'Вопросы к интервью
24 июля 2006 года

15:08–15:30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Вячеслав Никонов, политолог, президент фонда «Политика».

Эфир ведут – Ольга Бычкова и Лев Гулько.



Л. ГУЛЬКО – Ольга Бычкова и Лев Гулько, это утренний, утренний, господи, дневной уже, дневной «Разворот 2», утро давно закончилось, и мы с вами, дорогие друзья, сейчас попытаемся осмыслить интервью первого вице-премьера правительства России Дмитрия Медведева, которое он дал гл. редактору журнала «Эксперт» Валерию Фадееву. Оно вышло в сегодняшнем номере «Эксперта». Сначала я, естественно, поздороваюсь, мы поздороваемся с Вячеславом Никоновым, политологом, президентом фонда «Политика». Здравствуйте.

В. НИКОНОВ – Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО – Здравствуйте, Вячеслав Михайлович, и мы попытаемся сейчас соединиться с Валерием Фадеевым, гл. редактором журнала «Эксперт», который, собственно, и брал это интервью у господина Медведева. По-моему, мы как раз это самое сделали, да, все в порядке, Валерий, здравствуйте.

В. ФАДЕЕВ – Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА – Добрый день, добрый день. Скажите, пожалуйста, а вообще это была ваша инициатива, обратиться с вопросом о суверенной демократии к господину Медведеву или он как-то сам захотел разъяснить эту историю, сразу возьмем мы быка за рога?

В. ФАДЕЕВ – Эта же тема очень популярная сейчас, становится, по идее, становится даже стержневой, скажем, для партии «ЕР», поэтому это любопытно было знать мнение первого вице-премьера.

О. БЫЧКОВА – Скажите, пожалуйста, как вы думаете, есть что-то за этой полемикой между Медведевым и Сурковым, потому что все, прежде всего, обсуждают?

Л. ГУЛЬКО – Если это полемика, конечно.

О. БЫЧКОВА – Если это полемика. Все обсуждают эти контраргументы господина Медведева к известным тезисам господина Суркова. А поскольку они у вас стоят прямо в первых абзацах и в первых вопросах.

Л. ГУЛЬКО – Собственно, об этом все и говорят.

О. БЫЧКОВА – То мы решили, что, видимо, что-то за этим есть.

В. ФАДЕЕВ – Насколько я понимаю, принципиальных каких-то разногласий нет. И собственно, господин Медведев в интервью «Эксперту» год назад, скорее, первый затеял этот разговор, о сохранении государства в существующих границах, и он первый поднял тему суверенитета. Поэтому принципиальных разногласий нет. Как я понимаю Медведева, он, может быть, немного опасается, что эта тема может быть воспринята как некая закрытость страны, как некоторый отход от основных демократических принципов, вот чего он опасается, педалирует эту тему, что ни в коем случае, что мы закрываемся, что мы уходим из глобального мира и т.д.

Л. ГУЛЬКО – Скажите, пожалуйста, еще один такой вопрос, поскольку он задается очень многими, в том числе, и на пейджер, не есть ли это начало предвыборной кампании?

В. ФАДЕЕВ – Вряд ли, почему же, я не думаю.

Л. ГУЛЬКО – Как, у всех на устах две фамилии, что там говорить, Медведев и Иванов, как преемников.

О. БЫЧКОВА – Да, это такая партия, расписанная на два голоса.

Л. ГУЛЬКО – Такая расписанная партия, да, в том числе, сейчас начинают выдвигаться.

В. ФАДЕЕВ – Во-первых, предвыборная кампания нескоро, это первое. Во-вторых, я считаю, что… видные политики, выступают с какими-то принципиальными программными статьями или интервью. Чем больше они это будут делать, тем больше мы будем понимать, тем больше у нас будет возможностей с ними дискутировать. Я абсолютно приветствую подобные большие интервью, очень рад, что Медведев согласился дать такое обширное интервью.

Л. ГУЛЬКО – Т.е. следующим будет господин Шувалов, насколько я понимаю, в журнале «Эксперт»?

В. ФАДЕЕВ – Да, в общем, после большого успеха саммита в Петербурге, наверное, было бы интересно с ним поговорить, да.

О. БЫЧКОВА – А он уже был на «Эхе Москвы», вы знаете, мы вас опередили.

В. ФАДЕЕВ – Я не думаю, что ни в коем случае, даже если будет Шувалов или кто-то еще, не думаю, что сейчас за почти два года до выборов ни в коем случае нельзя связывать это с кампанией. Это не кампания, это очевидно.

О. БЫЧКОВА – А вы в Кремль ходили к господину Медведеву, да?

В. ФАДЕЕВ – Ходил, да.

О. БЫЧКОВА – Ну и как там?

В. ФАДЕЕВ – Я и раньше был в Кремле, скромно.

О. БЫЧКОВА – Скромно?

В. ФАДЕЕВ – Да, скромно.

О. БЫЧКОВА – С большевистской скромностью.

В. ФАДЕЕВ – А фотографии в журнале опубликованы как раз из этого кабинета.

Л. ГУЛЬКО – Фотографии всего не дают, понимаете, поэтому мы как-то.

О. БЫЧКОВА – Как это не дают, а фотографии эти прямо тогда снимались, когда там делали интервью?

В. ФАДЕЕВ – Да, тогда во время интервью.

О. БЫЧКОВА – Ой, но фотографии потрясающие, слушайте, фотография на белой стене, это там, где Медведев чистит себя практически под Путиным, просто иллюстрация к известному стихотворению.

В. ФАДЕЕВ – Подождите, это же тоже нормально, что в кабинете Медведеве висит портрет президента и стоит флаг, мы там его и сфотографировали как видного государственного деятеля.

О. БЫЧКОВА – А правда, Медведев в последнее время сильно изменился в своей манере общения с прессой, например, со СМИ?

Л. ГУЛЬКО – В каком смысле, он стал несколько поживее, что ли, да?

О. БЫЧКОВА – Как-то что-то.

Л. ГУЛЬКО – Поближе?

О. БЫЧКОВА – Что-то такое происходит, да.

Л. ГУЛЬКО – Какие-то изменения, интересно, вырисовываются?

О. БЫЧКОВА – Вы как считаете, вы что-нибудь заметили, Валерий?

В. ФАДЕЕВ – Я редко общаюсь с господином Медведевым, но в общении он чрезвычайно приятный и открытый человек. Я, честно говоря, не могу вам сказать ничего насчет изменений. Хуже он не стал, это точно.

Л. ГУЛЬКО – Скажите, пожалуйста, Валерий, что вы считаете для себя, по крайней мере, главным в этом интервью, которое вы брали? Я понимаю, там есть суверенная демократия, суверенная экономика, там есть партийный президент, кстати говоря, там есть энергобезопасность, что главное?

В. ФАДЕЕВ – Да, но там очень много. Там есть, есть это ощущение попытки нащупать будущее, видение будущего. Скажем, на петербургском форуме, когда Медведев выступал с большой речью, там тоже это было. И в этом интервью, потому что круг-то очень широкий, это не только демократия, не только энергетика, не только мировые финансы. Это, например, то, как будет устроена финансовая, в частности, банковская система в России, чтобы обеспечить развитие регионов, а не только нефтяной или газовой промышленности. Или, скажем, тема, как города мы будем строить, да, хорошо, мы запустили нацпроекты, не мы запустили, власти запустили нацпроекты, но пока мы понимаем, что это, это недостаточно масштабно. Он там в интервью вспоминает Хрущева. Можно смеяться, издеваться над Хрущевым, но Хрущев изменил стиль жизни миллионов и десятков миллионов людей, он выселил их из бараков и коммуналов, дал им отдельные квартиры. И нам нужен сейчас такой же масштаб, нам нужно попытаться, задав такой политикой, задав такой масштаб, решать такие задачи.

О. БЫЧКОВА – Это вы как говорите, как гл. редактор журнала и как член общественной палаты? В данный момент? Нам — это вы кого имеете в виду?

В. ФАДЕЕВ – Как же это отличить одно от другого?

О. БЫЧКОВА – Легко, на самом деле.

Л. ГУЛЬКО – Нет, я вижу, как Вячеслав Никонов головой кивает в знак согласия.

О. БЫЧКОВА – Да, у нас тут Вячеслав Никонов в студии, который сейчас будет комментировать все, что вы сказали, все, что сказал господин Медведев, все, что, может быть, сказали еще другие люди. Скажите, пожалуйста, Валерий, вам не показалось, что слишком как-то оптимистично звучала последняя часть или уже в конце этого вашего интервью с господином Медведевым, где говорится про рубль как резервную мировую валюту? Мне кажется, он там…

Л. ГУЛЬКО – О том, что пора уже.

О. БЫЧКОВА – Желаемое за действительное выдают, нет?

В. ФАДЕЕВ – Это же не перспектива ближайших лет. Речь должна идти о, может быть, десятилетиях. Это как раз то, о чем я говорил чуть раньше, это видение дальних перспектив. И ясно, что в условиях очень глубоких изменений мировой экономики и мировых финансов, у нас появляется шанс, об этом, собственно, Медведев и говорит, мы должны им воспользоваться. И так думает не только Медведев, можете взять предыдущий номер «Эксперта», там председатель Московского международного банка говорит то же самое, между прочим, он финн, он вообще не русский — у нас есть такой шанс, как им воспользоваться, воспользуемся ли мы им вообще, это вопрос. Но задача, которую ставит Медведев, она решаема. В этом смысле, я приветствую такую постановку задачи.

О. БЫЧКОВА – Ладно, самый последний вопрос, если можно, к Валерию Фадееву, гл. редактору журнала «Эксперт», нет, предпоследний, а самый последний будет на другую тему, если, Лева, позволишь.

Л. ГУЛЬКО – Да, конечно, пожалуйста.

О. БЫЧКОВА – Да, скажите, пожалуйста, но все-таки Медведев — это преемник, как вы думаете?

Л. ГУЛЬКО – Это предпоследний.

В. ФАДЕЕВ – Мое мнение как избирателя?

О. БЫЧКОВА – Ваше мнение как избирателя, гл. редактора журнала и члена общественной палаты, вы же сказали, что это.

Л. ГУЛЬКО – Как Валерия Фадеева.

О. БЫЧКОВА – Неразделимые вещи.

В. ФАДЕЕВ – Нет, я как избиратель отвечу.

Л. ГУЛЬКО – Давайте.

В. ФАДЕЕВ – Мне Медведев нравится.

О. БЫЧКОВА – Ага, вы бы за него проголосовали.

В. ФАДЕЕВ – Как кандидат в президенты.

О. БЫЧКОВА – Так, хорошо, теперь скажите как член общественной палаты.

В. ФАДЕЕВ – Это не мое дело.

О. БЫЧКОВА – А как гл. редактор журнала?

В. ФАДЕЕВ – У общественной палаты много других функций и много других задач.

О. БЫЧКОВА – Забот, главное. Хорошо.

В. ФАДЕЕВ – Между прочим, да.

О. БЫЧКОВА – Да, между прочим, что?

В. ФАДЕЕВ – Они не в плоскости оперативной политики и политической борьбы, это немножко другие.

Л. ГУЛЬКО – Глобальные задачи.

О. БЫЧКОВА – Да, будем надеяться, что не оперативной все-таки политики и борьбы, будем надеяться, что раньше 2008 г. ничего оперативного в этой области не случится. Вячеслав Никонов у нас в студии, вы хотите ему передать привет или что-нибудь сказать?

В. ФАДЕЕВ – Большой привет.

В. НИКОНОВ – Валера, тебе тоже большой привет и хорошего отдыха.

В. ФАДЕЕВ – Слава, ты можешь мне позавидовать, потому что я на отдыхе, в общем, я прекрасно себя чувствую уже третий день.

В. НИКОНОВ – Завидую.

О. БЫЧКОВА – Мы все вам завидуем.

Л. ГУЛЬКО – По-белому, надо сказать.

О. БЫЧКОВА – Спасибо большое.

Л. ГУЛЬКО – Спасибо огромное.

О. БЫЧКОВА – Продолжайте вызывать нашу зависть на отдыхе. Это был Валерий Фадеев, гл. редактор журнала «Эксперт». А сейчас мы возвращаемся в студию прямого эфира «Эха Москвы».

Л. ГУЛЬКО – В родную страну это называется.

О. БЫЧКОВА – Да, тут у нас, конечно, не совсем курорт, но тоже ничего.

Л. ГУЛЬКО – Но тем не менее. У меня, знаешь, какой вопрос к Вячеславу, как вы считаете, это инструкция к применению, это интервью господина Медведева?

В. НИКОНОВ – Я думаю, это мнение Медведева, прежде всего. Это не инструкция ни к какому применению, он высказал свое мнение. Дмитрий Медведев сейчас дает, так или иначе, интервью каждый день по несколько раз. Он занимается нацпроектами, ездит по всей стране, рядом с ним камеры, микрофоны.

Л. ГУЛЬКО – Так я поэтому и спросил, т.е. то, что он говорит, некоторые сразу подхватывают, могут, например, подхватить и начинать.

В. НИКОНОВ – Кто-то может подхватить, кто-то может не подхватить. Но, во всяком случае, это его личное мнение, безусловно.

О. БЫЧКОВА – Или это его личное мнение, которое он же там говорит прямо, смотрите, тут же цитата, да, что мне кажется, что это не совсем так, это термины, понятия, я бы ими не увлекался, игра в термины, имеется в виду суверенная демократия, прямо первый абзац цитирую, это далеко не идеальный термин, как, впрочем, и любой другой. Гораздо более правильно говорить о подлинной демократии, дальше он разъясняет эти все слова. Так это интервью из серии «не могу молчать»? Или что это такое?

В. НИКОНОВ – Ему задали вопрос, он на него ответил, причем тут «не могу молчать»? И объяснил, кстати, почему он не согласен, я, кстати, здесь к нему могу присоединиться. Он говорит вот что, у меня тоже перед собой текст.

Л. ГУЛЬКО – Да-да, отмеченный там фломастером.

В. НИКОНОВ – Фломастером, там написано.

Л. ГУЛЬКО – У нас у всех тут, кстати.

В. НИКОНОВ – Причина — мое юридическое образование, меня учили, что есть ряд признаков государства, форма государственного устройства, форма правления и политический режим, все-таки понятий, находящихся в разных плоскостях, т.е. суверенная демократия, само это сочетание, у меня как профессора политологии, зав. кафедрой в международном университете по политологии, вызывает определенный протест, потому что, действительно, демократия — это вещь, относящаяся к политическому режиму, суверенитет — это к государству и его, скорее, взаимоотношениям с окружающим миром.

О. БЫЧКОВА – Слава богу, что кто-то, наконец, уже как-то попытался усомниться в этом самом выражении суверенной демократии, давно было пора.

В. НИКОНОВ – До этого высказывал сомнения Евгений Максимович Примаков, но, с другой стороны, если мы дальше пойдем по интервью, там у меня еще отмечено одно место у Медведева, он говорит — если суверенная демократия — это демократия плюс жесткий государственный суверенитет, то это вполне обоснованно. Т.е., на самом деле, Медведев с этой формулой соглашается, потому что из всего, что говорил на эту тему, скажем, Владислав Сурков, можно сделать вывод именно об этом. Речь идет о демократическом государстве, сохраняющим государственный суверенитет. Т.е. Медведев, по существу, соглашается с этой формулой, но он, как часто бывает с формулами, которые изобретены кем-то другим, они сильно не нравятся. На самом деле, что такое концепция, лозунг суверенной демократии, это то, с чем «ЕР» пойдет на выборы 2007 года. В принципе, и на Западе всегда избирательная кампания сопровождается выдвижением какого-то определенного лозунга.

О. БЫЧКОВА – Красного словца какого-нибудь.

В. НИКОНОВ – Да, причем эти лозунги, как правило, большинству не нравятся, в том числе, внутри самой партии. Например, когда, я не знаю, даже Рузвельт выдвигал свой новый курс, new deal, многие возмущались, потому что deal можно оценить как сделку, перевести.

Л. ГУЛЬКО – Суверенную тоже, может быть, не так перевели, как пишет господин Медведев.

В. НИКОНОВ – Суверенную, на самом деле, я думаю, можно, есть, на самом деле, две возможных интерпретации. То же самое, когда Линдон Джонсон выдвинул великое общество, где речь шла о том, чтобы элементарно неграм дать избирательные права. Все говорили — какое это великое общество, что это такое и т.д. Т.е. ясно, что у любого политического лозунга находится большее количество противников, чем сторонников.

О. БЫЧКОВА – Но, тем не менее, не кажется ли вам, что тут есть какой-то такой момент не то, чтобы лукавства, не то, чтобы еще чего-то такого, но мы хотим сказать, что мы, то, что вы, уважаемые западные наши друзья-коллеги…

Л. ГУЛЬКО – Партнеры.

О. БЫЧКОВА – Партнеры, контрагенты, соперники, враги, как хотите, назовите, то, что вы называете демократией, собственно, безо всяких прилагательных, суверенная, какая-то еще другая, это нам, на самом деле, не совсем подходит, но мы не будем говорить, почему, вы же понимаете, почему, но мы свою собственную.

Л. ГУЛЬКО – Ты считаешь, что там есть такой подтекст в этом интервью?

О. БЫЧКОВА – Нет, я считаю, что есть такой подтекст в этом термине.

В. НИКОНОВ – Во-первых, я, откровенно говоря, опять же, как профессор политологии, вернусь на эту позицию, скажу, что на Западе демократия как таковая, конечно, используется, но не профессорами политологии, опять же, это используется политиками, потому что любой политолог, даже не будучи профессором, вам назовет, по крайней мере, с десяток прилагательных, которыми сопровождается слово «демократия» в теории демократии. Самое раннее историческое, это была военная демократия, потом прямая демократия, плебисцитарная демократия.

О. БЫЧКОВА – Ой, это было давно совсем.

В. НИКОНОВ – Потом появилась представительная демократия, Мэдисон придумал, потом появилась охранительная демократия Бентама и Милля, потом появилась развивающая демократия Руссо.

О. БЫЧКОВА – И так и хочется сказать, что суверенная демократия как вершина ее развития.

В. НИКОНОВ – Нет, почему, есть теория демократия, я не знаю, некогда считалось, что пролетарская демократия будет.

О. БЫЧКОВА – Да-да.

В. НИКОНОВ – Самой демократичной. Последнее, например, последние, плюралистическая демократия считается весьма перспективной концепцией и т.д., на самом деле, концепций демократии очень и очень много.

Л. ГУЛЬКО – А признаки-то демократии, наверное, одни на всех, насколько я понимаю? На все страны, о которых мы говорим.

В. НИКОНОВ – Нет, на самом деле, тоже не так, потому что, во-первых, существуют разные интерпретации демократии, есть консервативные, либеральные, есть анархические.

Л. ГУЛЬКО – Давайте попробуем, свобода СМИ входит в признак демократии?

В. НИКОНОВ – В принципе, да, это входит.

Л. ГУЛЬКО – Во все?

В. НИКОНОВ – В признак демократии, опять же, не во все, потому что если речь идет об элитарной демократии, то это свобода правильных СМИ, которые отвечают интересам правильных элитных групп.

О. БЫЧКОВА – А назначение преемника, например, это, конечно, признак уже суверенной демократии?

В. НИКОНОВ – Да нет, все назначают преемников, так или иначе, в рамках политических партий это — а как же, ясно, что любой политик готовит себе смену. Не всегда эта смена оказывается успешной, иногда она проигрывает. Но любой серьезный политик, глава государства, готовит себе преемника, любой.

Л. ГУЛЬКО – Есть еще система судебная, независимая, это тоже один из признаков.

В. НИКОНОВ – Совершенно правильно, я согласен, независимая судебная система — один из признаков демократии.

О. БЫЧКОВА – Как таковой.

В. НИКОНОВ – Ее нам еще предстоит создать.

О. БЫЧКОВА – Да, т.е. у нас как раз суверенная, где может быть как-то по-другому.

В. НИКОНОВ – Вы знаете, я тоже, как и Валерий Фадеев, бывал в Кремле, ни разу еще не встречал там человека, который бы считал, что у нас уже развитая демократия какая-то, построенная и т.д. Знаете, демократия…

О. БЫЧКОВА – Не все люди бывали в Кремле, но многие люди бывали в судах. Могут поделиться впечатлениями.

В. НИКОНОВ – Демократия — это вещь, это вещь, на создание которой требуются, как правило, десятилетия, а то и больше. В Америке первые сто лет вообще рабство было при демократии.

О. БЫЧКОВА – Т.е. суверенная демократия — это наша промежуточная фаза просто?

В. НИКОНОВ – Суверенная демократия — это концепция, это лозунг, с которым «ЕР» будет выступать на выборах 2007 г., я бы не стал ничего другого в это понятие вкладывать. Содержание этого заключается в том, что в России, да, демократическое государство, мы его строим, хотя явно находимся на фазе, я бы сказал, такой незрелой демократии. Кстати, эта идея, что можно сразу прийти к демократии в недемократическом обществе, она была очень популярна в 90-е гг., но сейчас отвергается. Фукуяма, который написал известную книгу «Конец истории», где он сказал, что все уже, демократия — светлое будущее у всего человечества, предпоследнюю свою книгу назвал State Building — госстроительство, где доказал, что вообще-то, прежде, чем строить демократию, надо создать какую-то государственность, что, собственно, и происходит.

О. БЫЧКОВА – Потому что в 90-е гг. мы наблюдали, что происходило в странах Восточной Европы, в Азии и т.д.

В. НИКОНОВ – Нет, не Восточной Европы, я не знаю, что вы имеете в виду под Азией в 90-е гг., в Азии демократии пока что еще, за исключением, может быть, Индии и немножко Японии, пока не было. Там только начинается этот процесс, США еще пытаются это дело продвинуть в Ирак и Иран. Что касается стран Восточной Европы, там немножко другая ситуация была, она не вполне сопоставима с российской. Можем поговорить о различиях, но, боюсь, у нас не так много времени.

Л. ГУЛЬКО – А давайте мы обратим внимание на пейджер. Есть такие резкие, конечно, суждения от Антона, который нам прислал SMS, суверенная демократия — это совок, ставит он точку. Т.е. когда внутри страны, я буду немножко изменять слова, поскольку не все прилично в эфир произносить, т.е. когда внутри страны всех держат за, понятно, а на мировое сообщество, мягко говоря, плюют.

В. НИКОНОВ – И это тоже имеется в виду, конечно, что мы же как-нибудь сами определим, как нам строить демократическое общество. Владимир Владимирович абсолютно правильно сказал в своем известном, в пресс-конференции с Бушем во время саммита в Санкт-Петербурге, он сказал — лучше нам все равно никто не знает, как это сделать.

Л. ГУЛЬКО – Тем не менее…

В. НИКОНОВ – Точно президент Буш, вы же понимаете, здесь еще вопрос, а учителя-то кто, вообще именно администрация США была названа главным разочарованием большинством правозащитных организаций в течение последних двух лет в связи с Ираком, Гуантаномо, тюрьмами ЦРУ, в связи с подслушиванием страны, без всей, без судебных решений и т.д. Т.е. ясно, что когда такие люди нам говорят, что у нас что-то неправильно с демократией, здесь возникает некий вопрос, а кто вообще вправе нам давать такие поучения, указания и т.д. Что касается суверенитета, суверенитет — это независимость во внешней политике и главенство в своей внутренней политике. В современном мире большинство стран уже, так или иначе, с суверенитетом расстается, сознательно или бессознательно, остается очень немного стран на Земле, которые сохраняют суверенитет.

О. БЫЧКОВА – Это любимый тезис господина Суркова, кстати говоря.

В. НИКОНОВ – И обречены сохранять этот суверенитет. Это не любимый тезис Суркова, это реальность мировой политики. Известно, что в ЕС, скажем, считается, что до 70% своего суверенитета страны отдают в Брюссель. США сохраняют суверенитет по максимуму. Китай, безусловно, суверенный центр силы и т.д. Россия, она не может интегрироваться, она большая и русская, она не может интегрироваться в ЕС, в НАТО и т.д.

Л. ГУЛЬКО – Господин Медведев говорит — надо, надо это делать.

В. НИКОНОВ – Мы обречены на то, чтобы быть самостоятельным центром силы. Стремиться к этому можно, но понимаете, в Брюсселе нас абсолютно никто не ждет, абсолютно. Поэтому даже если бы мы очень хотели куда-то интегрироваться, у нас просто не получится. В Европе мы слишком большие, а в Азии интегрироваться некуда, поэтому мы, во многом, обречены оставаться таким суверенным центром силы.

О. БЫЧКОВА – Ну что, мы сейчас должны прерваться на несколько минут. Вы останетесь с нами еще?

В. НИКОНОВ – Увы.

Л. ГУЛЬКО – К сожалению.

О. БЫЧКОВА – Уже нет, хорошо, тогда придется нам без вас продолжать этот разговор и не только этот. Вячеслав Никонов, политолог, глава фонда «Политика» был в прямом эфире «Эха Москвы».

Л. ГУЛЬКО – Мы будем продолжать разговор о суверенной демократии, поскольку не все мы выяснили до конца, честно говоря, есть еще суверенная экономика, но об этом попозже.

О. БЫЧКОВА – Краткий выпуск новостей сейчас, затем продолжение дневного «Разворота».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире