'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 11 августа 2006, 15:45



С. БУНТМАН – Здравствуйте, Геннадий Владимирович. Мы сейчас, несмотря на многие заявления, звоним и просим сказать нашим слушателям, были ли какие-то реальные контакты, предложения от «Единой России». Вы уже говорили, что нет. Я очень хотел бы от вас услышать, что вы думаете по поводу слияния с «Единой Россией».

Г. ГУДКОВ — Я могу сказать, что о заявлении моего коллеги Володина, к которому я уважительно отношусь, я узнал, так же как и вы со страниц газет и журналов, из информационных сообщений. Переговоры о вступлении членов «Народной партии» в «Единую Россию», они были в том или ином разрезе. Они шли год-полтора года назад. Были некие предложения и так далее. Было несколько пластов переговоров, они касались различных вариантов. В том числе и некой автономии. Но в результате эти переговоры закончились, собственно говоря, только тем, что часть депутатов «Народной партии» видимо, вняв некой аргументации, отказаться от которой они не смогли, они перешли без всяких условий в ряды партии «Единой России».

С. БУНТМАН – Это в личном порядке?

Г. ГУДКОВ — Да. Что касается именно слияния партийных структур, то уже как минимум, наверное, почти год таких разговоров серьезных не велось. Поэтому мне сложно прокомментировать с точки зрения, вернее даже очень просто прокомментировать высказывание, видимо, есть какой-то двойник, видимо какая-то есть еще некая партия, которая ведет переговоры. Может быть, на каком-то уровне готовности протокол о вступлении или объединении или слиянии. Но это не имеет отношения к «Народной партии».

С. БУНТМАН – Но Геннадий Владимирович, уж очень какие-то серьезные черты лица описывались в том портрете партии таинственной, с которой собирается объединяться «Единая Россия», что это партия и зарегистрирована и имеющая по новым правилам достаточное количество членов партии. Что это крупная федеральная уровня партия.

О. ПАШИНА – И давний союзник «Единой России».

С. БУНТМАН – Вот как-то так все не выходит.

Г. ГУДКОВ — Да, наверное, по ряду признаков можно было подумать, что это «Народная партия». И такие основания могли бы и быть, если бы велись такие переговоры. Но таких переговоров нет, поэтому, может быть я председатель ЦК партии, я должен был в первую очередь об этом знать. Может быть, они говорили на каком-то ином уровне, на аппаратном уровне, это была какая-то точка зрения, мнение, но я даже об этом не знаю.

С. БУНТМАН – Тогда мне скажите, пожалуйста, как собирается «Народная партия» выходить к федеральным, думским выборам. И блоки ведь запрещены. Или укрупнять партии или как-то рассчитывать на свою кампанию предвыборную, на свою программу. И биться в чистом поле за 7% и больше.

Г. ГУДКОВ – Знаете, есть идеалисты, есть реалисты. Я отношусь к числу реалистов, хотя немножко романтик по натуре. По крайней мере, по своей натуре, по взглядам. И будучи реалистом, я прекрасно понимаю, что ни одна партия на сегодняшний день из всех, кроме «Единой России», не способна самостоятельно набрать 7% голосов. Это, к сожалению, реальность. И я прекрасно понимаю, что если говорить о серьезном партийном строительстве, которое не идет, на мой взгляд, сегодня, то нужно сделать объединенную социал-демократическую партию, которая может выступать в роли некой конструктивной оппозиции, оппонента по многим вопросам и «Единой России» и ряда других политических партий…

С. БУНТМАН – Серьезную левую социальную силу?

О. ПАШИНА — Да, пока и «Народная партия», я ее, например, всегда рассматривал как один из элементов строительства такой политической силы, потому что это очень важно. Любая монопартийная, моноцентристская модель, которая произрастает из государства и не опирается на идеологию, на какие-то другие принципы, это очень опасная модель. Мы же с вами проходили 1991 год. Мы знаем, чем это кончается. И это еще не самый худший вариант 1991 год, который мог бы быть. Поэтому я всячески желаю нашей стране избежать каких-то катаклизмов, потрясений. Нам нужна полемика, дискуссия, нам нужна коалиционность, нам нужны механизмы участия парламента в реальной политической жизни через формирование правительства, например, через серьезный механизм парламентского контроля и расследования и так далее. И все это надо делать сейчас. Потому что потом времени уже не будет. Именно с этих позиций, с этой платформы выступаю последние уже несколько лет. Потому что я говорил о том, что уже имели то, что я называл застой политической элиты, который привел к ее вырождению и неспособности управлять страной в критической ситуации, как это было в середине 80-х. Мы знаем, чем это все кончилось – развалом великой державы и трагедией для десятков миллионов российских граждан.

С. БУНТМАН – Понятно. В открытой политической жизни, политической партийной полемике, уточнение программ, ясной позиции — в этом, если я вас правильно понял, в этом вы видите залог стабильности.

Г. ГУДКОВ — Я вижу только в этом залог стабильности. Потому что все остальное очень неустойчивая модель, которая может в любой момент упасть.

О. ПАШИНА – Геннадий Владимирович, возвращаясь к этому кастингу, который объявила партия власти, как пишут наши слушатели. Как вы считаете, с кем в данном случае выгоднее всего было бы объединиться «Единой России»?

Г. ГУДКОВ — Я вообще считаю, что «Единая Россия» столько велика и могуча на сегодняшний день, понятно, на какой ресурс, опираясь, что ей вообще не нужно никого поглощать или объединять. Если ей нужны союзники, союзники, которые бы имели либо альтернативные точки зрения, где-то близкие, где-то противоречащие взглядам «Единой Россия». Это не страшно. Потому что это привело бы к полемике. К расширению социальной базы, поддержке. Поэтому я не думаю, что сегодня «Единой России» надо было бы кого-то поглощать. Понимаете, поглотить не сложно. Особенно когда нет условий для политической конкуренции, для развития других политических сил. Поглотить не сложно. У нас тут КПСС поглотила всех и вся. Чем это закончилось — мы знаем. Сложнее вести полемику. Но это необходимо. Это как соревнование. Не может быть соревнования, если нет соревнующихся. И какие-то неравные совершенно условия созданы. Поэтому я не думаю, что именно для того, чтобы продолжать политическую деятельность, «Единой России» надо кого-то поглощать. Находить союз, находить оппонентов – вот это для нее сейчас более важно на мой взгляд.

С. БУНТМАН – Понятно. Спасибо большое, Геннадий Владимирович. Спасибо за развернутое представление и ответ на наши вопросы.

Г. ГУДКОВ — И вам спасибо.

С. БУНТМАН – Геннадий Гудков — «Народная партия РФ».





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире