'Вопросы к интервью
09 ноября 2006
Z Разворот Все выпуски

Изменение выборного законодательства


Время выхода в эфир: 09 ноября 2006, 15:05

9 ноября 2006 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Орешкин, политолог.

Эфир ведут Александр Климов и Александр Плющев.



А. ПЛЮЩЕВ: У микрофона Александр Плющев и Александр Климов, будем в ближайшее время, в ближайшие 20 минут говорить о выборах, точнее, о выборном законодательстве, а еще точнее, о его изменениях. Сегодня думский комитет по законодательству рекомендовал принять изменения в закон о выборах, в частности, уже обсуждается пару дней минимальная явка на выборы, в частности, там есть запрет на участие в выборах тех, кто, против кого возбуждено уголовное дело по обвинению в экстремизме, в частности, там еще есть речь о том, что нельзя, фактически нельзя критиковать своих оппонентов на выборах. У нас в гостях политолог Дмитрий Орешкин, здравствуйте, Дмитрий.

Д. ОРЕШКИН: Добрый день.

А. КЛИМОВ: Здравствуйте, и для того, чтобы было понятнее, о чем идет речь, сейчас послушаем небольшой материл, который нам специально подготовил наш корреспондент Марина Максимова.

ЗАПИСЬ

А. КЛИМОВ: Марина Максимова, наш корреспондент, теперь понятно, о чем идет речь. Еще раз напоминаю, что у нас в прямом эфире Дмитрий Орешкин, известный политолог, давайте прямо с самого начала и разбираться, эта явка 20%, отмена, т.е. фактически получается, что если придет всего один человек на выборы, он проголосует за Путина, и Путин будет, не Путин, условно, и он будет президентом, всего один человек?

Д. ОРЕШКИН: Формально так, да, потому что раньше в рамочном нашем основном законе об основных гарантиях была установлена норма, явка не меньше 20%. Теперь не один, скажем, может семья прийти или может прийти коллектив какого-нибудь завода или военная часть может проголосовать.

А. КЛИМОВ: Не абсурдно ли?

Д. ОРЕШКИН: Вы знаете, как, не абсурдно, потому что это ожидаемо, на самом деле, но ведь, по сути дела, мало что меняется, условие, когда административный ресурс может много себе позволить, а во многих регионах у нас именно так, не было проблем сделать 22% явку или 28. Хотя чем развитее территория, чем она урбанизированнее, чем выше уровень образования у граждан, тем труднее такие вещи организовывать. Но, конечно, это, с моей точки зрения, движение в сторону облегчения управления выборами. И оно вписывается в общий контекст, последовательно многие-многие шаги сделаны в этом направлении, это движение, которое позволяет большой, сильной власти или партии у власти легче переизбираться на следующий срок, скажем так. Я могу объяснить, почему, потому что если в целом нет острого социального негативизма по отношению к власти, а у нас, по-моему, нет сейчас социального негативизма, в то же время есть осознанное ощущение у людей, что от их выборов чрезвычайно мало что зависит, на самом деле, и это ощущение специально поддерживается даже, то на выборы ходят люди, которые представляют так называемый конформистский электорат. В первую очередь, это пенсионеры, такая наша еще советская гвардия, которая всегда ходила на выборы, опускала бюллетень с одной фамилией, нисколько не переживая по поводу отсутствия альтернатив, а коль скоро ходят, в основном, такие люди старой закалки, то они голосуют конформистски, в основном, или за власть, или за современную партию пенсионеров, или в некотором своем небольшом достаточно проявлении за коммунистов. Поскольку большая часть населения не играет в эту игру, чем меньшая группа людей голосует, тем легче использовать административное манипулирование, давление на этих людей для того, чтобы обеспечить нужный результат. Т.е. здесь мне кажется вполне понятным, что «ЕР» или, в данном случае, господин Москалец заранее подстилает соломку для того, чтобы было легче переизбраться на следующий цикл. Я не стал бы здесь напрямую говорить про президентские выборы пока.

А. КЛИМОВ: Дмитрий Орешкин у нас в эфире, мы вернемся через полторы минуты.

РЕКЛАМА

А. ПЛЮЩЕВ: Мы продолжаем разговор с Дмитрием Орешкиным, политологом, речь идет о поправках в выборное законодательство, которое сегодня было рассмотрено на профильном комитете ГД, и одобрены эти поправки. Так вот, у нас есть пейджер 725 66 33, SMS +7 985 970 45 45, вы можете воспользоваться этими средствами связи, чтобы задать свой вопрос Дмитрию Орешкину, а мы пока говорим о том, что же несут эти поправки. Но не только явка и все это дело ограничивается, есть и еще такие замечательные поправки типа того, что нельзя критиковать своих оппонентов. Тут вообще непонятно, как сложится.

А. КЛИМОВ: Я позволю себе процитировать сегодняшнюю публикацию в «Ведомостях», если поправки эти, о которых мы говорим, будут приняты, кандидату будет запрещено призывать голосовать против кого-либо и описывать негативные последствия прихода к власти соперников, в том числе, и партии-конкурента. Вне закона признается также распространение информации, способствующей созданию отрицательного отношения к кандидату или партийному списку.

Д. ОРЕШКИН: Конечно, это уже, на мой взгляд, за пределами добра и зла. Если про явку еще можно говорить, но, в конце концов, какие-то зарубежные аналогии приводить, хотя и это, на самом деле, от лукавого, потому что в разных штатах, в разных штатах США разное законодательство, в том числе, в некоторых из них есть те же самые необходимые пороги явки. А это, то, что нам предлагается, это просто значит законсервировать пребывание у власти тех, кто сейчас находится, потому что понятно, кого критикуют, в первую очередь. В первую очередь, на выборах критикуют тех, кто обладает властью. Если мы это запрещаем, то, значит, соответственно, любая оппозиция, она ничего не может сказать, потому что если нынешняя власть хорошая и ничего скверного про нее сказать нельзя, то, собственно говоря, что ты, зачем ты тогда на этих выборах, все замечательно и так. Это уже смешно. Кстати говоря, думаю, что, может быть, это как раз и будет отменено при формировании закона, потому что обычно ведь строятся такого рода вещи очень просто. Создается то, что тебе нужно в законе, сверх этого выписывается какая-то абсолютно непроходная вещь, и потом в процессе обсуждения люди все кричат против этой непроходной вещи, в конце концов, авторы закона говорят — ну ладно, мы отказываемся от этой непроходной, а зато все остальное на автомате проезжает. Т.е. идет с запасом попытка ограничить избирательные права. Абсолютно не конституционные, я бы сказал, во всяком случае, противоречит духу конституции, предложение лишать избирательных прав тех, кто обвинен в экстремистской, и даже не по суду, суд-то, даже зная, какие у нас суды, все равно человек становится преступником только после того, как суд принял решение, что он преступник. А здесь только его обвинили в том, что он экстремист, и уже он лишается избирательных прав. А ведь избирательное право — это понятие двуединое, пассивное и активное. Активное — это я могу избирать, а пассивное — меня могут избирать. Выдвигается Лимонов, условно говоря, добрый человек говорит — да он же экстремист, и Лимонов у нас автоматически снимается.

А. КЛИМОВ: А кто, кстати, будет определять, добрый человек?

Д. ОРЕШКИН: Конечно, это или органы исполнительной власти, или, скажем, милиция, или избирательная комиссия, хотя, на самом-то деле, решать, кто экстремист, должен суд и только суд, это очевидно. Следовательно, после решения суда можно только заявить, что Лимонов есть экстремист. Таким образом, выпалывается с избирательной поляны все те, кто представляют угрозу ныне существующим политическим партиям, находящимся у кормила.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы хотели вернуться к явке, что касается нынешней ситуации с явкой, если вдруг не набирается нужной явки на выборах президента, что происходит, что происходит дальше у нас по закону? У нас дальше по закону?

Д. ОРЕШКИН: Выборы признаются несостоявшимися.

А. ПЛЮЩЕВ: Правильно.

А. КЛИМОВ: А кто становится во главе государства?

Д. ОРЕШКИН: Во главе государства остается тот же самый человек, и выборы переносятся на определенное количество месяцев вперед.

А. КЛИМОВ: А Путин — уже частное лицо. Значит, во главе государства должен встать премьер, исполняющий обязанности?

Д. ОРЕШКИН: Нет, выборы-то не состоялись.

А. ПЛЮЩЕВ: И в этом случае остается глава государства?

Д. ОРЕШКИН: Действующий, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Тот же, кто и был.

Д. ОРЕШКИН: На птичьих правах, можно называть его хромой уткой, как угодно, но все равно он остается и.о. президента.

А. КЛИМОВ: А, с приставкой «и.о.».

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, тоже вопрос, у нас нельзя на два… на три срока подряд, да, баллотироваться в президенты, а если одни выборы не состоялись, на следующие можно?

Д. ОРЕШКИН: Срок-то, на самом деле, ведь истекает с момента назначения нового президента. У нас не может быть вакуума власти, да, значит, нельзя сказать, что прошли 4 года и все, пожалуйте, освободите площадку. Пока не избрали нового президента, старый выполняет свои обязанности, это нормально.

А. ПЛЮЩЕВ: Юлий говорят — ну и что, что запрещают кандидатам критиковать друг друга, СМИ-то критиковать партию никому не запрещается, говорит он, вот вам и свобода слова, пожалуйста.

Д. ОРЕШКИН: Пожалуйста, а о чем тогда будет говорить оппонент на выборах? СМИ и сейчас критикуют, но в чем смысл избирательного процесса, в том, что какая-то партия предлагает людям свою программу, другая говорит, что моя программа лучше, потому что та хуже. И люди в меру своих способностей, доверия, каких-то еще ресурсов решают, кто им больше нравится. Если лишить права оппонента ругать или лишить права политиков друг друга ругать, то мы получаем просто, по-моему, бредовую ситуацию. Т.е., скажем, демократы в США, в Северной Америке не могут критиковать Буша за его дурацкую войну.

А. ПЛЮЩЕВ: В Ираке.

Д. ОРЕШКИН: В Ираке, да, потому что это незаконно. О чем тогда могут рассказывать?

А. КЛИМОВ: На чем строить предвыборную кампанию?

Д. ОРЕШКИН: Демократы, да.

А. КЛИМОВ: Давайте проголосуем, это я к радиослушателям обращаюсь. И так, по поводу явки, мы один момент возьмем, как, на ваш взгляд, демократично ли проводить выборы без такого понятия, как минимальная явка?

А. ПЛЮЩЕВ: Без порога.

А. КЛИМОВ: Т.е., условно говоря, один человек пришел, проголосовал за кого-то, этот человек стал главой государства, демократично ли проводить выборы без минимальной явки?

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо, я спрошу Дмитрия Орешкина, мы встречались две недели назад и разговаривали о том, что дело идет к двухпартийной системе, во всяком случае, так этого хотят некоторые.

Д. ОРЕШКИН: Некоторые хотят.

А. ПЛЮЩЕВ: Те, кто строит вертикаль власти, например.

А. КЛИМОВ: Дело к однопартийной системе идет, судя по всему.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, почему, к двухпартийной системе, одна типа Партия жизни, другая — «ЕР». Это мы обсуждали две недели назад. И тогда я спросил Дмитрия Орешкина, хорошо, раз нам предлагают такой выбор странный, вы пойдете на выборы. Дмитрий Орешкин сказал — обязательно пойду. Теперь в связи с этими изменениями, если они будут приняты, конечно же, имеет ли смысл ходить на выборы после этого или не имеет?

Д. ОРЕШКИН: Понимаете, как. На самом деле, мне кажется, ведется достаточно осмысленная политика дискредитации выборов вообще, сверху причем, да зачем они нам нужны, да все равно там все понятно, там все уже договорились, за вас все сделали, сидите, не напрягайтесь. И довольно успешно все это проходит, мне представляется, что у меня не так уж много в руках средств защиты своих, какие они ни есть, интересов. Или булыжник, оружие пролетариата, или бюллетень, оружие работников пролетариата умственного труда, так скажем. Поэтому какая мне разница, нет этой явки, все равно мой голос учитывается.

ГОЛОСОВАНИЕ

А. ПЛЮЩЕВ: Но можно сказать, что это же профанация выборов самая натуральная, вот вы привели хорошую аналогию с булыжником, и вот теперь представьте, что на мостовой лежат не булыжники, а такие подобия булыжников, только надутые воздухом, что ими можно сделать, ничего, точно также и бюллетенем вашим ничего нельзя сделать.

Д. ОРЕШКИН: В данной ситуации, думаю, что чрезвычайно мало, но все-таки что-то можно. Мне кажется, что если мы не будем голосовать, то мы, таким образом, вполне осознанно отдаем инициативу тем людям, которые сейчас находятся во власти для того, чтобы они делали так, как им удобно. Их эта ситуация более, чем устраивает. Поэтому они не напрямую, но достаточно ясно дают понять, что ребята, в общем-то, вам не надо напрягаться, политика хорошая, президент популярный, все у нас не так уж плохо, нормально сидите, пейте пиво. Мне кажется, что те немногие рычаги, которые у тебя есть, надо использовать хотя бы для того, чтобы они не заржавели. Другой вопрос, что я понимаю, насколько все это наивно, насколько все это пока неэффективно, но если мы доиграемся до того, что выборы будут признаны вообще, в общем-то, ненужной игрушкой, то тогда, когда настанет момент, что большинству уже перестанет нравиться то, что происходит, оно, это большинство, сказать ничего не сможет.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас большинство, все, кто хотел, смогли сказать в нашем демократичном голосовании, и мы спрашивали, демократично ли проводить выборы без порога минимальной явки. Так вот, 6% из 900, 903 позвонивших, сказали, что это демократично. 94% говорят, что это не демократично.

Д. ОРЕШКИН: На самом деле, я думаю, что люди не только момент явки учитывают, потому что это же история вопроса, у вопроса есть своя история. Мы помним, как сначала нам предложили отказаться от выборов губернаторов, потом предложили отказаться от выборов по одномандатным округам.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще от графы «против всех».

Д. ОРЕШКИН: Теперь, да, потом от графы «против всех», потом повысили проходной порог для партий до 7%. Сейчас, скоро, собственно, уже предлагают отказаться от выборов мэров городов. Т.е. идет такая, вполне последовательная атака на избирательные права граждан. И люди, наверное, это хорошо понимают, особенно слушатели «Эха Москвы». Но и в этом же, в этом же контексте и торчит эта отмена явки минимальной, и отмена права критиковать своих политических оппонентов.

А. ПЛЮЩЕВ: Политолог Дмитрий Орешкин. Я напомню, что вскоре эти поправки будут обсуждаться в ГД, сегодня комитет их только рекомендовал, они еще не приняты. У нас большая просьба к законодателям учесть результаты нашего голосования и нашего сегодняшнего обсуждения. Еще раз напомню, 6% наших слушателей говорят, что не демократичны эти поправки, и лишь только, лишь только 94% против.

А. КЛИМОВ: У меня очень короткий вопрос, максимально коротко. Здесь есть повод для обращения в Конституционный суд?

Д. ОРЕШКИН: На самом-то деле, пожалуй, есть, потому что нельзя принимать законы, которые умаляют права граждан. Здесь довольно трудно доказать, что мои права умалены, но мне кажется, например, однозначно они были умалены, когда меня лишили права избирать губернаторов. Сейчас, пожалуй, умаляются права политических партий, которых лишают права критиковать своих оппонентов.

А. ПЛЮЩЕВ: Дмитрий Орешкин, политолог. А мы вернемся через 5 минут.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире