'Вопросы к интервью
14 марта 2019
Z Разворот Все выпуски

Новый главный редактор «Эха Москвы»


Время выхода в эфир: 14 марта 2019, 16:41

И.Землер Очень много было вопросов: чем закончились выборы главного редактора? Информируем: главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» избран Алексей Венедиктов, хорошо знакомый вам человек и действующий главный редактор радиостанции. 79 голосов за него было подано. 22 человека были против. 7 бюллетеней испорчены. Алексей Алексеевич, здравствуйте!

А.Венедиктов Добрый день!

И.Землер Вы ожидали таких результатов?

А.Венедиктов По моему прогнозу было 80 на 20. Так и оказалось: 79 на 20.

И.Землер Для вас эти выборы были сложными?

А.Венедиктов Любые выборы сложные. Во всяком случае, я их выиграл.

Я.Широков Сегодняшнее собрание и представление вашей программы и программы Алексея Голубева, второго кандидата. Вот какие-то выводы из произошедшего, из вопросов, которые задавались?

А.Венедиктов Алексей поднял, действительно, много вопросов, которые находились в центре моего внимания. И в условиях турбулентности я считал их не очень важными. Видимо, я ошибся, раз столько голосов было подано не за меня. Поэтому мы с Алексеем договорились, что на следующей неделе, после директората, когда мы обсудим его программу, мы изучим те предложения, он придет ко мне, и, я думаю, что я ему поручу исполнение некоторых предложений, которые он и вносил. В общем, инициатива должна быть наказуема, как известна. И есть вещи, на которые надо обратить внимание, и которые он готов взять на себя. Естественно, мы это оба делаем в интересах радиостанции. Это обычная практика моя: всех примирить со всеми.

И.Землер Как обычно у Владимира Владимировича в вашем положении спрашивают: А что будем менять после того, как прошли выборы?

А.Венедиктов Линолеум.

И.Землер Линолнеум?

А.Венедиктов Ну как? Ремонт ждет нас — линолеум…

И.Землер А в редакционной политике?..

А.Венедиктов:Я поручу Голубеву исполнение некоторых предложений, которые он и вносил. Инициатива должна быть наказуема
А.Венедиктов А в редакционной политике я, конечно, ничего менять не буду. У меня сейчас несколько человек предложили новые программы. Я их буду изучать. Так же предложено несколько новых спикеров. Но это такой текущий процесс, он не зависит от выборов. Он катится и катится. Я напомню, что на предыдущем этапе появились такие программы как «Статус» с Екатериной Шульман, как ««Невзоровские среды»». Это предыдущий мой мандат. И это всё не зависит от даты и календаря. Находится человек, находится концепция программы. Слушатели одобрят… Белковский, например, с его программой, с которым мы доводим ее до конца, я думаю, в конце месяца марта мы все-таки новую программу с Белковским Стасом сделаем.

Поэтому это такая рутинная работа, честно говоря, уважаемые радиослушатели, что… Тут же всегда главный вопрос: Вместо чего? Вот 24 часа есть. Вот так возникла программа Потапенко. Вместо чего ставить? Начали двигать туда-сюда. Кого увольнять-то? Вопрос: кого увольнять? Всегда сложный вопрос. Просто за 20 лет, чтобы было понятно, по моей инициативе как главного редактора было уволено с «Эха» 4 человека. За 20 — 4 человека.

И.Землер Я помню двух, ну, ладно.

А.Венедиктов 4.

И.Землер Алексей Алексеевич, на том собрании, которое у нас проходило в абсолютно открытом режиме, вы сказали, что то, что творчески предлагает ваш оппонент, вас категорически не устраивает, и в случае его избрания вы готовы уволиться и продать ваши акции.

А.Венедиктов Естественно. Среди его нормальных предложений было предложение, скажем, которое я не мог принять, это предложение, которое, на мой взгляд — я ему это сказал и после собрания, когда он пришел ко мне — редакционная политика становится зависима от внешних факторов, а не от внутренних редакционных факторов. Поэтому, не вдаваясь в подробности, я сказал, что да, если это будет так, если это воплотиться, то эта радиостанция станет мне неинтересна, и я с нее уйду. Ничего удивительного нет, я это говорил в соцсетях и до выборов. И это правда. Но, поскольку я победил, этот вопрос снят с повестки дня.

И.Землер И вы были готовы, действительно, бросить всё, что было наработано за эти 20 лет, что вы были главным редактором?

А.Венедиктов Легко. Потому что это была бы другая радиостанция.

И.Землер И не отстаивать?

А.Венедиктов А как отстаивать, если журналисты как большинство выступили бы за концепцию Алексея? Как можно с ними работать? Или ты увольняй большинство журналистов, что невозможно, либо уходи сам, отчищай место и дай возможность главному редактору, который получит добро, воплощать свою программу. Я не занимаюсь тем, что мне кажется неправильным и что мне кажется неинтересным. Я просто перерос эту стадию своего развития.

И.Землер Правильно ли я понимаю, что Алексей сейчас принял ваше предложение проводить проекты уже под вашей…

А.Венедиктов Это вопрос к Алексею, но я так понял, что он готов свои проекты, которые не касаются тех принципиальных вещей курировать в редакции. Я понял, что да. Но в любом случае дайте мне неделю еще разобраться, потому что одно дело заявить — дайте возможность журналистам изучать английский язык… Почему? Это хорошая история, я на самом деле думаю, что это можно сделать.

А другая история — посмотреть, сколько людей, сколько это будет стоить радиостанции и так далее. Надо же всё посчитать. Там много таких предложений. Давайте вот такие курсы. Давайте. Но давайте посчитаем. Как это будет отвлекать журналистов? Это в рабочее время или не в рабочее время или в дополнительное время? Это должно быть обязательно или необязательно. Всё требует расшифровки. Главный редактор тем и отличается от кандидатов в главные редактора, что во время программы, во время дебатов ты говоришь легко и свободно, а потом начинаешь воплощать.

Вот простая история с ремонтом. Я думаю, что все наши слушатели проходили ремонт. У нас есть аллергики на краску. У меня вопрос: Если мы ремонтируем всю станцию, полкоридора, понятно, что запах краски — я что, на полгода в отпуск людей отправлю, вот этих трех человек? А кто вместо них выйдет? Ну, и так далее. А как работать, когда дрель над головой, а у тебя прямой эфир?

Я.Широков Уже было.

А.Венедиктов Это было не здесь, соседний этаж. Это тоже будет, ремонт будет. Но я просто говорю о том, что есть вопросы, которые нуждаются в очень тонком обсуждении и решению. Поэтому говорит о том, что давайте сделаем так — давайте. А потом — а как? А вот это уже новый главный редактор или я, скажем, должен буду обсуждать с этими аллергиками, с нервными вами ведущими, если у вас дрель над ухом, понимаете? Это же нервный ведущий бросит всё и выйдет, и чего я буду делать?

И.Землер И начнет убивать.

А.Венедиктов И начнет убивать сварщиков или кого-то еще… дрельщиков. Это всё проблемы. Нет легких проблем.

И.Землер Алексей Алексеевич, еще один формальный вопрос. Насколько я помню, у нас по уставу вашу кандидатуру должен утвердить совет…

А.Венедиктов Да. Это была смешная история. История в том, что я был абсолютно уверен, что, поскольку контракт у меня был подписан в мае 5 лет назад — я напомню, что Михаил Юрьевич Лесин, тогда глава Совета директор два с половиной месяца не подписывал контракт, и я честно бесплатно работал. Так вот мы не торопились с выборами, и мы говорили: давайте в марте проведем. И когда мы назначили 28 марта, вдруг выяснилось, что на самом деле юристы считают, что контракт от момента избрания, то есть 17 марта. То есть если 17 марта со мной контракт не будет заключен, через 3 дня, я буду уволен. У меня останется моя ставка ведущего, но как главный редактор — йок.

А.Венедиктов: Главный редактор тем и отличается от кандидатов, что во время дебатов ты говоришь легко и свободно
Поэтому поторопились, и завтра утром документы уходят в совет директоров. Если совет директоров завтра даже заочно проголосует, будет поставлена подпись Дмитрия Чернышенко как председателя совета директоров, значит, я уже назначен. А дальше будем заключать контракт, но это уже, действительно, можно отложить.

Я.Широков Каких-то сюрпризов при голосовании стоит ожидать?

А.Венедиктов Сюрпризы всегда есть. Мы же понимаем, что у акционеров свое видение развития. При господине Лесине я, например, сюрпризов не ожидал, но, повторяю, 2,5 месяца он не утверждал контракт. Видимо, считал, что я каким-то образом взбрыкну. А я спокойно работал.

Я.Широков Если у них свое видение, они могут сейчас, в эти дни представить свои возражения.

А.Венедиктов Они могут утвердить или не утвердить по уставу. Хитрость нашего устава заключается в том, что совет директоров не может утвердить какую-то кандидатуру, которая не прошла собрание журналистов. То есть они могут меня не утвердить. Тогда что происходит? Тогда, соответственно, 18-го я увольняюсь как главный редактор. Остаюсь обозревателем, которая у меня есть полставки, треть ставки… Продолжаю работать. При этом я еще в отпуске сегодня. А Сергей Бунтман выполняет обязанности, назначает через месяц новые… и так далее. И он ИО до тех пор, пока акционеры не согласятся с журналистами.

И.Землер Либо ишак не издохнет…

А.Венедиктов Ну, это можно продолжаться вечно. В том-то и хитрость нашего устава, что и журналисты и акционеры — это два ключа к ядерному чемоданчику.

И.Землер Если я правильно помню, единственное средство массовой информации с такой структурой…

А.Венедиктов Я не слежу за другими. Ты же знаешь, Инесса, была история, связанная с «Ведомостями», когда меня Татьяна Лысова спросила, как у нас устроено, я ей рассказал, и когда там избирали нового главного редактора, коллектив выбрал одних, а совет директоров назначил другого. То есть коллектив как бы только рекомендует. У нас императивное право коллектива предлагать…

И.Землер И у нас это прописано.

А.Венедиктов У нас прописано в уставе ЗАО, не редакции — ЗАО, и чтобы изменить, нужно три четверти голосов акционеров, а у них 66%. 34% контролирую я.

И.Землер Не очень понимаю, что спрашивает Сергей из Тюмени, но вопрос красивый: «Амнистия будет по случаю восшествия на престол?» Из черного списка, что ли, достать?

А.Венедиктов Достаньте Сергея из Тюмени. Вы знаете, на самом деле черный список так называемый, когда мы щелкаем — и вас не видно, то есть вы продолжаете писать, вас никто не исключает, просто ведущие на вас не отвлекаются. Потому что очень много гадостей и глупостей. И здесь идет постоянно. Я не вижу что, но я просто вижу, как в YouTube, скажем, сыпется. Это всё отвлекает от эфира. Пранкеры, естественно… Поэтому амнистии не будет, но бухать будем.

Я.Широков С черным списком?

А.Венедиктов Они пусть сами бухают.

И.Землер Кстати, Сергей мне попал в основную ленту, значит, его кто-то уже амнистировал до нас. «Будет ли меняться сетка музыкальных эфиров?» — спрашивает Марина.

А.Венедиктов Во-первых, я не знаю. Я вам скажу честно, что очень часто новые программы возникают, когда приходят люди с какой-то идеей Может быть, там стоит за дверью человек, который принесет то, что и мне понравится и моим замам, и мы будем искать место, куда это поставить. Поэтому вот так просто менять сетку ради того, чтобы менять сетку, я не вижу никакой необходимости

Во многом сетка сложена и изменения происходит случайно. Вот пришел Потапенеко, пришла Шульман, пришел Белковский, пришел Невзоров — меня сетку. Если вы мне предложите музыкальных этих самых ребят — ну, это, правда, не в зоне моего внимания, если честно. Потому что в зоне моего внимание — это начало ночи, это про «Один» или «Одна», которые неплохо идут.

Я вообще, считаю, что музыкальных очень много станций, а разговорных мало. Особенно ночью прямого эфира. Но вот смотрите, вернулся Алексей Парин. Музыкальная программа. Я был счастлив, что он вернулся, хотя я ничего не понимаю в этом оперном искусстве и первый раз на опере я был, наверное, в возрасте 9 лет, если не соврать, то есть тому, соответственно, 55 лет назад, если кто не понимает. Но я знаю цену Алексею Парину, и когда Сережа Бунтман пришел и сказал, что Парин хочет вернуться, я сказал: «Всё разгребаем, разводим, ему даем время… 2 часа даем…». Вот так вернулась эта программа. Кстати, очень хороший рейтинг. Удивительно для разговорной станции. В первую очередь я поздравляю себя, что Алексей Парин… Володя Ильинский приболел — вернулся, мы знаем, как его любят наши слушатели. Зачем я буду это двигать? Я это не буду двигать никоим образом.

А.Венедиктов: Хитрость нашего устава, что и журналисты и акционеры — это два ключа к ядерному чемоданчику
И.Землер Спасибо большое! Алексей Венедиктов, новый, старый главный редактор радиостанции «Эхо Москвы».

А.Венедиктов Слово «старый» мне не нравится, совсем не нравится. Лучше «опытный», слово «хороший».

И.Землер Моя альтернатива еще хуже, поверьте.

А.Венедиктов Лучше — опытный.

И.Землер А мы, Яков Широков и Инесса Землер, прощаемся с вами на одну неделю. Спасибо всем!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире