'Вопросы к интервью
10 августа 2006
Z Разворот Все выпуски

Обеспечение безопасности полетов


Время выхода в эфир: 10 августа 2006, 16:08

С.БУНТМАН – Мы уже начали говорить за эфиром. Здравствуйте, Сергей Васильевич… Где у Вас правильно ударение ставить?

С.БЫХАЛ – Быхал.

С.БУНТМАН – Сергей Васильевич Быхал — директор по связям с общественностью авиакомпании «Трансаэро». Безопасность полетов. Вот скажите сразу, Сергей Васильевич, когда Вы узнали сегодня?

С.БЫХАЛ – Да, естественно, мы узнали об утром сегодня утром, когда поступили сообщения на ленты информационных агентств.

С.БУНТМАН – То есть Вы по агентствам узнали?

С.БЫХАЛ – Конечно. Ну утром и, в том числе, из эфира «Эхо Москвы», потому что…

С.БУНТМАН – Ну спасибо на добром слове.

С.БЫХАЛ – … потому что я слушаю Вашу радиостанцию постоянно. Поэтому из эфира «Эхо Москвы».

С.БУНТМАН – Теперь по радио послушают Вас. Какие Вы сразу приняли меры? Компания… Есть ли автоматическое принятие мер, когда происходит вот операция у коллег где-нибудь в английском аэропорту или каком-либо другом?

С.БЫХАЛ – Вы знаете, что касается таких случаев, то у каждой крупной авиакомпании, в том числе у нашей, есть собственная служба авиационной безопасности, которая отвечает именно за безопасность полетов, которая отслеживает ситуацию в тех точках полетов, куда выполняет рейсы наша авиакомпания. Поэтому сразу же, как только поступила эта информация, идет первая проверка: есть ли какие-нибудь запрещающие или ограничивающие указания от авиационных властей. Потому что такая серьезная вещь как отмена или задержка рейса решается авиационными властями. Допустим, аэропорт говорит… Не будем далеко ходить, пример – Ближний Восток, там аэропорт Бейрута подвергается обстрелу, естественно, ни один самолет не полетит. Существует четкая процедура, когда именно эта информация в он-лайн режиме поступает ко всем перевозчикам, которые выполняют рейсы в тот или иной аэропорт, или по тому или иному авиационному маршруту. Например, трасса проходит через зону ПВО, что было часто во время вооруженного конфликта в Ираке, Персидском заливе, когда просто просят изменить маршрут. До вылета нашего самолета, он вылетел в 10.10 утра по расписанию, более 100 человек на борту никаких ограничивающий указаний от авиационных властей Великобритании или России к нам не поступило. Самолет вылетел четко по расписанию.

С.БУНТМАН – Насколько внимательно в службе безопасности авиакомпании и аэропорта следили за тем, насколько подробно уже знают, что произошло в Лондоне и какой-то анализ тех мер, которые были приняты в Хитроу?

С.БЫХАЛ – Хотелось бы сказать, что в нашей компании есть одна специфика: мы первыми в России ввели такую систему как профайлинг. Это историческая вещь: мы с 93 года являемся назначенным перевозчиком на Израиль. А Вы знаете, какая система авиационной безопасности в Израиле? Тот, кто бывал в аэропорту Бен-Гуриона, часто ее ругал, но результат…

С.БУНТМАН – А что ругать-то? Ну, долго. Девушка задает бесконечные вопросы, все смотрят и т.д.

С.БЫХАЛ – Вот правильно. Но вспомните, сколько было случаев захватов или терактов у El-Al после введения этой системы. Ноль! Мы за основу взяли именно эту систему. Естественно, в течение 13 лет ее развивали. То есть это – система специально выстроенных вопросов. Это собеседование, которое проводит сотрудник авиационной службы безопасности с каждым пассажиром индивидуально перед регистрацией на рейс. То есть он спрашивает его о целях поездки, маршруте и так далее… Вы знаете, здесь, конечно, система вопросов имеет значение, но главное – это то, как отвечает пассажир.

О.ПАШИНА – Реакция. Ну у нас, Сергей Васильевич, специфические пассажиры. Они вот любят пошутить, например, вот их спросят: «везете взрывчатку?», а они скажут: «да».

С.БЫХАЛ – Ни в коем случае!

О.ПАШИНА – Такое вот недавно с украинскими пассажирами было, которые уже на борту самолета начали шутить, что они сейчас совершат теракт, и самолет вернулся обратно в аэропорт, это была, с одной стороны смешная и жуткая история.

С.БЫХАЛ – Вы знаете, мне кажется, что сейчас таких шутников в мире все-таки становятся единицы, и это – огромный риск. Хочу сразу предупредить, что любой сотрудник, услышав подобную шутку, даже если человек добродушный говорит ее с улыбкой на лице, обязан немедленно отстранить его от рейса…

С.БУНТМАН – Конечно.

С.БЫХАЛ – … и принять все меры, чтобы расследование в отношении этого человека было доведено до конца.

С.БУНТМАН – Я хочу напомнить нашим слушателям наши телефоны. Телефон и пейджер у нас – 725 66 33, sms можно присылать на номер +7 (495) 970…

С.БУНТМАН – Спасибо, Оксан, у меня здесь с другой стороны тоже написано. Это здорово, но тут везде с обеих сторон можно читать.

О.ПАШИНА – Я не знала. Я хотела, как лучше.

С.БУНТМАН – Ну получилось, спасибо. + 7 (495) 970 45 45. Присылайте свои вопросы, и я бы еще хотел… Через несколько минут мы проголосуем, удовлетворяют ли Вас меры безопасности в российских аэропортах, из которых Вы летаете и куда Вы прилетаете. А я бы хотел спросить у Сергея Васильевича, скажите, пожалуйста, вот сразу наложили такие суровые ограничения, просто максимальные ограничения на ручную кладь в Англии… Вплоть до напитков, вот то, что мы обсуждали, даже детское питание заставляют родителей попробовать на глазах у всех. Действительно ли это какие-то жидкие бомбы? Что это за жидкие бомбы вообще, и как Вы относитесь к таким суровейшим ограничениям ручной клади?

С.БЫХАЛ – Есть поговорка: «безопасности много не бывает», но она всегда должна быть разумна, и за безопасность аэропортов Великобритании отвечают авиационные власти Великобритании и те их структуры, которые должны гарантировать безопасность пассажиров. Поэтому в данной ситуации, когда раскрыт, как мы понимаем, серьезный, очень крупный заговор, сравнимый, может быть, по своим последствиям с 11 сентября…

С.БУНТМАН – Если бы он случился…

С.БЫХАЛ – Да. Вы знаете, здесь любые меры, мне кажется, могут быть оправданы и, наверно, главное, чтобы пассажиры относились к ним с пониманием. Приведу один пример: мы получили информацию о том, что не разрешают брать ручную кладь и разрешают брать только бумажник, связку ключей и все. Первое, что мы сделали – мы постарались сразу послать информацию всем своим представительствам, чтобы предупредили пассажиров. Если Вы летите в Лондон, не знаем, будет оно или нет, но чтобы Вы были готовы к тому, что Вас заставят сдать в багаж все, оставив при себе только бумажник, условно говоря, и связку ключей. Но это – прерогатива именно властей Великобритании, и каждый перевозчик, выполняющий рейсы в эту страну, должен этим нормам подчиняться. Наверно, его задача – просто убедить пассажира, чтобы он не нервничал, чтобы он был готов к этому и постарался воспринять это нормально.

С.БУНТМАН – Ну ведь просто с бытовой точки зрения, ведь если ты не знаешь, ручная кладь у тебя может представлять вполне такой…

О.ПАШИНА – Увесистый чемоданчик…

С.БУНТМАН – Да нет, вполне открытую, незапирающююся какую-нибудь сумку или портфель, там могут быть хрупкие вещи, которые ты специально не сдаешь в багаж, чтобы они не разбились. Все что угодно, там запасные очки…

О.ПАШИНА – Ну да. Но с другой стороны, если посмотреть на эту проблему, чтобы взорвать самолет достаточно 50 граммов тротила. Взрывчатка может находиться внутри человека. Вот есть у нас какие-то методы для определения нетрадиционных видов взрывчатки?

С.БУНТМАН – Сейчас мы дойдем до такого вообще… Нанотехнологии…

С.БЫХАЛ – Вы знаете, я хочу сказать, что действительно система авиационной безопасности в российских аэропортах увеличивается. Смотрите даже за последнее время: вот поставили новый томограф, допустим, в аэропорту Шереметьево, новые компьютеры в аэропорту Домодедово – то есть вещи, которые реально позволяют обнаружить даже скрытую взрывчатку. И очень серьезные меры предпринимаются с точки зрения подготовки профессионалов, с точки зрения, скажем так, таких шагов как отслеживание поведения пассажиров. Это тоже нормальная вещь, чем занимается служба авиационной безопасности аэропортов. Но здесь всегда встает вопрос, скажем так, борьбы брони и снаряда. То есть…

О.ПАШИНА – Мы совершенствуем защиту, а…

С.БЫХАЛ – Да, к сожалению, мы живем в таком мире, где террор является, к огромному сожалению, его составной частью. И мы просто должны быть к этому готовы, никогда не останавливаться на чем-то достигнутом, и, если будем впереди хотя бы на полшага, то безопасность можно гарантировать.

О.ПАШИНА – А вот еще такой вопрос: как защищен экипаж? Я на некоторых самолетах летала, там, например, экипаж отделен от салона шторкой, ну и, собственно…

С.БЫХАЛ – Вы знаете, после событий 11 сентября было требование международной организации гражданской авиации, что все самолеты должны быть оборудованы стальными дверями со специальным прибором, который позволяет видеть все, что происходит в салоне, который может открыть только бортпроводник и, естественно, все самолеты нашей компании, я думаю, что и других тоже, были такими специальными стальными дверями оборудованы.

С.БУНТМАН – Это распространяется на внутренние рейсы?

С.БЫХАЛ – У нас нет разницы между внутренними и международными, у нас одни и те же самолеты летают и на внутренние и на международные рейсы. Могу для примера Вам сказать, что стоимость одной такой двери составляет 120 тысяч у.е, скажем долларов, если можно это слово говорить… Но я не государственный чиновник.

О.ПАШИНА – Стало быть, я летела какой-то экономичной авиакомпанией, которая дверь не установила.

С.БЫХАЛ – Вы знаете, сейчас это – обязательное требование. И, действительно, это требование написано кровью пассажиров 11 сентября, когда летали с открытыми шторками, как Вы говорите, когда практически кабина пилотов не была защищена от пассажиров. Сейчас это уже недопустимое явление по всем ныне существующим нормам авиационной безопасности.

С.БУНТМАН – Я бы хотел, пока мы говорим, скоро Вы сможете задать свои вопросы и по телефонам прямого эфира… Я напоминаю, что у нас в гостях Сергей Васильевич Быхал — директор по связям с общественностью авиакомпании «Трансаэро». Вопрос навскидку такой: если Вас удовлетворяют меры безопасности, которые применяются в тех российских аэропортах, из которых Вы летаете, тогда Вы звоните 980 59 48, если Вас не удовлетворяют меры безопасности, Вы считаете их недостаточными — 980 59 49. До 500 позвонивших мы проведем этот маленький опрос. Идет уже голосование. Читаю Ваши вопросы, расшифровываю sms-ку латиницей: «Летел домой из США, получил багаж, обнаружил, что из кармана сумки вытащили все мои металлические доллары и красивые 25-центовые монеты». Ну не знаю… Мало ли что… Могут ли, действительно, какие-то предметы, которые могут считаться опасными изъять из багажа?

С.БЫХАЛ – Я вам расскажу один реальный случай, который произошел в Тель-Авиве. Одна пассажирка, гражданка Израиля летела в Москву и в подарок взяла с собой банку любимого кофе, а рядом положила электрический фен со шнуром и, естественно, взяла с собой будильник, чтобы вовремя вставать. И вот на экране…

С.БУНТМАН – Какая прелесть! /Смеется/

С.БЫХАЛ – … видят железную банку с черным порошком, электропровод и часы. Она летела нашим рейсом. Это было несколько лет назад. Естественно, этот багаж изъяли, поставили в специальное такое защитное…

О.ПАШИНА – И уничтожили…

С.БЫХАЛ – … нет, не уничтожили, но долго разбирались, и она его получила нескоро.

С.БУНТМАН – Ну это понятно, хорошо, что не уничтожили.

С.БЫХАЛ – Вот Вам конкретный пример…

С.БУНТМАН – Ну вообще это подарок, конечно…

С.БЫХАЛ – Это реальный случай, который произошел с одной из пассажирок, причем злого умысла не было. Банка любимого кофе, фен и будильник.

С.БУНТМАН – Конечно. Смех и грех. Вот Светлана Ивановна нам пишет о детском питании, которое родители должны пробовать: «Неужели террорист повезет с собой своего ребенка? Питание разрешили, а памперсы? Не перестраховка ли все это?» Неужели террорист повезет с собой своего ребенка… Очень многие вещи находятся за пределами человеческого понимания, то, что может сделать террорист.

С.БЫХАЛ – К сожалению, террор, особенно в современном его проявлении, не имеет жалости ни к детям, ни к женщинам, ни к старикам – ни к кому. И наличие ребенка не является преградой для террориста. Это жесткая реальность, но это – реальность, и с ней необходимо считаться.

С.БУНТМАН – Всегда есть… и дети бывали в тех самолетах, которые угоняли и взрывали.

С.БЫХАЛ – Конечно. Взрывы домов, простите, взрывы, когда самоубийца заезжает на рынок, в кинотеатр, рядом с кафе взрывает свои машины…

С.БУНТМАН – Нина Васильевна спрашивает: «Имеется ли в кабинах пилотов камера видеонаблюдения за салоном и связь с бортпроводницами?»

С.БЫХАЛ – Обязательно. Такая система существует и существует постоянная связь с экипажем пассажирской кабины, так называют бортпроводников на профессиональном языке. Такая связь, безусловно, существует.

С.БУНТМАН – Существует.

С.БЫХАЛ – Обязательно.

С.БУНТМАН – Поэтому выключайте всегда все телефоны. Это мешает, в том числе, и Вашей безопасности. Так что не надо думать, что…

С.БЫХАЛ – Ну это, скорее, мешает безопасности полетов. То есть авиационная безопасность – это мера защиты, а безопасность полетов… действительно, включенные телефоны, компьютеры они просто мешают оборудованию.

С.БУНТМАН – Конечно. Всегда думаешь, что меры безопасности принимаются для того, чтобы сделать Вам неудобно: «А, глупости какие-то! Почему нельзя?»… Между прочим, у нас совершенно повальная была до последнего времени, когда просят до терминала не включать телефоны – тут же все «пилик-пилик» как только шасси коснулись полосы… Вот скажите, пожалуйста… Кстати говоря, в очень многих зарубежных компаниях очень жестко, как Вы сказали экипаж пассажирской кабины, требует, спрашивает исполнения… У нас как-то помягче, потолерантнее… Вот насколько у нас экипажи настроены на то, чтобы жестко спрашивать? Потому что многое позволяют…

С.БЫХАЛ – Знаете, я Вам скажу, что главной задачей бортпроводников любой авиакомпании является, в первую очередь, обеспечение безопасности пассажиров. Их этому учат в первую очередь. Они должны, конечно, уметь красиво подать кофе, предложить Вам обед или ужин, но в первую очередь их учат действовать в так называемых нештатных ситуациях, поэтому не случайно они каждый год… Вот, например, в нашей компании, они проходят обязательную подготовку, в том числе тренажерную, допустим, посадку на воду, аварийную посадку на землю, и еще хочу сказать, что число бортпроводников должно строго соответствовать типу самолета. Почему? Даже если меньше пассажиров, каждый бортпроводник отвечает за одну из спасательных дверей и за эвакуацию пассажиров.

С.БУНТМАН – То есть на этом экономить вообще просто запрещается?

С.БЫХАЛ – Нельзя. Это категорически запрещено, и это – залог того, что даже в случае нештатной ситуации будет сделано все возможное. И этому бортпроводников, в частности нашей авиакомпании, учат на тренажерах и в России и на рубежом, и на воде и на суше. Это обязательный элемент подготовки.

О.ПАШИНА – Но мы вот знаем в основном из фильмов, что иногда на борту находятся сотрудники безопасности в штатском, которые в случае чего приходят на помощь. У нас на рейсах такое практикуется?

С.БЫХАЛ – У нас существовала в свое время, еще в Советском союзе, практика сопровождения каждого рейса человеком с пистолетом. Но в 70-е годы, после одной из трагедий мы от нее отказались. То есть был террорист, и сотрудник охраны вытащил пистолет и тем самым спровоцировал взрыв, взорвался самолет, погибло более 100 человек. С тех пор эта практика не применяется в обязательном порядке на наших рейсах. Вы знаете, мне кажется, что наличие такого человека на борту – это дело, в данном случае, каждой отдельной авиакомпании. Если будут приняты какие-то обязательные общие меры, будет какое-то директивное указание, какой-то циркуляр, говоря канцелярским языком, то естественно, все авиаперевозчики будут его соблюдать. Но позиция нашей авиакомпании: мы считаем, что такой человек с оружием не должен быть на борту, потому что даже случайный выстрел на высоте 10 тысяч метров может повредить жизненно важные системы самолета, и все пассажиры, не зависимо от степени их вины и намерений террористов, могут стать жертвами.

С.БУНТМАН – Есть вещи, которые невозможно прогнозировать, так невозможно прогнозировать, сколько продлится повышенная тревога и в Лондоне и в США. С другой стороны, может быть приято решение, хотим мы того или нет, мы в антитеррористической борьбы – союзники и с Британией и с США и также возможные объекты нападения. Может ли это распространится на наши крупные аэропорты? Повышение мер безопасности, а не просто в связи с Лондоном.

С.БЫХАЛ – Еще раз хочу подчеркнуть мысль, что безопасности много не бывает, и каждый такой пример является очередным импульсом, чтобы мысль по предотвращению террора не останавливалась ни в Лондоне, ни в Монреале, ни в Москве, ни в Южно-Сахалинске. Поэтому, естественно, существует объем информации между соответствующими службами, существуют определенные рекомендации, которые даются от одной службы безопасности другой, весь этот опыт обобщается, и если будет сочтено необходимым, то любые нормы в разумных пределах будут оправданы. В настоящее время по той информации, которой я располагаю в данный момент, британские власти намерены достаточно быстро урегулировать эту ситуацию, но мне кажется, что мы как зрители, слушатели и обыватели не знаем всего масштаба этого заговора, не знаем всех его последствий.

С.БУНТМАН – У Вас есть какая-нибудь кроме информационных агентств какая-то другая связь с лондонскими? Какие-то консультации идут?

С.БЫХАЛ – Конечно. У нас же есть представительства, у нас есть соответствующие люди, которые работают представителями нашей авиакомпании в Лондоне, и связь с ними осуществляется постоянно, 24 часа в сутки. В случае необходимости здесь не бывает дня и ночи…

С.БУНТМАН – Еще вопросы от слушателей. У меня есть несколько вопросов по sms и на пейджер, но я бы все-таки хотел, чтобы Вы послушали… Сергей Васильевич, пожалуйста, наденьте наушники, и сейчас 2-3 звонка мы примем. Из Москвы Вы можете звонить по телефону 783 90 25, а из других мест – 783 90 26 и мы сейчас включаем телефоны. Сначала из Москвы звонок. Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день! Меня зовут Сергей. Как-то приезжаю из одной командировки и через день-другой уезжаю в другую. В первой командировке я сдавал в багаж там перочинные ножи иногда бывают, а в другую уезжая, я взял с собой ручной багаж. Прошел в Шереметьево 3 сканера, ничего не нашли – все нормально. Приехал в гостиницу, вытаскиваю, смотрю, нож перочинный. Ну ладно, думаю, пронесло, не заметили. Уберу в багаж. Это было в Польше. Прохожу багаж, у меня еще один перочинный нож находят, два их было. Вот поляки нашли, а наши 3 сканера прохожу – ни одного!

С.БУНТМАН – Вы хотите сказать, что меры недостаточны?

С.БЫХАЛ – Вы знаете, первая рекомендация – это, все-таки, стараться не брать с собой перочинных ножей, потому что для службы авиационной безопасности любого аэропорта это – повод для того чтобы задержать багаж и, следовательно, Ваш вылет. Что касается… Ну будем считать, что польским коллегам в данном случае повезло больше. Но наши тоже старались. И хочу сказать, что как раз сами авиакомпании постоянно общаются со службами безопасности аэропортов и просят их усилить меры безопасности, потому что мера безопасности пассажиров – это мера безопасности авиакомпании.

С.БУНТМАН – А вот скажите, не притупляется ли, действительно, со временем… Вот было 11 сентября, был всплеск такой вот, а потом все превращается в рутину. Вот, может быть, в нештатных ситуациях все и могут принять меры, но ведь такое занудливое соблюдение…

О.ПАШИНА – Каждодневное…

С.БУНТМАН – … такое немецкое соблюдение мер безопасности как раз и страхует нас от нештатных ситуаций. Вот чтобы не притуплялось, какие-то меры принимаются?

С.БЫХАЛ – Естественно, самое главное в этой работе, чтобы не притуплялась бдительность, острота восприятия и на это направлена работа каждой службы авиационной безопасности, потому в данном случае это цена человеческой жизни.

О.ПАШИНА – Ну вот я могу сказать по собственному опыту, у меня к российским авиакомпаниям никаких претензий нет. Даже если я что-то забывала, какие-нибудь маникюрные ножницы, их находили на самом дне чемодана, значит, и изымали у меня. Но вот в одной ближневосточной стране совершенно случайно я забыла в чемодане в подарок купленный армейский американский нож. И у меня досматривали чемодан ручным образом, и настолько был шокирован проверяющий, что ему приходится копаться в женских вещах, что он просто посмотрел на все это брезгливо, закрыл и сказал мне: «Проходи». И так я прошла на борт. Ну у меня не умелые руки, а в умелых руках и армейский нож – оружие.

С.БУНТМАН – Инструкция от Оксаны Пашиной, как проносить оружие. А вот ты подробнее опиши, в какой…

О.ПАШИНА – Я боюсь, что это пройдет только в каком-нибудь мусульманском государстве. Такой способ.

С.БУНТМАН – Хорошо. Только без пропаганды, пожалуйста.

О.ПАШИНА – Извините.

/Все смеются/

С.БУНТМАН – Еще один звонок мы послушаем уже не из Москвы. Алло, добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день! Никто не спорит, что необходимо бороться с террористами, но Вы не замечали, что когда Америка напал на Ирак, тут же /неразборчиво/. А сейчас, когда Израиль бомбит города Ливана /неразборчиво/. Не является ли это поддержкой? /неразборчиво/

С.БУНТМАН – Да, понятно. Ну, в общем-то, всемирный заговор. Мы об этом уже слышали. С другой стороны, здесь есть, конечно… конфликты, вспышки, конечно… И ответные вспышки.

С.БЫХАЛ – Сергей, я абсолютно с Вами согласен. Как Вы правильно сказали, что человечество едино в борьбе с терроризмом, также, к сожалению, мы …

С.БУНТМАН – Терроризм един в борьбе с человечеством. Да, в общем-то, так приходится здесь на этой печальной ноте завершать. Очень хочется, чтобы были и обязательства авиакомпаний, например, если повышаются меры безопасности, например, если нельзя как в Лондоне проносить ручную кладь, чтобы были обязательства по отношению к этой ручной клади, к багажу, чтобы это все было понятно для чего и в корректных условиях. Желаю Вам успеха! Сергей Васильевич Быхал — директор по связям с общественностью авиакомпании «Трансаэро» был у нас. И всем нам безопасности!

С.БЫХАЛ – Спасибо!













Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире