'Вопросы к интервью
21 июня 2019
Z Разворот Все выпуски

Освобождение Оюба Титиева


Время выхода в эфир: 21 июня 2019, 14:10

М. Курников Давайте в двух словах сначала расскажите, как вы себя чувствуете после освобождения?

О. Титиев Все прекрасно. Все хорошо. Чувствую себя отлично.

М. Майерс Кто вас встретил? Как это происходило? Вот расскажите, как вы прожили сегодняшний день.

О. Титиев Встретили друзья, коллеги, родственники, близкие. Кого только не было. Журналистов много было. Меня ждали за воротами все мои близкие, все друзья тоже. Оттуда приехали к брату все вместе.

М. Майерс Скажите, а вот когда вы узнали об этом решении, что вы можете выйти на свободу по УДО?

О. Титиев Об этом решении невозможно узнать. У каждого осужденного, отбывающего наказание, есть право на это. И тот, кто отбывает в колонии-поселении, у него это право наступает по отбытии 1/3. У меня практически 13 прошла, когда я уже в следственном изоляторе. И через месяц пребывания в этой колонии-поселении у меня этот срок наступил. И адвокат подал прошение. Его удовлетворили.

М. Майерс Вас удивило это?

О.Титиев: Это обычная практика. Процентов 90 оттуда выходят таким образом

О. Титиев Это обычная практика. Процентов 90 оттуда выходят таким образом.

М. Курников Оюб, а вы когда не подавали жалобу на решение суда, не опротестовывали его, вы понимали, что у вас есть возможность выйти досрочно?

О. Титиев Ну, я и не думал, что это все произойдет. То, что я не подавал апелляцию, это тоже было связано с обстоятельствами. Об этом я пока не хочу говорить.

М. Курников Хорошо. Вы, отвечая на вопросы журналистов, сказали, что вы не прекращали свою правозащитную деятельность, когда они спросили вас, будете ли вы ей снова заниматься. Расскажите об этом подробнее. Какие у вас планы? И получалось ли у вас как-то, может быть, другим заключенным помогать, которые с вами в колонии находились? Как вы продолжали свою деятельность?

О. Титиев Ну, конечно, так открыто заниматься правозащитной деятельностью в СИЗО невозможно. Это происходило обычно на прогулке, когда люди обращались, или на пересылке, когда меня увозили, привозили сюда. Приходилось встречаться с арестованными. И почти каждый день люди обращались ко мне со своими вопросами. И когда адвокаты встречались, я с ними вопросы эти по возможности решал. Давал, конечно, только консультации. Но такую квалифицированную помощь я не мог им оказывать. Мог только консультировать людей.

М. Майерс Скажите, а есть ли история, наиболее вас возмутившая, вопиющая история, которой вы можете заняться, начиная, я не знаю, с завтрашнего дня или со следующей недели?

О. Титиев Нет, я пока не в курсе всех событий, – то, что происходит в этой республике и в стране, – чтобы сегодня-завтра заняться этим вопросом. У меня пока есть заботы домашние. Буду решать эти вопросы. А потом перееду, наверное, к коллегам в Москву.

М. Майерс То есть оставаться в Чечне вы не планируете?

О. Титиев Ну, во всяком случае, ненадолго.

М. Майерс Вот я хотела бы еще процитировать Кадырова, который вот таким образом отреагировал на решение о том, что вы можете выйти на свободу по УДО. «Если суд с первого же раза признал возможным досрочно освободить Титиева, уверен, что изучены все обстоятельства и принято объективное решение, чтобы наказание преследовало цель воспитания и исправления человека». Вот как вы к этом относитесь?

О. Титиев Ну да, мне исправляться, конечно, не в чем. Это его мнение, это его дело. Если бы я какое-то преступление совершил и попал за решетку из-за этого, тогда это еще можно было бы так рассматривать.

М. Курников Оюб, еще буквально два вопроса. Смотрите, когда вы находились под следствием, когда шел суд, чувствовали ли вы поддержку от своих коллег, от политиков, которые приезжали? Вы в курсе этого были или нет?

О.Титиев: Почти каждый день люди обращались ко мне со своими вопросами

О. Титиев Разумеется, был в курсе. Без этого невозможно было все это выдержать. Это очень деятельная была помощь и коллег, и всех, кто приезжал. И каждый раз на суде мне коллеги давали информацию обо всем этом. Это, конечно, огромная помощь. Все это помогало. Без этого невозможно было.

М. Майерс Оюб, а скажите, пожалуйста, вот вы провели в заключении 527 дней, что для вас было самым тяжелым испытанием за это время?

О. Титиев Честно говоря, я не считал, сколько дней там был. Но таких тяжелых испытаний, конечно, не было. Было отсутствие информации о своих близких, о своих коллегах, друзьях. Вот это, конечно, угнетало. А так, ничего сверхъестественного, таких тяжелых моментов у меня не было.

М. Курников Оюб, последний буквально вопрос. Вот исходя из того, что вы уже говорили о том, что пока вы не считаете возможным в Чечне работать, правильно ли я понимаю, что сейчас в Чечне не останется никаких правозащитных организаций, правозащитников, которые там работают, непосредственно проживая в республике?

О. Титиев Есть, конечно, здесь правозащитные организации. Они есть, они работают. Я знаю пару организаций, которые все-таки действительно здесь существуют. Но открыто говорить о таких тяжелых проблемах, разумеется, здесь невозможно – о похищениях и о других исчезновениях людей. Это, конечно, трудновато будет здесь. Но мы не планируем в ближайшее время восстановить НРЗБ. Хотя в дальнейшем, надеюсь, мы все-таки вернемся.

М. Майерс «Мы» – вы имеете в виду «Мемориал».

О. Титиев «Мемориал», разумеется.

М. Майерс То есть деятельность «Мемориала» фактически в Чечне приостанавливается, но в Москве вы продолжите работать в этой организации и заниматься правозащитной деятельностью.

О. Титиев Разумеется.

М. Курников Спасибо, Оюб, что вышли на связь. Мы поздравляем вас с освобождением.

О. Титиев Спасибо!

М. Курников Спасибо!

О. Титиев Спасибо вам!

М. Майерс Спасибо!

М. Курников До свиданья!

О. Титиев Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире