'Вопросы к интервью
11 декабря 2006
Z Разворот Все выпуски

Годовщина ввода российских войск в Чечню. Обстановка в Чечне


Время выхода в эфир: 11 декабря 2006, 16:07

А. ПЛЮЩЕВ — У нас в гостях Зияд Сабсаби, заместитель председателя правительства Чеченской республики, полномочный представитель Чеченской республики при президенте РФ. Зияд Мухамедович, добрый день.

З. САБСАБИ — Добрый день.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы сегодня будем говорить о ситуации в Чеченской республике. Об обстановке там. Как обстоят дела. Как бы вы охарактеризовали просто в двух словах обстановку в Чеченской республике?

Это мир, это война, это не мир и не война. Это путь от войны к миру, от мира к войне?

З. САБСАБИ — Я думаю, сегодня можно оценить ситуацию в Чечне как стабильную. Это регион, который от военных действий переходит постепенно к мирной жизни, к созиданию. Если в нескольких словах.

А. ПЛЮЩЕВ — Таким своеобразным барометром благополучия на мой взгляд считалось строительство. Вот если строятся люди, значит, они верят в светлое будущее, завтра. Давно я не был в Чечне, наверное, год, были сообщения, что Гудермес практически отстроен и центр…

З. САБСАБИ — И центр города Грозный.

А. КЛИМОВ — Расскажите о строительстве, как оно ведется. Там же тоже проблемы были. Какого-то чиновника за руку схватили с этими субсидиями.

З. САБСАБИ — Я хотел просто такую информацию дать, что за время военных действий было разрушено около 4 млн. кв. метров жилья. И сегодня потребуется стоить около 6 млн. кв. метров, чтобы восстановить Чеченскую республику. Чтобы вернуться к тем временам до 1991 года. Только за последние два года и особый бум строительства пошел на 2006 год. Могу назвать такие цифры: за это время было восстановлено и построено около 323 школ на всей территории Чеченской республике с помощью московских властей, московского правительства уже построены две школы. Идет строительство нескольких жилых домов, около 300-500 тысяч кв. м. И я бы сказал, что идет быстрым темпом и в следующем году это строительство продолжится. Если в прошлом году или в прошлое время наши граждане заботились о своей безопасности, личной безопасности, сегодня действительно народ думает о своей экономической безопасности в том плане, что думает, сколько рабочих мест будет создано с помощью российского правительства и вообще чеченское правительство, смотрит, как строится в Чеченской республике, как восстанавливается. Как вы сказали, город Гудермес это второй город по величине в Чечне – полностью восстановлен. Город Аргун – полностью восстановлен. Центральная часть Грозного восстановлена, и проспект имени Ахмад-хаджи Кадырова до конца этого года полностью будет восстановлен.

А. КЛИМОВ — В кв. метрах не очень ясно, в Чечне же много индивидуальных домов. Основное направление это частные дома жилые или многоэтажки?

З. САБСАБИ — По двум направлениям. Что строит правительство с помощью инвесторов и правительство Москвы – это высокие жилые дома. Плюс школы. Как вы знаете, около 80% населения получили свои компенсации. И население строит и восстанавливает свои дома, которые были или разрушены или были частично разрушены.

А. ПЛЮЩЕВ — Компенсация, кстати, была история, когда чиновника пытались привлечь к ответственности за якобы вымогательства, которые он устраивал из-за этих компенсаций. Одного из высокопоставленных чеченских чиновников. Но, тем не менее, его освободили тогда из-под стражи. Есть ли у вас информация последняя по этому поводу? Как это скандал развивается?

З. САБСАБИ — Злоупотребления были обнаружены. Мы этого не скрываем. Но следствие по поводу чиновника доказало, что не было его причастности к тому, за что его посадили. Но другие чиновники именно по этому делу понесли наказание, некоторые осуждены, и некоторые были просто освобождены от занимаемой должности. Сегодня продолжается процесс выдачи компенсаций, но есть какие-то проблемы, связанные с бюджетом. И по дотациям, которые выделяются из Москвы, я думаю, до конца следующего года ни один пострадавший не останется без компенсации.

А. ПЛЮЩЕВ — Есть вопросы к эфиру от наших слушателей, через Интернет заданные. Мы с Александром отметили, что они на удивление жесткие и хлесткие. Асламбек например, из Грозного, как он себя назвал, пишет: хотелось бы спросить Вас, каковы перспективы по розыску лиц, пропавших в ходе проведения спецопераций федеральными структурами, напомню, что официально таковыми числится 2700 человек. И что в этом направлении делается именно Вами как представителем республики при президенте РФ?

З. САБСАБИ — Да, есть у нас такая проблема. Мы занимаемся этой проблемой. Но в частности на сегодняшний день этой проблемой занимается председатель правительства Рамзан Ахмадович Кадыров. И здесь у нас есть такое мнение, что среди этих пропавших без вести немало лиц, которые находятся в российских тюрьмах. Мы уже установили некоторые имена, фамилии, которые находятся в российских тюрьмах. Мы раньше думали, что они просто умершие или пропавшие без вести, а есть такие факты, которые никто не фиксировал. Допустим, где-то были убиты и захоронены. В последнее время, наверное, наши слушатели знают, что при восстановлении парка имени Кирова мы обнаружили там много трупов. Было около 40 человек. Сейчас идет процесс установления их личности. Конечно, и в Совете Федерации есть у нас комиссия по правоохранительным органам и в судебной системе тоже работают по этому направлению. В ГД работают тоже, и сами чеченские власти. А мы как представительство, как связующее звено между нашими ведомствами Чеченской республики и российскими структурами.

А. КЛИМОВ — Иван пишет: сколько процентов населения Чечни составляли русские прихода к власти Дудаева? Сколько сейчас? Есть у вас такие данные?

З. САБСАБИ — До прихода Дудаева было около 25%. На сегодняшний день я думаю около 4-5%.

А. ПЛЮЩЕВ — Эту тему продолжает и Игорь Соколов, и Вячеслав Степашкин через Интернет приславшие нам сообщения. Кроме того, и Наталья на пейджер нам пишет, вопросы похожи на самом деле. Вот жестко спрашивает Игорь Соколов: готовы ли чеченские власти признать геноцид русского населения в период 1992-93 годов? Отрицание, либо непризнание этого факта, либо просто умалчивание со стороны властей ЧР вряд ли продвинет русско-чеченские отношения вперед к подлинной настоящей дружбе. А ведь именно геноцид русского населения в совокупности с сепаратистскими настроениями явились первопричиной войны, — считает Игорь.

З. САБСАБИ — Умалчивать мы не будем и не собираемся. Но хочу отметить, что никакого геноцида по отношению к какому-то народу конкретному, в Чечне жили и евреи, и армяне, и русские и украинцы и так далее. И в то время пострадали от беспредела преступных групп и незаконных вооруженных формирований я вас уверяю, чеченцы пострадали не меньше, чем русские.

А. КЛИМОВ — Что делает чеченское руководство для возвращения на родину тех, кого война и просто жизнь разбросала по всей земле?

З. САБСАБИ — У нас есть сейчас такая программа конкретная по возвращению, для начала скажем, специалистов. Тех специалистов русских, других национальностей, которые жили и работали в Грозном. Для этого мы конкретные шаги уже предприняли и сделали. Первое, для тех специалистов, которые возвращаются, не приезжают, потому что они жили там, предоставляется им жилье. Правительство Чеченской республики гарантирует им жилье. Второе, в этом году 9 мая по инициативе председателя правительства были подготовлены все могилы, где были захоронены в основном русские. Восстановлены памятники Отечественной войны. Мы пригласили всех участников войны, которые и воевали и проживали на территории Чеченской республики на 9 мая. И мы каждый год это будем делать. И я сейчас хочу воспользоваться случаем и пригласить всех наших земляков русской национальности и других национальностей, чтобы вернулись домой.

А. КЛИМОВ — Вот и хорошо, вот и здорово. Я предлагаю, сейчас Александр Плющев напомнит наши телефоны, мы предложим тем, кто по разным причинам покинул территорию Чечни и собирается приехать или не собирается. Заодно узнаем, почему.

А. ПЛЮЩЕВ — Для тех, кто хотел бы вернуться в Чечню – 783-90-25 и для тех, кто навсегда попрощался с Чечней, во всяком случае, на сегодняшний день – 783-90-26.

А. КЛИМОВ — И пока вы набираете телефон, еще вопрос. Возвращаются люди, есть какие-то цифры?

З. САБСАБИ — Есть.

А. КЛИМОВ — Порядок. Сто, тысяча.

З. САБСАБИ — Нет, я думаю, мы можем говорить сегодня о сотнях. Особенно в северные районы Чечни. Это Шелковской район, Наурский район. Потому что по сегодняшний день русское население составляет там в процентном отношении больше, чем чеченское.

А. ПЛЮЩЕВ — И соответственно гораздо больше, чем в среднем по республике.

З. САБСАБИ — Так точно. Даже глава района допустим, Наурского района – русский.

А. КЛИМОВ — А куда больше возвращается: в деревни или в города?

З. САБСАБИ — В такие населенные пункты, это и не деревня и не город. Средние населенные пункты, где есть промышленность. Особенно сельское хозяйство.

А. КЛИМОВ — Но Грозный здесь не лидирует?

З. САБСАБИ — Почему не лидирует. Лидирует. Мы хотели и думаем, что побольше должны приехать в Грозный. Но пока идет восстановление промышленных объектов, не идет так быстро, как мы хотели бы.

А. ПЛЮЩЕВ — Сначала для тех, кто хочет вернуться в Чеченскую республику. Алло. Здравствуйте. Не получается. Давай попробуем другую линию взять.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня Олег зовут. Я из Москвы. Я уехал из Чечни навсегда.

А. ПЛЮЩЕВ — В каком году?

СЛУШАТЕЛЬ – В 1993 году. Я родился, мне сейчас уже 40 лет будет. Всю жизнь я там вырос и все отношения прекрасно знаю. И то, что ваш гость сейчас говорит, что в период прихода к власти Дудаева пострадало чеченцев гораздо больше, нежели русских…

А. ПЛЮЩЕВ  — Он сказал: не меньше.

СЛУШАТЕЛЬ – И еще одно я вам скажу. Что бандформирования или бандгруппы он тоже лукавит. Потому что от малого трехлетнего ребенка и до 80-летней бабушки это все было и на русских, и армян, и на евреев. На всех распространялось. (неразборчиво)

А. КЛИМОВ — Вы согласны с такой позицией?

З. САБСАБИ — Я не согласен. Но я бы в 1993 году со своей семьей тоже уехал. Поэтому здесь обвинять. Я бы тоже уехал, Олег.

А. ПЛЮЩЕВ — Понятно. А почему вы не хотите вернуться? Вы не верите…

СЛУШАТЕЛЬ – Потому что не верю, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ — Что там наладится мирная жизнь и равноправная.

СЛУШАТЕЛЬ – Равноправная не наладится. Я по своему опыту так думаю.

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо большое. У нас кстати будет голосование. Оно связано с высокой чеченской политикой я бы так сказал. Не с личными даже ощущениями людей. Но мы пока послушаем тех, кто хотел бы вернуться в Чечню. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Я  хотел бы узнать о Дудаеве Захаре.

А. ПЛЮЩЕВ — Нет, мы сейчас не справочное бюро, извините ради бога. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день.

А. ПЛЮЩЕВ — Вы жили когда-то в Чечне?

СЛУШАТЕЛЬ – Я жил там. Меня зовут Умар.

А. ПЛЮЩЕВ — А почему вы уехали и когда?

СЛУШАТЕЛЬ – Я сначала поздороваюсь с представителем. Салам алейкум.

З. САБСАБИ — Алейкум салам.

СЛУШАТЕЛЬ – Я поприветствовал. Был в Чечне, в 1976 году я уехал оттуда.

А. ПЛЮЩЕВ — То есть не в связи с войной?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ — И сейчас вы верите в то, что новые чеченские власти, поддерживаемые федеральным центром, могут построить там такую жизнь, при которой вам будет хорошо?

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно, верю. О чем вы говорите. Там такие изменения. Там правительство во главе с Рамзаном они повернули этот чиновничий аппарат в сторону народа. Понимаете.

А. ПЛЮЩЕВ — Нет. Честно говоря, не понимаю. Ни разу такое не встречал.

СЛУШАТЕЛЬ – Если человек хочет работать, есть такая возможность, если хочет семью кормить – пожалуйста.

А. ПЛЮЩЕВ — А что, есть такая возможность? Я слыхал насчет безработицы.

СЛУШАТЕЛЬ – Если человек хочет работать, у него есть такая возможность пойти и заработать деньги.

А. ПЛЮЩЕВ — А какая, например? Кем люди работают там?

СЛУШАТЕЛЬ – В основном на строительстве. В сфере обслуги. Свои небольшие мероприятия открывают бизнес и прочее.

А. ПЛЮЩЕВ — Хорошо. Умар, у вас есть возможность спросить у нашего гостя как вы можете помочь человеку, который хочет вернуться в Чечню.

З. САБСАБИ — Конечно, мы можем.

СЛУШАТЕЛЬ – Я считаю, чем помочь. У него есть там родственники, я решил, приехал, я такой специалист, хочу заниматься этим-то.

А. ПЛЮЩЕВ — А вы сами будете пытаться вернуться?

СЛУШАТЕЛЬ – У меня братья, сестры там, все работают. А жили люди…

А. ПЛЮЩЕВ — Понятно. Спасибо большое. Действительно я слышал, что большая проблема безработицы в Чечне. У нас постоянно это мелькает в сообщениях. Действительно, наверное, ведется строительство какое-то, наверное, на строительстве можно устроиться.

З. САБСАБИ — Можно, но я хочу уточнить. Что есть у нас проблема с безработицей. Потому что объем строительства не соответствует тем объемам, которые мы имеем сегодня. Сегодня задействовано 12 тысяч человек в строительстве, а могут работать около 100 тысяч человек. Поэтому мы говорим, что надо быстрым темпом восстанавливать разрушенное жилье, заводы, объекты социального характера.

А. ПЛЮЩЕВ — Знаете, что я слушал Умара, когда он говорил, и что мне бросилось в глаза или в уши ударило. Он сказал: правительство во главе с Рамзаном Кадыровым, он не вспомнил про Алу Алханова президента. Вот если у нас человек говорит какие-то слова в адрес федеральных властей хорошие, он никогда не вспомнит Фрадкова премьера, он всегда вспомнит Путина. Я, например, в этом абсолютно уверен. Здесь ситуация зеркальная. Поэтому мы решили провести опрос среди слушателей. Может быть, я не прав в своих ощущениях. В чьих руках, по вашему мнению, находится реальная власть в Чечне: скорее у Алу Алханова, президента или у премьера Рамзана Кадырова.

А. КЛИМОВ — Кстати, этот вопрос вам же тоже адресуется.

А. ПЛЮЩЕВ — Я понимаю, что вам может быть некорректно, как чиновнику высказываться на этот счет.

З. САБСАБИ — Да нет, почему. Алу Алханов это законно избранный президент Чеченской республики. Я хотел уточнить, на него больше возложены политические задачи. И практически он сегодня не решает вопросы народного хозяйства. Почему люди, Умар конкретно говорил о правительстве во главе с Рамзаном Ахмадовичем Кадыровым. У Рамзана Ахмадовича Кадырова есть такой стиль восточный, — он вошел в народ. Я здесь Фрадкова не вижу в магазинах. А Рамзана Кадырова в бильярдном месте в клубе вы можете увидеть и в Грозном и в Гудермесе, и в Урус-Мартане.

А. ПЛЮЩЕВ — И охрана, пустят реально туда? Не закроют вход.

З. САБСАБИ — Ничего не закрывают, но я вам скажу, конечно, какая-то проверка может быть. Но он может и такое сделать. Вот он едет, остановился, и зашел в ресторан или в какой-то клуб или просто на рынок с простыми женщинами поговорил. Узнал о каких-то проблемах и тут же на месте может решить любую проблему.

А. ПЛЮЩЕВ — Алханов так не делает?

З. САБСАБИ — К сожалению, не делает. Может быть, делает, но об этом никто не знает. И сегодня для нас это президент Алханов и Алханова выбрал народ, и был выдвинут именно командой Ахмад-хаджи Кадырова.

А. КЛИМОВ — А премьерское ли это дело по магазинам ходить и решать бытовые вопросы?

З. САБСАБИ — Не премьерское дело, но как человек, может быть европейскому человеку это не понять. Восточные люди могут более-менее понять и осознать, он получает информацию из первых рук. Не из докладных записок и аналитических справок, а именно от народа. От простых людей. А это нашему народу очень нравится.

А. ПЛЮЩЕВ — У нас осталось еще буквально две минуты. Мы совсем забросили пейджер. Вот хороший вопрос, мне кажется просто отличный. Когда, по-вашему, возобновится авиасообщение между Москвой и Грозным?

А. КЛИМОВ — По-моему, оно восстановилось уже.

З. САБСАБИ — Восстановилось. Но мы только провели технический рейс. Я думаю, со следующего года это может быть, в январе-феврале начнутся уже регулярные рейсы. И до конца следующего года мы даже уверены, что аэропорт Грозный будет международным.

А. КЛИМОВ — А само здание аэропорта уже восстановлено?

З. САБСАБИ — Все полностью готово.

А. КЛИМОВ — Вот этот ужасный разбитый вместе с гостиницей…

А. ПЛЮЩЕВ — Тогда же ко дню рождения Рамзана Кадырова его открыли.

З. САБСАБИ — Вот почему люди говорят о Рамзане Кадырове. Когда Рамзан дал задачу, что за 90 дней надо закончить аэропорт, никто не подумал, что нельзя или невозможно. А так мы этот аэропорт восстанавливаем уже пять лет.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот он какой хороший Рамзан Кадыров и в его руках находится власть в Чечне – так считают 93,5%. Лишь 6,5%, всего 17 человек из тех, кто позвонил, считают, что власть находится у президента Алу Алханова. Это чисто внешне или это действительно так? Здесь голосовали люди, в основном, наверное, в Москве и других городах. Не в Чечне.

З. САБСАБИ — Эти 17 человек, которые понимают политику, что на президента сегодня в Чеченской республике не возложены функции, чтобы восстанавливать дома или руководить работой правительства. А Рамзан с этими проблемами справляется, поэтому большинство людей считают, что в его руках власть, понимая, что это работа правительства.

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо большое. У нас в гостях был Зияд Сабсаби — заместитель председателя правительства Чеченской республики, полномочный представитель Чеченской республики при президенте РФ.

З. САБСАБИ — Спасибо.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире