'Вопросы к интервью
11 февраля 2008
Z Разворот Все выпуски

Прекратятся ли поставки российского газа на Украину?


Время выхода в эфир: 11 февраля 2008, 15:08

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вот уж действительно новый разворот, 15.18. У нас в гостях Сергей Куприянов, пресс-секретарь председателя правления «Газпром». Добрый день, Сергей.

С. КУПРИЯНОВ — Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как вы развернулись сейчас на Новом Арбате?

С. КУПРИЯНОВ — Нормально.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Пробки замечательные в Москве. Я извиняюсь перед нашими радиослушателями, они уже привыкли к тому, что здесь пробки постоянно. Начнем с самого начала. Только что объявлено, что председатель украинской компании «Нафтогаз» начал переговоры с Алексеем Миллером. О чем переговоры? Вот они начались.

С. КУПРИЯНОВ — Два часа уже как продолжаются переговоры. Основной вопрос, который необходимо решить уже сегодня, это зафиксировать те обязательства, которые на данный момент сложились у компании «Нафтогаз Украины», по оплате за поставленный в январе и в феврале газ. На данный момент объем российского газа, который уже на сегодня осел на Украине, составляет 1 млрд. 700 млн. кубометров газа.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это который осел или который и ушел в Европу тоже.

С. КУПРИЯНОВ — Нет, это который осел.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это украинское потребление.

С. КУПРИЯНОВ — Да. При этом на данный момент у компании, которая занимается поставками газа непосредственно на украинском рынке, я имею в виду компанию «Укргазэнерго», контрактов с «Нафтогазом» вообще нет. То есть получается, что тот объем, который потребили, например, население, коммунальное хозяйство, тепловые сети Украины в январе, это газ, который они получили вообще без каких бы то ни было документов. Эта ситуация нас не может не беспокоить и поэтому мы, поскольку уже достаточно давно предупреждали наших украинских коллег о том, что нужно срочно урегулировать эту проблему, дальше уже тянуть с этим было нельзя, поэтому мы поставили достаточно жесткое условие – за сегодняшний день все вопросы решить. Тем более что наличие проблем, наличие этой задолженности наши украинские коллеги подтверждают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Насколько реально предупреждение, если хотите, угроза или насколько она сохраняется, что завтра в 10 часов утра, когда самолет президента Ющенко коснется своим шасси Москвы, возможно «Газпром» отключит газ.

С. КУПРИЯНОВ — Еще на прошлой неделе все наши дочерние общества, кто может быть задействован в этой ситуации, получили соответствующие распоряжения, как им действовать в случае, если за сегодняшний день нам не удастся документально оформить поставку российского газа за январь и февраль. Российского газа с завтрашнего дня в балансе Украины уже не будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть перекроют.

С. КУПРИЯНОВ — Да. Это примерно четверть от тех объемов, которые получает извне Украина. Заявления, которые звучат по этому поводу с украинской стороны о том, что никаких проблем с обеспечением внутренних потребностей у них при этом не возникнет и ни в коем случае не пострадает транзит, ну что же, это хорошо, будем внимательно следить за тем, как эти обещания будут выполняться. А для того чтобы нам это было делать проще, как и всегда, мы уже пригласили независимую организацию, которая будет вести аудит тех объемов газа, контроль за теми объемами газа, которые поступают в газотранспортную систему Украины. И соответственно выходят из нее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей, насколько все-таки в этом есть политическая составляющая. Я имею в виду, что день о возможном отключении российского газа от Украины произошел ровно в тот момент, когда стало известно, что президент Ющенко в этот же день прилетает в Москву.

С. КУПРИЯНОВ – Акты, как правило, подписываются 10 числа следующего месяца. Случайно или специально так получилось, что именно примерно в эти даты намечен визит, сложно сказать. Но для нас главным и принципиальным вопросом является урегулирование всех долгов, которые существуют. Политизация этой истории она конечно, очевидна, всем понятна, особенно с учетом того, что там, в Украине единого центра управления топливно-энергетическим комплексом не видно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Считаете ли вы, что письмо или телеграмма А. Б. Миллера, председателя правления «Газпрома» президенту, где он сам подчеркивал, что в нарушение всех дипломатических правил и протоколов просьба помочь и разобраться и решить этот вопрос, это тоже политизация очевидная. Он апеллирует к президенту, который в принципе не имеет отношения к этому.

С. КУПРИЯНОВ — Это то, о чем я уже сказал. Поскольку однозначно ответить на вопрос, кто принимает решения в отношении тех или иных действий НАК «Нафтогаз Украины» довольно сложно. Поскольку с одной стороны компания подчинена Министерству топлива и энергии, соответственно правительству, с другой стороны вопросы снабжения газом считаются вопросами национальной безопасности и по ним решения принимает Совет национальной безопасности и обороны Украины. Поэтому нам пришлось задействовать все возможные каналы. Надо сказать, что такое же письмо получила и премьер-министр Юлия Владимировна Тимошенко.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А ответы?

С. КУПРИЯНОВ — Ответом является сегодняшний приезд господина Дубина к нам в офис.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, пожалуйста, запланирована ли на завтра в связи с визитом президента Украины, встреча Алексея Миллера с ним?

С. КУПРИЯНОВ — Пока нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но Алексей Борисович хотел бы с президентом это обсудить?

С. КУПРИЯНОВ — Это вопрос скорее к президенту, захочет ли он такой встречи и инициирует ее. Мы со своей стороны ее не инициировали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вернемся к тому, что вы сказали про российский, как я понимаю, и туркменский газ. Правильно ли я вас понял, что в общем объеме поставок газа из России на Украину четверть российский газ и три четверти туркменский.

С. КУПРИЯНОВ — Правильно говорить азиатский, поскольку мы получаем газ из Туркменистана, и с Узбекистана, из Казахстана. И все это является ресурсной базой для поставок компанией «Росукрэнерго» на Украину. Однако как вы знаете, этот год был достаточно напряженным в плане поставок, были проблемы и сохраняются и сейчас с поставками газа, например, в Турцию. И на границе Казахстана и России мы видим объемы меньше, чем было запланировано.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Казахская сторона не выполняет свои обязательства?

С. КУПРИЯНОВ — Я не хотел бы сейчас до урегулирования всех наших взаимоотношений с нашими партнерами в Средней Азии говорить конкретнее…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но они выполняют обязательства?

С. КУПРИЯНОВ — …о каких именно странах идет речь, но суммарно на входе в единую систему газоснабжения России, объем газа из Азии меньше, чем было запланировано и меньше, чем предполагалось. С этим связана та ситуация, когда мы компенсировали эти объемы из собственного баланса для Украины.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вернемся тогда к цене. И многие слушатели спрашивают. Какова была договоренность по цене на границе, на Украине и почему с точки зрения информационных программ она вдруг возросла со 180, я грубо говорю, до 315.

С. КУПРИЯНОВ — Ровно поэтому она и возросла. Цена 179 с половиной долларов была согласована в отношении поставок среднеазиатского газа. И если в балансе «Росукрэнерго» появляется еще и российский газ, то, как это и предусмотрено теми контрактами, которые у этой компании есть с украинской стороной, в этом случае пересматривается и цена на границе. Поэтому здесь есть определенная коллизия, которая пока тоже не находит разрешения. Как, собственно говоря, вот этот российский газ, который дороже, будет оплачен за январь. Пока признания того, что за него нужно заплатить и заплатить по полной, нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но мы слышали признание, по-моему, вчерашнее или сегодняшнее уже о том, что действительно Украина подтверждает свою задолженность в размере 1 млрд. долларов. Давайте в долларах. «Газпром» говорил о цифре на 50% больше, в полтора миллиарда.

С. КУПРИЯНОВ — Здесь нет никаких противоречий. Поскольку эта цифра относится к обычным текущим поставкам азиатского газа за ноябрь, декабрь и январь. Там есть определенные долги, которые составляют эту сумму. Здесь у нас нет расхождений. А в отношении еще этих полмиллиарда это та задолженность, которая сформирована в связи с поставками российского газа и которая на украинской стороне пока никак документально не оформлена.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос, может быть, он даже центральный. Мы постепенно к нему подобрались. Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, которая тоже будет в Москве, но 21 февраля, видимо, переговоры будет вести, выступила за исключение посредников между «Газпромом» и украинскими компаниями, которые покупают газ, распределяют. Два посредника: «Росукрэнерго» и «Укрэнерго». Как «Газпром» относится к этому предложению. Чтобы упростить, например.

С. КУПРИЯНОВ — Здесь нужно ответ на этот вопрос разделить на две составляющие. Первая, которая является безусловной, и на которой мы будем стоять, заключается в том, что для того чтобы мы могли разговаривать о каких-то новых схемах поставки, надо все долги, все хвосты по старым схемам закрыть. Вот когда у нас будет ситуация, что мы четко понимаем, как те задолженности, которые сложились на данный момент, будут погашены, тогда можно говорить о каких-то новых схемах. Это первое, самое важное и принципиальное. То есть если говорить о каких-то изменениях, то с чистого листа, без долгов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вот этого полтора миллиарда на сегодняшний день.

С. КУПРИЯНОВ — Да. То, что касается новых предложений, наша позиция будет заключаться в том, что для «Газпрома» ситуация не должна ухудшиться. Потому что замечательное предложение, что нужно, так или иначе, строить всю эту работу, но надо не забывать о том, что «Росукрэнерго» это не просто посредническая структура, это компания, в которой у «Газпрома» 50%. И соответственно бизнес, который эта компания ведет, он приносит «Газпрому» дивиденды. Точно также и компания «Укргазэнерго», получается, на долю «Газпрома» приходится соответственно 25% этой компании. Поэтому мы готовы обсуждать какие-то новые предложения, если они не будут ухудшать экономические показатели для «Газпрома» и не приведут к каким-то сложностям, трудностям с надежностью поставок.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей, напомните, пожалуйста, нашим слушателям, а какова цена газа российского для Прибалтики. Сколько сейчас стоит.

С. КУПРИЯНОВ — Точную цену по Прибалтике мы не называем, поскольку по тем странам, с которыми мы работаем на основании уже долгосрочных контрактов и формулы цены, это коммерческая информация, мы ее стараемся не раскрывать. И надеюсь, что через какое-то время и со всеми другим нашими соседями, с Украиной, Белоруссией, дискуссия о том, а какая цена, она вообще уйдет в прошлое. И об этом просто все перестанут говорить, когда будет ясная, четкая, понятная формула цены. Я думаю, что в перспективе мы на такие же взаимоотношения перейдем с нашими партнерами в Средней Азии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но чтобы сравнить. 179, 314. Непонятно.

С. КУПРИЯНОВ — В Европе сейчас средние цены оптовые, по которым идет российский газ, порядка 350 долларов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть вы практически предлагаете сейчас Украине на 2008 год почти по среднеевропейской цене. Я правильно понял? 314-315.

С. КУПРИЯНОВ — Да. За вычетом, естественно транспортных расходов и всего прочего. Это кстати цена, которая посчитана по формуле в соответствии с тем контрактом, который был подписан между «Газпромом» и «Росукрэнерго» еще в 2006 году.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но, тем не менее, Россия все-таки, и нам об этом пишут наши слушатели из Украины, Россия имеет договор со среднеазиатскими государствами о закупке газа по определенной цене. И поставки ее на Украину. И наш слушатель из Киева написал о том, что недавно посол Туркменистана давал пресс-конференцию в Киеве, сказал, что они поставили газ России в полном объеме. Что это не так.

С. КУПРИЯНОВ — Еще раз повторю, что то, что касается всех нюансов, связанных с тем, какие объемы мы получили соответственно из Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, точные цифры мы в разбивке по каждой из этих стран дадим чуть позднее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, я говорил не в цифрах объемов, а полностью или нет. Потому что посол говорит: все поставили. То есть, есть информация.

С. КУПРИЯНОВ — На входе в ЕСГ меньше, чем было запланировано.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. Еще вопрос о конечно экспорте. Сегодня Еврокомиссия буквально за несколько минут до вашего приезда заявила, что она не вмешивается, но наблюдает за этой позицией. И это нас отводит к временам этого кризиса отношений зимних двухлетней давности. Когда в результате того, что Украина недоплатила, не договорились, не было подписано договоров, упал объем газа, поставленный в Среднюю Европу. Украина как транзитная территория, как государство, которое получает деньги от «Газпрома» за транзит, вас устраивает выполнение обязательств?

С. КУПРИЯНОВ — На данный момент каких-то проблем, связанных с транзитом российского газа через территорию Украины, нет. Но тот факт, что регулярно мы видим попытки увязывания вопросов, связанных с транзитом и поставками газа для Украины, эта ситуация конечно нас устраивать не может. Это в Европе и в мире вопросы, которые запрещено связывать друг с другом. И призывы к тому, чтобы какой-то бартер придумать, мы вам транзит, а вы нам газ, так нигде не работают. Поэтому здесь то, что касается фактического выполнения тех обязательств по транзиту, которые были Украиной взяты, они выполняются. Но каждый раз, когда кто-то из украинских политиков выходит и призывает в очередной раз пересмотреть договоренности и как-то по-другому сформировать взаимоотношения, связанные с транзитом и поставками, каждый раз, естественно, и мы, и наши европейские партнеры вздрагивают, потому что все это не может не отражаться на уверенности в том, что поставки будут осуществляться полностью, своевременно и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Украина заявила, что у нее есть запасы газа в газовых хранилищах месяца на два. Это значит, что месяца два, имеется в виду восполнить российский газ, это означает, что переговоры могут вестись еще 2 месяца? Сколько вы готовы ждать? Не могут же сегодня, сейчас Алексей Миллер встречается со своим коллегой украинским, они что-то сейчас скажут, но коллега не привез полтора миллиарда долларов в чемоданчике, наверное. Хотя мы не знаем.

С. КУПРИЯНОВ — Для нас здесь главное понимание того, что вопрос урегулирован. Речь не идет о том, сегодня до конца дня нужно все привести и заплатить. Мы же тоже понимаем, что в том числе и объективные какие-то есть трудности у наших украинских партнеров. Но принципиальные вопросы должны быть решены уже сегодня: кто, когда заплатит. Вот в чем вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но есть какой-то срок?

С. КУПРИЯНОВ — Сегодня до конца дня.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Решить. А заплатить?

С. КУПРИЯНОВ — Это вопрос, который как раз обсуждается сейчас на встрече.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей, каждый год мы с вами сталкиваемся с проблемами транзита. Два года назад через Украину, в прошлом году через Белоруссию. Сейчас опять…

С. КУПРИЯНОВ — Четыре года назад… Белоруссию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, верно. В каком состоянии находятся планы «Газпрома» построить обходные пути вокруг Украины и Белоруссии?

С. КУПРИЯНОВ — Мы дипломатично говорим не об обходных путях, а о дополнительных газопроводах, дополнительных мощностях по поставке российского газа в Европу. Потребности в том, чтобы получать больше и больше российского газа в Европе, очевидны. И понятно, что мы конечно, все новые проекты стремимся сделать, реализовать таким образом, чтобы транзитные риски минимизировать. Именно поэтому полным ходом сейчас идет реализация проекта «Северный поток», за последние несколько недель ряд существенных принципиальных решений были приняты в отношении «Южного потока. Были подписаны соглашения с Болгарией, Сербией, с итальянцами, с компанией ENI, так что здесь мы достаточно активно продолжаем реализовывать нашу стратегию, нацеленную на то, чтобы обеспечить ту самую диверсификацию, о которой так много говорят в Европе и Европейской комиссии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Правильно ли я понимаю, что прибалтийские страны и Польша предложили вам свои услуги по обходу по земле мимо Украины и Белоруссии трубы.

С. КУПРИЯНОВ — Мимо Белоруссии, мимо Украины, но через Прибалтику и Польшу.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И каков ответ «Газпрома» на предложение сухопутной трубы, но по Прибалтике и Польше, а не по дну Балтийского И Северного морей?

С. КУПРИЯНОВ — Вопрос о том, чтобы не строить «Северный поток», вообще не стоит. Это проект, который экономически обоснован, экологически просчитан и это проект, в который уже вложены значительные и финансовые ресурсы, и организационные усилия. Проект, который как мы не раз уже отмечали, является не просто российско-германским, а подлинно общеевропейским. Поскольку в нем уже участвуют, есть договоренность об участии, например, голландской компании Gasunie. По этому газопроводу получит не только Германия, но и, например, Франция, которая тоже заинтересована в том, чтобы сроки ввода этого газопровода ни в коем случае не сдвигались и не менялись. Поэтому здесь вопрос какой-то альтернативы даже не стоит. Мы, безусловно, будем этот проект реализовывать. То, что касается каких-то других проектов, знаете, что сейчас очень много разного рода идей появляется, «Янтарный поток», «Белый поток», еще много разных потоков. Которые на самом деле в большинстве своем являются некими идеями и предложениями со стороны стран государств, которые хотели бы быть транзитерами, но при этом не подтверждены ни ресурсами со стороны производителей газа, ни спросом на этот газ со стороны его потребителей. Нас часто спрашивают об отношении, например, к проекту «Набукко».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я спрошу, вы не волнуйтесь. Давайте пока по северу. Подождите, про «Набукко». То есть в «Газпроме» серьезно пока эту версию: Прибалтика, Польша в обход Украины и Белоруссии не рассматривают.

С. КУПРИЯНОВ — Не рассматривают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теперь к «Северному потоку». Месяца два тому назад проходила информация, которая не подтверждалась «Газпромом», но и не опровергалась о том, что строительство «Северного потока» резко возросла стоимость. Это правда? По сравнению с той проектной, которая была означена два года назад. И с чем это связано?

С. КУПРИЯНОВ — Это правда. Пока мы просто не можем публично озвучить новую цифру до тех пор, пока соответствующие решения, изменения в долгосрочный бизнес-план не будут внесены.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но это в 2-3 или на какие-то проценты. Порядок, Сергей.

С. КУПРИЯНОВ — Значительно затраты возрастут. Какие цифры будут точно, я пока сказать, я уже объяснил, почему не могу. Связано это с несколькими основными факторами. Во-первых, растет стоимость металла и соответственно стоимость труб, которые мы будем использовать при реализации этого проекта. По требованию ряда прибалтийских государств на протяжении последних месяцев вносились дополнительные изменения в техническую схему реализации этого проекта. Сейчас уже не предполагается строительство промежуточной компрессорной станции, которая была изначально. А это значит, что давление на входе в газопровод должно быть значительно выше, толще труба, и так далее. То есть все эти вопросы, безусловно, отражаются на итоговой цене проекта. Но по-прежнему мы убеждены в том, что на его экономическую целесообразность, даже такого рода изменения бюджета, затрат не повлияют. Хотя бы просто потому что эта ситуация, которая характерна не только для этого проекта, но и для всех остальных газопроводных проектов, которые реализуются сейчас.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все-таки было основное возражение стран, прилегающих к морю, что там экология, мины времен Второй мировой войны. Это учтено? Или это возражение просто такое…

С. КУПРИЯНОВ — Это, безусловно, учтено. Маршрут сейчас проложен таким образом, чтобы обойти все даже гипотетически возможные места, где есть какие-то захоронения оружия. Очень тщательным образом буквально каждый сантиметр будущей трассы газопровода исследовался специальными судами. Эти исследования продолжаются. Поэтому здесь мы уверены, каких-то экологических проблем быть не может.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Напомните сроки все-таки введения в действие. Сколько лет.

С. КУПРИЯНОВ — В конце 2010 года должна заработать первая ветка.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы считаете, что те возражения, какие-то сущностные, какие-то нет, которые выдвигались как по экономическим, так и политическим причинам, они сняты другими странами.

С. КУПРИЯНОВ — Пока еще нет. Процедура, которая называется – оценка воздействия на окружающую среду в балтийских странах она еще продолжается. Еще не все разрешения получены. Процесс непростой. Огромный объем работы проектной компании «Норд-Стрим» пришлось проделать за это время. Будем считать, что это будет нашим вкладом в лучшее понимание вообще всей экологической обстановки на Балтике.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теперь центральный вопрос Сергей, внимание. Возникнет альтернативная ветка транзита в Европу. Сколько потеряет Украина от того, что заработает «Норд-Стрим»?

С. КУПРИЯНОВ — Украина не заработает просто этих денег.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Она сейчас зарабатывает. Значит, она потеряет.

С. КУПРИЯНОВ — Она ничего не потеряет. Но это то, на какие-то дополнительные доходы, наверное, могла бы рассчитывать Украина, будь реализованы те договоренности, которые у нас были в отношении, например, создания консорциума на базе газотранспортной системы Украины. Безусловно, если бы это тогда несколько лет назад было сделано, естественно, были бы у нас основания для того, чтобы через территорию Украины развивать какие-то новые мощности, вкладывать средства в обновление существующей инфраструктуры. Сейчас это не делается. И речь не идет о том, что Украина что-то потеряет, но недополучит точно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А в процентах понятно, вот сейчас на вход в Украину транзит такой-то объем, с включением «Норд-Стрима» будет такой-то объем. Часть из украинского транзита уйдет туда. Какие-то расчеты есть?

С. КУПРИЯНОВ — Не предполагается, что часть украинского транзита туда уйдет, это будут новые объемы, которые будут обеспечены новыми, уже обеспечены новыми контрактами.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще по Украине тогда у меня возник вопрос. Мы закрыли тему консорциума. Сейчас вопрос не возникает воссоздания этого консорциума для совместной прокачки газа. Она закрыта?

С. КУПРИЯНОВ — В предметной плоскости эта тема сейчас не обсуждается. То есть, безусловно, мы к такого рода дискуссии готовы, но предметно она не обсуждается.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И «Газпром» сейчас ничего не инвестирует в Украину?

С. КУПРИЯНОВ — Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда уж коли мы застряли между «Норд-Стримом» и Украиной, давайте Белоруссию не обойдем. История с Белоруссией у нас длится достаточно долго. Возникают ли такие же проблемы, как с Украиной, сейчас с Белоруссией.

С. КУПРИЯНОВ — Нет, сейчас там все достаточно четко определено. Контракты, которые мы подписали под бой курантов 31 декабря 2006 соответственно года, сейчас выполняются. Напомню, что они предполагают постепенный рост цены для Белоруссии. Постепенный выход на ценовые уровни, соответствующие европейским.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это до 350?

С. КУПРИЯНОВ — За вычетом экспортной пошлины, а это существенный объем. Это 30%. Поэтому, поскольку экспортная пошлина на газ при поставках газа в Белоруссию не взимается, соответственно у них условия будут лучше.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Почему не взимается?

С. КУПРИЯНОВ — В рамках соглашений по союзному государству. Плюс к этому в тех соглашениях, которые были подписаны, определено, как в течение этих 4-х лет «Газпром» станет владельцем 50% акций «Белтрансгаза», каждый год мы выкупаем по 12,5% акций.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все соблюдается?

С. КУПРИЯНОВ — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – На юг. Вы начали говорить про «Набукко». Я начну с «Южного потока». Вообще такое ощущение, что двумя танковыми колоннами по Украине я имею в виду в обход. «Норд-стрим», «Южный поток». «Южный поток» действительно является стратегическим, в смысле экономически выгодным? Там же идет конкуренция мощная. «Набукко» как раз. Или это все-таки политические решения в обход Украины и Белоруссии. Все-таки что-то там чувствуется такое политически паленое, я бы сказал.

С. КУПРИЯНОВ — По большому счету я уже ответил на этот вопрос. Нам нужно обеспечить вывод дополнительных объемов газа на европейские рынки. И мы, безусловно, хотим это сделать, скажем так, с минимизацией транзитных рисков, которые, безусловно, существуют. Именно поэтому мы развиваем новые проекты, маршруты, поскольку еще 10 лет назад у нас был всего, по сути, практически один маршрут транспортировки. Только через Украину. Это уже потом был построен «Голубой поток», газопровод «Ямал-Европа». Сейчас мы рассчитываем, что будут построены соответственно «Северный» и «Южный потоки». То есть система структуры поставок российского газа в Европу будет гораздо более гибкой, чем это было еще буквально 10 лет назад.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте про «Южный поток». По-прежнему по дну Черного моря?

С. КУПРИЯНОВ — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Там какие риски? По «Норд-Стриму» мы говорили, там захоронения возможно химического оружия, мин. Экология. По дну Черного моря. Я же знаю, что есть некие возражения и у турецкого правительства.

С. КУПРИЯНОВ — Определенные технические сложности, безусловно, есть. Но я бы их не назвал проблемами. Особенно с учетом того, что уже есть успешный пример реализованного проекта «Голубой поток». Который сейчас успешно работает, увеличивается объем поставок газа по этому газопроводу. И если еще какое-то время назад можно было услышать со стороны наших турецких партнеров какие-то сомнения в том, что тогда было принято правильное решение о том, чтобы построить газопровод, то уже сейчас точно совершенно ни один человек там, в Турции вряд ли такого рода опасения повторит. Потому что они прекрасно понимают, что в той ситуации, которая сложилась у них сейчас, в этом январе, если бы не «Голубой поток», они бы этот январь спокойно бы не протянули точно. Поскольку была очень холодная зима для Турции, вообще аномально холодная. И дополнительные поставки от «Газпрома» и через «Голубой поток», и через Балканский коридор фактически поддержали в этот непростой период Турцию. Поэтому сейчас отношение там совсем другое. Понимание всей важности этого проекта сейчас там стопроцентное.

А. ВЕНЕДИКТОВ – «Набукко», последнее сообщение, которое пришло о том, что «Газ де Франс» присоединился к этому проекту.

С. КУПРИЯНОВ — Последнее сообщение о том, что «Газ де Франс» не присоединился к этому проекту. И на самом деле то, что касается проекта «Набукко», проект уже обсуждается несколько лет. И на данный момент есть группа компаний и группа стран, которые, по сути, предлагают себя в качестве транзитного коридора. Но среди тех компаний, которые участвуют в этом проекте, нет пока ни одной компании, страны, которая была бы в состоянии обеспечить объем транспортировки по этому газопроводу в тех объемах, которые позволили бы этому проекту стать экономически целесообразным. А это не менее 20-30 млрд. кубометров газа в год. Для того чтобы такого рода инфраструктуру можно было строить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так для чего, по-вашему, создается этот проект? «Набукко».

С. КУПРИЯНОВ — Посмотрим.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как вы думаете?

С. КУПРИЯНОВ — Мы там не участвуем. Я же сказал для чего. Есть интерес к тому, чтобы обеспечить транзит через свою территорию. Сейчас уже, в том числе и страны Еврокомиссии мы слышим отдельные заявления о том, что, наверное, и в этом проекте без «Газпрома» не обойдется. Посмотрим, если будут предложения, рассмотрим.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы в конце передачи еще вернемся к теме Украины, но я хотел бы задать вот какой вопрос, Сергей, как эксперту. В последнее время на уровне политическом в разных государствах говорится о необходимости или не необходимости создания газового ОПЕК. Нечто подобного. «Газпрому» с вашей точки зрения было бы комфортнее, выгоднее, поскольку коммерческая компания, если бы такой газовый ОПЕК был создан, или же «Газпрому» выгоднее действовать более самостоятельно. Не координируя свою деятельность в рамках какой-то формальной организации международной.

С. КУПРИЯНОВ — Надо отметить, что «Газпром» был фактически одним из инициаторов такого рода дискуссий, правда, термин «газовый ОПЕК» мы сами не употребляем. И это скорее такой ярлык, который к этой идее приклеился.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Президент Путин его приклеил хорошо, я цитирую президента только.

С. КУПРИЯНОВ — На самом деле газовый рынок устроен принципиально иначе, чем нефтяной. И если там значительные объемы нефти продаются непосредственно на бирже, это поставки, цена которых определяется в момент непосредственно торгов. То газ в основном продается по долгосрочным контрактам, в которых цена не связана с самим газовым рынком, а связана с рынком альтернативных видов топлива, нефтепродуктов. То есть по сути нефти. Поэтому так же как газовый ОПЕК, та структура, которую мы сейчас называем форум стран-экспортеров газа, так же она работать не может в принципе. Просто потому что сам рынок устроен иначе. Речь идет не о том, чтобы принимать решения о каких-то согласованных действиях по увеличению или снижению объема добычи в данный момент, ближайшие месяцы, как это делает ОПЕК, а сформировать институт, который позволит долгосрочные инвестиционные программы согласовывать между крупнейшими экспортерами газа, согласовывать и координировать инвестиционную стратегию. Потому что рынок стремительно развивается. И опираться только на оценки спроса на газ, который предлагают те или иные структуры, обслуживающие интересы потребителей газа, производителям неправильно. Нужна отдельная самостоятельная структура, которая будет вести анализ рынка…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но не диктовать цены.

С. КУПРИЯНОВ — Но не диктовать цены.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В связи с этим я пытаюсь прояснить для себя то, что вы сказали в первой части передачи про Украину и то, что вы сказали сейчас. Вы говорите о долгосрочном планировании, ценах, но такое поднятие цен для Украины сейчас, потому что холодно, было холодно, газ недопоставили среднеазиатские республики, взяли и подняли цену. Объясните здесь противоречия.

С. КУПРИЯНОВ — Противоречия нет. Есть российский газ, и есть понятная для Украины цена, которая формируется на основании формулы. И есть поставки газа из Средней Азии. Если складывается ситуация, когда и дорогой и более относительно дешевый ресурс поступает, значит, соответственно средняя цена получается выше. Здесь противоречий нет. И то, что касается закупок газа в Средней Азии, вы видите прекрасно, что за последние несколько лет цена значительно выросла. И, безусловно, ориентиром для производителей газа в этих странах, являются, безусловно, европейские цены. Особенно с учетом того, что практически не уезжают из этих стран делегации из Европы, из США, которые показывают все преимущества работы напрямую на этих рынках. Понятно, что все это в том числе оказывает влияние и на переговорные позиции в отношении цены. Понятно, что европейская цена является ориентиром, в том числе и для среднеазиатских республик.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И вы прогнозируете рост в ближайшие годы?

С. КУПРИЯНОВ — Да, безусловно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Значительный?

С. КУПРИЯНОВ — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Значительный это что? В разы или 10-20-30-40%?

С. КУПРИЯНОВ — Сложно сказать, но ясно, что именно европейский рынок будет, если иностранным словами выражаться бенч-марком для в том числе и поставок из Средней Азии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи насколько все-таки, я возвращаюсь к началу передачи, к Украине. Вы участвовали в переговорах, вы наблюдаете, это понятно. Насколько вы оптимистичны в том, что сегодня удастся завершить переговоры тем, чтобы не было перерывов поставок газа между Россией и Украиной, потому что, исходя из самых хороших намерений естественно, это будет использовано и в политической риторике и на переговорах президента Путина и президента Ющенко. И на переговорах премьер-министра Зубкова и Юлии Тимошенко.

С. КУПРИЯНОВ — Безусловно, мы как компания были бы заинтересованы в том, чтобы все проблемы были решены. И мы не столкнулись с очередной ситуацией возможных репутационных рисков для компании. Но я лично не верю в то, что нам это удастся сделать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Почему, Сергей?

С. КУПРИЯНОВ — По крайней мере, тот ход переговоров, который мы видим на данный момент, показывает, что сложно ожидать, что сегодня все проблемы будут сняты и все разногласия будут урегулированы. Хорошо, если я ошибаюсь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А на уровне президентов. Вот представим себе на секунду, что сегодня не договорились и завтра президент Путин принимает президента Ющенко, понятно, что эта тема будет поднята. Политическая воля здесь нужна для того, чтобы разблокировать эту ситуацию или это предмет долгих, нудных, тоскливых экономических переговоров? Или здесь нужно политическое решение двух президентов? Недаром же Миллер направил телеграмму Ющенко, он же не в «Нефтегазу Украина» направил телеграмму.

С. КУПРИЯНОВ — Это не самый простой вопрос. Как раз в связи с тем, что действительно мы с «Нафтогазом» уже довольно давно ведем переписку. Однако как говорится, воз и ныне там. Возможно такое дополнительное воздействие со стороны украинских, прежде всего, политических властей в данном случае, наверное, было бы необходимо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Воздействие на президента Путина?

С. КУПРИЯНОВ — Нет, воздействие на компанию «Нафтогаз Украина».

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть вы считаете, что если будет принято, я правильно понял, политическое решение. Это уже зашло в область политическую.

С. КУПРИЯНОВ — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. Итак, это решение разблокирования ситуации, считает Сергей Куприянов, зашло в политическую область и зависит оно от украинского политического руководства. Напомню, что завтра президент Ющенко проведет переговоры с президентом Путиным. А 21 февраля Юлия Тимошенко будет в Москве. Спасибо большое, Сергей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире