'Вопросы к интервью
04 июля 2006
Z Разворот Все выпуски

О чем хотят спросить россияне у Путина


Время выхода в эфир: 04 июля 2006, 15:08

4 июля 2006 года

15:08–15:30

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Глеб Павловский, политолог, президент фонда Эффективной политики.

Эфир ведут – Нателла Болтянская и Павел Бардин.



Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы слушаете «Эхо Москвы», в нашей студии Глеб Павловский, как мы и обещали, итак, зачем и почему именно такие вопросы задаются президенту. И я сейчас попрошу моего коллегу Павла Бардина огласить, собственно, то, что у нас уже есть.

П. БАРДИН – Есть, собственно, не у нас, а на «Яндексе», на «Яндексе» есть голосование по этим самым вопросам, вопросы самые разные, и серьезные, и смешные, и несерьезные. Нас интересует, почему именно так голосуют слушатели, а не собственно даже сами вопросы. Лидеры тройки голосования, вопрос номер один, Роман Иванов, 28 лет, скажите, чем был продиктован ваш поступок — поцелуй мальчика Никиты в живот — 10 тыс. 912 голосов. Вопрос номер два, хит голосования, Владимир, Москва, собирается ли РФ использовать для обороны своих рубежей огромных боевых человекоподобных роботов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это уже бред, нет?

П. БАРДИН – 7 562 голоса. Когда закончится дискриминация русских, номер три в топе голосования, 6 494 голоса, Владимир, 47 лет. А вопрос, например, о произволе чиновников, который прислал Барсуков Михаил, всего 610 голосов. Вопросы по недвижимости собирают по 3 тыс. голосов, а вопросы по Чечне — 1 голос и 3 голоса, хотя их немало, более ста.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как вы считаете, Глеб Олегович, чем, собственно, вызван такой разброс интересов наших соотечественников?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Это голосование в «Яндексе», т.е. ребята прикалываются, во-первых. Это нормально, лето, и они, видимо, чувствуют себя уверенно, прикалывается человек, когда у него нет особо больших проблем, во всяком случае, в зоне прикола.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как вы считаете, каков вообще не точный математический, а каков вообще процент россиян, у которых нет проблем?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Я думаю, что он, мне трудно назвать процент, но я уверен, что есть группа, с которой он в высокой степени пересекается, это молодые люди. У них есть проблемы, но они чувствуют себя достаточно сильными, чтобы справиться с ними.

П. БАРДИН – Вы думаете, что все-таки они прикалываются потому, что у них нет проблем или потому, что они считают бессмысленным задавать какие-либо вопросы президенту, голосовать за них, вообще всю эту процедуру интерактивного контакта президента с народом?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Я думаю, что они, в основном, не очень верят, что они достучатся до разговора с президентом, потому что всегда оказывается в очереди, впереди оказываются правильные люди, которые задают правильные вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А кто у нас правильные люди?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Это мы узнаем, это мы узнаем в день разговора.

П. БАРДИН – А тогда вопрос сразу вдогонку, как вы думаете…

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Всегда правильные, во-первых, это взрослые, взрослые же всегда правильные.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ой, да ладно.

П. БАРДИН – Как вы думаете, какие правильные вопросы?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Со своей точки зрения.

П. БАРДИН – Как вам кажется, какие правильные вопросы могут быть заданы?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Я думаю, что будут вопросы по повестке дня, т.е. по восьмерке, по нацпроектам. По молодежи наверняка будут, по Интернету, так если.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Глеб Олегович, ну что вы, ей-богу.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Наверняка будут вопросы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Представьте себе, вы же политолог, вы же специалист, представьте себе, скажем так, портрет, усредненный портрет типичного представителя электората, насколько, до какой степени сильно его волнует восьмерка?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Типичные представители электората и Интернета — это не одно и то же, это все-таки сильно не одно и то же.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Прежде всего, они не совпадают между собой.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Нет, нельзя, в общем, нельзя считать, что расклад по Интернету даст вам расклад по электорату, это точно, но тут есть серьезные вопросы тоже, дискриминация русских — это вполне серьезный вопрос. И он заботит явно людей больше, чем прессу и политическую элиту.

П. БАРДИН – А вы считаете, что это серьезный вопрос, потому что я, например, его не воспринял как серьезный?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Понимаете, он отражает какую-то серьезную озабоченность, его нельзя читать непосредственно, я думаю, потому что никакой формальной дискриминации русских нет, но он отражает, видимо, тревогу. И безусловно, эта тревога растет, тревогу русских в России, связанную с, что ли, поисками идентичности, с поисками национальной идентичности. Кстати, это очень похоже на то, что происходит в Европе, там идут бесконечные утомительные, назойливые дискуссии о том, кто же такой европеец, где она, европейская идентичности, тоже они бесконечно спорят о европейской идентичности, которая, как призрак, все ее ищут, ее никак не находят. На самом деле, это признак становления реальной нации.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Глеб Олегович, с вашей точки зрения, вопрос о дискриминации связан с известной долей ксенофобских настроений или он связан с не очень большой любовью многочисленных представителей нашей страны к тем, кто, условно говоря, в очках и в шляпе?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Понимаете, в меньшей степени, я думаю, связан. Есть, конечно, процент нормальных ксенофобов, он, я думаю, вообще не очень меняется от эпохи к эпохе. Здесь все-таки он связан, он в чем-то похож на опасения, на отношение евреев к антисемитизму. Натан Щаранский предложил очень простой тест, «Три Д» называется, антисемитизма, демонизация, делегитимизация и двойные стандарты. Если есть три этих элемента в отношении какой-то нации, но он имел в виду, конечно, евреев, в первую очередь, то эта нация может говорить, что она находится под угрозой. В отношении русских, безусловно, эти «три Д», к сожалению, сегодня исполняются.

П. БАРДИН – Со стороны кого?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Во всяком случае, за пределами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Со стороны евреев?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – За пределами России.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А, вы имеете в виду отношение?

П. БАРДИН – Т.е. по отношению к русским как к нации?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – К россиянам?

П. БАРДИН – Или по отношению к русским как к нации, населяющей страну, государственности?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Вы понимаете, это же ведь как, антисемиту трудно объяснить, кого он считает евреем, на самом деле, он просто их не любит. Я думаю, то же самое, русские чувствуют, что растет какое-то негативное, негативное дистанцирование от них других народов, элит других народов. И это, конечно, напрягает, это не может не напрягать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мы напомним, что в нашей программе сегодня президент фонда «Эффективной политики» политолог Глеб Павловский, говорим мы, собственно, о вопросах россиян к президенту. Более того, уважаемые слушатели «Эха Москвы», если у вас есть вопросы, в свою очередь, не к президенту, а к Глебу Павловскому, то наши телефоны 783-90-25, для жителей Москвы, 783-90-26, для жителей не Москвы.

П. БАРДИН – И также пейджер 725 66 33, телефон для SMS +7 495 970 45 45, вопросы к Глебу Олеговичу, действительно, есть. Может быть, они отчасти даже более осмыслены, чем те вопросы, которые я читаю в «Яндексе» к Владимиру Путину.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вы круче, Глеб Олегович.

П. БАРДИН – Глеб Олегович улыбается. У нас сейчас имитируют, вопрос из Екатеринбурга от Ивана, у нас сейчас имитируют все, от гражданского общества до активности нации, они сами говорят, что их поддерживает АП, видимо, администрация президента, видимо, считается, что все глупее вас. Если Запад и США — наши враги, как об этом нам твердят в СМИ, то зачем саммит в Питере? Это, мне кажется, к вопросу о дискриминации русских как раз.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Здесь все до кучи, кто только ни клянется АП, как здесь сказано, это говорит только, во всяком случае, об одном, о том, что администрация рассматривается как центр какой-то силы, авторитета, видимо, престижно говорить, что я как-то связан с АП, но причем здесь восьмерка и гражданское общество? Я, честно говоря, думаю, что некоторая каша.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да очень даже причем.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Каша в голове.

П. БАРДИН – Я тогда более прозрачный вопрос прочту примерно на ту же тему. Зачем Путину заседать с семью враждебными жирными котами, да еще в Питере? Т.е. если нас, русских, дискриминируют, зачем мы с ними вообще общаемся, надо им прямо сказать, что они плохие люди, и не встречаться больше, руки не подавать.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Россия не может жить, отгородившись от мира, и не хочет, главное, просто есть простой критерий, русские-то хотят от всех, попрятавшись от всех, закрывшись изнутри на замок — нет, не хотят. У нас ведь претензии не к нашим сейчас пограничникам, что они нас не пускают, у нас претензии к пограничникам других стран, что они от нас виз требуют. Так что русские не хотят жить закрыто, потом, смешно, страна, которая граничит почти, практически со всеми крупными странами мира, со всеми центрами силы в мира, она не может закрыться и не хочет. Эти самые семь, как здесь сказано, жирных котов, это выражение Путина было по поводу того, чем не должна быть восьмерка. Наверное, их должно быть больше, чем семь, со временем, наверное, будет больше, прибавятся.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Свободу котам.

П. БАРДИН – Чтобы к жирным котам прибавились худые.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Китайцы, да, индусы. Есть такой, мне известен такой тип среди нас, есть люди, которые всех не любят, вообще предпочли бы, чтобы страна была пустая, да и мир был бы полупустым, чтобы можно было, их всех раздражают.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Но, Глеб Олегович, все-таки в этом вопросе, который вам задал Павел, как мне кажется, есть следующий подтекст, что гражданское общество и восьмерка, ведь дело в том, что не так давно господин Чейни достаточно жестко высказался по поводу демократии в России. Не секрет, что, в общем, наличие демократии и наличие гражданского общества, они связаны между собой. И получается, что отдельно в этой коробочке экономические интересы, в другой коробочке отдельно находятся интересы, связанные с мировой демократией. Мне кажется, что наш слушатель, я не помню, как его зовут, именно это и имел в виду.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Нет, все вопросы, их можно для себя, для удобства разнести по коробочкам, но вообще-то все они в одной коробочке, не удается их так разделить, хочешь обсуждать одни, надо обсуждать другие, и никуда не денешься, будешь обсуждать. Кто бы ни был во главе России, он всегда будет разговаривать, всегда и в любых условиях будет разговаривать с лидерами основных стран мира. Любит он их, не любит, это не имеет никакого значения, там, собственно говоря, на этом уровне люди не спрашивают, кто из них кого любит.

П. БАРДИН – Вопрос о нелюбви от Анатолия из Москвы — Глеб Олегович, не обусловлена ли нелюбовь европейцев к россиянам свинским поведением россиян, в том числе, и в Европе?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Каждая нация имеет своих свиней и свой тип свинства.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Своих единорогов.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Я время от времени наблюдаю.

П. БАРДИН – И единоросов.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Есть разные, разные варианты свинства, поэтому и они всегда могут быть предъявлены друг другу, как обоснование того, почему мы не любим, почему мы вас не любим, но это что дальше? Я думаю, что причина не в этом, понимаете, проблема, проблема в том, что антисемиту нужен еврей всегда, а уже кто он, за что он его не любит, он знает заранее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, он сам себе придумает его качественные характеристики.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – В его воображении. Поэтому за что не любят, это очень интересно читать, к лету начинаются описания, действительно, отвратительных русских. Очень характерно, что начинается к лету, в западной прессе.

П. БАРДИН – Может быть, они оттаивают просто?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – И не так лежат на пляже, и у них много денег, и женщины у них какие-то не такие. В этом, действительно, вообще-то говоря, так, наверное, в западной прессе ни об одной нации писать нельзя, кроме русских, почему-то о русских так можно, почему, не знаю, это вообще, это тоже вариант свинства, я думаю.

П. БАРДИН – Если не секрет, вам в каких изданиях попадались эти статьи?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Чаще в странах романской группы, французских, итальянских почему-то, видимо, они больше сталкиваются с нами на курортах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Со свинством. Давайте дадим слово нашим слушателям, обсуждаем мы вопросы россиян, во всяком случае, те вопросы, которые опубликованы.

П. БАРДИН – На «Яндексе».

Н. БОЛТЯНСКАЯ – На «Яндексе» к президенту России, а гость наш — Глеб Павловский, политолог, президент фонда «Эффективной политики». 783-90-25, телефон для жителей Москвы, Глеб Олегович, «ушки» наденьте, пожалуйста, и 783-90-26, телефон для тех, кто нам сейчас звонит из российских и не только российских регионов. Пожалуйста, не забывайте представляться, сразу прошу убирать приемник от телефона, когда вы слышите наши голоса в телефонной трубке. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР (Подмосковье) – Я очень рад возможности сказать несколько слов Глебу Олеговичу. Глеб Олегович, я думаю, что вам не поставят памятник и даже улицу не назовут, но, я думаю, мне хочется сказать вам слова поддержки, я думаю, что вы один из самых умных и ответственных людей вообще в стране.

П. БАРДИН – А вопрос в чем?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Вопрос, да, действительно.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Не бросайте, пожалуйста, эту страну.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Александр, пожалуйста, вопрос. Или вы просто хотели сказать Глебу Павловскому слова?

П. БАРДИН – Или вы хотели спросить про памятник?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Спасибо за комплимент, но вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вопросов куча, зададут и без меня, я слова благодарности.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо, спасибо большое. Итак, я еще раз напоминаю, что мы задаем вопросы Глебу Олеговичу в программе «Разворот».

П. БАРДИН – Причем как по вопросам, которые задают Владимиру Путину, так и отдельно, собственно, Глебу Олеговичу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Итак, 783-90-26, телефон для жителей не Москвы, алло, здравствуйте, пожалуйста, представьтесь и приемник от телефона сразу убрали.

СЛУШАТЕЛЬ ИЛЬЯ – Такой вопрос, Глеб Олегович — умнейший человек, действительно, но не считает ли он, что занял место сейчас, например, на канале, где у него передача такая, где мультфильмы воспроизводятся, пародийное, т.е. он политик, политолог-пародист? Т.е. который готов режиму, любому режиму угождать?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ага, вопрос понятен. Что скажете?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Нет, любому не готов, сразу предупреждаю, я с большим разбором, с большим разбором, этот режим, действительно, мой, здесь чего греха таить, да, меня он устраивает в качестве промежуточного состояния для России, это самое то.

П. БАРДИН – Т.е. в своих телевыступлениях вы искренни?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста, представьтесь, это «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА ПЕТРОВНА (Подмосковье) – Дело в том, что вопрос у меня следующий, вы говорили о русских, действительно, вы даже в словах, которые вы между собой ведете, вы как бы оказываете неуважение к русским. Русские то, что просто унижены, и нация, которую просто уничтожают, это точно, это жизнь.

П. БАРДИН – А кто, простите, пожалуйста?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Каким образом?

П. БАРДИН – Кто и каким образом?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ТАТЬЯНА ПЕТРОВНА – Потому что везде в СМИ, телевидение, у русских свой менталитет, вы согласны, я ничего не имею против, я даже тоже, в какой-то мере, у меня есть в поколениях еврейское что-то, но я не против никакой национальности, но, понимаете, каждый живет по своему менталитету, нельзя…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Татьяна, мы поняли, т.е. это не вопрос, это утверждение, что идет дискриминация русских.

П. БАРДИН – Уничтожение.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Это претензия, было сказано, к телевидению, т.е. как к не национальному, что ли.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Включаешь телевизор, а там Павловский русских уничтожает, как вам не стыдно, Глеб Олегович?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Все-таки надо понимать, что у людей какая-то претензия есть, да, ее надо просто найти, а не шельмовать людей. Надо выяснить, в чем она, она в чем-то есть.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Давайте мы вернемся все-таки к теме, которую мы обсуждаем, это к тому, что болит у россиян.

П. БАРДИН – Да, и к вопросам, которые они пытаются формулировать к Владимиру Путину. Есть вопрос к вам, но, мне кажется, он описывает ситуацию, по крайней мере, с точки зрения Максима Котова, аспиранта, который этот вопрос задает. Он несколько длинный, но, мне кажется, достаточно понятный. Монополизация массового идеологического канала со стороны власти приводит к тому, что идеологию в одном направлении выстраивает сам президент. От этого независимому общественному мнению сформироваться нет возможности. Общественное мнение в России пропрезидентское, поэтому спрашивать Владимира Путина фактически не о чем, спрашивать Путина о его же политике нет никакого смысла. Т.е. имеется в виду, что коммуникация односторонняя, интерактива нет, и смысла тогда в коммуникации этой интерактивной тоже нет, поскольку это псевдоинтерактив. Это как я понял Максима.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А как вы поняли?

П. БАРДИН – Это моя интерпретация, да.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Вопрос, значит, я напомню, что речь идет, в сущности, о вопросах к президенту, вопросы к президенту — это все-таки односторонняя коммуникация, это попытка узнать, что думает президент о чем-то, это не диалог. А диалога, конечно, недостаточно, диалога и президента, и тем более президентских сил, тех, кто может выразить его точку зрения, безусловно, со стороны и партии власти, например, и т.д., безусловно, Путин, наверное, из них самый разговорчивый, вообще-то говоря.

П. БАРДИН – Мне показалось, что Максим имеет в виду фиктивность этой коммуникации, от людей к Путину, что есть коммуникация только обратная, от Путина к людям.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Нет, я сказал, что коммуникация от людей к Путину…

П. БАРДИН – Эти вопросы, которые задаются президенту, что, на самом деле, этой коммуникации не существует.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Вопрос, почему, вопросы есть, это реальные вопросы.

П. БАРДИН – От реальных людей.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Коммуникация просто предполагает движение в две стороны, вот я говорю, что у нас, безусловно, существует сбой на линии обратной связи, потому что мнение людей существует в той известной Путину, в той мере, в которой он сам их узнает, вообще-то говоря, у него не так много возможностей поговорить с людьми. Действительно, разговора не хватает.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну что же, 783-90-25, обсуждаем мы проблемы, которые беспокоят россиян, с которыми они обращаются или готовы обратиться к президенту, вы можете обратиться и к Глебу Павловскому, который у нас здесь в студии. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ ЛЬВОВИЧ – Глеб Олегович, как ваше мнение, задали ли Путину вопрос о том, что минимальная пенсия, базовая пенсия, 900 руб., это издевательство и насмешка над пенсионерами? Знает ли об этом Путин?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Я уверен, что такие вопросы Путину задавали, здесь я совершенно уверен. Если не сами, т.е. не так много среди пенсионеров пользователей Интернета, но у них есть дети, внуки, я уверен, что такие вопросы есть, думаю, что они из числа, для Путина они из числа приоритетных, в отличие от вопроса о роботах.

П. БАРДИН – Но пользователи Интернета не голосуют за эти вопросы, т.е. они задаются, но за них пользователи не голосуют.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не поддерживают.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Они еще молоды, чтобы думать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – О пенсии.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – О пенсиях.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – 783-90-25, телефон для жителей Москвы, 783-90-26, телефон для жителей не только Москвы, но и российских регионов. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Санкт-Петербург) – Глебу Павловскому вопрос.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Будет ли иметь продолжение указанное в передаче событие в Санкт-Петербурге, в частности, по вопросу пассажирских перевозок?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, понятно, дело в том, что, к сожалению, этот вопрос не имеет отношения к теме нашей передачи, поэтому я думаю, что у Глеба Олеговича будет возможность на него ответить в своей телевизионной программе.

П. БАРДИН – Мало того, это не вопрос к Владимиру Путину, видимо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте, пожалуйста, представьтесь.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ (Подмосковье) – Глеб Олегович, вопрос к вам, в вашем понимании слово национализм, раз, первый вопрос, и второй вопрос, по международным правилам, если у государства более 68, по-моему, процентов принадлежит к одной национальности, оно считается мононациональным. Почему у нас 82, по-моему, даже больше, процентов русских, у нас считается многонациональное государство? Спасибо.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Спасибо.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Эта путаница заложена в конституции, сейчас ее, как вы знаете, любая, все, что заложено в конституции, очень трудно и не хочется трогать, у нас записан многонациональный народ РФ, хотя, по сути, конечно, речь идет о российской нации, российской гражданской политической нации, это понятие многонациональности, оно идет от Советского Союза, для некоторых людей оно составляет тоже некоторую святыню, на которую не стоит покушаться, чтобы мы все не перессорились и не передрались.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Глеб Олегович, не могу вас уволить от вопроса, который, по-моему, лидирует в списке. Это был комментарий одной из наших слушательниц, почему журналисты так муссируют эту тему с поцелуем в животик, тем более, что Ирина считает, что это нормальный, замечательный человеческий порыв? Как политолог.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Как политолог, как политолог я ничего не могу сказать про, конечно, как отец могу сказать, что очень приятно целовать детей в животик.

П. БАРДИН – Есть еще комментарий от Муси, пришел по SMS, что Путину зададут те вопросы, на которые он сможет ответить. Вам кажется уместной эта формулировка?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Можно переформулировать ее так, легко поставить Путина вопросом в тупик — не очень, не очень.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну что же, я думаю, что мы на этой ноте поставим многоточие в нашей сегодняшней встрече с Глебом Павловским. Мы благодарим Глеба Олеговича, прямо сейчас новости на волнах «Эха», а затем «Разворот-2» будет продолжен. Спасибо.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире