'Вопросы к интервью
14 ноября 2006
Z Разворот Все выпуски

Росприроднадзор против нефтяных компаний


Время выхода в эфир: 14 ноября 2006, 16:08

С. БУНТМАН – Олег Митволь у нас в гостях, зам. руководителя федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Добрый день.

О. МИТВОЛЬ — Добрый день.

С. БУНТМАН – Ну что же, чем нефтяная индустрия теперь провинилась перед нами всеми.

О. МИТВОЛЬ — Вопрос, конечно интересный. Я бы хотел все-таки, чтобы конкретизировали вопрос, потому что нефтяная индустрия она очень многогранна и многолика. Она по-разному может провиниться.

С. БУНТМАН – Она может провиниться всяко.

Т. КАНДЕЛАКИ — А разве она бывает не виновата – давайте поставим вопрос по-другому.

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете, вообще чаще всего конечно виновата. Видимо, где-то что-то сэкономили, что-то недополучили, какие-то согласования или разрешения с какого-то непонятного согласия чиновников каких-то, чем-то как-то замазали глаза чиновнику. В общем, конечно, чаще всего виноваты. Но самое главное, чтобы мы поймали нарушителей на месте независимо от того…

Т. КАНДЕЛАКИ — И обезвредили.

О. МИТВОЛЬ — Независимо от объема нарушений или привлекли к соответствующей ответственности, к сожалению, раньше почему-то этим не занимались.

Т. КАНДЕЛАКИ — Но сейчас в поиске?

О. МИТВОЛЬ — Нет, нарушители сами попадаются.

Т. КАНДЕЛАКИ — И кто сейчас нарушитель?

О. МИТВОЛЬ — Много. Я бы хотел, чтобы вы мне конкретные вопросы задавали, потому что у нас конечно сейчас двое ведущих, как на перекрестном допросе.

С. БУНТМАН – Ну ничего.

О. МИТВОЛЬ — Да, ничего, постараюсь держаться.

С. БУНТМАН – Тогда вопросы будут задавать и наши слушатели. Вот какие конкретные претензии сейчас формулируются на этот день по тем проектам, которые существуют. Ваши конкретные претензии.

О. МИТВОЛЬ — Я думаю, что вы аккуратно так в вопросе…

С. БУНТМАН – Да, я аккуратно.

О. МИТВОЛЬ — «Сахалин-2» проект, вы знаете, очень интересная история. Я не говорю о моральной ситуации, связанной с ответственностью тех должностных лиц, которые подписали в свое время соглашение о разделе продукции, по которому Россия после компенсации всех расходов инвестора получает всего 10%, а 90% инвестор. Например, наш сосед Азербайджан предлагает СРП в соотношении 70 – Азербайджану, 30 – инвестору. А у нас 10% — России, 90 – инвестору.

С. БУНТМАН – Как это получилось?

О. МИТВОЛЬ – Это, наверное, больше вопросы прокуратуры к чиновникам. Которые все здравствуют, а многие из них еще и руководители крупных инвестиционных компаний, бывшим чиновникам. И, наверное, вопросы к некоторым нынешним моим коллегам, согласно статье 17 Закона «О государственной гражданской службе» я не очень могу критиковать деятельность нынешних коллег. Но вообще любопытная вещь. Представьте себе, и я считаю, что очень интересно будет знать нашим слушателям, что, например, на острове Сахалин зарегистрировано 200 частных охранных предприятий.

С. БУНТМАН – Может там…

О. МИТВОЛЬ — И почти все 200 предприятий работают на охране контракта по соглашению о разделе продукции. Например, год назад милиция выяснила ситуацию, что в одном из ЧОПов охранники получали по одному миллиону рублей в месяц. Это 37 тысяч долларов в месяц.

Т. КАНДЕЛАКИ — А может это особая экономическая зона, об этом так много говорилось. Вот она искусственно и возникла.

О. МИТВОЛЬ — Нет, причем тут это. Вопрос заключается в том, что 37 тысяч долларов в месяц для охранника в моем понимании это многовато. А некоторые наши чиновники, видимо, после некоторых убеждений считали, что такие расходы можно и согласовать. А как вам получение 10 тысяч согласований, которые получили сотрудники. 10 тысяч. За каждое согласование соответственно они списывали с бюджета РФ деньги, то есть за получение согласований. Вы представьте себе принцип работы. Чем больше согласований – тем лучше. Как говорится, оплата сдельно-премиальная. Для того чтобы согласований было много, и они были разные, они у меня в списке есть, даже сделали целый отдел по получению государственных согласований и тоже за счет бюджета РФ. Представляете себе этот отдел по получению согласований. И принцип такой: чем больше согласований, тем больше денег а, например, сотрудник, их четверо было сотрудников, сотрудник каждый отдела получал по 320 тысяч долларов в год.

Т. КАНДЕЛАКИ — Но налоги платили, самое главное с этой суммы?

О. МИТВОЛЬ — Ну, наверное, 13%. Для ориентировки это примерно в два раза больше, чем получает президент в США.

Т. КАНДЕЛАКИ — Но президент в США всегда говорил, что он не самый высокооплачиваемый наймит.

О. МИТВОЛЬ — Естественно, охранники на Сахалине получают в разы больше.

С. БУНТМАН – Значит просто надо понять, о чем это говорит.

О. МИТВОЛЬ — Смотрите, это говорит о следующем, что при попустительстве определенного круга, в том числе должностных лиц, компания, считая, что в России работают только туземные чиновники, которые радуются как дети зеркалам, коробочкам из-под пудры, бусам, видеомагнитофонам в 1995 году, которые за это дело готовы играть во все виды.

Т. КАНДЕЛАКИ — Сколько лет проекту «Сахалин-2»?

О. МИТВОЛЬ — Считайте, 10 лет.

Т. КАНДЕЛАКИ — А почему все эти 10 лет об этом умалчивали?

О. МИТВОЛЬ — Дело в том, что вопрос, наверное, не ко мне. Потому что я подключился к этому проекту в июне этого года, когда выяснилось, что в результате столь доблестной деятельности несколько десятков га леса просто перевернулось вверх корнями и засыпаны несколько сот нерестовых рек. Дальше у нас произошло следующее, мы начали проверку. Прежде всего, «Сахалин» естественно обвинил Россию в том, что это политическое давление, что мы хотим какие-то интересы, уходя от того, что, если вы уничтожили реки, то их надо по любому законодательству восстанавливать. Мы начали проверку. В результате проверки выяснилось, что реки нерестовые уничтожены, рыба гибнет, проблема серьезная с заливом…

Т. КАНДЕЛАКИ — Уничтожены с какой целью?

О. МИТВОЛЬ — Да ни с какой.

С. БУНТМАН – Походя.

О. МИТВОЛЬ — Просто если на Аляске уже 30 лет трубопроводы строят эстакадным методом, то есть…

Т. КАНДЕЛАКИ — На поверхности.

О. МИТВОЛЬ — Для девушек объясняю, на палочках таких через речку. То здесь решили не экономить, а прямо траншейным способом. То есть переберешь на тракторе и поехали. Нерестовые реки, не нерестовые, через них перпендикулярно переезжаешь. Соответственно оползневые участки заказали у группы ученого по фамилии Казаков из Лаборатории лавинных оползневых процессов, информацию о том, есть ли лавинно-оползневая опасность. Соответственно ученые написали документ, в котором было отражено, что 20 км серьезнейшей проблемы. И необходимы определенные инженерные решения. Так называемые инженерные стенки защитные. Соответственно компания, посмотрев эти документы, решила, что они им не очень нравятся, и не стала их даже учитывать в ТЭО и в проекте. То есть когда в 2003 году была экспертиза, эксперты даже не знали, что там вопросы по оползневой опасности. При этом у нас появилась случайно переписка между инженерными подразделениями и менеджерскими подразделениями компании «Шелл», где инженеры говорили о том, что такие проблемы есть, на что менеджеры говорили, ну ничего страшного. Подразумевая, что в России с нашим туземным чиновником разговоры…

Т. КАНДЕЛАКИ — Какие планы?

О. МИТВОЛЬ — Да, и вы знаете, им дали, как обычно в России бывает в связи с тем, что это иностранцы, у нас в России пиетет особый к иностранцам. С нашими компаниями мы так долго не стали бы разговаривать. Мы им дали возможность в сентябре, сейчас ноябрь, дали возможность наконец-то исправиться и представить проект, о котором мы говорим – план природоохранных мероприятий. Я несколько листов оттуда принес. Просто я почитаю кусочками.

С. БУНТМАН – Сейчас мы через минуту перед самым интересным.

О. МИТВОЛЬ — То есть слушатели отойдут на минуточку.

С. БУНТМАН – 40-секундный перерыв.

РЕКЛАМА

С. БУНТМАН – Теперь…

Т. КАНДЕЛАКИ — Представляете чтение сегодня внеклассное.

О. МИТВОЛЬ — Наиболее интересное домашнее чтение. Я когда получил в  пятницу эти материалы, у меня первая мысль была, что надо попытаться было бы их издать. Потому что в магазинах был бы бестселлер.

Т. КАНДЕЛАКИ — Лучше аудио-книги в вашем исполнении.

О. МИТВОЛЬ — Тоже как вариант, это разрешено творческой деятельностью госслужащим. Представьте себе, огромная компания, речь идет об очень серьезных проблемах. Но при этом единственное ценное, что были в этом новом документе от «Сахалин Энерджи», было черным по белому признание того, что все-таки удалось испортить 529 речек. Они об этом, не стесняясь, написали. И там были приведены суперважные мероприятия, которые надо срочно провести, чтобы, наконец, ситуацию исправить. Представляете, 529 испорченных речек, 20 километров селевых потоков, трубу клали прямо в селевый поток, то есть любой сель разрывается и все, пошло. Например, пункт 6,5 очень интересный. Касается лесонасаждений. То есть мы говорим, по которому уже бюджет России получил более 300 тысяч долларов по уничтожению лесов. Как предлагает «Сахалин Энерджи» эти ситуацию исправлять. «Предлагается сбор шишек, консервация и хранение шишек хвойных деревьев, обработку семян и посадку семенного материала».

Т. КАНДЕЛАКИ — Простите за бестактность, но по такому принципу формируется банк спермы, извините.

О. МИТВОЛЬ — О-о, извините.

Т. КАНДЕЛАКИ — На самом деле, сохранить шишки для того, чтобы потом посадить…

О. МИТВОЛЬ — Тина, я знаком с вашим творчеством, не ожидал, что такие ассоциации у вас возникнут.

Т. КАНДЕЛАКИ — Но это же такой же принцип, правильно я понимаю.

О. МИТВОЛЬ — Нет, это не такой. Вместо того чтобы написать, что должны высадить 150 га деревьев, они пишут, что мы все-таки эти шишки сушим и обязательно…

Т. КАНДЕЛАКИ — Потом высадим. Правильно?

О. МИТВОЛЬ — Последняя фраза в этом пункте. Что эксперты полагают, что может быть подготовлено достаточное количество семян для того, чтобы посадки сотен га новых лесов.

Т. КАНДЕЛАКИ — Ну вот, я была абсолютно права.

С. БУНТМАН – Сколько лет…

О. МИТВОЛЬ — Они об этом не пишут, видимо они еще не знают.

С. БУНТМАН – А какой процент гибели.

О. МИТВОЛЬ — Я боюсь, что эти специалисты, которые этот супердокумент готовили, они просто об этом не задумывались.

Т. КАНДЕЛАКИ — 100-150.

О. МИТВОЛЬ — Например, вот серьезные программы со строительством, потому что не выполнялись технические нормы. Как решила компания «Сахалин Энерджи» бороться с этим вопросом – читаем пункт. 3.3 «В целях решения этой задачи 19-20 октября 2006 года был проведен специальный семинар по подготовке к зимнему строительству водных переходов, в котором приняли участие начальники строительных площадок и бригадиры». Как вам? Тут еще не пишут, что был концерт художественной самодеятельности и агитбригада направлена…

Т. КАНДЕЛАКИ — Известно, кто пел на этом концерте?

С. БУНТМАН – То есть это отчет этого мероприятия.

О. МИТВОЛЬ — Слушайте. Они пишут, это них план, многомиллиардный ущерб, как нам решить эти вопросы, серьезно работают. «В целях дополнительного повышения осведомленности персонала, будет активизирована кампания по использованию наглядных материалов «Берегите природные ресурсы России». А при необходимости будет проводиться инструктаж на рабочих местах. А также будет подготовлен пакет информационных материалов (включающих в себя фотопрезентацию и сопроводительные документы)».

Т. КАНДЕЛАКИ — Только что хотела обратить ваше внимание, не мне вам говорить, Олег, что западные компании очень серьезно подходят к презентации и очень хорошие презентации кстати. Это западные составляли я так понимаю.

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете…

С. БУНТМАН – Абсолютно отечественная рука.

О. МИТВОЛЬ — Мне кажется, наоборот какая-то импортная рука. Если бы они не перевели это на русский язык, или, например, сделали это на китайском или японском, там было тысячи 4 страниц, я бы подумал, что серьезный труд.

Т. КАНДЕЛАКИ — А чем славится эта компания?

С. БУНТМАН – Тина, это план мероприятий совета дружины, совершенно. Ты просто не помнишь.

О. МИТВОЛЬ — Вот, например, смотрите. Помните, мы говорили о том, что они вместо того, чтобы по восточной границе заказника положить трубу, положили ее прямо посередине заказника. Представляете. И так они удивились, когда мы приехали, достали научный прибор под названием GPS, и с помощью этого прибора выяснили, что труба лежит прямо посередине. И что дальше. Да, действительно GPS, ну что делать. И выяснилось, что они трубу положили не там, а леса вырублено на много раз больше, и не там, где собственно нужно было.

Т. КАНДЕЛАКИ — Кто эти дилетанты, раскройте карты.

О. МИТВОЛЬ — Это компания «Сахалин Энерджи», это не дилетанты, это крупнейшая компания с огромными…

С. БУНТМАН – Есть какие-то конкретные люди, которые этим руководят?

О. МИТВОЛЬ — Я вам сейчас расскажу. «Если подробная и точная съемка показывает превышение площади используемых земель по отношению к землеотводу, (то есть государственный лес порубили) компания незамедлительно подаст запрос на дополнительный землеотвод и аренду земель по договорам использования земель из нового фонда». То есть представляете, они пишут, что если действительно мы чего-то не то, ушли не туда, то мы вам заявление принесем на выделение…

Т. КАНДЕЛАКИ — Слушайте. Но это только самоубийцы могут гробить Сахалин, надеясь на то, что никто не заметит.

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете, проблема в том, что, к сожалению, эту ситуацию многие не замечали. Вопрос заключается в том, что она же не только сегодня возникла. А вы знаете, ведь удивительно другое, что мы говорили о том, что самые дорогие сейчас квартиры на территории России в Сахалине, потому что потом эти расходы представляются в бюджет России. Например, между Южно-Сахалинском и поселком Ноглики, это 600 километров, ходит одноколейка. То есть поезд по одноколейке. Чтобы было понятно, все вагоны черные, грязные, убитые, в непотребном состоянии, как и должно быть на  пункте Ноглики, а первый вагон белого цвета чуть ли ни снаружи обшит кожей.

Т. КАНДЕЛАКИ — Вы не понимаете, черные для охранников за 37 тысяч.

О. МИТВОЛЬ — И там написано: «Сахалин Энерджи». И в этот вагон доступ только для белых людей в пробковых касках.

Т. КАНДЕЛАКИ — Скажите честно, вы в каком вагоне ехали?

О. МИТВОЛЬ — Я в вагоне не ездил, я на вертолете летал. С надписью тоже кстати «Сахалин Энерджи».

Т. КАНДЕЛАКИ — И тоже обшитым кожей?

О. МИТВОЛЬ — Нет, вертолет не был обшит кожей, он был грязненький. Вопрос в другом. Что белая обшивка кожи это же все зачли бюджету РФ. То есть вот эти расходы, а не надо забывать, что во всех этих приобретениях счастливых, там повышенная амортизация. То есть понимаете, за деньги людей, которые живут на Сахалине, куплены эти белые шикарные вагоны, в которых никто их никогда не пустит.

Т. КАНДЕЛАКИ — Опять что ли деньги налогоплательщиков?

О. МИТВОЛЬ — Да нет.

Т. КАНДЕЛАКИ — А как же за деньги людей, которые живут на Сахалине.

О. МИТВОЛЬ — Тина, не так немножко. Смотрите. Бюджет у нас общий. Сахалин является частью России. Это вопрос не дискутируется?

Т. КАНДЕЛАКИ — Нет, абсолютно.

О. МИТВОЛЬ – Значит, траты компенсируются, то есть расходы идут на счет России. Вот, например, 10 млн. тонн нефти «Сахалин Энерджи» выкачала. Это 5 млрд. долларов. То, что копейку оттуда ждать невозможно, потому что они говорят: ой, а мы только инвестиции, нам надо компенсировать. Охранник у нас дорогой. Но зато красивый. Пакетик чая условно 10 долларов стоит. Извините, мы такую ерунду не пьем. Или у нас идет завтрак 100 долларов. Списывается с бюджета. Вы знаете, что в семизвездочной гостинице «Burj Al Arab» завтрак стоит 60 долларов. То есть плюс завтрак и доставка на самолете каждый день.

С. БУНТМАН – Олег, я бы очень хотел…

О. МИТВОЛЬ — Один момент, который очень интересный. Я понимаю, что время не безгранично. Очень интересен другой факт, что почему-то сейчас в «Сахалин Энерджи» работают многие высокопоставленные чиновники.

С. БУНТМАН – Вы хоть одно имя назовете?

О. МИТВОЛЬ — Извините, бывший начальник управления администрации президента господин Игнатьев. Другие высокопоставленные сотрудники министерств, ведомств. То есть те, которые как раз согласовывали. Я, конечно, правильно понимаю, что компания не забывает людей, которые понимают, сколько стоит настоящий охранник. Но извините. Не очень мне кажется логично. И вот теперь появились те чиновники, которые не понимают, что вы потом к нам приходите, вы там все разрешаете, а потом приходите к нам работать. А говорят о том, что ребята, вот есть Стокгольмский арбитражный суд, вот есть нарушения, которые вы признаете. Вы признаете, что убили 529, извините, это вы же выбрали юрисдикцию. Вы же выбрали нью-йоркское право. Извините. Я не знаю, почему вы не знали, что по нью-йоркскому праву сокрытие существенных сведений это, извините меня, преступление. И здесь можно получить очень серьезные многомиллиардные доходы в Россию.

Т. КАНДЕЛАКИ — Компания по-прежнему работает, просто интересно.

О. МИТВОЛЬ — Она на одном участке трубы с августа уже не работает. Мы там работы остановили. Вопрос сейчас не в том. Вопрос в том, что у нас должны отвечать за нарушение закона не только мелкие, но и самые крупные, в том числе и международные компании.

С. БУНТМАН – Скажите, все настолько запущено или все останавливать сейчас или пусть уж работают, как есть.

Т. КАНДЕЛАКИ — Передавать кому-то другому.

О. МИТВОЛЬ — Тина, вы максималист. Вам в госуправление пока рано.

Т. КАНДЕЛАКИ — А я не стремлюсь.

О. МИТВОЛЬ — Я понял. Вам здесь неплохо.

С. БУНТМАН – Вы констатировали вот этот факт. Что дальше? Какие шаги? Ведь надо спасать, что еще можно.

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете, мы будем делать все, что делает цивилизованная страна в такой ситуации. То, что мы докажем компании и уже доказали, что здесь не только туземные чиновники, а у нас не банановая республика. Мы сейчас изучаем нашу правовую позицию, мы сейчас консультируемся, в том числе с американскими адвокатами, готовим ущерб, мы будем считать ущерб до конца лета следующего года. Мы сейчас будем предъявлять упущенную выгоду, и компания вынуждена будет по решению суда, независимо от тех договоров, крайне невыгодных для России, которые были подписаны, будет вынуждена компенсировать, прежде всего, средства, которые пойдут в бюджет России. А потом если компания представит гарантии экологической безопасности острова и представит реальные технические проекты, а не вот этот сборник анекдотов, то тогда будет все по-другому.

С. БУНТМАН – Скажите, если будет все это доказано, предположим, вычислен ущерб, какова будет ответственность тех людей, которые подписывали все эти согласования?

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете…

С. БУНТМАН – Вот тех самых туземных, извините меня чиновников.

О. МИТВОЛЬ — Здесь, конечно, вопросы больше Генпрокуратуры. Дело в том, что я надеюсь, что Генпрокуратура все-таки должна ознакомить из Интернета со средними окладами охранников в Москве…

С. БУНТМАН – А кто может подать в Генпрокуратуру? Вы не можете?

О. МИТВОЛЬ — Смотрите, мы делаем факты открытыми. По каждому факту объявленному нами, в том числе и в вашей передаче, должно быть возбуждено уголовное дело. И тогда должны быть те люди, которые должны говорить, вы знаете, а мы не знали, что пакетик чая не стоит 10 долларов. Но хотя бы их нужно из госслужбы уволить. А потом возникает следующая ситуация, что когда российские чиновники, подписавшие такой невыгодный кабальный договор, ну хоть как-то их пожурить надо. Хотя бы список вывесить на каком-то сайте. Что они продали родину не только для себя, но и для своих детей и внуков.

С. БУНТМАН – Смотрите, если предположим, никто не реагирует. Вот вы обнародовали факты. Возможно по целому ряду возбуждение уголовных дел. Никто не реагирует. Дальше что, кто может заставить или возбудить, подать в суд?

О. МИТВОЛЬ — Во-первых, я считаю, в данном случае обязательно необходимо доказать компаниям, в том числе крупным, что договоренности с чиновниками не заменяют соблюдение закона. И договорившись с чиновниками и думая, что прикрыто все, рано или поздно можно заплатить по полной программе.

Т. КАНДЕЛАКИ — Но такие договоренности были на законодательном уровне. Ведь они легальны, я понимаю, компания прозрачная.

С. БУНТМАН – На все документы есть.

О. МИТВОЛЬ — Еще раз. Договоренности с чиновниками я имею в виду в другом смысле этого слова. Я имею в виду, что, например, местный глава сельсовета разрешил, например, выдал справку по строительству в заказнике. Он не имел права этого делать.

Т. КАНДЕЛАКИ — А с кем-то надо было советоваться?

О. МИТВОЛЬ — Дело в том, что это вообще не его вопрос. Вот если, например, ваш какой-то коллега продаст вашу квартиру, вы же ее себе вернете. И так надо с государственным имуществом.

Т. КАНДЕЛАКИ — Он просто не сможет ее технически продать, вы же понимаете.

О. МИТВОЛЬ — Ой, вы ошибаетесь.

Т. КАНДЕЛАКИ — Да нет, машину продавала…

О. МИТВОЛЬ — Но это видимо, тема отдельной передачи. Очень много известно случаев, когда без привлечения человека подделали документы, делали записи в регистрационных палатах, друг другу продавали, третий покупатель уже добросовестный покупал вашу же квартиру, вы приходили, открывали дверь…

Т. КАНДЕЛАКИ — Следующая тема нашей с вами встречи – Гоголь, «Мертвые души».

О. МИТВОЛЬ — Да нет, я думаю, Гоголю такое не снилось.

Т. КАНДЕЛАКИ — Что у вас, Сереж, я спрошу, что у вас, медведи здесь? Нет, слоники. Ты вот это видишь?

О. МИТВОЛЬ — Все-таки Тину больше всего волнуют запонки. То, что… бюджет 15 млрд. это действительно не то, что волнует Тину.

С. БУНТМАН – Мы еще раз произнесли вслух очень многие данные, сведения, которые надо принять. Эти данные, сведения кое-кому.

О. МИТВОЛЬ — Если бы вы сказали, кому. В России кое-кому это…

С. БУНТМАН – Кое-где.

О. МИТВОЛЬ — Кое-кто кое-где у нас порой честно жить не хочет и тогда мы кой-кому готовы…

С. БУНТМАН – Это называется куда следует и где следует. Это надо принимать к сведению.

О. МИТВОЛЬ — Теперь адрес понятен.

С. БУНТМАН – И Генпрокуратуре…

Т. КАНДЕЛАКИ — Что делает сама компания…

О. МИТВОЛЬ — Вы знаете, я понял, что там фанаты России работают, сама компания присылает все необходимые документы для суда в Стокгольме.

С. БУНТМАН – Понятно. Олег Митволь, Спасибо большое. Будем следить за всеми этими делами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире