'Вопросы к интервью


С. БУНТМАН – Алло, добрый день, алло.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Да, слушаю.

С. БУНТМАН – Да, добрый день, это здесь Оксана Пашина и Сергей Бунтман.

О. ПАШИНА – Добрый день.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Здравствуйте.

С. БУНТМАН – Да, мы хотим как раз, мы хотим задать вопрос об этой инициативе, чтобы сохранить избрание мэров. Мы хотели бы выслушать мотивировки от вас.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Так.

О. ПАШИНА – Вячеслав Леонидович, почему все-таки мэров нужно выбирать, а не назначать, почему общественная палата пошла поперек воли Кремля в этом случае?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Нет такой воли Кремля, это ерунда, это прежде всего.

С. БУНТМАН – Так, первое, первое важное.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Ряда губернаторов. Это вполне понятно, потому что, как правило, мэры, особенно крупных городов, являются довольно серьезными потенциальными политическими конкурентами. Но главное, за этим стоит другое, понимаете, город — единственный главный сегодня создатель внутреннего валового продукта, главный. И если у него отбирается чувство возможности, ответственности и воли в решении собственной судьбы, собственного бюджета и всего прочего, он делается исполнительным чиновником, страна просто лишается сразу шансов на где-то примерно на 25-30% роста экономического развития, не говоря уже о человеческой стороне дела, что это было бы просто возмутительным шагом назад, еще и нарушением конституции в придачу.

С. БУНТМАН – А идея, например, идея, высказанная у нас в эфире Валерием Шанцевым, что выстраивать свою команду сверху донизу имеет право общенародно избранный глава государства?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Это все звучит очень красиво, но только выстраивать такую пирамиду на огромную лоскутную, чрезвычайно разнообразную страну, на самом деле, невозможно. В результате, идут сплошные провалы, потому что пока сигнал дойдет снизу вверх, потом спустится сверху вниз, проходят месяцы или годы. В результате, пока дырочка маленькая, ее можно заштопать, на нее придут денежки, когда она уже большая, этих денег все равно не хватит. Поэтому это звучит элегантно, но, на самом деле, может быть, и годится для какой-нибудь компактной маленькой такой, ухоженной страны. Но тогда в ней жители этого не позволят.

С. БУНТМАН – Да, там как раз в ухоженных маленьких странах как раз этого и не позволяют. Здесь нам пишет Диана из Саратова — в Саратове, она говорит, должность мэра вообще упразднили и ввели другую, сити-менеджер.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Да-да.

С. БУНТМАН – Как вы относитесь к таким, может быть, одно другому не мешает?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Такая схема, в принципе, известна, возможна, но, как правило, речь идет о ситуациях, когда надо выправлять отчаянное положение, т.е. сити-менеджер обычно — это кризисный.

С. БУНТМАН – Кризисный.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Управляющий.

С. БУНТМАН – Кризисный управляющий фактически, получается. Скажите, как, что вы считаете для большого города таким оптимальным управлением? Город входит или совпадает с большим регионом, например, что делать в Москве, в Петербурге, когда у нас такой парадокс получается?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Нет никакого парадокса, на самом деле, договариваться надо. Это схема, при которой есть логика совместных проектов, совместных принципов управления, скажем, помойками или, наоборот, зелеными ресурсами. Нежелание договариваться, а желание захватить и решать все самими, монополизировать, есть такое желание, конечно, его высказывают очень ярко, но ничего, кроме вреда, из этого произойти не может.

О. ПАШИНА – Вячеслав Леонидович, а как быть с теми аргументами, когда говорят — народ, он не может определить, кого он выбирает. И зачастую посты мэров занимают криминальные какие элементы, а сверху оно виднее, да.

С. БУНТМАН – Выберут себе бандита, да.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Что называется, бывает, бывает, но для этого есть соответствующие механизмы, хотел сказать — отстрела, механизмы.

С. БУНТМАН – Хорошая оговорка.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Отлавливания такого. Но гораздо больше ситуаций, где как раз мэрам и виднее, и они это знают, они вполне достойно работают, достаточно крепко. Могу назвать бесконечное число примеров, действительно, бесконечное.

С. БУНТМАН – Назовите хотя бы один-два.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Небольшой город Переславль, рядом Московской области, превосходно выстроенная команда работает, не нужно им выстраиваться сверху. Или какой-нибудь маленький Урюпинск, в котором мы были, великолепная команда, которая знает, что делает, знает, как мобилизовать ресурсы, выбрана людьми, это куда важнее. Поэтому отдельные, даже если их немало, случаи нарушений не являются в этом отношении основанием для отвержения целого. Ведь так вы можете вообще всем сказать — а вообще-то всех надо одеть в форму.

С. БУНТМАН – Ну да. Ну да, пишет у нас Влад, который эхом тому, что говорит Валерий Шанцев, когда президент может назначать свою команду фактически, да, пишет Влад, и каждая смена президента с командой — это революция. Влад, в общем-то, резон здесь есть.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Абсолютно прав.

С. БУНТМАН – Резон здесь есть, чем больше, чем более всеобъемлющая команда, тем больше ее сменять. А когда просто структуры работают, мы же можем…

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Тем драматичнее всякое изменение, это он абсолютно прав.

С. БУНТМАН – В Дмитрове мэр правит 20 лет, пишут нам из Дмитрова. Я не знаю просто, с каким чувством это пишут, хорошо или плохо, может ведь быть по-разному.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Во-первых, это, действительно, может быть по-разному, бывают иногда, хотя по хорошему тону, конечно же, где-то два-три мэрских срока — предел, потому что приедаются, утрачивается острова зубок, не хочется предпринимать сильных усилий, в общем, это не очень хорошо. Но изумительные исключения, мы знаем не только из нашей, а из мировой практики, когда мэра достаточно сильно и долго и успешно управляют городом. Спрашивается, чего их менять? Вообще не очень хорошо.

О. ПАШИНА – Вячеслав Леонидович, извините за такой дилетантский вопрос, у нас для мэров какие-то ограничения по срокам, как для президента?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Нет.

О. ПАШИНА – Существуют? Не существуют?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Нет.

О. ПАШИНА – Но если горожан устраивает мэр, почему бы и 20 лет не оставаться на своем посту?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Как правило, это все-таки означает, что активного городского сообщества нет, потому что так не может быть, чтобы устраивало больше 10-12 лет, просто не бывает.

С. БУНТМАН – Может быть, действительно…

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Значит, что им наплевать.

С. БУНТМАН – Может быть, действительно, было бы разумно оставить, естественно, выборы мэров и при этом ввести кое-какие ограничения, такие в избирательное законодательство, ограничения по количеству сроков подряд у мэра? Потому что здесь, может быть, здесь у нас как раз есть надежда на самоуправление, которое вырастет из этого, здесь тоже душить не стоит?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Возможно, но это должны решать люди на референдумах.

С. БУНТМАН – Как вы думаете, насколько реальна все-таки ситуация, которая вас волнует, судя по тому, что мы и читаем сейчас, и слышим, насколько реальна эта универсализация таких назначений с утверждениями? Это опасность, если можно ее назвать опасностью?

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Я бы ее не преувеличивал, во-первых, потому, что это уж слишком явное нарушение конституции, а у нас с вами вроде как мы ведь договорились ее не трогать.

С. БУНТМАН – Договорились мы с вами, да.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Нет, не только мы.

С. БУНТМАН – Хорошо.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – И во-вторых, даже если говорить о другом, это нажим нескольких губернаторов, у которых есть привычка быть князьями, без которых травка не растет, мышки не пищат. Но, в общем, это князья из уходящей генерации.

С. БУНТМАН – Понятно, хорошо, спасибо большое, Вячеслав Леонидович, спасибо.

В. ГЛАЗЫЧЕВ – Рад слышать.

С. БУНТМАН – Извините, что мы вас оторвали от, действительно, внезапно, но тема, действительно, крайне интересная.

О. ПАШИНА – Да, я только напомню, что это был Вячеслав Глазычев, глава комиссии общественной палаты по региональному развитию и местному самоуправлению.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире