'Вопросы к интервью
01 сентября 2006
Z Разворот Все выпуски

Смена владельца газеты «Коммерсантъ»


Время выхода в эфир: 01 сентября 2006, 15:05

1 сентября 2006 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Демьян Кудрявцев, генеральный директор издательского дома «Коммерсантъ».

Эфир ведут Лев Гулько и Ольга Бычкова.



Л. ГУЛЬКО: Начнем.

О. БЫЧКОВА: Начнем. 15.07, Ольга Бычкова и Лев Гулько в студии прямого эфира, и наш, действительно, информированный собеседник — Демьян Кудрявцев, генеральный директор издательского дома «КоммерсантЪ», добрый день, Демьян.

Л. ГУЛЬКО: Добрый.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Добрый день.

Л. ГУЛЬКО: Если, конечно, расколется сейчас в прямом эфире.

О. БЫЧКОВА: Ну ладно, ладно.

Л. ГУЛЬКО: Что ладно?

О. БЫЧКОВА: Все понимают ситуацию, «КоммерсантЪ» только что был продан и перешел в руки нового владельца Алишера Усманова, правильно?

Л. ГУЛЬКО: Кто-то плачет, кто-то смеется.

О. БЫЧКОВА: Это правда.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Это правда.

О. БЫЧКОВА: Это правда, да, и каково вам быть в качестве проданного актива, как, насколько нервно вы себя чувствуете?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Совершенно спокойно, но в этом качестве, действительно, быть внове, может быть, не «Коммерсанту», но мне — да. Любые новые ощущения интересны, все в порядке.

Л. ГУЛЬКО: А ваш новый хозяин сказал, что он, собственно, и не будет никуда вмешиваться, поэтому что там, как было все, так и будет.

Д. КУДРЯВЦЕВ: У меня нет повода ему не верить.

О. БЫЧКОВА: А я только хотела сказать, а вы ему поверили.

Л. ГУЛЬКО: Видишь, я тебе говорю, если человек расколется в прямом эфире, значит, а не расколется, сейчас попробуем.

О. БЫЧКОВА: Да, хорошо, скажите, пожалуйста, вы тоже, как и все остальные, узнали последним об этой сделке? Или как это все происходило?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Нет, я узнал раньше, думал, что все остальные узнали от меня. Имеется в виду, если вы имеете в виду наших сотрудников, я постарался так, чтобы они не узнали об этом из газет, но, действительно, я узнал об этом, может быть, не так рано, как мне бы хотелось, но это естественно, потому что сделка — это продукт согласия покупателя и продавца, я не покупатель и не продавец, поэтому узнал тогда, когда смог.

О. БЫЧКОВА: Вы актив, да, вы актив, понятно. Скажите, пожалуйста, а зачем покупателю и продавцу это понадобилось, есть какие-то объяснения, почему это произошло?

Л. ГУЛЬКО: Вам это объяснили?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Да, вполне, т.е. мне даже не нужны никакие специальные объяснения, я думаю, что один из них захотел это купить, мне кажется, что даже не надо объяснять, зачем, потому что…

Л. ГУЛЬКО: Почему, надо, как это, почему это, надо.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Можно объяснять прецедентно, такой актив хотели купить все, т.е. все, кто мог бы его купить, все.

Л. ГУЛЬКО: Зачем он Алишеру Усманову, объясните мне, зачем он Алишеру Усманову, правда?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Я думаю, что это, т.е. мне кажется, что за какие бы ни были другие объяснения, прежде всего, объяснения, которые устраивают нас как работников, состоят в том, что мы создали прибыльную, влиятельную и развивающуюся компанию. Если есть возможность такую вещь купить, для того, чтобы она стала еще прибыльнее, но уже для себя, и на это есть деньги, то многие бы этого захотели. Удалось Усманову. И тут сразу кроется ответ, почему ему это удалось и почему актив был продан.

Л. ГУЛЬКО: Потому что у него есть деньги.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Потому что он смог предложить ту цену, которая устроила предыдущего.

О. БЫЧКОВА: А цена какая в результате все-таки?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Это, опять же, вопрос не ко мне, но, насколько я знаю, т.е. я не знаю цену до цента, но, насколько я знаю, это цена, которая абсолютно устраивает продавца, она необычайно льстит нам как руководству компании, которые смогли создать компании такую стоимость.

Л. ГУЛЬКО: Вы знаете, что вчерашние издания, знаете, наверное, одно из изданий, все написали об этом, вчерашние издания газет, там было написано, что это промежуточная сделка, что господин Усманов — это такой промежуточный покупатель, а затем все это под себя подомнет «Газпром». Собственно, для этого и господи Усманов купил «КоммерсантЪ».

О. БЫЧКОВА: А вот еще Михаил из Ярославля пишет — я думаю, на пейджер на наш эфирный, я думаю, политика газеты останется без изменений до сих пор, пока Усманов не передаст издательский дом кому-то другому.

Л. ГУЛЬКО: Вот.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Кому-то другому — это кому? Отвечать на вопрос Михаила или отвечать на вопрос Льва? Кому-то другому — это «Газпрому»?

Л. ГУЛЬКО: Это один вопрос.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Хорошо, хорошо, у вас программа называется «Разворот», да?

Л. ГУЛЬКО: У нас да.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Отлично.

Л. ГУЛЬКО: Вы собираетесь полицейски его делать?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Нет, я хочу спросить, изменилась ли политика «Эха Москвы» после того, как ее передали «Газпрому»? И тогда вы сразу сможете мне ответить на вопрос, как изменится политика «Коммерсанта», если ее передадут «Газпрому». При этом, отвечая на вопрос Михаила, у меня нет оснований думать, что господин Усманов в каком-то обозримом промежутке, не бывает католических браков на всю жизнь, но в каком-то обозримом ближайшем промежутке является покупателем промежуточным. По нашему разговору ему интересен бизнес, т.е. он создает больше вопросов, чем нужно задавать промежуточному покупателю.

О. БЫЧКОВА: Он вам задавал эти вопросы?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Да, при этом все эти вопросы настолько корректны, что они показывают, что этот человек хочет собственность сохранить, сохранять, в общем, любят свое, чужую, к чужой относятся проще.

О. БЫЧКОВА: Как раз я хотела вас спросить, когда вы говорили о том, что покупатель купил, а продавец продал, все остались довольны, вы ответили на вопрос, зачем это нужно было покупателю.

Л. ГУЛЬКО: Алишеру Усманову.

О. БЫЧКОВА: Да, но вы не сказали, зачем это нужно было продавцу.

Л. ГУЛЬКО: Или не нужно уже.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Нет, эта история очень простая, дело в том, что Бадри Патаркацишвили — бизнесмен, всегда так себя называл, всегда так позиционировался, всегда руководствовался бизнес-логикой. Видимо, либо, видимо, в этой точке это было то предложение, которое он как бизнесмен счет оптимальным. Оптимальным по времени, оптимальным по деньгам, оптимальным по каким-то другим условиям, условиям сделки, ее удобству, ее комфорту. И он на нее согласился. Он, впрочем, никогда этого не скрывал, он говорил — я не буду продавать «КоммерсантЪ», потому что все предложения, которые делаются мне, мне не комфортны по разным причинам. Видимо, наконец, он получил то предложение, которое его устраивает.

Л. ГУЛЬКО: Может быть, еще и потому, что, как сегодня пишет «Независимая газета», в Грузии скоро выборы, и Бадри Патаркацишвили претендует, как написано, один из претендентов на пост мэра г. Тбилиси.

О. БЫЧКОВА: И что?

Л. ГУЛЬКО: Как-то, может быть, мешает несколько.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Я не слышал, что мэру г. Тбилиси нельзя владеть издательским домом.

Л. ГУЛЬКО: Надо заняться политикой целиком.

Д. КУДРЯВЦЕВ: С одной стороны. С другой стороны, я не слышал, что Бадри Патаркацишвили собирается быть мэром г. Тбилиси, впрочем, «Независимой газете», конечно, виднее, потому что…

Л. ГУЛЬКО: Предположение.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Первую газету, которую продал Бадри Патаркацишвили, была «Независимая».

О. БЫЧКОВА: Расскажите, пожалуйста, о том, какие вопросы вам как генеральному директору издательского дома задает новый владелец? Он о чем вас спрашивает? Тут делаются фотографии, тут набираются тексты, тут работают репортеры.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Слово «тут» не очень уместное, ибо он еще не был в помещениях издательского дома, поэтому он не знает, где это конкретно происходит. Прежде всего, он спрашивал, какие наши бизнес-показатели, какой наш оборот, какая наша прибыль, как это было в прошлом году, какие наши планы на этот год.

О. БЫЧКОВА: А что, не знал об этом, покупая газеты, покупая дом?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Он, видимо, хотел услышать это от меня, а не из документов по сделке. Кроме того, планы никогда не отражаются в документах, планы — это…

О. БЫЧКОВА: Планы, да, понятно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Вещи, про которые необходимо все-таки спросить менеджмент, это был первый круг вопросов. Второй круг был вопросов, какая помощь нам нужна для того, чтобы мы развивались еще лучше, нужна ли какая и т.д.

О. БЫЧКОВА: Вы сказали — поднимите зарплату.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Нет, это не в ведении акционера.

Л. ГУЛЬКО: Она и так высока.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Не в ведении акционера, зарплату нашим сотрудникам выписываю я, поэтому…

Л. ГУЛЬКО: Понятно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Этой просьбы не было.

Л. ГУЛЬКО: Коммерческие тайны не будем. В общем, знаете, народонаселение все-таки, судя по газетным публикациям, по нашим сообщениям на пейджер, волнует, конечно, политика «Коммерсанта». Не секрет, что господин Усманов как человек, живущий в этой стране и делающий здесь бизнес, отношения власти и государства, изменится ли политика «Коммерсанта» по отношению, скажем, к власти, поскольку, наверное, не хочется как-то портить отношения с властью, все-таки здесь бизнес как-то, хочется, вот что волнует, куда дальше пойдет «КоммерсантЪ».

Д. КУДРЯВЦЕВ: Давайте будет три ответа на этот вопрос.

Л. ГУЛЬКО: Давайте.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Так будет удобнее. Будет ответ формальный, будет ответ…

Л. ГУЛЬКО: Честный?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Неформальный и будет как бы ожидание, т.е. будет мой прогноз.

Л. ГУЛЬКО: Давайте, давайте.

О. БЫЧКОВА: А, то, что вы думаете, на самом деле, как вы сейчас чуть не сказали, такого не будет ответа?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Я думаю, и то, и другое, и третье. Формальный ответ состоит в следующем, что по закону о СМИ акционер не имеет права вмешиваться в редакционную политику. Главным человеком, который определяет редакционную политику, является гл. редактор издания. И я не думаю, что господин Усманов будет нарушать закон, это первое.

Л. ГУЛЬКО: Это формальный ответ?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Это формальный ответ. Что касается неформального ответа. Я думаю, что редакционная политика зависит не от установок, а от людей, которые ее воплощают. И соответственно, нет другого способа изменить редакционную политику с такими людьми, как в «Коммерсанте», хотя я думаю, что и с такими людьми, как «Эхо Москвы», кроме как заменить их, потому что они осуществляют не какую-то политику, а реализуют себя в своей работе. Свои взгляды, свои представления и т.д. Поэтому нет, у него просто нет способа это сделать, не заменив людей. А отсутствие кадровых перестановок, т.е. не планирующиеся кадровые перестановки были заявлены и им, и пока, по крайней мере, у меня нет никакого повода думать, что это не так. Это второе. Третье, «КоммерсантЪ» никогда не занимался отношениями с властью. У «Коммерсанта» нет отношений с властью, это было, это позиция, которая была заявлена в свое время Володей Яковлевым, и у «Коммерсанта» вообще нет отношений, это газета не отношения. У «Коммерсанта» есть правила. Правила состоят в том, что мы не закрываем глаза на всякую вещь, которая происходит в стране, на любое событие, в том числе, если в этом событий виновата, с нашей точки зрения, власть или еще что-то такое происходит. Поэтому у нас нет истории про выстраивание отношений, это у власти есть история про выстраивание отношений, с нами, с «Эхо Москвы» и т.д., с Алишером Усмановым, это мы посмотрим.

О. БЫЧКОВА: Список большой, да.

Л. ГУЛЬКО: Мне вспоминается, знаете, я могу вспомнить фильм «Операция Ы», да, сейчас уйдем на рекламу, «И другие приключения Шурика», у вас на стройке несчастные случаи были — не были — будут. Реклама.

О. БЫЧКОВА: Ладно, реклама.

Л. ГУЛЬКО: Уйдем, уйдем.

О. БЫЧКОВА: Потом продолжим с самого интересного места.

РЕКЛАМА

Л. ГУЛЬКО: Продолжаем допрос с пристрастием.

О. БЫЧКОВА: Да, как написала газета «Газета» сегодня по поводу продажи издательского дома «КоммерсантЪ», коллектив «Коммерсанта» готов предложить новому владельцу Усманову двух кандидатов в качестве руководства и того, кто отвечает за политику «Коммерсанта». Как выяснило издание, это Илья Булавинов и Игорь Тростников, причем у последнего шансов занять кресло гл. редактора больше, поскольку раньше он издавал еженедельник «Клиент» и проходил как основной кандидат в гл. редакторы делового блока «Коммерсанта». Усмановов тем временем пообещал, что кадры менять не будет. За что купили, за то продаем, рассказывайте, комментируйте.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Купили как-то недорого, прямо скажем.

О. БЫЧКОВА: Ой, ну ладно.

Л. ГУЛЬКО: Конечно, нам ее бесплатно приносят, издание «Газета».

О. БЫЧКОВА: Но у нас нет 300 млн. долларов, естественно.

Л. ГУЛЬКО: Если бы были.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Я хочу сказать, что вы знаете, честно говоря, я не привык комментировать работу коллег, могу только дать совет. В газете «Газета» работает бывший коммерсантовец Коля Вардуль, которому огромный от меня поклон прямо в радиоэфире, который мог бы рассказать своим коллегам о том, что в «Коммерсанте» нет должности гл. редактора делового блока. Вся остальная информация приблизительно такого же качества. Наша редакция никогда не занимается не свойственной ей делом, в частности, не предлагает ничего своим акционерам.

Л. ГУЛЬКО: Т.е. этого не было?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Этого не было. Там и не написано, что это было. Там написано, что газета «Газета» считает, что они чего-то готовы.

Л. ГУЛЬКО: Так я вас спросил, этого не было, да?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: Не было.

О. БЫЧКОВА: Редакция ничего не предлагала?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Редакция ничего.

О. БЫЧКОВА: Ничего не предлагала новому владельцу.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Ничего не предлагала.

Л. ГУЛЬКО: А будет предлагать?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Редакция будет предлагать новому владельцу не мешать работать, как, впрочем, она предлагала это и старому владельцу. Это вообще то, что нужно редакции. Редакция хорошо справляется со своей работой.

Л. ГУЛЬКО: А если новый владелец скажет — да прям сейчас не мешать работать, я тут главный? Меня попросили, надо делать.

Д. КУДРЯВЦЕВ: В каком-то смысле да, но тогда ему не нужны наши предложения. Поэтому, в любом случае, информация газеты «Газета» абсолютно бессмысленна. Разумеется, в этой стране очень важно, кто является владельцем СМИ, разумеется, влияние акционера тем или иным образом может происходить. И не мне вам об этом рассказывать. Но я хочу сказать, что есть разные формы этого влияния, некоторые из них бывают позитивными. Я предлагаю, поживем — увидим.

О. БЫЧКОВА: Надеяться на лучшее, понятно. Нет, просто слушатели нам на пейджер пишут, например, Георгий Васильевич из Москвы спрашивает вас — не уготована ли «Коммерсанту» судьба «Известий», которые превращаются из респектабельной газеты в газету определенного цвета. Снимаю с себя ответственность за эти слова, слушатель написал.

Л. ГУЛЬКО: Георгий Васильевич, да, тут есть разные мнения по этому поводу.

О. БЫЧКОВА: Ладно, или, например, еще пишет Сергей из Казани, очень жалко газету «КоммерсантЪ», восклицательный знак, погибнет, три восклицательных знака.

Л. ГУЛЬКО: Чувствуете, да, отношение такое?

О. БЫЧКОВА: Понимаете, народ волнуется, это правда.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Я вам расскажу несколько смешных историй, первая, я все это слышал в 99 году, когда предыдущий владелец, там уже даже не предыдущий, а предпредыдущий покупал газету «КоммерсантЪ». Ничего как-то, обошлось, правда? Так вот, то же самое. Настоящая газета, настоящее поколение, настоящая страна всегда лучше и сильнее тех, кто, соответственно, своих директоров, я уж не говорю про хозяина, своих вождей, своих оккупантов и т.д. Настоящий коллектив, с ним ничего не происходит, если это можно было сделать, не буду называть те газеты, которые упоминает Георгий Васильевич, значит, газета была к этому внутренне готова. На самом деле, с людьми, которые хотят работать, умеют работать и знают свои правила, с ними ничего нельзя сделать. Их можно только…

О. БЫЧКОВА: Уничтожить.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Всех развалить, да. Но я не считаю, что это… «КоммерсантЪ», действительно, ценен тем, какой он есть, в том числе, ценен этим Усманову, и всем остальным, всем, кто его читает и т.д. Мне кажется, что если бы он был каким-то другим, не говорю сейчас, по политической шкале, вообще целиком каким-то другим, в том числе, по политике, его бы никто не купил.

Л. ГУЛЬКО: ЮКОС тоже был ценен государству.

О. БЫЧКОВА: Ладно, не будем о грустном.

Л. ГУЛЬКО: Не будем о грустном.

О. БЫЧКОВА: А будем о телефонах прямого эфира «Эха Москвы».

Д. КУДРЯВЦЕВ: Но для начала, для начала, для того, чтобы изменить ЮКОС, пришлось изменить его руководство. Пока я сижу здесь, а не в Краснокаменске, все будет в порядке.

Л. ГУЛЬКО: Не дай бог, зачем.

О. БЫЧКОВА: 783-90, я же хотела начать говорить телефоны прямого эфира, а вы все продолжаете нагнетать, 783-90-25, 783-90-26, это телефоны нашего прямого эфира, по которым можно прямо сейчас позвонить в ближайшие несколько минут и задать свой вопрос Демьяну Кудрявцеву, да, пожалуйста, возьмите наушники, генеральному директору издательского дома «КоммерсантЪ», я напомню.

Л. ГУЛЬКО: Как делиться-то будем телефонами?

О. БЫЧКОВА: Никак не будем, ладно.

Л. ГУЛЬКО: Никак не будем?

О. БЫЧКОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: По двум телефонам, заинтересованные лица, будьте любезны.

О. БЫЧКОВА: Заинтересованные, хорошо, читатели «Коммерсанта» и не читатели «Коммерсанта», на самом деле.

Л. ГУЛЬКО: Это неважно, на самом деле.

О. БЫЧКОВА: Это неважно, да. И у нас есть эфирный пейджер, 725 66 33, номер для отправки SMS-сообщений и вопросов, +7 495 970 45 45. Попробуем, да, Денис, Демьян, вы готовы, попробуем принять один звонок, алло.

СЛУШАТЕЛЬ ТЕЙМУРАЗ АЛЕКСАНДРОВИЧ: Я очень внимательно слежу за политикой, хочу, как зовут, Демьян зовут?

Л. ГУЛЬКО: Демьян, да, Демьян.

СЛУШАТЕЛЬ ТЕЙМУРАЗ АЛЕКСАНДРОВИЧ: Только что он сказал, что в 99 году, мол, тоже многие говорили, но в 99 году, насколько я хочу напомнить, еще эта власть не была так крепка и обнаглевшая, как они сейчас. Поэтому то, что НТВ в свое время также захватывали и сначала поставили Бориса Йордана, а после этого технично все поменяли, сейчас у кого оно в руках, он тоже прекрасно об этом знает. «КоммерсантЪ» не для этого купили за такие деньги, чтобы редакционная политика также была, она стоит из-за того, что, на самом деле, там только было практически правда. Если сейчас вы не будете критиковать Путина и все прочее, а будете его хвалить, «КоммерсантЪ», то, естественно, от него останутся только рожки да ножки.

О. БЫЧКОВА: Как-то ведь нельзя сказать все-таки, что они хвалят или что они его ругают, Теймураз Александрович, но они пишут.

Л. ГУЛЬКО: Согласились, об этом Демьян и говорит.

СЛУШАТЕЛЬ ТЕЙМУРАЗ АЛЕКСАНДРОВИЧ: По крайней мере, «КоммерсантЪ», еще раз говорю, уважают из-за того, что она открытое письмо Ходорковского, вы помните, как он поздравлял Путина именно в «Коммерсанте». А сейчас если всего этого не будет, кто будет читать «КоммерсантЪ»?

Л. ГУЛЬКО: Понятно, вот вопрос.

О. БЫЧКОВА: Все понятно, да, где вы еще услышите живого вашего читателя?

Л. ГУЛЬКО: Не в бровь практически.

О. БЫЧКОВА: Конечно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Теймураз Александрович, скажите, пожалуйста…

О. БЫЧКОВА: А уже.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Пусть…

Л. ГУЛЬКО: Неважно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Мы сможем это спрогнозировать. Т.е. наш слушатель говорит, что если вы не будете такими, какие вы есть, мы вас не будем читать. Кто его будет читать, спрашивает, т.е., тем самым, если мы не будем делать свою работу, нас не будут читать, у нас не будет рекламы, у нас не будет поступлений от продаж. И наши читатели…

О. БЫЧКОВА: У господина Усманова не будет бизнеса.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Отвернувшиеся от нас, они разрушат нас, власть для этого не нужна. У господина Усманова не будет бизнеса.

Л. ГУЛЬКО: Этого, этого, бизнес-то будет, этого не будет.

О. БЫЧКОВА: Хорошее такое построение, да, почти убедили.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Поэтому если, то, что я хочу, если читатели хотят, чтобы «КоммерсантЪ» был таким, каким он есть, читайте его, читайте, пишите письма, говорите, что вам не нравится. И кроме «Коммерсанта», напоминаю, у нас еще есть журналы.

Л. ГУЛЬКО: Это издательский дом, конечно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: У нас много разных изданий, читайте наши издания, полемизируйте с нами, оставляйте сообщения на своем сайте, мы будем делать ту работу, которая нужна нашим читателям. Если она им подходит, никто не сможет разрушить «КоммерсантЪ».

Л. ГУЛЬКО: Я сразу тогда уж проанонсирую, порекламирую совместный проект, вместе с журналом «КоммерсантЪ. Власть», «48 минут он называется», с Наргиз Асадовой и Алексеем Венедиктовым, будет выходить по четвергам, если я не ошибаюсь, по четвергам.

О. БЫЧКОВА: Вечером.

Л. ГУЛЬКО: Вечером, да.

О. БЫЧКОВА: Не пропустите, да.

Л. ГУЛЬКО: Не пропустите, довольно интересно.

О. БЫЧКОВА: Послушаем еще один звонок, еще одного слушателя сейчас примем в прямом эфире, алло, нет, не получилось, а еще одна попытка, алло.

Л. ГУЛЬКО: Слушаем вас внимательно.

О. БЫЧКОВА: Нет, не слушаем, не слушаем, не внимательно.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Это звонят не слушатели, а читатели «Коммерсанта», они читают.

О. БЫЧКОВА: Они в это время читают.

Л. ГУЛЬКО: У нас с вами смыкается аудитория, читатели «Коммерсанта», они нас слушают.

О. БЫЧКОВА: 783-90-25, 783-90-26, это телефоны прямого эфира. Вопрос с пейджера от Виктора Федоровича из Москвы, сколько у вас читателей, какое влияние ваша газета оказывает на людей? Не знаю даже, как бы можно было ответить на этот вопрос.

Л. ГУЛЬКО: Нет, раньше Останкинскую башню называли идеологический шприц.

О. БЫЧКОВА: Сколько у вас читателей, спрашивает слушатель.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Последняя волна «Гэллопа» по Москве говорит о том, что у нас количество читателей в Москве приближается к 200 тыс. по газете. А совокупный тираж, совокупный не тираж, а совокупная читательская аудитория всех изданий по Москве, она в разы больше еще.

О. БЫЧКОВА: Принимаем еще один звонок, 783-90-25, алло, алло.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЮЛИЯ: Можно задать такой вопрос, я очень много лет, с 92 года, покупала журнал «Домовой» вашего издательского дома. А сейчас этот журнал совершенно другой, там другие люди, другой гл. редактор, с чем это связано? И журнал в связи с этим ужасно изменился.

О. БЫЧКОВА: Спасибо.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Спасибо большое.

Л. ГУЛЬКО: Ужасно, я так понимаю, Юлии не нравится просто.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Юлии, наверное, не нравится, да, вот что происходит с журналами, которые переходят в другие издательские дома. Проблема состоит в том, что журнал «Домовой» не является больше журналом нашего издательского дома, а является журналом другого издательского дома, там другие акционеры, которые назначают тех людей, которые не нравятся Юлии.

Л. ГУЛЬКО: А в эту сторону издательский дом будет развиваться, в сторону гламура, как сейчас говорят?

Д. КУДРЯВЦЕВ: Он уже давно, на самом деле, развивается.

О. БЫЧКОВА: Там много такого, да.

Л. ГУЛЬКО: Дальше, дальше, дальше еще.

Д. КУДРЯВЦЕВ: У нас есть несколько проектов в этой области, которую мы называем глянцевой продукцией. Некоторые из них, ближайшие из них выходят 4 сентября, это «КоммерсантЪ. Каталог». Есть проекты, которые совсем в другой области, т.е. наша задача — развиваться сбалансированно, на все аудитории. В этом году будут именно как раз уже не планы, а реализованные проекты в разных областях, в том числе, в области глянца.

О. БЫЧКОВА: Ну что же, наверное, на этом мы уже закончим. Спасибо большое нашему гостю, Демьян Кудрявцев, генеральный директор издательского дома «КоммерсантЪ», был в прямом эфире «Эха Москвы», в нашем дневном «Развороте». Все мы наблюдаем за тем, что происходит.

Л. ГУЛЬКО: Мы будем продолжать следить за развитием событий.

О. БЫЧКОВА: Вокруг издательского дома «КоммерсантЪ».

Д. КУДРЯВЦЕВ: Спасибо большое.

О. БЫЧКОВА: Мы желаем вам успехов, коллеги.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо, успехов.

Д. КУДРЯВЦЕВ: Спасибо огромное.

О. БЫЧКОВА: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире