'Вопросы к интервью
13 августа 2019
Z Разворот Все выпуски

Выброс радиации в Архангельской области


Время выхода в эфир: 13 августа 2019, 16:05

Е.Бунтман Евгений Адамов, бывший министр по атомной энергии Российской Федерации. Евгений Олегович добрый день!

Е.Адамов Добрый день, здравствуйте.

Е.Бунтман Хорошо ли вы нас слышите?

Е.Адамов Более-менее, настолько, насколько связь работает у нас.

Е.Бунтман Мы как раз говорили с исключительно с дилетантской точкой про одномоментное кратковременное превышение мощности дозы гамма-излучения. Вот у нас есть цифры. Среднее значение для Северодвинска 0,11 микрозиверта в час. В одной из точек было зафиксировано 1,78 — это много или мало? И что такое кратковременное превышение?

Е.Адамов Ну, давайте вспомним. При этом будем пользоваться не Северодвинском — все-таки он далековато от Москвы, а вы «Эхо Москвы», а не «Эхо Северодвинска»… Вот если вы находитесь на Арбате, насколько мне известно по неоднократному посещению вашей радиостанции, то у вас будут эти самые 11, 10, 12… проще говорить миллирентгена в час или 0.11 микрорентгена. Ну, как вы понимаете, на три порядка отличается, в тысячу раз. И это для Москвы нормальная доза.

А пойдите с дозиметром, скажем, на улицу Горького, где много еще старой постройки домов, и поднесите этот дозиметр к гранитным цоколям. Вы увидите, что там поднимется с 10–12 миллирентгена в час.

Е.Бунтман Евгений Олегович, честно говоря, я мерил — 15–16 где-то получается, 015–0,16 там.

Е.Адамов Ну, вот видите. Значит, это такие цифры. Давайте по-другому. Вот вы полетите на самолете, скажем, на 2,5 тысячи километров. Это до Свердловска, наверное, до Урала. Два с чем-то часа. Было объявлено, что 2 микрозиверта в час. Значит, вы получите ну 5 микрозивертов. А на самолете вы получите при нормальных условиях 10 микрозивертов от такого полета. И никто даже внимания на это не обратит.

То есть сами по себе эти цифры очень малые и никакого вреда для здоровья они не несут. Одновременно хочу напомнить вам, что после Чернобыльской аварии по всей стране была развернута сеть очень хорошей, качественной дозиметрии, которая доступна, в том числе, и дистанционно. Вот в Северодвинске тоже она доступна. Вы можете просто посмотреть, что делается в каждом конкретном месте, где датчики вот эти развернуты.

Сейчас без всякой, наверное, секретности доступно это по интернету. Поэтому сегодня контроль за радиационной обстановкой никак не хуже, чем контроль за химическими веществами, вред от которых намного больше, чем от радиации в таких незначительных количествах.

Е.Бунтман Может быть, вы нам еще объясните… Еще раз хочу сказать, чтобы вы нас не ругали, мы исключительно дилетанты и задаем дилетантские же вопросы. В этом, собственно, наша миссия и состоит. Сразу после этого выброса говорили, что серьезный выброс в море. Чем это грозит? Может ли быть это и по каким показателям это установить?

Е.Адамов: До тех пор, пока не будет внятных объяснений, пока я рекомендую верить тому, что говорят специалисты

Е.Адамов Насчет моря более серьезная ситуация, потому что в море самом содержится радиоактивность калий. Калий может затруднить поиск искусственно неожиданно внедренные туда изотопы радиоактивности. Например, завод во Франции на мысе Ла Аг. Помните, «Шербургские зонтики» такой филь был? Недалеко от этого места. Значит, он сбрасывает жидкие радиоактивные отходы, но сбрасывает он в таком виде и в таких количествах, что попытки найти их всегда оказываются для дилетантов — я вовсе не в ругательном смысле рассматриваю это слов; люди всегда должны знать, что происходит, поэтому мы все в этом смысле дилетанты в определенных областях, где мы не специалисты, идет речь, — вот когда люди хотят найти и придраться к этим сбросам французским, то им не удается это сделать просто из-за того, что природная радиоактивность в море мешает ́тому.

Для того, чтобы знать, что происходит в море в случае какой-то аварийной ситуации, надо знать конкретно эту ситуацию: что было сброшено и было ли сброшено, в каком виде. Ну, например, вспомним, что у нас в советское время несколько реакторов как подводных лодок, так и реакторов ледоколов, они были сброшены в море. И длительное время они не давали о себе знать за исключением ситуации, когда очень точные дозиметрические приборы спускались и где-то находили рядом зону в окрестности этого реактора.

Тем не менее, были приняты решения о ликвидации этих потенциально опасных источников загрязнения просто потому, что оно было сосредоточено внутри тепловыделяющих элементов. Вот если оболочка тепловыделяющего элемента не повреждена, то это локальное загрязнение рядом с реактором. Если она повреждена, то происходит выход продуктов деления.

А тут уже нужно смотреть, сколько времени прошло с того момента, как реактор был остановлен. Поскольку все продукты деления, они подвергаются радиоактивному распаду, и в зависимости от времени, которое прошло с момента, когда реактор был остановлен, это совершенно разные величины.

Е.Бунтман И хотел бы, может быть, вернуться к кратковременному выбросу. Как получается, что так обратно меняется фон в обратную сторону? Я понимаю, как он увеличивается в 16 раз. Что-то произошло — он увеличился. Почему так быстро пришло в норму и можно ли этому верить?

Е.Адамов Верить можно по той причине, которую я с самого начала называл, потому что сегодня достаточно качественная дозиметрия. Причем она находится в нескольких руках. На своих предприятиях «Росатом» осуществляет и вокруг своих предприятий, в городах, которые близко от атомных станций, например. Есть Росгидромет, он тоже обладает достаточным количеством приборов. Ну, и дозиметр сегодня — это не прибор, который только специалисты в руках имеют, поэтому множество людей самостоятельно этим занимаются, не всегда, правда, корректно. Поэтому верить этой информации можно.

Причины объяснить я в данном случае не могу, они могут быть разные. Если это радиоактивность такого плана, что она попала через воздушные потоки, значит, ну вот, она каким-то образом попала, занесена и унесена ветром, так скажем. Если это радиоактивность, которая на той же морской платформе почему-либо появилась, а потом этот источник ушел в море — вот вам причина, почему она могла закончится.

Всё домыслы. До тех пор, пока не будет внятных объяснений, пока я рекомендую верить тому, что говорят специалисты. Насколько мне известно — я сам этого не видел, — но и директор Саровского центра Валентин Ефимович Костюков и научные руководители Соловьев и Чернышев, они уже давали по этому поводу интервью. Это очень добросовестные люди, и они никогда не будут заниматься дезинформацией.

Е.Бунтман Последнее, наверное, что бы хотел вас спросить: каков алгоритм извещения разнообразных служб, в том числе, и упомянутых вами сейчас при каких-то инцидентах? Понятно, что здесь исходит от военных начальная информация. А дальше, какой механизм? Они информируют, или что-то остается секретным?

Е.Адамов Всё что касается безопасности населения, у нас не считается секретным по закону. Поэтому если Росгидромет, не являющийся ни организацией Минобороны, ни организацией «Росатома», обнаруживает превышение доз, которые требуют тех или иных действий — ну, например, какие это могут действия? — это могут быть предупреждения людей, чтобы они временно не покидали свои жилища, закрыли окна, или следующий уровень информации, когда радиационная ситуация в более интенсивном ключе и требуется йодная профилактика. Вы знаете, что такое йодная профилактика?

Е.Бунтман Мы смотрели сериал «Чернобыль», поэтому мы уже представляем себе, тоже на дилетантском уровне.

Е.Адамов Да, сериал «Чернобыль». Вот я сейчас кончаю двухнедельный отпуск. Я тоже во время этого двухнедельного отпуска посмотрел. Он все-таки не очень дает информацию. У вас есть два вида йода. 137-й радиоактивный, если он будет накапливаться в щитовидке, то он будет облучать эту щитовидку с возможными последствиями онкологическими, не очень опасными, потому что это один из видов онкологии, который сто процентов лечится, если вовремя диагностируется.

Е.Адамов: Решение принимается в зависимости от того, какая доза излучения и чем

И вот для того, чтобы он не накапливался в щитовидке, используют так называемую профилактику, когда стабильный йод используют. Этот стабильный йод замещает те вакансии, куда бы мог набиться йод радиоактивный и тем самым предотвращает его накопление в той же щитовидке. Эффективность зависит от того, как быстро принято решение. А решение принимается в зависимости от того, какая доза излучения и чем. Вот есть там йод 137-й, который обязательно присутствует, если это разрушения реакторных элементов произошло. В первые дни это очень эффективно, на порядок и больше, а потом, с течением времени эффективность спадает.

Вот если достигает этого уровня, то информация медиков о необходимости йодной профилактики. И, наконец, самый высокий уровень, когда принимают решение — тоже в нормативах обозначено — об эвакуации населения. Все эти решения будут приниматься МСЧ. И никакого тут вмешательства Минобороны, «Росатома» просто не будет. Эти действия по закону осуществляются. И никто не будет закон здесь нарушать.

Е.Бунтман Спасибо большое! Это Евгений Адамов, бывший министр по атомной энергии Российской Федерации был у нас в эфире. Подробно всё объяснял.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире