'Вопросы к интервью
01 августа 2006
Z Разворот Все выпуски

Изменится ли политический режим на Кубе


Время выхода в эфир: 01 августа 2006, 16:09

А. ВЕНЕДИКТОВ – На прямой связи у нас Владимир Михайлович Давыдов — директор Института Латинской Америки. Добрый день.

В. ДАВЫДОВ — Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Владимир Михайлович, вы в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы». Скажите, пожалуйста, то, что сегодня все буквально зарубежные каналы: перед нами «Евроньюс», «Скай», начинают сообщения о болезни Фиделя Кастро, неужели это настолько важная политическая новость, а не медицинская?

В. ДАВЫДОВ — Я думаю, это важная историческая и политическая новость. Все-таки Фидель Кастро это очень незаурядная фигура, очень серьезно повлиявшая на мировую политику и продолжающая влиять на нее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но историческая фигура это типа Арафата, ушедшего от нас, такого плана фигура?

В. ДАВЫДОВ — Можно привести и другие имена. Арафат думаю, что фигура тоже значительная. Но, на мой взгляд, уступающая Фиделю по его проекции на мировую политику.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, пожалуйста, а почему вы говорите о том, что Фидель это ныне политическая фигура. Разве не пришли ему на смену такие же более молодые, там 50-летние, и более энергичные лидеры…

В. ДАВЫДОВ — Типа Уго Чавеса.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, или Моралеса, например.

В. ДАВЫДОВ — Я думаю, что это действительно новое поколение с серьезными претензиями, амбициями, с искусством возможного. Но пока еще они, на мой взгляд, несопоставимы с ролью Фиделя Кастро.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но все-таки их страны, согласитесь, Куба все-таки по влиянию как страна, как экономическая держава с Венесуэлой и рядом не стояла. Или не плыла, если это остров.

В. ДАВЫДОВ — Давайте вспомним о том, что Куба стояла в центре конфликтов в период холодной войны. И в этом смысле ее роль была значительно более серьезная. Достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года и последующие события. Я думаю, что Уго Чавес играет все более значительную роль в мировой политике. Но это никак нельзя сравнить с тем, что наблюдалось в 60-х годах, это был крутой поворот ведь вообще Латинской Америки. И это было в магнитном поле двух сверхдержав. Сейчас этого магнитного поля двух сверхдержав нет. Скажем так, рельеф мировой политики он более плавный. И в этом смысле роль Уго Чавеса не столь значительна, как Фиделя Кастро.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть можно вам задать такой вопрос. Не станет ли Венесуэла 21 века Кубой второй половины 20 века?

В. ДАВЫДОВ – Венесуэла, наверное, станет Венесуэлой 21 века. Повторить ситуацию, она слишком конкретна, слишком специфична, Кубы последних десятилетий 20 столетия, наверное, невозможно. В силу того, что сам пик был абсолютно другой.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть, нет этого противостояния двух сверхдержав.

В. ДАВЫДОВ — И нет магнитного поля. И поэтому Уго Чавес находится в другой ситуации, в другой палитре. Хочет он того или не хочет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И еще вопрос. Все-таки Россия как вы помните, уже при президенте Путине вывела свою военную базу с Кубы, не только военную базу, но практически Фидель Кастро тогда комментировал это как предательство России. А как вы думаете, уход Фиделя от власти, скажем, он еще жив, наверное, это изменит российско-кубинские отношения. Было ли там много личного? С Хрущевым было много личного, насколько я помню. Дальше – не знаю.

В. ДАВЫДОВ — Вы правы. Сейчас этого личного или нет или много меньше. Другие знаки в этих личностных отношениях. Думаю, что для нас это мало что меняет. Потому что быстрых изменений в любом случае ожидать не приходится. Думаю, что наиболее вероятно, это плавный какой-то переход в иное состояние, не очень далекое от того, что мы имеем сейчас. Это будет сдвиг вероятнее всего в сторону вьетнамо-китайского сценария. Но со значительным временем. Думаю, что это наиболее приемлемый сценарий не только для Кубы. Но думаю, что и для враждебных сил, которые рядом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, пожалуйста, еще один вопрос. Если говорить о брате, о наследнике, о регенте, министре обороны, вице-президенте государственного совета, я имею в виду Рауля Кастро. Является ли реальный переход власти из рук Фиделя в руки Рауля некой сменой вектора ли Фиделя Кастро. Или же это все-таки одна команда и она в таком виде, в каком она законсервировалась за 47 лет, она так и продолжит свою политику.

В. ДАВЫДОВ — Я думаю, что серьезных корректив в обозримой перспективе не следует ожидать. Будет очевидно (неразборчиво) корректировка курса. И внутренней политики и внешней, но в ограниченных пределах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. Спасибо большое. Владимир Михайлович. Я напоминаю, что у нас в прямом эфире был Владимир Михайлович Давыдов – директор Института Латинской Америки.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире