'Вопросы к интервью
19 февраля 2007
Z Разворот Все выпуски

Размещение системы ПРО США в Европе и безопасность России


Время выхода в эфир: 19 февраля 2007, 15:35





А. ПЛЮЩЕВ: Александр Климов и Александр Плющев, дневной «Разворот», у нас в гостях еще один Александр, Александр Коновалов, президент института стратегических оценок, добрый день.

А. КОНОВАЛОВ: Добрый день.

А. КЛИМОВ: Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: И мы сейчас будем говорить об американской ПРО, разворачиваемой в Европе. Сегодня вышла ваша статья в журнале «Новое время», да?

А. КОНОВАЛОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Он так называется теперь, «New Times», я сразу даже не вспомнил, как он раньше назывался. И статья эта как раз посвящена развертыванию ПРО, но есть и сегодняшние новости, которые связаны, давайте, может быть, мы от них оттолкнемся.

А. КЛИМОВ: Надо сказать, что сегодня военные, даже нет, не военные, чешский премьер сегодня приехал в Польшу для обсуждения вопроса о размещении элементов ПРО США, именно на территории этих двух стран эту американскую ПРО и было американцами предложено разместить. И есть уже сообщения о том, что они принципиально договорились о том, что да, эти элементы американской ПРО они размещать будут. И уже последовала реакция РВСН России, ракетные войска стратегического назначения в случае размещения элементов ПРО в Чехии и Польше возьмут их под контроль. Если такое решение будет принято, то РВСН будут способны в качестве целей иметь эти объекты, т.е. перенацелить свои ракеты. Мы потом вернемся еще к этому тезису, а пока эта тема, как вы знаете, в нашем эфире и не только в нашем эфире, в других новостях и в прессе печатной активно в последние дни обсуждается. Исходя из этих публикаций, исходя из того, что вы слышали, что вы знаете, как вы считаете, какое у вас ощущение, американская ПРО на территории стран Восточной Европы, действительно, представляет угрозу России или нет?

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Теперь, собственно, об этой американской ПРО в Европе в журнале очень подробно написано, вы очень подробно написали о том, что она собой представляет, о том, что для России она не представляет никакой опасности. И защитить от российского оружия в случае чего ни Америку, ни Европу не может, это так?

А. КОНОВАЛОВ: Нет, я написал не совсем так, но то, что для России указанный элемент в Польше и в Чехословакии, это, в общем, не предмет для беспокойства и для головной боли, это совершенно очевидно. Надо представлять себе, что строят американцы, они строят трехслойную систему, эшелонированную ПРО, которая должна прикрыть всю территорию США от случайных и единичных ракетных пусков.

А. КЛИМОВ: С территории?

А. КОНОВАЛОВ: А это, вообще говоря, неважно.

А. КЛИМОВ: Там две страны, по меньшей мере, упоминаются.

А. КОНОВАЛОВ: Две страны упоминаются, прежде всего, как сегодняшняя угроза, это Ирак и Северная Корея, подождите, Иран.

А. КЛИМОВ: Иран.

А. КОНОВАЛОВ: Иран и Северная Корея. Так вот, у американцев на каждый этап перехвата бустерный ускоритель, пока ракета стартует и набирает скорость, средний, промежуточный, когда боеголовка летит в безвоздушном пространстве, подлетный, когда она подходит уже к цели, разрабатываются свои системы перехвата. Пока в железе существует что-то более или менее вразумительное только для среднего участка. Именно это собираются разместить в Польше. Сказать, что оно эффективно, это было бы очень сильным преувеличением. Это очень мощные, трехступенчатые ракеты, тяжелые, когда представляете, какую должны решить задачу, обнаружена боеголовка в космосе, должны запустить вы эту ракету, она должна вылететь в это же безвоздушное пространство, вывести туда третью ступень, третья ступень выплюнет спутник маленький, который представляет собой инфракрасный телескоп и двигатель миниатюрный. Он должен выйти на встречной орбите так точно, чтобы сойтись с этой летящей боеголовкой. Масса этого спутника – 64 кг, да, 64 кг спутника и эта боеголовка на 8 км/с у одного, 8 км/с у другого, они сходятся и превращают друг друга в пыль. Но пока у них надежно получается только в том случае, если на цели, на мишени стоит радиомаяк, который поднаводит эту самую перехватывающую боеголовку. Очень тяжелая задача.

А. ПЛЮЩЕВ: Любезно размещенный радиомаяк.

А. КОНОВАЛОВ: Поэтому пока это выглядит вообще достаточно абсурдно с точки зрения здравого смысла, размещают практически не работающий элемент системы ПРО, это не полные ПРО, это только для среднего участка годится. А это значит, что она, кстати говоря, работает на дальности от 1000 до 5000 км. Поэтому всякие рекомендации, ставьте в Турции, тогда мы не будем сердиться, это ерунда, потому что Турция слишком близко к Ирану, не успеет эта система перехватить, сработать и запуститься. А в Польше, в общем, достаточно разумно, если считать, что она работает. Но для среднего участка траектории. Если говорить о наших ракетах, которые у нас есть в России, РВСН, межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, то они все-таки, прежде всего, ориентированы на США, так скажем.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Я вот на что обратил внимание в вашей статье, на несоответствие, скажем так, арсеналов, наступательных арсеналов и защитных средств от них, потому что наступательный арсенал России, он насчитывает несколько сотен боеголовок.

А. КОНОВАЛОВ: Он насчитывает несколько тысяч.

А. ПЛЮЩЕВ: Несколько тысяч боеголовок даже.

А. КОНОВАЛОВ: 3.5 сейчас примерно.

А. ПЛЮЩЕВ: Даже так, даже несколько сотен хватило бы, а эти системы ПРО, которые размещаются в Польше и Чехии, они могут сбить, если даже при стопроцентном попадании всего лишь несколько ракет.

А. КОНОВАЛОВ: Для того, чтобы эта ракета, даже если ее доведут до ума, эта система ПРО на среднем участке траектории сбила одну боеголовку, то, по вероятности, надо запустить четыре таких противоракеты. В Польше устанавливается 10. Еще 10 стоит на Аляске, еще две установлены в Калифорнии пока. Предполагается их несколько увеличить в Калифорнии и на Аляске. А если эта ракета летит, боеголовка летит в сопровождении ложных целей, то тогда надо уже значительно больше перехватчиков, понадобится до 20 на одну боеголовку, а, может быть, и больше, чтобы отличить от ложных целей и перехватить, поэтому. Но самое главное не это, самое главное, что наши ракеты ориентированы все-таки, прежде всего…

А. ПЛЮЩЕВ: На США.

А. КОНОВАЛОВ: На США, и полетят они, если будем запускать, через Северный полюс по кратчайшему пути.

А. КЛИМОВ: А противоракеты полетят вслед.

А. КОНОВАЛОВ: А вслед – это совершенно не имеет смысла.

А. ПЛЮЩЕВ: Вслед они не могут лететь.

А. КОНОВАЛОВ: Потому что, во-первых, не догонишь все равно, во-вторых, не будет этого самого эффекта сходящихся спутников на орбите, поэтому вдогонку эти системы в Польше не стреляют. Неслучайно поляки потребовали, чтобы американцы помимо этих самых противоракет дали еще новейшие системы ПВО Patriot против авиационных и тактических ракет-целей, и тактическую систему ПРО на короткой дистанции, на подлетном участке территории. Потому что поляки понимают, что объектом, целью они становятся, так или иначе, допустив к себе на территорию эти системы. Но с точки зрения их безопасности, эти системы дают очень мало, потому что пока ни у Ирана, ни тем более Северной Кореи ничего достающего до Европы нет. Поэтому возникает несколько иррациональная картина. Размещают неработающий элемент системы ПРО против ракет, которые не существуют.

А. КЛИМОВ: Возвращаясь к заявлению сегодняшнему РВСН, российского, о том, что могут перенацелены наши ракеты на Польшу и Чехию в случае, если там будет размещена американская ПРО, вы все объясняете очень логично и понятно. Неужели в военном ведомстве, почему военные этого не понимают?

А. КОНОВАЛОВ: Военные, во-первых, все прекрасно понимают, обязаны понимать.

А. КЛИМОВ: Так, значит, что, просто очередной этап гонки вооружений?

А. КОНОВАЛОВ: Нет, понимаете, во-первых, у меня существует твердое убеждение, что военные, люди, связанные с военной промышленностью, политики, которые делают капитал на такого рода алармистских высказываниях, «Родину надо защищать», «На обороне нельзя экономить», они действуют, как хорошо слаженный ансамбль, причем не подписывая никаких договоров, не договариваясь – ты будешь делать это, я буду делать это, нет. У них есть групповые интересы, в этом их, кстати, винить нельзя. Они защищают свои интересы. Где Роберт Гейтс сказал, что надо Америке большую армию, потому что неопределенности в России, неопределенности в Иране, неопределенности в Китае.

А. КЛИМОВ: У себя, у себя в конгрессе.

А. КОНОВАЛОВ: Не у себя он это сказал, он сказал в комитете по делам вооруженных сил конгресса, где обсуждался военный бюджет, где его спрашивают, какая самая главная угроза, конечно, терроризм. А на кой тогда столько тяжелых дивизий? А есть неопределенности там, там, там. Но, понимаете, это выглядит настолько абсурдно. Они в 30-миллионном Ираке сидят со своими сухопутными силами, сейчас немножко увеличат сухопутные силы и смогут противостоять полутора миллиардному Китаю в такого рода конфликте. Я повторяю, я никого не обвиняю. Деньги выколачивать нужно, это групповой интерес. И все-таки надо еще думать и о национальном интересе, ведь можно сломать хребет собственной стране, гонка вооружений значительно эффективнее, чем внешние агрессии.

А. КЛИМОВ: И все-таки гонка вооружений грозит, очередной этап, виток?

А. КОНОВАЛОВ: Зависит от нас.

А. КЛИМОВ: От нас или всем вместе, от всех вместе?

А. КОНОВАЛОВ: Вы знаете, ваш вопрос, я бы, наверное, если я бы отвечал на вопрос, представляет опасность или не представляет, я написал бы – представляет опасность. Не потому, что эти ракеты могут сбить наши, эти противоракеты могут сбить наши ракеты, а потому, что они представляют собой вызов. Во-первых, партнеры так не поступают. Если ты делаешь что-то у забора соседа, ты должен с ним это, по меньшей мере, предварительно согласовать, любую стройку. И американцы это прекрасно знают.

А. ПЛЮЩЕВ: Обсудить.

А. КОНОВАЛОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Обсудить хотя бы.

А. КОНОВАЛОВ: Да, обсудить, предупредить, что я делаю то-то, то-то, это будет рассчитано так-то, так-то. А лучше всего, кстати говоря, поставить, может быть, даже на твоей территории и совместно обороняться, потому что сейчас иранские ракеты до Америки не достают, до Европы не достают. А до территории России достают, по линии Ростов – Волгоград, уже имеющиеся. И для нас это значительно более непосредственная головная боль, чем для американцев. В общем, повторяю, так не делают. А самая главная угроза состоит не в том, что перехватят, а в том, что столкнут нас в новый виток хождения по граблям. Уже были заявления о том, что надо выходить из договора по РСД, но мы уже это проходили в деталях. Каким образом появился договор РСД, он появился тогда, когда мы поняли, что если мы разворачиваем в Европе SS-20, точные трехголовые, с радиусом 4.5 тыс. км, они в ответ начали разворачивать крылатые ракеты наземного базирования большой дальности, «Першинг 1А», у которых подлетное время было 11 минут. Но теперь, тогда эти ракеты размещались в Великобритании, теперь они могут появиться в Литве, и подлетное время будет вообще ничего. Т.е. прыгать на те же грабли, на которых мы напрыгались в 80-е гг., кажется, пришли к выводу, что этого делать не следует, совершенно не имеет смысла. Можно, конечно, сказать, давайте так, вроде неразумно, у Ирана есть, у нас нет, у Кореи есть, у нас нет, давайте мы их разместим в Азии. Тогда надо подумать, как на это Китай среагирует. Поклясться, что мы их не будем размещать в Европе. Но, в принципе, повторяю, система, которая предполагает быть поставленной в Польше, даже если она будет доведена до ума, никакой угрозы нашему стратегическому потенциалу не представляет. А угрозу для безопасности России по этим причинам представляет и большую.

А. ПЛЮЩЕВ: Уж не знаю, из каких соображений исходили наши слушатели, из гонки ли вооружений или, действительно, безопасности России, но 55% из 600 с лишним позвонивших за 5 минут голосования, говорят, что они считают американскую ПРО в Европе опасной для России, 44.5% ее считают не опасной. Практически 50 на 50 распределились, распределились голоса. Как вы полагаете, почему, скажем, у нас практически никто не говорит, нет детального анализа, такого, как у вас в статье, допустим, просто там система ПРО, она у наших границ, это однозначно недружественный ход в отношении России, все, на этом все заканчивается?

А. КОНОВАЛОВ: У меня такое ощущение, что вообще потребность в экспертизе катастрофически снизилась у руководства. Все считают, что всем понятно и так. Ведь как начали говорить, что мы, глобуса не видели, где Иран и где Корея, где Европа, что вы нам мозги вправляете. Никто не удосужился разобрать, а что, действительно, собираются, а если удосужился, то решил, в общем, об этом пока несильно говорить. Это ведь, может быть, и сознательная если не дезинформация, то, по крайней мере, сокрытие важной информации от политического руководства, потому что важнее жить в алармистских условиях, страной легче управлять, на военные расходы легче деньги брать, легче объяснять, почему на пенсионеров не хватает. Много веще облегчается.

А. ПЛЮЩЕВ: Именно так. У нас Александр Коновалов, президент института стратегических оценок, у нас будет еще одно голосование.

А. КЛИМОВ: Я сейчас плавно к нему, наверное, перейду.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

А. КЛИМОВ: Премьер-министр Чехии Тополанек и так известно, что он является сторонником размещения американской системы ПРО, с Польшей сегодня они, в принципе, договорились, но Польша еще ранее говорила, что даст окончательный ответ США, согласие или не согласие на размещение ПРО, недели через две. Но что касается Тополанека, то он говорит, что он тоже, как и вы, говорит, что ни в коем случае России эта система ПРО не представляет, более того, Россия, по его мнению, в перспективе присоединится к глобальной системе противоракетной обороны. Как вы считаете?

А. КОНОВАЛОВ: А вот это я бы очень приветствовал. Вообще мы несколько раз предлагали строить совместную систему европейской ПРО, но предлагали не очень настойчиво. Мы до сих пор формально ведем переговоры с США о строительстве совместной глобальной системе.

А. КЛИМОВ: Европейской?

А. КОНОВАЛОВ: Нет, глобальной.

А. КЛИМОВ: Вообще, мировой?

А. КОНОВАЛОВ: Да, системы противоракетной обороны. И я бы просто удесятерил усилия на этом направлении. Если все будет совместно, если будут единые управляющие центры, если будут единые перехватывающие комплексы, соединение наших и американских технологий, мы от этого только выиграем.

А. ПЛЮЩЕВ: А как в этом случае гарантировать то, что ракеты твоего партнера не будут в один прекрасный момент перенаправлены на тебя?

А. КОНОВАЛОВ: Вы знаете, гарантировать перенаправленность ракет вообще очень сложно.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут же и проблема недоверия есть, вы понимаете.

А. КОНОВАЛОВ: Естественно, есть. Кстати, сейчас эта проблема сводит все переговоры практически к тому, что они идут настолько вяло, что никто не знает о том, что они идут. И можно считать, что их нет, поскольку антиамериканизм очень сильно возрос, недоверие возросло. Вообще, сейчас многие политики предпочитают делать свой капитал, ставку делать на то, что Америка – враг, а не друг, это давно было известно. Они, мол, предупреждали. Проблема недоверия существует. Перенацеливание ракет – это вообще дело минутное, новое полетное задание вложить в межконтинентальную баллистическую ракету – это совсем не так уж сложно. Но если она стартовала, если у нее куда-то пошла боеголовка, и вы что, не предупреждаете того, с кем у вас общие ПРО? Это уже для него… надо делать так, чтобы система управления была двойной, совместной, чтобы в этом случае вашу боеголовку, если кто-то ее запустил несанкционированно, чтобы ее сбили.

А. КЛИМОВ: Но пока до глобальной системы ПРО еще дело не дошло, а в Европе тем временем ведутся разговоры о создании европейской ПРО, так вот, России что выгоднее, участвовать с Америкой в этой системе ПРО или все-таки в европейской, которую предполагается еще только создать?

А. КОНОВАЛОВ: Если говорить о европейской системе ПРО, то Россия, здесь у России была бы большая роль, наверное, потому что технологии, прежде всего, были бы российские, мы были бы главным инициатором этой системы и главным разработчиком, совместно с Америкой у нас роль здесь была бы вторая, потому что американцы, конечно, значительно более продвинуты в этом направлении в технологическом. Но я считаю, что было бы выгодно и то, и другое, потому что от чего все происходит, то, что сейчас происходит, от того, что мы не верим друг другу, от того, что мы что-то не знаем, чего-то не понимаем. А если вы делаете совместно, у вас там сидят люди, разработчики работают вместе, вы знаете, что создается, вы знаете, что предполагается установить. Т.е. у вас уже не будет поползновения сказать, что ракета раз в Польше, а Польша ближе к России, эта противоракета – угроза для России, это ерунда. Стоять можно в одном месте, а угрожать совсем другому.

А. ПЛЮЩЕВ: Знаете, у нас есть вопрос, стоит ли России присоединиться к американской системе ПРО в Европе.

А. КЛИМОВ: Но поскольку, как видишь, есть уже американская ПРО, в перспективе европейская, может быть, как-то…

А. ПЛЮЩЕВ: Международная, глобальная.

А. КЛИМОВ: Как переформулировать вопрос?

А. КОНОВАЛОВ: На мой взгляд, я бы считал, что очень стоит, если американцы согласятся.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. можно такой вопрос поставить?

А. КОНОВАЛОВ: Можно, можно.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, давайте.

А. КЛИМОВ: Запускаем голосование.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь есть некоторые вопросы, мы вернемся просто на СМС, у нас + 7 985 970 45 45, есть некоторые вопросы, которые, может быть, требуют объяснения. Сергей из Одинцова считает, что ПРО Польши может быть и пусковой площадкой сверхзвуковых крылатых ракет в сторону России, их подлетное время порядка 10 минут до Москвы, как можно говорить, что они не представляют никакой угрозы, их габариты минимальны, хороши для грузовика. Т.е. привезти, быстро поставить и…

А. КОНОВАЛОВ: То, что собираются разместить в Польше, это 10 шахт с 10 противоракетами, тяжелыми противоракетами, крылатые ракеты запускать из шахт не очень разумно, их запускают с наземных установок. Появление в Европе крылатых ракет большой дальности, а тем более сверхзвуковые – это пока еще достаточно большой вопрос. В основном, у крылатых ракет их достоинство не в том, что они летят быстро, а в том, что они летят очень низко, у них очень малая радиозаметность. Они идут на высоте 15-30 м над поверхностью моря, 30-120 м над поверхностью суши, огибая рельеф местности, как бы выскакивают на цель тогда, когда они уже у вас над головой. Их очень трудно перехватывать. Поэтому, собственно говоря, и был заключен в 87 г. договор, потому что в Англии появились противоракеты, и совсем… они летят часы, но то неважно, вы не знаете, о том, что они летят, и не обнаружите их. Их пуски плохо засекаются.

А. ПЛЮЩЕВ: В общем, это никак не связано, размещение комплексов ПРО?

А. КОНОВАЛОВ: Нет, 10 шахт, понимаете, крылатые ракеты, какие бы то ни было, если вдруг кто-то поставить сверхзвуковые, для этого не требуется оборудование шахт для тяжелых противоракет. Они не приспособлены для запуска крылатых ракет сверхзвуковых каких-то. Крылатые ракеты обычно с наземных установок запускаются на Земле. И если кто-то решит это сделать в Польше, то для этого не надо объявлять о строительстве ПРО, надо просто взять и поставить эти крылатые ракеты на пусковые площадки.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Пока вы голосуете, еще есть у меня вопрос. Мы говорим, если мы признаем, что у Ирана, у Северной Кореи, которые рядом с нашей территорией, есть ракеты, способные достигать наших границ, Северная Корея это показала хорошо не так давно, есть ли у нас сейчас система, которая способна эффективно защититься от этих пусков, у нас, своя собственная?

А. КОНОВАЛОВ: Вы знаете, случай Находки, на мой взгляд, показал, что если и есть, то она не очень функционирует.

А. КЛИМОВ: Да, военные последние…

А. КОНОВАЛОВ: Потому что когда…

А. ПЛЮЩЕВ: На территорию России ничего не упало.

А. КОНОВАЛОВ: Неизвестны, ну здравствуйте, если идет ракетная боеголовка, если вы ее засекаете, понимаете, что она идет в сторону Находки, она упала в 60 км от Находки, вас никто не предупреждал, это испытание…

А. ПЛЮЩЕВ: Это сколько оставалось лететь-то ей, несколько секунд, в случае чего?

А. КОНОВАЛОВ: В общем, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. за несколько секунд.

А. КОНОВАЛОВ: Просто корейские ракеты обладают таким хорошим свойством, они падают либо там, где сломаются, либо там, где у них топливо кончится, а не туда, куда их наводят, потому что они то около Японии упадут, то за Японией упадут. Так я считаю, что в этом случае надо было сначала сбить эту корейскую…

А. ПЛЮЩЕВ: А потом разбираться.

А. КОНОВАЛОВ: А потом разбираться, что это было. Раз не сбили, значит, либо нечем, либо плохо работает.

А. ПЛЮЩЕВ: Либо это было согласовано. Это могло быть согласованным пуском в нашу сторону?

А. КОНОВАЛОВ: Могло быть, но нас никто не предупреждал об этом. Как выяснилось, за час предупредили китайцев о том, что будет испытание. Они же все полетели в разные стороны, там было 6 или 7 пусков, насколько я помню, и каждый полетел в свою сторону. И в нашу сторону вроде бы полетели две боеголовки, которые, говорят, две ракеты, но, опять-таки, есть некоторые слухи, что это была попытка испытать межконтинентальную баллистическую многоступенчатую ракету. Но в Корее все может быть, было, а, может быть, не было. Но упала, понимаете, упала. И мы опять промолчали, кстати говоря, а ведь упала-то она, заполненная топливом, а это гептил, несимметричный диметил гидразит, это очень вредное жидкое топливо упало в зоне наших биоресурсов, уж, по крайней мере.

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

А. КЛИМОВ: Есть у нас результаты, да?

А. ПЛЮЩЕВ: Наши радиослушатели, интересно.

А. КЛИМОВ: Очень интересно.

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что предыдущее голосование дало хоть и небольшое, но большинство опасается американской ПРО в Европе.

А. КЛИМОВ: И тут же подавляющее большинство, 72.5% считают, что да, нужно присоединяться к американской ПРО в Европе.

А. КОНОВАЛОВ: Потому что неопределенность исчезнет, которой боятся радиослушатели, которые голосуют, в общем, представляет опасность. Я же сказал, что если вы меня спросите, собьют ли они хоть одну нашу баллистическую ракету межконтинентальную, я бы ответил, что нет. Я бы добавил, что у нас нет после 89 года, когда мы уничтожили все ракеты средней и меньшей дальности в интервале до 5 тыс. км дальности, оставили только оперативно-тактические, то 450 км у нас максимальный радиус, а дальше сразу 5500, то американские системы для нас угрозы не представляют. Но повторяю, сам факт того, что с нами не посоветовались, что что-то строят, потом ведь, есть два тренда. У нас количество стратегических систем непрерывно сокращается, потому что выбывают, а покупаем мы меньше, чем выбывает, а американцы могут насыщать свою систему, могут ставить больше противоракет, могут совершенствовать их, могут разрабатывать для других участков траектории для подлетного и стартового, и тогда, если они будут где-то размещаться поблизости от нас, все это начнет представлять угрозы. Если она станет достаточно плотной, то это начнет обесценивать наш стратегический потенциал сдерживания.

А. ПЛЮЩЕВ: Это Александр Коновалов, президент института стратегических оценок. Мы говорили о размещении системы ПРО США в Европе и о безопасности России в связи с этим. Спасибо большое, Александр Александрович.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире