'Вопросы к интервью
01 сентября 2006
Z Разворот Все выпуски

Швейцарский суд снова разбирается с российскими компаниями: скандал вокруг пакета акций «Мегафона»


Время выхода в эфир: 01 сентября 2006, 16:06

1 сентября 2006 года

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» Леонид Маевский — генеральный директор LV-Finance групп





Эфир ведет Ольга Бычкова, Лев Гулько



О. БЫЧКОВА – Это наш дневной «Разворот», который успешно продолжается. И сейчас мы опять делаем крутой вираж…

Л.ГУЛЬКО — Попробуем.

О. БЫЧКОВА – И будем говорить о скандале вокруг пакета акций компании «Мегафон», все это происходит в  зарубежных судах.

Л.ГУЛЬКО — Почему-то тут много вопросов, почему в зарубежных судах.

О. БЫЧКОВА – Один вопрос – почему в зарубежных судах. Швейцарский арбитражный суд интересуется происхождением неких денег, активов.

Л.ГУЛЬКО — Казалось бы, какое дело швейцарцам до нашего «Мегафона».

О. БЫЧКОВА – У  нас гость в прямом эфире «Эхо Москвы» Леонид Маевский, генеральный директор LV-Finance групп. Расскажите, пожалуйста, почему так получилось, что как компания, которую вы представляете и возглавляете, вовлечена в эту историю – это следующий вопрос. Но сначала, почему действительно так получилось, что родной для многих «Мегафон» оказался почему-то в совершенно иностранном арбитражном суде.

Л.ГУЛЬКО — Какое они вообще имеют отношение?

О. БЫЧКОВА – Кто они такие.

Л. МАЕВСКИЙ — На этот вопрос достаточно простой ответ. Дело в том, что принята практика на рынке, как правило, акциями большинство наших компаний владеют компании, зарегистрированные за рубежом. Почему – потому что это, наверное, вопросы к нашему правосудию. Считают, что там правосудие более независимое, более правильное. И существующая практика говорит о том, что кампании там зарегистрированы. Компания LV-Finance была зарегистрирована за рубежом. И поэтому во всех договорах, которые написаны были, была написана фраза, что судиться будем по таким-то законам в случае возникновения каких-либо спорных ситуаций.

Л.ГУЛЬКО — Это было в договоре.

Л. МАЕВСКИЙ — Да. Будем говорить так, что там прописывается или по английскому праву, либо по европейскому праву, по какому-либо другому праву. Это нормальная позиция акционеров, договаривающихся сторон, которые выбирают себе арбитра. Не им назначается со стороны, а  мы выбираем.

Л.ГУЛЬКО — То есть, кажется, что там судебный процесс будет объективнее.

Л. МАЕВСКИЙ — Я ни в коем случае не хочу подвергать объективности наши российские суды, но у каждого человека есть право выбрать

Л.ГУЛЬКО — Безусловно.

Л. МАЕВСКИЙ — Один выбирает такую машину, другой выбирает другую машину. Вы выбираете такую рубашку, было выбрано, что…

Л.ГУЛЬКО — Я выбираю машину, потому что эта лучше.

Л. МАЕВСКИЙ — Эта лучше. Вот мы будем судиться по такому-то праву. Поэтому суды идут в Швейцарии. Вот ответ на ваш вопрос.

О. БЫЧКОВА – Теперь расскажите, пожалуйста, нам содержание предыдущих 580 серий, вкратце буквально, что там такое произошло вокруг компании «Мегафон». Почему некая часть пакета ее акций оказались предметом разбирательства.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, я сейчас купил газеты, и «КоммерсантЪ» и «Ведомости» об этом написали, и по заголовкам — «У IPOC отобрали 5,7 акций «Мегафона»». Заглавие в «Ведомостях». Тут вкралось определенное непонимание людей, большинство людей в существе спора. Дело в том, что, у IPOC ничего не отбирали. IPOC никогда эти акции не принадлежали. Понимаете. Как акции принадлежали компании LV-Finance, так они и принадлежали. У компании IPOC тоже зарегистрированной на Виргинских островах западной компании, было намерение или желание купить эти акции. Но акции были проданы другой организации. IPOC считает, что эти акции должны были проданы им. И пошел суд. Этот суд швейцарский разбирается долгое время, потому что спор начался в июле 2003 года. И он идет до сих пор. Моя личная позиция, так как я возглавляю компанию LV-Finance и являюсь ее собственником, такая – как можно меньше публичности, как можно меньше скандальности. Есть судебный вопрос. Вот суды пускай эти вопросы и решают. Поэтому мы решали все эти моменты. Но дело в том, что западный суд и западная пресса несколько отличаются от нашей сегодняшней действительности. Поэтому если писали западные СМИ, они освещали, то это ни в коем случае не было нашим пиаровским ходом, не моим пиаровским ходом и так далее, там шло объективное освещение ситуации, что и как происходит. На сегодняшний день ситуация проста на мой взгляд. Что спор трехлетний по акциям «Мегафона» контрольного пакета «Мегафона» он закончен. Было два опциона. По первому опциону Цюрихский суд принял положительное решение в пользу LV-Finance, и был второй опцион, по которому Женевский суд сначала принял решение в сторону IPOC, но в Лозанне отменили это решение. На сегодняшний день спора нет.

О. БЫЧКОВА – То есть все-таки решения двух судов они друг другу не противоречат. Хотя мне кажется, в газете «Ведомости» сегодняшней, может быть, я не все поняла, что здесь написано, тут как-то другой вывод делается.

Л. МАЕВСКИЙ — Действительно вывод такой, что первый суд Женевский принял решение в пользу IPOC, мы обжаловали это решение. Это решение отменено.

Л.ГУЛЬКО — Можно я с точки зрения потребителя мобильной связи. Мы-то потребители, вот там судятся, судятся здесь, акции те, акции эти, красивые названия. Как-то это на потребителя влияет, на работу вашу?

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, то, что суды идут, на потребителя это не влияет абсолютно. А вот лично на меня на мою личную жизнь на ситуацию, которая происходит вокруг меня, вокруг семьи, это влияет напрямую. Просто конкретно.

О. БЫЧКОВА – Но вы как лицо, вовлеченное в эту ситуацию.

Л. МАЕВСКИЙ — Как лично вовлеченное естественно, и понимаете, что я еще раз говорю о том, что я против того, чтобы публично выходили. Вот есть решение суда, суд пусть разбирается. Я не привлекал к этим, будем говорить так, разбирательствам ни прессу, ни организовывал никаких пиаровских акций и так далее. Но противоположная сторона, на мой взгляд, она борется достаточно другими методами, пытается все эти…

Л.ГУЛЬКО — А ей это зачем? Для того чтобы устраивать пиаровские акции и привлекать прессу.

Л. МАЕВСКИЙ — Вот как раз к этому вопросу я бы и хотел подойти. В чем отличие, допустим, российского суда от западного суда – на Западе есть такое понятие как имя, как репутация, и эта репутация стоит очень дорого. Если человек на Западе совершил какую-то ошибку или преступление, то это будет влиять и на его детей, на его семью и на твою дальнейшую карьеру и так далее. И поэтому ставились очень большие ставки, ставились очень большие деньги на то, чтобы меня лично дискредитировать как лицо, как хозяина компании LV-Finance. В частности газеты писали, и даже ваша радиостанция в свое время передавала, как у меня допустим, на границе отбирали паспорт в подозрении его достоверности.

О. БЫЧКОВА – А его отбирали?

Л. МАЕВСКИЙ — Фактически отбирали паспорт.

О. БЫЧКОВА – Значит, мы правду говорим.

Л. МАЕВСКИЙ — Да, вы правду говорили.

Л.ГУЛЬКО — Так, а чего?

Л. МАЕВСКИЙ — Освещали объективно, была такая ситуация. Я пересекаю границу, у меня забирают паспорт, и забирают в сомнении в его достоверности. Паспорту два года, я проехал по нему, виз негде ставить. Но в момент, когда я лечу в Цюрихский суд, в Цюрих, у меня отбирают паспорт.

Л.ГУЛЬКО — Имеют право по закону.

О. БЫЧКОВА – И чего дальше с вами происходило?

Л. МАЕВСКИЙ — Имеют право. Возникает вопрос, ну что проверили.

О. БЫЧКОВА – Отпустили?

Л. МАЕВСКИЙ — Вернули через некоторое время тот паспорт естественно. Следующий момент такой, что я в своей жизни 30 лет занимаюсь связью. По специальности профессиональный связист. Почему компания LV-Finance, сотовая связь и так далее. Как можно дискредитировать человека? – можно сделать очень просто, я имею ученые степени, ученые звания, я доктор технический наук, я профессор. Нужно сказать, что ты обманным путем получил докторскую диссертацию или ты обманным путем получил звание профессора. И так далее. Пишется письмо, начинается разбирательство по этому вопросу. И так далее. И причем занимаются этим очень серьезные люди и на очень высоком уровне. Допустим, вы поймите правильно, три года разбираются с моей докторской диссертацией. О чем мы говорим, разница судов, организаций на Западе и здесь. Три года разбираются с моей докторской диссертацией…

О. БЫЧКОВА – А вы когда защищали?

Л. МАЕВСКИЙ — В 2000 году. И сразу же заявление появилось тогда, когда я официально объявил, что я являюсь владельцем LV-Finance групп.

Л.ГУЛЬКО — То есть вас хотят убрать?

Л. МАЕВСКИЙ — Абсолютно убрать, дискредитировать.

Л.ГУЛЬКО — Поставить своего человека. Какая цель?

Л. МАЕВСКИЙ — Нет, не поставить своего человека. Поставить своего человека нельзя.

Л.ГУЛЬКО — Захватить бизнес, что это?

Л. МАЕВСКИЙ — Нет, вы поймите правильно, когда ты приходишь где-либо на Западе, у тебя есть партнеры, компаньоны. Есть люди, семьи и прочее. Когда говорят, вы знаете, он мошенник, он даже докторскую степень получил…

Л.ГУЛЬКО — Вы с ума сошли, с кем вы связываетесь.

Л. МАЕВСКИЙ — Да, с ума сошли и прочее. Вы понимаете, что это огромные репутационные риски. И для того чтобы дискредитировать, что нужно сделать, чтобы убить компанию – нужно убить морально ее владельца. И все.

Л.ГУЛЬКО — А убивать-то зачем?

Л. МАЕВСКИЙ — Ну, как, если ты мошенник, если доказано, что ты подсуден, ты осуществлял какие-то акты мошенничества, то естественно поймите правильно, и запах этого суда абсолютно другой. То есть с кем спорить, спорить с мошенником. Поэтому такие пиаровские ходы и производятся.

О. БЫЧКОВА – Понятно. А кстати о чем была ваша докторская диссертация?

Л. МАЕВСКИЙ — Надежность общегосударственных систем и телекоммуникационных. Я всегда пишу по надежности. Причем кандидатскую диссертацию по надежности защищал и докторскую.

О. БЫЧКОВА – Но у нас с надежностью все в порядке?

Л. МАЕВСКИЙ — С надежностью вы знаете, если бы у нас было все ненормально, то я думаю, что у вас бы сейчас радиостанция не работала. Потому что я смотрю по оборудованию, которое у вас есть, надежность его достаточно высока. Потому что части этого оборудования достаточно большое количество лет. Я ни в коем случае не хочу…

О. БЫЧКОВА – Аккуратнее сейчас. Вот сейчас аккуратнее с этого места.

Л.ГУЛЬКО — Генеральный директор нас слушает. Вы что вообще.

Л. МАЕВСКИЙ — Надежность его достаточно высока и удовлетворяет потребителю. Поэтому я хотел бы вернуться к этому моменту, что начинается расследование, различное прочее. Причем подключаются люди на таком верху, просто диву даешься. Людям что, заниматься больше нечем. Что нет каких-то других проблем. Вопрос простой. Мы же платим деньги, платим налоги на все эти моменты. Заседает комиссия, скажем, докторский совет Московского авиационного института, признают, что не имеют права изымать, есть экспертный совет, не имеют права. Тогда министр Фурсенко издает указ, вот еще раз расследовать. Понимаете. На сегодняшний день сложилась ситуация, я не хочу затягивать эфирное время, скажу коротко. Сложилась ситуация, что высшая аттестационная комиссия, ее нынешний председатель Кирпичников просто превратились в  функционеров. И на сегодняшний день ВАК перестал быть общественной организацией, стал придатком Министерства образования.

О. БЫЧКОВА – Не будете вы доктором наук, в конце концов. А зачем вам это надо?

Л. МАЕВСКИЙ — Я хотел бы официально заявить, чтобы не занимать людей, сэкономить деньги налогоплательщиков, я это не из-за звания получал. Я сегодня официально в вашем эфире отказываюсь от звания доктора, профессора. Мне это не нужно. Я писал учебники для детей, для того чтобы они по ним учились, а не для того чтобы получать звания. Поэтому я отказываюсь от этого. И заявляю это в прямом эфире, хотите заниматься дальше  — занимайтесь. Меня это больше не интересует.

О. БЫЧКОВА – Пишет нам слушатель Митек: не могу поверить, вы не доверяете Басманному правосудию. Расскажите про впечатления о российском суде, вы уже начали говорить. Российский суд не российский суд. Правда, что существует объективный и беспристрастный суд на свете? Или это все легенды и мифы.

Л.ГУЛЬКО — Или там тоже суд не очень объективный, не очень беспристрастный.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы мне можете поверить, можете не поверить, но я верю в правосудие того суда, которое принимает решение, в Цюрихе принимал решение сейчас по нашему вопросу, в Женеве и так далее. Я очень благодарен этой ситуации, очень благодарен IPOC за то, что эта ситуация произошла. Во-первых, я получил опыт, получил абсолютно другой кругозор. Абсолютно другое видение, как это должно быть.

О. БЫЧКОВА – Как должны решаться споры хозяйствующих субъектов?

Л. МАЕВСКИЙ — Как должны решаться споры хозяйствующих субъектов. Это понимаете, очень серьезный, очень важный вопрос. И я повторю, что репутация человека, его имя, его слово они очень дорого стоят. Это совсем другой мир.

О. БЫЧКОВА – Расскажите, в чем три отличия, найдите три отличия. Может больше.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, я не буду отвечать на ваш вопрос. Отличия, не отличия и так далее. Да, я со многими решениями не согласен, может быть наших судебных органов, может быть что-то мне не нравится и так далее, но я читаю газеты, «Ведомости», читаю «КоммерсантЪ», газеты, которые читаю каждый день, приводятся факты, которые настораживают по некоторым вопросам. Почему не буду называть три отличия. Потому что в судах в наших работает очень большое количество честных судей. Работает очень большое количество порядочных людей. В том плане, что бывают моменты и достаточно часто, то это, наверное, эти ошибки мы должны исправлять с вами вместе. И мы должны и вы для этого существуете, и моя гражданская позиция на это существует для того, чтобы с этими ошибками бороться. Но я не могу, и не буду хаять наше российское правосудие. Все огульно называть, что оно такое. Да, многое не нравится.

О. БЫЧКОВА – Что оно Басманное.

Л. МАЕВСКИЙ — Давайте так, по крупному счету, виноваты во всем этом мы.

О. БЫЧКОВА – Ну кто мы-то?

Л. МАЕВСКИЙ — И вы, и я, и так далее.

О. БЫЧКОВА – Я например, не виновата в Басманном правосудии. Честное слово.

Л. МАЕВСКИЙ — Если вас не устраивает, вы должны, наверное, протестовать. Начинать нужно с себя. Протестовать более активно. Мы получаем то, что мы заслуживаем. Вот это моя позиция.

Л.ГУЛЬКО — То есть пока все компании, работающие здесь, не будут выбирать себе швейцарский суд, ничего не изменится. Выход-то такой из положения?

Л. МАЕВСКИЙ — Я этого не говорил.

Л.ГУЛЬКО — Это я сказал. Я такой вывод сделал.

О. БЫЧКОВА – Леонид Маевский этого не говорил. Анна спрашивает: а кто стоит за компанией IPOC? Тут вообще речь идет о чем, что большая компания как «Мегафон», там есть разные акционеры. И компании располагают разным количеством, разным пакетом акций.

Л. МАЕВСКИЙ — Да, фактически есть три основных акционера на сегодняшний день в компании «Мегафон». Один акционер это знаменитая всемирно известная телекоммуникационная компания TeliaSonera. Второй фонд – IPOC, и третьим пакетом сейчас владеет «Алтимо».

Л.ГУЛЬКО — Еще один вопрос о престиже. Теперь уже престиже государства. Поскольку все говорят об инвестиционном климате, который надо улучшать. Такие дела, судебные разбирательства они как влияют на престиж государства и на инвестиционный климат?

О. БЫЧКОВА – Или никак не влияют. Или дело житейское.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, конечно, влияют. Но каким образом. На сегодняшний день, допустим, победив в судах, я сижу, российский гражданин, имеющий российское гражданство, капитан первого ранга, пенсионер заслуженный, 15 лет прослужил на подводных лодках.

О. БЫЧКОВА – Бывший теперь уже доктор наук.

Л.ГУЛЬКО — Ну ладно.

О. БЫЧКОВА – Он же сам отказался.

Л. МАЕВСКИЙ — Сижу перед вами и говорю о следующем, что влияют на престиж нашего государства. Я благодарен тому, что швейцарский суд принял решение и абсолютно признал меня невиновным в тех обвинениях, в которых предъявил мне IPOC. То есть существуют российские граждане, которым можно верить, которым может поверить швейцарский суд в отличие от датского джентльмена господина Гальмонда. И он может принять не в пользу своего гражданина, не в пользу западного человека, а в пользу российского гражданина такое решение, которое он принял.

Л.ГУЛЬКО — Оля, это ответ на твой вопрос. Один из ответов. Ты говоришь: найдите три отличия.

О. БЫЧКОВА – Да. Нам тут написал Михаил из Санкт-Петербурга.

Л. МАЕВСКИЙ — То есть я считаю, что я отстоял престиж России.

О. БЫЧКОВА – Мы вас поздравляем, и спасибо вам большое. Михаил из Санкт-Петербурга делает такой разворот темы и спрашивает: Леонид, вы такой капиталист, а состояли во фракции КПРФ. Может быть, поэтому так все идет. Надо было СПС усиливать.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, да, действительно я был членом фракции КПРФ, но я не был членом КПРФ, никогда не являлся, не вступал туда по принципиальным соображениям. Мне не стыдно за то, что я был во фракции КПРФ. По какой причине – потому что там было очень большое количество людей, дружбой, знакомством с которыми и продолжающейся дружбой я дорожу. Прежде всего, я хотел бы напомнить, кто был в КПРФ. Это и бывший министр обороны Родионов, и бывший депутат царство ему небесное Ждакаев. И масса других людей, которые были во фракции КПРФ.

О. БЫЧКОВА – Но они и в партии были КПРФ?

Л. МАЕВСКИЙ — Да.

Л.ГУЛЬКО — А вы считаете, что левая идея и капитализм совместимы?

О. БЫЧКОВА – Видимо, да. Как мы видим.

Л. МАЕВСКИЙ — Я считаю, что левая идея и капитализм они полностью совместимы. В конце концов, когда-то конгломерат этого произойдет. Потому что когда посещаете Швецию, Норвегию это капитализмом назвать нельзя. Хотя есть частная собственность, частное предпринимательство, но это не капитализм. Согласны со мной?

О. БЫЧКОВА – Ну да. И судя по тому, сколько капиталистов во фракции КПРФ, между прочим…

Л. МАЕВСКИЙ — Почему вы меня называете капиталистом…

О. БЫЧКОВА – Это не мы, это слушатель.

Л.ГУЛЬКО — Тут один из наших ведущих предложил называть КПРФ консервативной партией РФ.

Л. МАЕВСКИЙ — Я не хочу…

Л.ГУЛЬКО — Партия, которая от корней идет.

Л. МАЕВСКИЙ — Вы знаете, у нас сейчас тема беседы несколько другая. И я вам предлагаю следующее, вот у нас начнется предвыборная кампания 2008 года, поверьте меня, что вы меня пригласите на эфир, и я вам много расскажу про партию КПРФ. И расскажу по одной причине, почему нельзя голосовать за эту партию. Ни в коем случае.

Л.ГУЛЬКО — Даже так.

О. БЫЧКОВА – Понятно. Скажите, пожалуйста, вот эта история со швейцарскими и прочими иностранными арбитражными судами для вас уже закончена или вы ожидаете продолжения какого-то?

Л. МАЕВСКИЙ — Я считаю, что для меня лично она закончена. Мою честь и достоинство я отстоял. Свои интересы и свои доводы признаны моими действительными. Если хотят судиться дальше – ну что же, будем судиться дальше. Но пока здравомыслящий человек, наверное бы, пошел на переговоры. И последнее, что я хотел сказать. Да, действительно говорят, что это негативно влияет на имидж страны, что идут суды и прочее, но момент следующий. Есть противоположная сторона, мы всегда были открыты для переговоров. И мы всегда хотели договориться. Но противоположная сторона недоговороспособна, они получают ровно то, что получили.

О. БЫЧКОВА – На этом все. Леонид Маевский был в нашей программе дневной «Разворот».



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире