'Вопросы к интервью
27 декабря 2006
Z Разворот Все выпуски

Новые обвинения в адрес главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и главы «Менатеп» Платона Лебедева


Время выхода в эфир: 27 декабря 2006, 16:35

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И сейчас у нас на прямой линии телефонной связи…

М. КОРОЛЕВА: Анатолий Ермолин, зам. пред. правления фонда «Открытая Россия», депутат ГД. Анатолий Александрович, здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН: Добрый вечер.

М. КОРОЛЕВА: Вы слышали о сути новых претензий, которые предъявлены Михаилу Ходорковскому, сейчас у нас в эфире?

А. ЕРМОЛИН: Слышал, не у вас в эфире, слышал, мне звонили уже представители различных СМИ и задавали вопросы.

М. КОРОЛЕВА: Что скажете?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Учитывая, что вы имели отношение к фонду «Открытая Россия», видимо, вы и занимались получением этих незаконных денег и отмывали их?

А. ЕРМОЛИН: Что значит имел дело? Я в настоящий момент являюсь зам. пред. правления «Открытой России».

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Т.е. до сих пор эта вражеская организация еще действует.

А. ЕРМОЛИН: Как-то в эпитетах мы, наверное, не совпадаем с вами.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Хорошо, тогда занимавшаяся незаконными действиями.

А. ЕРМОЛИН: Мы стараемся, что наша организация сохранилась, мы ведем некое такое организационно-юридическое сопротивление, но я пока официально не слышал ни одного обвинения, я впервые это услышал именно сегодня, именно от звонков представителей различных СМИ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Но вы сейчас можете подтвердить, когда получили уже эту информацию, что, действительно, на протяжении некоего количества времени «Открытая Россия» занималась легализацией похищенных денежных средств?

А. ЕРМОЛИН: Это, как бы помягче вам назвать то, что вы сказали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы в прямом эфире, можете говорить все, что угодно, станция ответственности не несет, вы будете отвечать.

А. ЕРМОЛИН: Хорошо, поэтому я скажу то, что должен сказать, все время существования нашей организации мы тратили большие суммы денег для того, чтобы способствовать развитию гражданского общества в нашей стране. Многочисленные проекты, связанные с просвещением региональных лидеров, молодых людей, детские программы, про эти проекты я знаю, отвечаю за них, готов прокомментировать каждый из этих проектов. Если у кого-то есть сомнения, то давайте разбираться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Деньги откуда получали на свои программы?

А. ЕРМОЛИН: Мы получали деньги от различных спонсоров, в том числе, и от спонсоров, которые находятся за пределами РФ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Т.е. Ходорковский не был единственным, скажем, Ходорковский, ЮКОС в целом, кто давал деньги?

А. ЕРМОЛИН: Дело в том, что у нас не было ни одного транша, который бы мы получали от Ходорковского. Были различные фирмы, я не считаю необходимым называть их, но они абсолютно известны и в налоговой, и у всех этих органов, которые нас многочисленно много раз проверяли. Все известно, все прозрачно, вы же знаете, что когда электронные деньги используются в обороте, невозможно ничего спрятать и скрыть.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Анатолий, скажите, до того момента, когда в нашей стране, видимо, стало незаконным создание гражданского общества или участие в этих процессах, были ли какие-то претензии по финансовой стороне деятельности к «Открытой России»?

А. ЕРМОЛИН: Вы знаете, у нас никаких претензий буквально до последнего времени не было вообще никаких. Т.е. более того, получить грант от «Открытой России», особенно корректно отчитаться по нему было исключительно сложной задачей, поскольку требования выдвигались нашими внутренними проверяющими, прежде всего, от бухгалтерии, от управления делами, они были настолько высокие, что это было большой проблемой. Т.е. мало того, что мы помогали финансировать различные проекты, связанные с гражданским движением в нашей стране и с просвещением демократическим, мы еще и учили наших контрагентов, как правильно отправлять заявки, как корректно отчитываться с тем, чтобы у них никогда не было проблем с проверяющими организациями.

М. КОРОЛЕВА: Скажите, а почему так сложно оказалось тогда в судах доказать эту прозрачность документации, в чем тогда дело, если все было так прозрачно и чисто, как вы говорите, то почему это невозможно оказалось доказать по суду?

А. ЕРМОЛИН: Вы имеете в виду «Открытую Россию»?

М. КОРОЛЕВА: Да, «Открытую Россию».

А. ЕРМОЛИН: Дело в том, что «Открытой России» никто не предъявлял никаких претензий.

М. КОРОЛЕВА: Был арест денежных средств, правильно? Был арест просто счетов, был арест денежных средств, которые находились на счетах.

А. ЕРМОЛИН: Это отдельная ситуация, т.е. у нас арестовали счета, т.е. все деньги, которые на них находились, это ни много, ни мало, около 6 млн. долларов, причем самое удивительное, что мы до сих пор не видели даже копий документов, на основании которых эти деньги были арестованы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Так это все же было в начале лета, по-моему.

А. ЕРМОЛИН: Да-да, это было.

М. КОРОЛЕВА: Да, весной и летом.

А. ЕРМОЛИН: И собственно, вы же знаете, как работает наша система, никто не собирается нам ничего объяснять. Т.е. дело в том, что по действующему законодательству сам по себе факт ареста счетов является абсолютно незаконным, следователю показалось, что эти деньги а) Ходорковского, б) соответственно, значит, незаконные, в) значит, они могут быть изъяты.

М. КОРОЛЕВА: Анатолий, последний вопрос, собственно, мы собираемся его и нашим слушателям потом задать, сейчас хочу спросить вас об этом, как вы считаете, действительно, вскрылись какие-то новые нарушения, в связи с чем сейчас Ходорковский и Лебедев отправлены в СИЗО в Читу, или просто их не хотят отпускать, на ваш взгляд?

А. ЕРМОЛИН: Вы знаете, я думаю, это такая глубоко эшелонированная акция, сейчас просто по законам классического пиара кому-то нужно погнать новую волну. Сейчас все это и происходит. Но я думаю, что, конечно, одна из главных задач – это лишний раз создать условия для того, чтобы покинуть места заключения было практически невозможно и для Михаила Борисовича, и для остальных наших коллег.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Анатолий, последний, самый последний вопрос, обещаю, учитывая, видимо, возбуждение дела по тем обвинениям, которые мы процитировали, кстати, вы же депутат ГД.

А. ЕРМОЛИН: Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы готовы пойти свидетелем, выступать свидетелем?

А. ЕРМОЛИН: В вопросах, касающихся «Открытой России»?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Да.

А. ЕРМОЛИН: Безусловно. Тем более что я сейчас в данный момент являюсь единственным руководителем, находящимся на свободе, «Открытой России».

М. КОРОЛЕВА: Спасибо. Анатолий Ермолин, зам. пред. правления фонда «Открытая Россия», депутат ГД, был у нас в прямом эфире. Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире