'Вопросы к интервью
04 декабря 2018
Z Разворот Все выпуски

Рыбаки против аукционов по продаже водных биоресурсов


Время выхода в эфир: 04 декабря 2018, 16:05

Е. Бунтман Евгений Бунтман и Нино Росебашвили, и у нас в студии сенатор Елена Афанасьева, член комитета СФ по конституционному законодательству и госстроительству, добрый день.

Н. Росебашвили добрый день.

Е. Афанасьева Здравствуйте.

Е. Бунтман Тема нашего эфира сейчас, это рыбаки против аукционов на вылов краба и других водных биоресурсов. И насколько я понял, главное противопоставление, это исторический принцип вылова краба, и…

Е. Афанасьева Аукционная система, которую пытаются внедрить.

Е. Бунтман Ее аукционная система. Вот в чем проблема, если в двух словах?

Е. Афанасьева Ну, в двух словах, вообще весь мир работает в рыбопромышленном комплексе по принципу исторического. Хорошо работаешь, дальше получаешь квоты, и продолжаешь работать. Тем самым ты знаешь, что ты можешь планировать перспективный бизнес, да? Постройку судов, покупку новых судов, привлечение новых рабочих, создание новых рабочих мест за счет того, что ты переработкой начинаешь заниматься. А второе предложение, это аукционы. Мы аукционы это уже проходили в свое время, да? 2002-2003 год у нас была аукционная система, мы с ней столкнулись, ничего хорошего тогда не вышло с аукционами. Было много браконьерства, было много реально пропадающих предприятий потому, что те кто не выиграет аукционы, тот вынужден сворачивать свою деятельность, соответственно закрывать рабочие места. Ну, и в общем-то аукционы, если вот мы в целом с вами возьмем по России не только эту отрасль… Мы же не говорим, что аукционы – стопроцентная панацея от коррупции. Иногда наоборот, да? Делаются технические задания так, чтобы победил кто-то конкретный. И все остальные, еще до проведения самого аукциона, на предварительных этапах предоставления документов уже слетают.

Е. Бунтман Ну, это заведомо не честные аукционы, в самой-то аукционной системе ничего не вижу плохого.

Е. Афанасьева В самой аукционной системе ничего плохого нет, но если это делают честные люди.

Е. Бунтман А здесь не честные, да?

Е. Афанасьева Я не утверждаю, что здесь честные или не честные, я говорю про саму систему, что она не кристально чистая.

Н. Росебашвили Можно тогда шаг назад сделаем буквально. Вот вы так вскользь коснулись принципа вот этого исторического. Можете чуть-чуть подробнее рассказать, что это значит, как вообще люди под него попадают?

Е. Бунтман Как это работает на деле?

Е. Афанасьева Значит смотрите, вот в свое время было принято правильное на мой взгляд решение, ведь у нас вспомните начало 200-х годов, да? Когда конец там XX века когда говорили, что в рыболовстве вообще практически вся информация, которая проходила через СМИ, это убийство, это браконьерство, то какие-то проблемы, это объем предприятий. И тогда государство вынуждено было принять решение, как работать с этой отраслью, что с ней делать. И пошли как раз по историческому принципу: давайте работайте, мы вам даем договора, на 5 лет с вами заключаем.

Н. Росебашвили Работайте кто?

Е. Афанасьева Те люди, которые кстати, тогда тоже выигрывали аукционы. То есть, они не просто так пришли и сказали: мы хотим добывать рыбу. Они тогда уже выигрывали аукционы, у них были свои корабли, у них были свои предприятия, свои рабочие. Если ты добросовестно исполняешь обязанности, соблюдаешь. Ты получил квоту, ты ее выбрал квоту, да? Ты не нарушал законодательство, не продавал рыбу на сторону, а сейчас это реально не выгодно по закону делать, да? Потому, что можно вообще потерять весь бизнес. То с тобой в следующий этап продляли договора на 10 лет. Сейчас пришел этап продления договоров на 15 лет, с добросовестными исполнителями. И в принципе что опасаются, да? Так скажем, рыбаки. То, что они 15 лет выстраивали… Мы в том году ввели такое понятие, новый вид квот, инвестиционные квоты. То есть, ты можешь подучить квоту какую-то, с условием того, что ты будешь инвестировать в отрасль. Инвестировать в строительство кораблей, а их должно быть построено в ближайшее 27 штук на 55 миллиардов рублей.

Н. Росебашвили Подождите, а это общие корабли? Я так понимаю, что там конкретные…

Е. Афанасьева Нет, это конкретные предприятия, которые выигрывают эту инвестиционную квоту, и у них есть обязательство, что они там построят 3 корабля, или 4 корабля. Что они инвестируют строительство, например, какого-то конкретного рыбоперерабатывающего предприятия, или в строительство суд… Причем суда должны строиться только на российских судоверфях, то есть мы это должны понимать. Это инвестиционная квота. И если тогда мы ввели ее с надеждой на то, что люди будут вкладывать те накопленные деньги, которые они вот аккумулировали в течение последних там 10-12 лет. И расширять, и обновлять свой, в том числе свои суда, и привлекать свои рабочие суда, создавать. Теперь им говорят: уважаемые коллеги, ну мы так посмотрели, в принципе то отрасль нормально, на ноги встали, давайте попробуем сделать аукцион. И что делать тем, кто хотел деньги вкладывать в инвестиции, у них есть…

Е. Бунтман (Неразборчиво) аукционы.

Е. Афанасьева Да, но тогда они откуда должны эти деньги взять? Они должны взять их из инвестиционных проектов.

Е. Бунтман ну нет, я понимаю, да…

Е.Афанасьева: Весь мир работает в рыбопромышленном комплексе по принципу исторического

Е. Афанасьева Потому что понимаете, ведь карман человека тоже не безграничен, или карман предприятия таков же. Либо ты вкладываешь в аукционы, и опять нарабатываешь. Но опять де, нарабатываешь для того, чтобы в следующий раз принять участи в аукционах. Либо ты инвестируешь в отрасль.

Е. Бунтман Да, но…

Е. Афанасьева Здесь же тоже должна быть разумная золотая середина.

Е. Бунтман Да, здесь есть еще несколько вопросов. Есть антимонопольное законодательство, и есть принцип свободного рынка, да? То есть, если… Насколько я понимаю, если одни и те же компании в течение 15 лет, еще там 15 лет занимаются отраслью, это значит, что новые игроки не могут войти.

Е. Афанасьева Почему, могут войти.

Е. Бунтман Как?

Е. Афанасьева и новые игроки могут войти, в том числе купив какую-то из компаний. Эти же не только квоты подписывают одни и те же компании, у нас есть во-первых другой вид квот, во-вторых можно зайти новому игроку с помощью объединения, по которому шли эти компании, которые…

Е. Бунтман То есть, на условиях существующих компаний только, не на своих условиях зайти в эту отрасль.

Е. Афанасьева А на каких своих условиях, как вы можете зайти, если у вас нет судов? Вам зачем туда заходить, если у вас судов нет?

Е. Бунтман Построить свои суда, и тоже (неразборчиво) внедряться в отрасль.

Е. Афанасьева Пожалуйста, выигрывайте инвестиционную квоту, заключаете договор, строите свои корабли. Но вы же опять скажете, для того, чтобы их вам построить, вы должны сначала половить. И так можно до бесконечности заводить новые компании с надеждой на то, что они через 5 лет тебе что-то построят.

Е. Бунтман Ну, это рынок.

Е. Афанасьева Ну пожалуйста, рынок и сейчас работает. Мы же хотим…

Е. Бунтман (Неразборчиво) предлагают не целиком отобрать, а 50 на 50, да? Насколько я понимаю, сделать.

Е. Афанасьева Ну, еще во-первых не понятно, что конкретно до конца предлагают, да? Потому, что у них предложение сначала было 100%, ну мы сейчас говорим если с вами о крабах, да? 100% (неразборчиво).

Е. Бунтман Да, еще раз прошу прощения, это значит 50 на 50? 50% исторически да? Старым компаниям оставить исторический принцип, и 50% на аукционах, да, там.

Е. Афанасьева Выставить на аукцион. Ну там были разные предложения.

Е. Бунтман А 100%, это что предлагали?

Е. Афанасьева 100% сначала предлагали выставить например крабовых квот на аукцион. Предлагали 50% выставить крабовых квот на аукцион, и предлагали оставить все как есть. До конца еще решение не принято на сегодняшний день. Но в связи с тем, что оно не принято, то это и беспокоит рыбаков. Вы вступите в диалог с ними, вы сядьте, обсудите, какие проблемы могут появиться для того, чтобы их избежать, и могут ли они появиться. Нужно всегда, чтобы чиновник говорил с исполнителем. В данном случае исполнитель, это рыбацкое сообщество. Но когда рыбацкое сообщество уже на протяжении целого года говорит, что этого делать нельзя… И у меня есть информация, я видела эти письма, которые написаны в адрес и руководства страны, и руководства палат, и в мой адрес такие письма поступали, в том числе и от руководителей регионов, которые действительно серьезно опасаются о том, что может происходить. Потому, что на сегодняшний день, особенно в приморских регионах, где это один из основных источников формирования бюджета, они сразу ставят вопрос, а чем будет наполняться наш бюджет, если деньги пойдут на аукционы.

Е. Бунтман Ну я видел это от бывшего руководителя региона, который уже не станет губернатором приморья, Тарасенко.

Е. Афанасьева Не только от Тарасенко были такие письма, и если вы видели, то есть, открыто в СМИ выражение Ковтун… Выражение обеспокоенности Ковтуна на эту тему, есть обеспокоенность Архангельского губернатора на эту тему, то есть они не скрывают свое мнение.

Н. Росебашвили А вы можете сейчас примерную сумму назвать, о каких количествах денег идет речь.

Е. Афанасьева Вот смотрите, значит что предполагается, да? Что от аукционов будет выиграно. Предполагается, что это будет выиграно 82 миллиарда рублей, в течение двух лет. 40 и 42 миллиарда рублей, на аукционах предполагается. Но те данные, которые дают нам мультипликативный эффект, который, вот если сохранится сегодняшнее действующее законодательство, то мы говорим же не только о развитии рыбной отрасли, мы говорим в том числе о развитии смежных отраслях: рыбопереработка, строительство судов. Вот эффект от этих всех действий при сохранении сегодняшнего закона, это 250-300 миллиардов рублей. Знаете, вот что я как законодатель, что меня тоже беспокоит? Есть абсолютно разные цифры. Есть цифры, которые приводит федеральное агентство ФАС наш.

Е. Бунтман Антимонопольная служба.

Е. Афанасьева Антимонопольная служба, да. И есть цифры, которые приводят например Росстат, налоговая, поступление налогов, и РСППдает свои цифры, да? Они тоже просчитали в этом отношении ассоциации, они абсолютно разные. Я уже полгода как занимаюсь этой темой, я призываю всех участников этого так скажем, переговорного процесса. Сесть и выяснить, а какие цифры истинные? Для того, чтобы мы, законодатели, когда будем… А мы будем принимать рано или поздно или тот закон, который я вношу, или тот закон, который может родиться из недров правительства, чтобы мы четко понимали, где выгода людей прежде всего. Потому, что ну мы же законы принимаем для людей, да? А не для (неразборчиво).

Е. Бунтман Сколько людей занято в отрасли? Ну, по регионам, у вас есть примерная какая-то цифра? Понятно, что в Приморье наверное больше, чем в Архангельске.

Е. Афанасьева Ну, эти цифры кстати тоже разные, но они не очень сильно расходятся. Кто говорит 5 тысяч человек, кто говорит 6 тысяч человек

Н. Росебашвили Подождите, я еще… Единственное, чего я не совсем понимаю. Вообще, вся эта история с аукционами, она закрутилась после утверждения дорожной карты по развитию конкуренции.

Е. Афанасьева Нет, она закрутилась гораздо раньше.

Н. Росебашвили За подписью Дмитрия Медведева.

Е. Афанасьева Нет, эта история закрутилась гораздо раньше, распоряжение правительства появилось в августе месяце этого года, а история уже… Ну, вообще, в общем нашем доступе, так скажем в СМИ очень активно обсуждается в течение года, с ноября того года.

Е. Бунтман Ну да, больше года я читал в «Коммерсанте» по-моему.

Е. Афанасьева Да, после того, как произошел съезд рыбаков, на котором они высказали обеспокоенность тем, что правительство планирует вести аукционные квоты.

Е. Бунтман Я хотел бы уточнить, участники переговорного процесса, это кто?

Е. Афанасьева Вообще я считаю, что участниками переговорного процесса должно быть рыбацкое сообщество, чиновники в лице правительства, ну и законодатель. То есть, это должно быть три стороны.

Е. Бунтман А сейчас, это кто?

Е. Афанасьева Ну на сегодняшний день, каждый действует сам по-своему.

Е. Бунтман А вот вы когда говорите рыбаки и рыбацкое сообщество, это компания, да? Вы так называете.

Е. Афанасьева Нет, я прежде всего говорю не о компаниях, я говорю об общественных организациях, в лице ассоциации рыбаков.

Е.Афанасьева: Суда должны строиться только на российских судоверфях, мы это должны понимать. Это инвестиционная квота

Е. Бунтман Нет, ну они же все равно где-то работают, да? Рыбаки. То есть, есть…

Е. Афанасьева Они работают в ассоциации. Нет, я говорю об общественных организациях, которые выражают интересы рыбаков. Это общественная организация, ассоциация, да? да, в которые входят представители тех или иных компаний. Но в том числе, если вы хотите спросить общалась ли я с рыбаками? Общалась. Я все лето, после того как первый раз рассмотрели мой законопроект, я вынуждена была погрузиться в эту тему, я побывала в нескольких регионах, в Мурманске, в Архангельске, в Калининграде, в Приморском крае я была в ноябре месяце. И мне удалось пообщаться и с рыбаками, которые выходят непосредственно работать в море, то есть обыкновенные рыбаки. Люди, которые работают на хозяина. Мне удалось пообщаться с хозяевами бизнеса, но скажу честно, что для меня это не было задачей, для меня была задача пообщаться с людьми, которые работают непосредственно руками. И вот в Приморском крае, в том числе мне удалось побывать на международной конференции рыбаков, где вот практически со всей страны съехались представители и общественных организаций, и профсоюзов, и рыбацкого сообщества тех людей, которые работают, и в том числе представители так скажем, хозяев бизнеса. Причем практически всего бизнеса, который есть в РФ.

Е. Бунтман Ну, чтобы как-то чуть-чуть может быть яснее стало и нам и слушателям, кто интересанты и с той, и с другой стороны? Это насколько крупные компании, о каких компаниях идет речь? Те, которые…

Е. Афанасьева Я не буду… Значит так, давайте так, я не буду называть ни одного названия компании, потому что я не работаю с компаниями, я сразу говорю. Я не работаю с компаниями, мне они… То есть, я себе позволить как законодатель это не могу, чтобы быть честным, да? В законотворчестве. Я работаю с общественными организациями, и с теми людьми, которые отправляют в мой адрес письма. Вот с ассоциациями я работаю, с профсоюзами я работаю.

Е. Бунтман Ну просто с той стороны, которая хочет зайти в отрасль, там называли достаточно громкие имена.

Е. Афанасьева Ну назывались, я честно сказать не общалась с этими людьми, я не могу сказать, что ну, я как бы человек все-таки такой, ну откровенно скажу государственник, да? Я все-таки, всегда ищу разумные действия из того, что делают чиновники. Поэтому я не хочу заблуждаться, но в то же время не буду утверждать, что они выражают чьи-то интересы. Но в данном случае… Да, называются разные фамилии, называются разные компании, но я не уполномочена, это органы следственные должны заниматься, а не я.

Н. Росебашвили Подождите, но я же правильно понимаю, что вы сейчас выступаете в защиту интересов тех компаний, которые…

Е. Афанасьева Нет, я не в защиту интересов компаний выступаю, я выступаю в защиту исторического принципа. Я в защиту исторического принципа выступаю, но я хочу сказать, что те компании, которые работают по историческому принципу сейчас, некоторые из них хотят аукционную систему. Но они сейчас работают по историческому принципу, и в том числе те компании…

Е. Бунтман То есть, они в себе уверены получается, да?

Е. Афанасьева На которые вы ссылаетесь.

Е. Бунтман А я не сослался ни на одну.

Е. Афанасьева О которых вы думаете, вот так вот скажу.

Е. Бунтман Нет, я имена помню, а названия компаний… Вы преувеличиваете мои супер-способности.

Е. Афанасьева Они тоже эти компании, работают по историческому принципу сейчас.

Е. Бунтман Хорошо, у меня… Может быть это дурацкий вопрос, вот 15 лет работает одна и та же компания, и ей гарантировано право работы. Она эти 15 лет предположим следующих, работает из рук вон плохо, не платит рыбакам, вылавливает не ту рыбу.

Е. Афанасьева Договор моет быть расторгнут, потому что квоты… Во-первых мы должны понимать, что каждый год, все эти показатели компаний конечно отслеживаются. Кто выловил, кто не выловил, кто где что нарушил, кто там границу не там пересек, кто что в море не правильно сделал.

Е. Бунтман И что, и какие санкции?

Е. Афанасьева ну, санкции есть, кстати об этом ФАС в своих проверках очень много говорит. И в отношении компаний, с громкими фамилиями владельцев, тоже там были разные так скажем проверки, да? Конечно здесь, вот я откровенно скажу, здесь надзора очень много. И наказать их можно, и санкции… Они подпадают под санкции, в том числе это прописано в договоре. То есть, 15 лет просто так тебе не дадут ловить, если ты не исполняешь контракт.

Е. Бунтман Ну, и плюс природоохранные какие-то по всей видимости тоже санкции идут.

Е. Афанасьева нет, ну это безусловно, просто это не касается того момента, вот аукционных квот, о которых мы сейчас говорим.

Е. Бунтман У вас есть законодательная инициатива, вот она в чем?

Е. Афанасьева У меня есть законодательная инициатива, она в данной ситуации которая сложилась, предвидя то, что ну, некоторые чиновники от правительства будут так скажем очень активно действовать в сторону ведения аукционных квот, моя законодательная инициатива, она пытается подержать или сохранить исторический принцип. В чем смысл этой законодательной инициативы? На сегодняшний день, согласно закону о рыболовстве, существует 10 видов квот, квот 10 видов. Я предлагаю в течение… И компании заключили договора, в том числе мы вот ввели новый вид квот инвестиционных, очень важный вид. Который позволяет наполнять новым существом, всю эту нашу рыбную отрасль. То есть, строить суда, давать работу российским судоверфям, строить рыболовецкие перерабатывающие заводы, да? Строить новую судоверфь, ну как по планам, да? У нас все же красиво планы рисуют. То есть, и моя законодательная инициатива, она настроена на то, чтобы сохранить исторический принцип, чтобы все эти виды продолжали работать, в том числе инвестиционная квота. Мы заключили договора на 15 лет. Я предлагаю в течение 15 лет не вводить новый вид квот. Для того, чтобы предприятия могли стратегически планировать как свои добытые средства, так и свои расходы на инвестиции, на содержание территорий, на помощь социальную своим работникам, на обучение своих сотрудников, на развитие своего конкретно предприятия, т на развитие то территории, на которой живут сотрудники. Между прочим, многие из них реально занимаются очень многими полезными вещами.

Е. Бунтман Ну какой-то огромный срок 15 лет все-таки. 15 лет назад была вообще другая реальность.

Е. Афанасьева Так он сейчас понимаете, он сейчас прописан этот срок. Сейчас договора заключаются на 15 лет.

Е. Бунтман Но это же очень много. Вот если по справедливости это не 5 лет, это 15 лет назад был…

Е. Афанасьева А что вас в этом пугает? Для бизнеса что вас в этом… Вы занимаетесь этим бизнесом?

Е. Бунтман Ну, вот если мне придет в голову, заняться этим бизнесом. Ну не мне, там не знаю.

Н. Росебашвили Мне.

Е. Бунтман Если бы я был… Если кто-то захочет войти в этот бизнес…

Е. Афанасьева Н, пожалуйста.

Е. Бунтман Ну понятно, что ему будет сложнее.

Е. Афанасьева Нет понятно, что будет сложнее, но это не значит, что ты не имея ни одной корзинки ни с одним яйцом, должен заходить в этот бизнес.

Е. Бунтман Ну вы знаете, это получается немножко…

Е. Афанасьева Ты должен иметь и рабочие места, и извините меня, и суда, на которых ты будешь добывать. Понимаете, вот с чем мы столкнулись тогда, в 2000-х годах? Выигрывали компании, у которых не было ничего. А потом выступали некоторые…

Н. Росебашвили А как?

Е.Афанасьева: Предлагаю в течение 15 лет не вводить квоты. Чтобы предприятия могли стратегически планировать бюджет

Е. Афанасьева Они выигрывали на аукционе с помощью цены, например. А потом что они делали, или там одно, два судна. Они выступали рантье, они начинали перепродавать тем компаниям свою часть квоты, просто перепродавать. Те добывают…

Е. Бунтман Ну эту ситуацию можно ограничить ведь? Скорее это можно ограничить, в употреблении аукционами.

Е. Афанасьева Хорошо, ну а он выиграл у вас аукцион. Да, наверное потом ему (неразборчиво).

Е. Бунтман Ну я такое в нефтяной отрасли видел, да.

Е. Афанасьева Но сейчас-то он уже выиграл его, понимаете? Мы вот не умеем делать… Я согласна, что аукцион, одна из хороших систем. Но она не лучше, она не 100% панацея. И вот когда мы говорим о том, что вот есть предприятие, оно проиграло аукцион, а проигрывать будут мелкие и средние предприятия. Мы не говорим о крупняке, проигрывать будут мелкие и средние, что они будут делать? Они вынуждены будут сокращать людей.

Н. Росебашвили (Неразборчиво).

Е. Афанасьева Да, это большое количество предприятий. Они вынуждены будут сокращать первые рабочие места, а во-вторых у них будут те же самые люди, да? Которых надо продолжать кормить. Что они будут делать, они пойдут браконьерить.

Е. Бунтман Ну почему, они пойдут работать в другую компанию.

Е. Афанасьева Не факт.

Е. Бунтман Почему, нет, ну они же…

Е. Афанасьева А потому, что у нас сейчас…

Е. Бунтман Умеют рыбачить, какая разница на кого работать?

Е. Афанасьева Нет, подождите, нет, что значит какая разница на кого работать?

Е. Бунтман Они вольются в большую компанию, а маленькие в среднюю.

Е. Афанасьева А где факт, что это так произойдет? Вот например сами рыбаки говорят, что это практически невозможно сделать, потому что у всех оптимизация.

Е. Бунтман Ну кто-то же дожжен ловить рыбу.

Е. Афанасьева Ну, они выиграют свою квоту…

Е. Бунтман Высокотехнологичными всевозможными.

Е. Афанасьева Но они не будут заходить в компанию, эти компании будут выступать уже в виде рантье, и продавать тебе право ловить рыбу, которую они выиграли. Перепродавать тебе, понимаете?

Е. Бунтман Да, я понимаю, но это немножко напоминает там принцип не сменяемости власти, да? Когда говорят, что вот что ты дружок сделал в политике, чтобы туда идти? Должен идти вот крепкий хозяйственник, который уже сделал.

Е. Афанасьева Нет, я согласна, что должны заходить новые люди, должны заходить новые президенты, должны заходить новые руководители партии, и даже новый бизнес. Но при этом, они должны обладать определенными навыками, способностями и возможностями. Если ты просто хочешь с помощью возможности влиять на государственную власть, захватить чей-то бизнес, не имея для этого никаких оснований, в том числе материальных и технических, то мне кажется это ну, какое-то мошенничество. А если у тебя такие возможности есть, так пожалуйста, ты можешь выходить на рынок, и работать. Можешь покупать, перекупать эти компании для того, чтобы укрупнять себя и делать больше. Но видимо знаете, бизнес такая штука, это тоже с одной стороны развитие бизнеса хорошо, но мне кажется это очень серьезная вещь, в которой очень много и подводных камней, о которых мы свободные люди… Свободные от бизнеса люди не совсем знаем. Ведь чтобы на халяву что-то получить, всегда хочется получить на халяву, нужно использовать какие-то возможности. Если такие возможности есть, чего бы ими не воспользоваться, и некоторые так и делают.

Е. Бунтман Спасибо большое, Елена Афанасьева, сенатор была у нас в гостях, говорили про проблемы рыбаков. Спасибо большое.

Н. Росебашвили Спасибо.

Е. Афанасьева Спасибо.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

bmrt 05 декабря 2018 | 16:28

А почему бы прямо не сказать, что этот "кровавый передел" затевает группировка "Русское море", созданная Шойгу-Воробьёвым при помощи властных структур?


gyvate22 05 декабря 2018 | 23:45

Два феноменально косноязычных человека пытаются поговорить. В результате даже для тех людей, кто в теме, ничего не понятно. А для тех, кто не в теме вообще бред бредовый.
А музыку, точнее аукционы, заказывает одна небезызвестная компания, у которой руки чешутся аж не можется до западно-камчатского краба, ну и еще парочки лакомых биоресурсов. И собственно, все кто хоть какое-то отношение к рыбной отрасли имеет в курсе этого.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире