'Вопросы к интервью
Н. БОЛТЯНСКАЯ — Итак, у нас на линии Анатолий Ермолин – депутат ГД, член комитета по международным делам, бывший начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», подполковник ФСБ. Здравствуйте.

А. ЕРМОЛИН — Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Собственно вы у нас сегодня как Янус едины в двух лицах, вы депутат ГД с одной стороны, с другой стороны вы человек, который имеет опыт работы в ФСБ. И ваше мнение по поводу возможных спецопераций за рубежом без согласования с парламентом.

А. ЕРМОЛИН — Без согласования с парламентом?

П. БАРДИН – Тот законопроект, который сегодня дума обсуждает во втором чтении.

А. ЕРМОЛИН — Я понял. Я хочу высказать свое мнение в целом по этому вопросу. Тем более что я служил в разведдиверсионном подразделении, которое относилось к системе нелегальной разведки, а не к ФСБ по тем временам. Я думаю, что все произнесенное и президентом и закон, который сейчас принимается, это пиар.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Пиар кого?

А. ЕРМОЛИН – Пиар деятельности администрации, я попытаюсь это доказать. Потому что, на мой взгляд, это именно пиар. Потому что нет никакой необходимости принимать особые законы для того, чтобы уничтожать врагов государства за рубежом. Можно конечно найти единственный аргумент «за» – это защита, скажем, людей, которые выполняют эту неблагодарную функцию. Но необходимости нет, потому что все время этим, по крайней мере, в истории нашего государства занималась нелегальная разведка, частью которой являлись эти специальные мероприятия.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Условно говоря, извините, история с ледорубом ее можно подтянуть за уши?

А. ЕРМОЛИН — Почему подтянуть, это классическая операция.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — И без согласования с парламентом, что характерно.

П. БАРДИН — Или «укол зонтиком».

А. ЕРМОЛИН — Это без согласования с парламентом. Я хочу закончить свою мысль. Во-первых, сейчас нет людей, в общем, достаточно подготовленных, этим занималась в истории нашей страны именно нелегальная разведка и разведчики-боевики. У нас нет структур, последняя, кстати, структура, которая теоретически могла бы справиться с этой задачей, был тот «Вымпел» до его уничтожения.

П. БАРДИН – Разве в ГРУ Генштаба нет соответствующих диверсионных групп?

А. ЕРМОЛИН — ГРУ Генштаба отдельная история. Она мне меньше известна. Я знаю, что коллеги очень эффективно работали за рубежом, но скажем так, здесь лучше проконсультироваться со специалистом из ГРУ. А самое главное, что у нас нет условий. Дело в том, что разведке категорически запрещено было последние десятки лет, последняя операция это уничтожение Степана Бандеры, категорически было запрещено создавать агентурные возможности вокруг экстремистских и террористических организаций, дабы не скомпрометировать СССР. Это значит, что у нас нет никаких позиций.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Объясните, пожалуйста. Вот история с тем, как Израиль сначала учинял спецоперацию по захвату Эйхмана в Южной Америке, потом была история с тем, как по одному отстреливались виновные в гибели людей в Мюнхене. Вот классические спецоперации?

А. ЕРМОЛИН – Классические. Очень достойные…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А почему же мы тогда неоднозначно воспринимаем российскую идею о возможном проведении, может быть именно таких операций?

А. ЕРМОЛИН — А я не говорю, что сами операции сами по себе в таком исполнении, как вы сейчас перечислили, они так уж и плохи. Но дело в том, что палка о двух концах. А кто будет контролировать эти подразделения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — А кто контролировал израильские подразделения?

А. ЕРМОЛИН — Там есть четко проработанная система контроля над спецслужбами. Это конечно очень закрытая тема и я в нее естественно не посвящен.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Посвящены, просто не скажете ничего.

П. БАРДИН — То есть, такой системы у нас нет, вы хотите сказать.

А. ЕРМОЛИН — У нас такую систему невозможно создать, потому что в ситуации, когда государственная власть в стране привязывается к конкретным людям, а не к демократическим институтам, это очень опасная система. Она будет не контролируемая. А сами понимаете, человек, который имеет подготовку нелегального разведчика, высокопрофессиональный интеллектуал со специальными навыками, насколько опасны эти люди и что они могут делать для решения, в том числе политических каких-то вопросов.

П. БАРДИН – Вы говорите, что у нас нет таких людей. А как же операция в Катере? Которая мне кажется, является типичным примером.

А. ЕРМОЛИН — А мне кажется, она является типичной демонстрацией провала и отсутствия таких людей. Потому что с легальных позиций такие операции не делаются. И то, что мы сейчас обсуждаем версию, я понимаю, да, никто официально не признал, разведка никогда не признает, даже если все очевидно, но, тем не менее, люди были схвачены. Каким-то образом они задержались в стране в течение нескольких суток, что позволило их захватить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения вероятна ли возможность использования такого рода механизмов для борьбы с неугодными режимами в странах бывшего СНГ? У нас свежий враг – Грузия.

А. ЕРМОЛИН — Вы знаете, я не буду привязываться к Грузии, Украине, я скажу, что такого рода силы проверенное средство в мировой истории для борьбы с любыми неугодными режимами.

П. БАРДИН – То есть именно с режимами, а не с террористами.

А. ЕРМОЛИН — И с террористами, и с режимами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — То есть вы допускаете.

А. ЕРМОЛИН — Понимаете, это ведь как такой занудный пример про скальпель и хирурга.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Который может быть и орудием и оружием.

П. БАРДИН – То есть вопрос в формулировке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Спасибо. Мы сейчас послушаем наших слушателей.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Владимир, Нижний Новгород. Я думаю, что в данном случае мне кажется что, правильное решение. Потому что если взять, когда приходил к режиму Гитлер, если в свое время его уничтожили, я думаю, 1941 года бы не было. Так что такие меры оправданы. Не кажется ли вам, что немножко запоздалое все-таки это решение?

П. БАРДИН – А есть ли сейчас Гитлер, которого по вашему мнению надо уничтожить?

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

П. БАРДИН – Это кто?

СЛУШАТЕЛЬ – Назвать?

П. БАРДИН – Назовите, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ – Джордж Буш.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Я попрошу комментария Владимир Ермолина по поводу только что услышанного.

А. ЕРМОЛИН — Вопрос собственно заключается в том, не запоздало ли решение. Я думаю, что запоздало. Но вопрос не в том, что делать, а вопрос в том, как делать. Вот в том, что уничтожать террористов нужно там, где их находят спецслужбы, у меня лично сомнений никаких не вызывает. О том, что как это делать, надо посмотреть. Я боюсь, что отвечать на этот вопрос будет очень узкая группа не очень профессиональных людей. Я не хочу обидеть коллег, но в целом все соглашаются с тем, что депрофессионализация, в том числе и спецслужб колоссальная. У нас значительно вырос опыт боевого применения. И борьбы с террористами в условиях «зеленки», в природных условиях. Но бороться за границей с террористами, создавать агентурные условия вокруг террористического подполья это совсем другого класса задачи.

П. БАРДИН – Я так понимаю, вопрос еще и другой. Кого в рамках политической конъюнктуры мы сейчас считаем террористами. Вот он считает террористом Буша, кто-то считает террористом государство Израиль в целом. Кто-то считает террористом ХАМАС.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Кто-то считает террористами нашу страну.

А. ЕРМОЛИН — Абсолютно правильно. И кто будет принимать решения о том, что это человек…

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Кто террорист, кто нет. Давайте примем еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Как вы считаете, за кого больше переживает президент, когда, например, освобождает заложников или те, кто освобождают – спецгруппы. Или за свой имидж.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мне кажется, что этот вопрос не совсем по теме. Давайте еще звонок.

А. ЕРМОЛИН — Хотелось бы, чтобы он переживал за всех.

СЛУШАТЕЛЬ — А можно ли в настоящий момент в Ираке, который заполнен американскими войсками и другими, тайно сделать такую операцию?

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Вы знаете, я не думаю, что Ирак заполнен войсками, а даже если он заполнен, это не значит, что они контролируют Ирак.

П. БАРДИН – То есть такую операцию провести можно?

А. ЕРМОЛИН — Мы тоже заполнили Чечню своими войсками, тем не менее, уже сегодня мы потеряли 7 человек. И тяжелоранеными 14.

Н. БОЛТЯНСКАЯ — Мы благодарим Анатолия Ермолина.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире