'Вопросы к интервью
22 июня 2006
Z Разворот Все выпуски

Законность перемещения автомобилей без ведома владельцев


Время выхода в эфир: 22 июня 2006, 15:35

А. ПЛЮЩЕВ – С вами по-прежнему Александр Климов и Александр Плющев.

А. КЛИМОВ – Здравствуйте, Александр Владимирович.

А. ПЛЮЩЕВ – Здравствуйте, Александр Владимирович.

А. КЛИМОВ – Мы приветствуем нашего гостя, Виктор Травин, президент коллегии правовой защиты автовладельцев. Поводов для нашей беседы послужили ночные события и дневные, утренние события у Верховного суда, когда водители не нашли своих машин, припаркованных. Сейчас мы начнем беседовать, только давайте голосование сразу запустим. Мы решили с Плющевым поссорить водителей и пешеходов.

А. ПЛЮЩЕВ – Мы между собой все время по этому поводу ссоримся тоже, Климов у нас пешеход, я водитель.

А. КЛИМОВ – Профессиональный пешеход. Так вот, как вы считаете, кто кому больше мешает?

РИКОШЕТ

А. КЛИМОВ – Виктору Травину сразу первый вопрос, то, что сегодня произошло у Верховного суда, это, с правовой точки зрения, что?

В. ТРАВИН – Во-первых, друзья мои, я хочу извиниться за то, что сегодня я буду говорить не совсем своим голосом, к сожалению, сегодня он у меня такой, потому что неправильное, неумелое использование кондиционера привело к частичной его потере. Но, тем не менее, друзья мои, всем, кто нам слушает, я желаю здравствовать на фоне моего здоровья. Сегодня это вам сделать будет совсем несложно. Итак, с точки зрения правовой, во-первых, надо понять, кто проводил эвакуацию, насколько я понимаю, что ее проводила федеральная служба охраны и президента, но никак не уполномоченные на то специальные городские.

А. КЛИМОВ – У федеральной службы охраны президента нет эвакуаторов.

В. ТРАВИН – Но, тем не менее, инициатором, насколько я понимаю, именно этого мероприятия была федеральная служба охраны, поскольку именно она подготавливала визит туда президента. Насколько это законно, я могу сказать только одно, что, с моей точки зрения, незаконно. Во-первых, у нас нет такого понятия, как перемещение транспортных средств на соседнюю улицу. Если говорить о подобном перемещении, то можно только говорить в рамках закона о борьбе с террористической, с терроризмом, еще парочку аналогичных законов предполагают, в том числе, такие же мероприятия, только лишь при одном условии — если введено чрезвычайное положение в городе. У меня нет информации, друзья мои, может быть, вы скажете, вводилось ли у нас чрезвычайное положение в городе этой ночью с завершением его, скажем, к 11 часам утра?

А. ПЛЮЩЕВ – Нет, точно оно не вводилось.

В. ТРАВИН – Точно не вводилось. Значит, мы с вами делаем тогда совершенно однозначный вывод, что сие мероприятие не есть с точки зрения закона, простите за тавтологию, законно. Но почему.

А. КЛИМОВ – А с точки зрения закона, я могу назвать это угоном?

В. ТРАВИН – Видите ли, пока квалифицировать рано по той простой причине, что угон — это завладение транспортным средством без цели хищения, т.е. покатались и отдадут. А если говорить о краже транспортного средства, т.е. завладения с целью продажи и наживы, то можно называть, скорей всего, было бы даже и кражей. Поэтому я бы как простой советский, простите, теперь уже российский гражданин, однажды утром, выйдя на улицу, не увидев свою машину, я бы, конечно, первое дело, что сделал, я бы подал заявление в местное УВД с просьбой возбудить уголовное дело по факту хищения.

А. КЛИМОВ – А есть уверенность, что оно будет принято?

В. ТРАВИН – Дело в том, что оно обязано быть, ваше заявление, принято. Более того, в соответствии с изменениями в законодательстве даже можете подавать такое заявление, и необязательно в территориальное подразделения УВД, подайте хоть в пожарную часть, они обязаны передать будут.

А. КЛИМОВ – Да, сейчас есть такой порядок, да-да.

В. ТРАВИН – А уж если откажут в возбуждении уголовного дела по факту хищения, значит, будут вынуждены вынести соответствующее постановление. Но просто отказать в приеме заявления вам не может никто. И мне кажется, это первый разумный шаг, если вы вдруг не обнаружили своей машины возле, на том месте, где вы ее оставили. Но я не понимаю…

А. КЛИМОВ – 100 аналогичных исков, 100 машин там было, да?

В. ТРАВИН – Я не очень понимаю, почему, собственно говоря, именно это стало таким информационным поводом существенным для обсуждения этой темы, ведь вы обратите внимание, в практике президента России, приезжающего в те или иные места в г. Москве, не было раньше, чтобы какие-то машины эвакуировали в то место, где его ждут. Но такое происходит постоянно со столичным мэром, вот на что нужно обратить внимание. Буквально каждую субботу, когда Юрий Михайлович Лужков объезжает свою вотчину, свои площадочки строительные, свои округа, вот где растаскивают машины, происходит буквально каждую субботу перед его приездом. Поэтому как-то не очень понятно, почему именно это стало информационным поводов, ведь случилось это, насколько я помню, первый, дай бог, может быть, даже и последний раз. И то же самое творится с ведома мэра Москвы, когда приезжает на осмотр своей территории он сам. Это почему-то никто не обсуждает.

А. КЛИМОВ – Тем не менее, прецедент создан, я имею в виду, с точки зрения президентской службы охраны, прецедент создан, как в будущем-то водителям поступать? Выходишь утром, машины нет, как человеку, простому автомобилисту, выпутываться из такой ситуации?

В. ТРАВИН – К сожалению, у меня нет информации о том, куда же попали все-таки, как вы говорите, около ста эвакуированных машин, да?

А. КЛИМОВ – По соседним переулкам, по арбатским.

В. ТРАВИН – По соседним переулкам, т.е. ни о каких спецстоянках речи?

А. КЛИМОВ – Нет-нет.

В. ТРАВИН – Слава богу, не додумались.

А. КЛИМОВ – Власти специально это подчеркивают, что ни о каких штрафстоянках речи не идет.

В. ТРАВИН – Если я не ошибаюсь, где-то в 2001-2002 г. мэр Москвы издал соответствующее распоряжение о том, что в Москве можно перемещать на соседние улицы транспортные средства в случае, если они мешают уборке улиц, уборке, или если проходит массовое мероприятие, манифестация, митинг или шествие.

А. КЛИМОВ – О которых заранее объявляется, люди предупреждены.

В. ТРАВИН – Конечно, конечно, но вряд ли можно предположить, что визит президента — это эдакий детский утренник, массовое мероприятие, от которого нужно теперь растаскивать автомобили.

РИКОШЕТ

А. ПЛЮЩЕВ – Виктор Травин как бы ответил на этот вопрос, интересно?

В. ТРАВИН – Вы знаете, я как заядлый автолюбитель, конечно же, практически никогда не становящийся пешеходом, естественно, считаю, что, в первую очередь, мне страшно, просто катастрофически, ужасно мешают другие водители.

А. КЛИМОВ – Хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ – Отлично, тогда завершаем голосование. В общем, мне кажется, с вами согласны большинство, может быть, конечно, звонили, в основном, пешеходы, я не знаю, но, тем не менее, 86% позвонивших, даже 86.5, считают, что водители мешают пешеходам и, наверное, друг другу тоже, и пешеходы водителям, так считает 13.6%. Да, другие водитель и правда сильно мешают, когда ведешь автомобиль. Знаете, друзья, что бы я хотел сделать, наверное, сейчас мы отдадим.

А. КЛИМОВ – На растерзание.

А. ПЛЮЩЕВ – Виктора Травина вам на растерзание, потому что ваши вопросы наверняка будут гораздо более практичными, чем наши в данной ситуации.

А. КЛИМОВ – Наше теоретизирование, да.

А. ПЛЮЩЕВ – Давайте телефон, можем разделить Москву и не Москву точно также. Для москвичей 783-90-25, для жителей других городов 783-90-26 и не городов тоже. Давайте сначала все-таки Москва, 783-90-25, ваши вопросы Виктору Травину, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР (Москва) – А почему власти не предупредили?

А. КЛИМОВ – Вопрос, к властям вопрос, скорее.

А. ПЛЮЩЕВ – Не предупредили заранее, да, вы имеете в виду?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Да.

В. ТРАВИН – Мне очень приятно, что во мне видят власть. На самом деле, это не так, я не власть, поэтому ответить, Александр, на ваш вопрос просто не могу. На самом деле, действительно, вопрос к городским властям.

А. ПЛЮЩЕВ – Да, давайте, может быть, не только на эту тему, потому что очень часто возникают разные правовые коллизии, но пока вы звоните, не переставайте это делать. Меня волнует, очень волнует вопрос, я часто вижу эвакуаторы, которые работают ночью. Ночью здесь на Новом Арбате очень часто, у Атриума, где угодно, в Москве на больших улицах, но в это время автомобили никому не мешают. Я понимаю еще зимой, там чистка снега идет, бывает. Сейчас летом никому они абсолютно не мешают в это время, там никакого движения нет, почему их эвакуируют?

В. ТРАВИН – Задача не в том, чтобы обеспечить беспрепятственное движение, это афиша, это ширма для того, чтобы всего лишь навсего отработать те деньги, которые сегодня выделяются из бюджета Москвы на эвакуацию одного автомобиля, а это, как минимум, 3 тыс. руб. Подсчитайте, какие сумасшедшие деньги, если в день эвакуируют, скажем, сто и больше, аж до 300 машин, какие сумасшедшие деньги, нужно отрабатывать властям, отрабатывать, вернее, тем, кто уполномочен властями на эвакуацию этих транспортных средств.

А. ПЛЮЩЕВ – Т.е. они прямо заинтересованы в увеличении количества?

В. ТРАВИН – Конечно, если мало машин эвакуировано, значит, на следующий месяц урежут бюджет, это же так понятно. Если у больного нет больных, значит, на следующий месяц зарплата будет в три раза ниже.

А. ПЛЮЩЕВ – У доктора нет больных.

В. ТРАВИН – В смысле у больного, да, у доктора нет больных, я все про себя, про свой голос. Так вот, очевидно совершенно, что здесь исключительно ведомственные интересы играют роль. И роль играет, колоссальную роль играет план, план по машинам. Вы совершенно правильно обратили внимание на то, что в статье 1219 кодекса об административных правонарушениях, естественно, кодекса РФ, сказано, что подлежат эвакуации транспортные средства только создающие препятствия для других транспортных средств. Но о каком препятствии может идти речь, естественно, ночью? Понятно, когда машина установлена, поставлена под знаком «Остановка. Стоянка запрещена», в этом случае только штраф 50 руб., но ночью-то ведь не найдешь водителя, на которого можно полтинник штрафа наложить. Зато можно поставить машину на стоянку, отчитаться о проделанной работе, вот вам те самые триста машин в месяц.

А. ПЛЮЩЕВ – Почему у нас в Москве не делается, как во многих городах мира, ночная стоянка на этих улицах разрешена, не разрешают стоянку на этих улицах почему? Ведь у знаков есть ограничения по времени, это можно ввести вообще легко.

В. ТРАВИН – В этом, видимо, есть тоже глубокий смысл, я вспоминаю, года полтора назад, опять-таки, столичный мэр говорил о том, что будет установлено на московских улицах еще некое дополнительное количество знаков, запрещающих стоянку, это был предмет его гордости. Если у какого-нибудь мэра г. Парижа предмет гордости — это создание новых стоянок и разрешение стоянки на обочинах улиц, то у мэра Москвы предмет гордости — это запрещение стоянки, поэтому я не могу это объяснить ни с точки зрения здравого смысла, ни с точки зрения закона.

А. ПЛЮЩЕВ – Возвращаясь к теме отбуксировки от Верховного суда машин. Ссылаются наши радиослушатели на закон о федеральной службе охраны РФ, этот закон я сейчас открыл в Интернете, статья 15, пункт 10, спасибо, кстати, нашему радиослушателю, который, Александру из Подмосковья, который прислал этот нам на пейджер или SMS, да, через Интернет. Так вот, этот пункт говорит, принимать имеет право, ФСО, принимать при необходимости меры по временному ограничению или запрещению движения транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах, по недопущению транспортных средств и граждан на отдельные участки, то, что с Климовым сегодня произошло, участки местности и объекты.

А. КЛИМОВ – Меня тоже переместили сегодня, пешехода.

А. ПЛЮЩЕВ – А также по отбуксировке транспортных средств.

В. ТРАВИН – По отбуксировке транспортных средств, будем считать, что в таком случае, значит, законно, значит, приходится мне забрать свои слова обратно, только вопрос здесь вот какой, друзья мои, давайте разбираться, что такое отбуксировка. Ведь обратите внимание, с какой правовой коллизией вчера столкнулся Верховный суд и мы все вместе, автовладельцы, взятые. Ведь у нас кодексом об административных правонарушениях запрещена эвакуация транспортных средств. Власти Москвы эвакуацию, чтобы не подпадать под запрет на эвакуацию, назвали это перемещением транспортных средств. И Верховный суд прекрасно понимает, что, в принципе, это слова-синонимы, перемещение — это же эвакуация, эвакуация — это и есть перемещение, тем не менее, сказал — нет, перемещение законно, поскольку в правительственных документах, в частности, в 759 постановлении правительства России сказано не об эвакуации, которая запрещена, а о перемещении. Так вот, друзья, если пользоваться этой лингвистической казуистикой, на которую вчера обратил внимание Верховный суд, тогда я вам скажу, что это и не отбуксировка была, это было то самое перемещение или запрещенная эвакуация. Опять-таки, размытость понятий, что такое отбуксировка? Что такое отбуксировка? Понятия отбуксировка нет нигде.

А. ПЛЮЩЕВ – Вы знаете, вы пока разбираетесь в словах, наши радиослушатели, у меня тоже в Интернету эта тема обсуждается, в моем дневнике, там они пишут потрясающие для меня вещи. Один человек написал — вообще водители сказали бы спасибо, что не на свалку отвезли автомобили, а могли бы запросто.

В. ТРАВИН – Да, конечно, если нас не расстреляют, значит, точно нужно президенту ежедневно слать телеграммы хвалебные и падать просто ниц. И что же теперь?

А. ПЛЮЩЕВ – Понятно.

А. КЛИМОВ – Давайте звоночки послушаем, мне даже очень интересно, интереснее даже не москвичи, чем москвичи, как регионы.

А. ПЛЮЩЕВ – Хорошо, не москвичи так не москвичи, 783-90-26.

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН (Петербург) – Я вообще хотел прокомментировать еще ваш вопрос по поводу, кто кому мешает. Я вообще профессиональный пешеход.

А. КЛИМОВ – Наши в городе.

А. ПЛЮЩЕВ – Так.

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – И больше всего, конечно, мешают водителям водители, а пешеходам пешеходы.

А. ПЛЮЩЕВ – Пешеходам пешеходы?

В. ТРАВИН – Золотые слова абсолютно.

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – Если мы едем на машине, мы еще как-то соблюдаем правила движения, но когда пешеходы ходят, они вообще не соблюдают ни право, ни лево, они как-то выскакивают.

А. КЛИМОВ – Давайте не будем за всех пешеходов, давайте каждый за себя. Я, например, свои обязанности как профессиональный пешеход перед другими участниками движения всегда соблюдаю, я не хожу на красный свет, я пользуюсь подземными переходами, а водители многие проезжают на красный свет, они едут в час пик по тротуарам, они не уступают мне место при правом повороте, это ежедневно и ежечасно.

А. ПЛЮЩЕВ – Перестаньте, я ни разу не видел пешехода, который пользовался бы поворотниками.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Клянусь, клянусь.

В. ТРАВИН – Очень интересная точка зрения, да, я хожу только на разрешающий сигнал, а водители едут на красный. А когда вы в качестве пассажира сидите в машине, куда-то опаздываете, машина едет на красный, вы водителю говорите этому — уважаемый товарищ водитель?

А. ПЛЮЩЕВ – Как же так?

А. КЛИМОВ – Я никогда не опаздываю.

В. ТРАВИН – Я когда пешеход…

А. КЛИМОВ – Я прихожу за два часа раньше.

А. ПЛЮЩЕВ – Да, не с тем связались, давайте из Москвы послушаем.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ (Москва) – У меня вопрос к Виктору Травину, такой вопрос и большая-большая претензия.

А. ПЛЮЩЕВ – Громче только, если можно, вас почти не слышно.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Я говорю, большая-большая претензия к Виктору Травину.

А. КЛИМОВ – Валяйте.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Что случилось с нашей любимой передачей «Право руля»?

А. ПЛЮЩЕВ – Давайте не будем обсуждать сейчас передачи.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Где же ее можно услышать?

А. КЛИМОВ – Я запрещаю отвечать на этот вопрос.

А. ПЛЮЩЕВ – Если это возможно.

В. ТРАВИН – Она выходила на «Арсенале», поэтому, да, это было очень давно, теперь она выходит на другой радиостанции, Алексей, ищите, я не имею права.

А. ПЛЮЩЕВ – Просто давайте по автомобилям.

В. ТРАВИН – Я не имею права рекламировать на одной станции другую станцию.

А. ПЛЮЩЕВ – Не по радио и не по радиостанциям, даже не в этом дело, просто жалко времени, алло.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ (Пенза) – Я хотел прокомментировать, что касается Поварской улицы, т.е. мне кажется, не надо впадать в термины законодательные и т.д., просто нужно было с утра поставить двух-трех милиционеров со списком, где какая машина, и все люди бы поняли ситуацию.

В. ТРАВИН – Игорь, вы абсолютно правы.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Было бы гораздо проще.

В. ТРАВИН – Достаточно было просто не пускать на эту территорию, если там ждали президента, вот и все.

А. КЛИМОВ – А вопрос есть у вас, Игорь?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Что?

А. КЛИМОВ – Вопрос есть у вас?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Что есть?

А. КЛИМОВ – Вопрос есть у вас к Виктору Травину?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Нет, вопроса нет, спасибо, до свидания.

А. ПЛЮЩЕВ – Спасибо вам.

А. КЛИМОВ – Спасибо вам.

А. ПЛЮЩЕВ – Давайте еще примем пару звонков, вопросы-то будут, мне странно, обычно автолюбители, у них миллиона вопросов всегда, тут неожиданно.

В. ТРАВИН – Подкованы уже, подкованы.

А. ПЛЮЩЕВ – Из регионов, пожалуйста, алло.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР (Казань) – Вы знаете, я еду в машине, у меня, собственно, не вопрос, а комментарий небольшой, если позволите.

А. ПЛЮЩЕВ – Автомобилисты, они не читатели.

А. КЛИМОВ – Горазды, горазды на комментарии сегодня наши слушатели.

А. ПЛЮЩЕВ – Они писатели, да.

А. КЛИМОВ – Давайте комментируйте.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Меня слышно?

А. КЛИМОВ – Конечно, вы в эфире.

А. ПЛЮЩЕВ – Лучше, чем кого бы то ни было.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Я в течение двух часов примерно сейчас нахожусь в машине, езжу, все время слушаю ваши комментарии по поводу Поварской улицы, и мне кажется, что излишне много внимания просто ей придается, настолько рядовое событие, на мой взгляд, два часа вы ему уделили.

А. КЛИМОВ – Виктор, вы мне вот чего расскажите лучше, когда Шаймиев проезжает по городу со своим кортежем, говорят, у него великолепный кортеж, такой на восточный манер, автомобилисты как-то страдают от этого?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Нет, не страдают, они останавливаются, принимают право и все.

А. КЛИМОВ – А так растаскивают, перемещают машины?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Нет.

А. КЛИМОВ – На какое-нибудь открытие приехать?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Представьте, нет. Но я хотел бы вам вот что, пример привести такой, если позволите. В середине 90-х гг. я в Берлине, в центре Берлина в ОВИРе ждал визу, в очереди стоял, и совершенно своими глазами видел, как подъехали эвакуаторы, убрали те машины, которые стояли вблизи этого здания. Там, правда, стоял знак, но как и россияне, немцы спокойно останавливались под этим знаком, бросали машины и шли в ОВИР. И такая практика, тогда как раз мне когда пояснили, она повсеместна, поэтому мне кажется…

А. ПЛЮЩЕВ – Нет, здесь разговор абсолютно о другом. Там люди стояли не под знаком, в том-то и дело, о том и речь.

А. КЛИМОВ – Люди ничего не нарушили.

А. ПЛЮЩЕВ – Не в запрещенных местах стояли.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Но, тем не менее, эвакуаторы действуют везде, наверное, ничего в этом страшного.

А. ПЛЮЩЕВ – Нет, если бы вы увидели в Берлине, что эвакуировали машины, законно припаркованные, это было бы интересно. А вы увидели про незаконно припаркованные машины, что же тут удивляться?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – По крайней мере, никто там не (НЕРАЗБОРЧИВО), без всяких хозяев убрали на соседнюю улицу эти автомобили.

А. ПЛЮЩЕВ – О, даже еще и не на штраф-стоянку убрали, понятно.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Нет, не на стоянку, представьте себе, дисциплинно пришли немцы, спокойно выслушали, где находятся их машины.

А. ПЛЮЩЕВ – Еще и нашли, у кого выслушать, да, это важная такая штука.

А. КЛИМОВ – Кстати, еще один аспект, наш корреспондент в своем материале отмечал, что из этих ста автомобилей, которые были перемещены, не тронули только одну, с дипломатическими номерами.

В. ТРАВИН – Я считаю, что это большая удача, что эти машины не отправили на штраф-стоянку, друзья мои, если вы помните, буквально три дня назад спецстоянка или, как мы в народе называем, штраф-стоянка на 47 км Дмитровского шоссе сгорела.

А. КЛИМОВ – Да, хотел тоже об этом поговорить.

В. ТРАВИН – Сгорела, 40 или 59, по-моему, машин, не исключают факт поджога.

А. КЛИМОВ – Около 50 вместе с мотоциклами.

В. ТРАВИН – Да, поэтому большое счастье, что еще ФСО не направила машины на стоянку, которая в очередной раз тоже должна, мне представляется, сгореть, потому что народный бунт против стоянок, я так думаю.

А. КЛИМОВ – А в этом случае со сгоревшей стоянкой, там кто несет ответственность за все это?

В. ТРАВИН – Несет, естественно, коммерческая организация, которая по договору с ГУВД Московской области осуществляла хранение задержанных транспортных средств.

А. КЛИМОВ – В суд на кого подавать, на эту организацию?

В. ТРАВИН – В суд подавать на стоянку и доказывать, что по вине стоянки и произошло, произошло уничтожение 59 машин. Но они сейчас, насколько я знаю, ответчики пытаются, что называется, перевести стрелки и объявить о том, что это террористическая акция.

А. КЛИМОВ – Ого.

В. ТРАВИН – В этом случае они никакой.

А. ПЛЮЩЕВ – А, форс-мажор.

В. ТРАВИН – Форс-мажор, да, но там уже говорят, нашли бутылку зажигательной смеси, потому что буквально накануне на этой стоянке машину забирал некто, которого страшно возмутило вообще, что у него забрали машину за мелкое нарушение, что заставили платить деньги за эвакуацию и заставили платить деньги за удержание, как мы говорим. Или как называет сама стоянка — за хранение денег. Нашли бутылку зажигательной смеси, подтвердится информация или нет, но, тем не менее, хозяева стоянки говорят, что это умышленный поджог.

А. ПЛЮЩЕВ – Но выручает ли в этом случае страховка на ущерб автомобиля? Потому что вам должны, по идее, выплатить страховку, если вы…

В. ТРАВИН – Страховка, да, конечно.

А. ПЛЮЩЕВ – Утеряли, и тогда уже страховая компания будет судиться?

В. ТРАВИН – Страховая компания.

А. ПЛЮЩЕВ – И уж страховая компания, наверное, засудит.

В. ТРАВИН – Зачем ей судиться, если она посчитает достаточными основания для получения денег по регрессу с виновника, ради бога, это ее проблема, проблема страховой компании. Наша задача — получить бы деньги за причиненный ущерб, причиненный, естественно, машине. А уж…

А. ПЛЮЩЕВ – Но страховка на ущерб в этом случае действует?

В. ТРАВИН – Если у вас застрахована машина от ущерба или от хищения, в таком случае, конечно, да. Но, видите, у нас, к сожалению, низкая страховая культура, я очень сомневаюсь, что там половина машин хотя бы была застрахована.

А. ПЛЮЩЕВ – Но это, может быть, будет лишним поводом для того, чтобы люди задумались, когда страхуют свою машину, что ее на ущерб стоит страховать.

В. ТРАВИН – Это будет лишним поводом сделать все возможное, чтобы машина не попала на штраф-стоянку.

А. ПЛЮЩЕВ – Может быть, и так. Еще есть у нас время для того, чтобы принять один-другой звонок.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ (Москва) – Я внимательно слушаю ваши вопросы и ответы, приятно, но зачем поднимать?

А. КЛИМОВ – У вас есть вопрос, у вас вопрос есть?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ – Да, зачем вы это, взяли, убрали да убрали, кто вас будет спрашивать, что вы так переживаете?

А. КЛИМОВ – У вас есть вопрос?

В. ТРАВИН – Сергей Владимирович, там была ваша машина, скажите, пожалуйста?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ – Да какая разница, ваша, чужая, была, не была?

В. ТРАВИН – Понятно.

А. ПЛЮЩЕВ – Всего доброго.

В. ТРАВИН – Спасибо, Сергей Владимирович.

А. ПЛЮЩЕВ – До свидания. Алло, у меня вопрос, ты знаешь, на самом деле, к Сергею Владимировичу родился, но я его отключил уже, ну ладно, да.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Дубна) – Вы как раз сказали по поводу того, что там осталась дипломатическая машина.

А. ПЛЮЩЕВ – Ага.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Это как раз говорит о том, что эти спецслужбы наши, которые охраняют главу государства, просто дилетанты, только лишь и всего.

А. ПЛЮЩЕВ – Почему?

В. ТРАВИН – В этой машине как раз и могла быть взрывчатка.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Сами подумайте, это же элементарно подделать номера, подделать машину, ввести в компьютер данные, что эта машина зарегистрирована на какое-то имя, на посольство. Если кто-то чего-то хочет, то он это сделает, правильно?

А. ПЛЮЩЕВ – Да, наверное, хорошее соображение.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Просто дешевая работа.

А. КЛИМОВ – Вообще, как-то справедливо.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Салаги, там одни салаги работают 20-30-летние.

А. КЛИМОВ – Как справедливо заметил наш обозреватель Юлия Латынина, теперь, в следующий раз, когда такой шмон где-то будет происходить, точно уже, к бабке не ходи, там проедет президент, для террористов потенциальных вольготно-то как будет.

А. ПЛЮЩЕВ – Да, это точно.

СЛУШАТЕЛЬ (Москва) – Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что сейчас мэр наш дорогой убирает «ракушки»?

А. ПЛЮЩЕВ – Да, и пока Виктор Травин собирается с духом, представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Александр.

В. ТРАВИН – Александр, безобразно отношусь к этому, слава богу, спасибо, что мы приучили хотя бы районные власти обращаться в суд, а не сносить «ракушки» во внесудебном порядке. Помните, Сергей, что истцом в управе не может выступать район, истцом в суде не может выступать районная управа, может быть только департамент земельных ресурсов, поскольку нарушены именно его законные права. Поэтому, видите, здесь произвол идет буквально по всем направлениям. И чаще в судах нам удается выигрывать эти дела исключительно потому, что истец у нас не надлежащий, а именно истец — районная управа. Если у вас уже дело находится в суде, обратите, пожалуйста, внимание, кто выступает в качестве истца. Если управа, не место ей там, дело должно быть прекращено.

А. ПЛЮЩЕВ – Спасибо большое, еще один звонок, у нас есть время.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ (Пермь) – Было справедливо замечено (НЕРАЗБОРЧИВО), эвакуация и перемещение.

А. ПЛЮЩЕВ – Хорошо, а вопрос ваш?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Вопроса нет, просто замечание. Было сказано, что буксировки нет, буксировка, почитайте ПДД, там постоянно везде буксировка.

А. ПЛЮЩЕВ – Ага, понятно, спасибо большое. Внимательно все изучаем правила дорожного движения, закон о ФСО и другие законодательные акты, только после этого с опаской выходим на улицу. Большое спасибо Виктору Травину, который сегодня нас консультировал. И будем продолжать следить за этой темой, как бы не нравилось Сергею Владимировичу.

А. КЛИМОВ – Спасибо вам.

А. ПЛЮЩЕВ – Через несколько секунд у нас новости.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире