина у унитаз спускали, они говорили, что это «Наши». Да? Потому что в тот момент это идеологически совпадало. Сегодня мы имеем дело, как мне кажется, с остатками былой труппы, которая на улице показывает всякое, и вдруг, кто наймет.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Кроме собственного расследования, будете официальные запросы, иски подавать?
Д. КУДРЯВЦЕВ: Значит, смотрите. Уже много времени, довольно давно существует наше заявление по факту незаконного проникновения и препятствию работы компьютеров и компьютерных сетей, связанное с атаками на сервер «Коммерсанта» и сервера «Эха Москвы». Если вы помните, еще несколько месяцев назад наши компьютерные сети испытывали затруднения, как и ваши. Мы вместе с «Эхо Москвы» обращались в прокуратуру, в управление К по борьбе с компьютерными преступлениями и так далее. Тогда ответ состоял в том, что … вы знаете, не можем найти, далеко, через западные сервера… вы знаете, да, факт остается фактом, преступление налицо, — говорила нам прокуратура, — а вот найти не можем. Сегодня, по крайней мере, в рамках того расследования, и в рамках хотя бы вот этой вот компьютерной части, значительно проще. В интернете опубликована переписка людей, которые обсуждают акции…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Демьян, вы то будете инициировать или нет?
Д. КУДРЯВЦЕВ: Я просто хочу сказать, что у нас уже инициировано. У нас давно лежит заявление в прокуратуру с просьбой найти людей, которые мешали…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: По новым фактам?..
М. КОРОЛЕВА: Нет, нет, но, может, в связи с этой уличной акцией в прокуратуру обратиться?
Д. КУДРЯВЦЕВ: Безусловно, мы приобщим все эти факты к тому расследованию, к компьютерной части наших выяснения отношений и безусловно мы начнем собственное дело против всех тех юридических и физических лиц, которых мы сможем найти…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо, Демьян. Я благодарю вас. У нас время поджимает.
Д. КУДРЯВЦЕВ: …использование торгового знака, введение в заблуждение, и конечно, вмешательство в частную жизнь публикацией телефона Юлии Таратуты.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот об этом подробнее с вашей коллегой Юлией Таратутой, и нашим корреспондентом, подробнее поговорим через минуту после небольшой рекламы.
Д. КУДРЯВЦЕВ. Всего хорошего.
М. КОРОЛЕВА: Спасибо.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я напомню, что это был Демьян Кудрявцев, генеральный директор издательского дома «Коммерсантъ».
РЕКЛАМА
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот Демьян Кудрявцев, генеральный директор «Коммерсанта», упомянул о вмешательстве в личную жизнь. Я попрошу Женю Бунтмана, у которого в руках этот…
М. КОРОЛЕВА: Этот рулон.
Е. БУНТМАН: Агитационный материал.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: О чем идет речь?
Е. БУНТМАН: Тут есть вступительное якобы слово редактора, о котором я говорил, что подписано «С уважением, главный редактор», а ниже приводится круглосуточный – круглосуточный! – телефон для справок. И подпись: выпускающий редактор Юлия Таратута, и указан личный мобильный телефон корреспондента «Коммерсанта» Юлии Таратуты. Это тот самый корреспондент, которая писала про грядущее закрытие движения «Наши» за ненадобностью.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Тогда она ее назвала «ликующая гопота».
Е. БУНТМАН: Это не она назвала. Это была ссылка на высокопоставленный источник в администрации.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, в этой публикации такие слова были, и возможно, что люди, о которых она написала, вот они теперь таким образом мстят, размещая в публичном доступе некоторые персональные данные этого человека.
Е. БУНТМАН: Во всяком случае, в блогах эта версия существует.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что еще на этом… даже не знаю, как помягче назвать это…
Е. БУНТМАН: Информационном материале. Остальное – это бесконечно повторяющиеся такие обрывки, объедки публикаций «Коммерсанта», которые повторяются , и подписаны многие из них «Юлия Таратута». И тираж еще указан – 300 тысяч экземпляров.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Имеются в виду вот эти рулоны.
Е. БУНТМАН: 300 тысяч вот этих рулонов. Дело такое недешевое.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы сейчас проголосуем. Вы слышали описание этого… туалетного рулона…
М. КОРОЛЕВА: И способов его раздачи, кстати, на улицах уже второй день.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: …комментарии генерального директора «Коммерсанта». Мы упоминали про разного рода молодежные организации, прежде всего, в тех же самых блогах в интернете звучат подозрения, что это «нашисты» все организовали. Хотя они сами официально этого как бы не подтверждают. Мы пытались сегодня связаться с представителями, руководителями этого движения с тем, чтобы сейчас, в прямом эфире вместе с ними об этом поговорить, но, увы, потерпели неудачу. «Нашисты» с нами общаться… с вами, нашими слушателями, не особо желают. Давайте, проголосуем. Наш ваш взгляд, подобные акции допустимы, как вы считаете? Вот такого рода контрпропаганда? Такого рода обливания грязью.
Е. БУНТМАН: С публикацией личных телефонных номеров.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В том числе. То, что генеральный директор, человек юридически подкованный, называет «вмешательством в личную жизнь человека». Вот это допустимо? Или недопустимо? Если вы считаете, что да, вполне такие акции могут проводиться, ничего страшного в этом нет, звоните нам по телефону 660-01-13.
М. КОРОЛЕВА: Если же вы считаете, что такие акции недопустимы, телефон для вас другой – 660-01-14.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А сейчас у нас на прямой линии корреспондент Издательского дома «Коммерсантъ» Юлия Таратута, которая попала не на страницы этого рулона, а на это… на это место. Юля, добрый день.
Ю. ТАРАТУТА: Добрый день.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Скажите, вот вы почувствовали лично себя оскорбленной? Что вот эта акция – выпад против лично вас.
Ю. ТАРАТУТА: Оскорбленная – это слишком громкое слово. Сказать, что я испытала приятные эмоции, тоже не могу. Я почувствовала, что какие-то не очень чистые руки касаются меня лично и моих деток. Это не самые лучшие минуты.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы когда узнали об этом? Насколько я помню, вчера эти рулоны раздавали чуть ли не у стен редакции «Коммерсанта». Когда обо всем этом узнали, не пожалели о том, что вообще занялись этим делом, что писали обо всех этих «нашистах» и прочих, прочих?
Ю. ТАРАТУТА: Вы знаете, когда ты сталкиваешься с неприятными людьми, будь то герои твоих заметок или люди, как-то странно на них реагирующие, жалеть о том, что ты выбрала журналистику в качестве профессии, я думаю, не совсем разумно. У меня были очень странные эмоции по поводу людей, звонивших мне. Это такое, буквально педагогическое открытие. Я…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, уже позвонили? Да, Юля?
Ю. ТАРАТУТА: Да, звонили. Очень забавно. Вчера звонки начались в 11.30…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Это утро или вечер?
Ю. ТАРАТУТА: Вечер… господи, — утро! Вот даже люди с не очень милыми намерениями понимают, что будить журналистов раньше не стоит. Я им премного благодарна.
М. КОРОЛЕВА: Что хотели-то, Юля?
Ю. ТАРАТУРА: Я не могу сказать, что звонки были агрессивными, но они были малоприятными. Люди говорили всякие глупости, путали мою фамилию, говорили о том, что они хотят стать распространителями некоего рулона. Я даже не сразу поняла, о чем идет речь, пока не увидела креатив авторов акции, задавались глупые вопросы. Как-то вот варьировались они вокруг туалетной бумаги и способов ее распространения, нового формата… Какие-то вещи, связанные с радостью от такой акции, они высказывали.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что делать-то намерены, Юля?
Ю. ТАРАТУТА: Работать. Мне, слава богу, есть что делать.
М. КОРОЛЕВА: То есть, не бороться, не судиться…
Ю. ТАРАТУТА: Бороться… Во-первых, я не очень понимаю, с кем. Потому что акция не очень осмысленная с той точки зрения, что в заявке на проведение пикета как-то вяло сформулировано, что авторы хотят обратить внимание на … (неразб) некоторых политических деятелей, но не упомянули ни политических деятелей, ни свои имена, ничего, что могло бы…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, московские власти дают разрешение на проведение уличных акций неким анонимам?
Ю. ТАРАТУРА: В заявке стояло имя господина Попова А.Е. И вот из публикации в «Коммерсанте» сегодняшнего числа можно понять… немного, что какое-то время назад он работал в одной из фастфудовских столовых. Никаких других вещей мы о нем не знаем. Я с этим человеком лично не знакома. Ни одно из молодежных движений, которое могло бы гипотетически обидеться на публикации в «Коммерсанте», не взяло на себя ответственность за эту акцию. Если кто-то обижен, непонятно, почему же тогда не взять ответственность? Тогда понятно было бы, с кем вести диалог. Очевидно, либо люди принимали решение об акции спонтанно, либо не до конца ее додумали, либо опасались, что их не похвалят взрослые… В общем, гадать на эту тему очень сложно.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо, Юля. Я слышу по вашему голосу, что вы вполне в нормальном здравии.
Ю. ТАРАТУТА: Я бодра.
М. КОРОЛЕВА: Просто поменять телефон – и забыть!
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Правильно.
Ю. ТАРАТУТА: Я думаю, что пока серьезные контрагенты не появились, разговор бессмысленный.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Это Юлия Таратута, корреспондент «Коммерсанта». И напоследок у меня к нашему корреспонденту Евгению Бунтману вопрос. Вот чем завершилось твое общение с теми, кто раздавал? Какое у тебя создалось впечатление? Были ли эти люди реально активистами тех или иных организаций, или просто это нанятые рекламщики, агенты, промоутеры, которых мы каждый день на улицах встречаем тысячами?
Е. БУНТМАН: Сразу говорю, что я не могу ничего точно утверждать…
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как тебе показалось?
Е. БУНТМАН: Мне показалось, что это, безусловно, активисты одного из прокремлевских движений. У меня даже есть предположение – какого. Я не буду озвучивать. Но такие достаточно умные, хорошо выкручивались. Я задавал провокационные вопросы, а они очень неплохо, сообразительно так, ловко выкручивались.
М. КОРОЛЕВА: Подкованные ребята?
Е. БУНТМАН: Подкованные ребята. С хорошей политической подготовкой.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И напоследок подводим итоги нашего голосования. Допустимы ли, на ваш взгляд, подобного рода акции? 81 процент наших слушателей считает, что недопустимы.
М. КОРОЛЕВА: И 19 процентов все-таки допускают акции, подобные тем, о которых мы вам сегодня рассказали.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы продолжаем наш «Дневной разворот». Почти до 17 часов мы здесь будем, в этой студии. И после новостей, небольшой рекламы и продолжения раунда нашей праздничной игры будем говорить о том, почему московские власти хотят получить права по изъятию земельных участков, по такому почти безусловному изъятию земельных участков, где сейчас могут находиться даже жилые строения. Нашим гостем будет Галина Хованская.
НОВОСТИ

Материалы по теме

Эксклюзив Эха фото Reuters

14:28 Акция против газеты «Коммерсант» проходит сегодня по всей Москве

В центре столицы у многих станций метро стояли молодые люди, раздававшие рулоны туалетной бумаги

Допустимы ли такие акции, как акция против «Коммерсантъ»?

нет, не допустимы
57%
да, допустимы
38%
затрудняюсь ответить
5%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире