'Вопросы к интервью

О.Чиж Алексей Венедиктов вернулся из Таганского суда Москвы. Как выясняется из этой статистики последних месяцев такие желтые пока карточки Роскомнадзора мало кого удивляют, но было ли что-то удивительное в сегодняшнем заседании суда, который разбирал как раз тот самый эфир по поводу аэропорта в Донецке, в котором участвовали журналисты Тимур Олевский и господин Лойко.

А.Венедиктов Сергей Лойко.

О.Чиж Сергей Лойко.

А.Венедиктов Да. Добрый день! Сегодня впервые суд по моей жалобе — я напомню, что это я обжалую предупреждение Роскомнадзора – прошел, по существу обсуждали. И, конечно, даже для меня, человека вполне себе привычного ко всему было несколько потрясений со стороны наших процессуальных коллег, я имею в виду юристов Роскомнадзора. Во-первых, юристы Роскомнадзора утверждают, что это эфир был срежиссирован, что это люди… прямой эфир «Своими глазами» был срежиссирован: подготовлены реплики, чуть ли не написаны. Поэтому мы затребовали завтра – завтра продлится в 9-30 утра – просмотреть этот эфир на видео. Но должен вам сказать, что, конечно, можно говорить, что они заучили наизусть, по ролям, что называется. У меня на это нет ответа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Юристы Роскомнадзора утверждают, что прямой эфир «Своими глазами» был срежиссирован
В.Бойко Алексей Алексеевич, я вот, что хочу сказать. Я себя часто корю, что я в эфире экаю и мэкаю. Но теперь я понимаю, что в случае чего все это может послужить доказательством.

А.Венедиктов Это, конечно, такое обвинение, а не допущение, безусловно, и мы посмотрим, какое юридическое дальнейшие следствие к этому конкретному человеку, который это утверждает публично в суде… А на новый год срежиссировать прямой эфир, но мы не актеры все-таки. И господин Лойко и господин Олевский, часто бывают в том числе, на пресс-конференциях президента – это люди, которых нельзя заставить чего-то сказать, но как это доказать в суде, я не знаю. Против лома тут нет приема.

О.Чиж Я слушателям напомню, что речь идет о программе «Своими глазами», которая выходила в эфир 29 октября, и где господин Лойко и господин Олевский как раз рассказывали о том, что они увидели именно своими глазами…

А.Венедиктов Там было нам сказано, что мы не знаем, были ли они на войне или нет; мы не знаем, ездили они туда или нет. И тогда я обратился с ходатайством к суду с требованием, во-первых, вызывать их, во-вторых, затребовать и командировочные с Лос-Анджелес Таймс и с телеканала «Дождь*», чтобы было видно, что люди были там в командировке, или какие-то там их репортажи, их статьи оттуда. Но после этого представитель соответствующий наших процессуальных коллег сказал: «Нет-нет, мы не утверждаем, что их там не было. Мы просто не знаем, были они там, не были они там».

О.Чиж А выяснять не хотим.

А.Венедиктов А выяснять не хотим. Ну, что тут сделаешь? Это первое такое изумление, которого меня постигло. Потому что, действительно, что тут возражать? Может, действительно актеры нанятые? Вы все тут актеры. Я Карабас Барабас. А ты Мальвина, вообще, не надо так смотреть…

В.Бойко Вся жизнь – театр, Алексей Алексеевич.

А.Венедиктов Не говори, да. Но, тем не менее, это до вольно сложная история. Во-вторых, в ходе этого выяснения, каким образом было вынесено предупреждение, было сказано – не мной, еще раз повторяю, сказали юристы Роскомнадзора, — что сначала предупреждение, а экспертиза потом. Я говорю: то есть как? А вот так: сначала предупреждение 31 октября, а экспертиза 21 ноября была изготовлена, по поводу чего было вынесено предупреждение.

О.Чиж А на основании чего тогда выносится предупреждение?

А.Венедиктов Сначала было сказано: На основании мнения руководителя, потом сказали: «Я оговорился… вы-то сказали «мнение», нет-нет, не мнение – выводы руководителя». На основании вывода руководителя вынесено предупреждение, а экспертиза, которая подтверждает это – потом. То есть сначала операция – потом диагноз. Сначала операция, а потом через три недели диагноз.

В.Бойко При всем уважении к надзорному ведомству, получается, что руководителю приходится тогда делать очень много выводов. Потому что если брать только одну историю с «Шарли Эбдо», здесь с десяток…

А.Венедиктов Я еще раз повторяю, что это говорил не я, это под протокол в суде говорят представители ведомства.

В.Бойко А что говорят данные экспертизы самой, они были представлены?

А.Венедиктов Не знаю. Они представлены в суде, но, поскольку она была вынесена после предупреждения, это означает, что предупреждение недействительно. Это так же самая история, что с Плющевым. Вы сначала отмените то, что неправильно, а потом мы будем говорить, как правильно. Вот сначала восстановите статус-кво: отмените то, что было сделано с нарушением. Причем там смешные истории вплоть до того, что «предупреждение вынесено на основании докладной записки». Да, хорошо, только предупреждение было вынесено в 15-42, а докладная записка закончена в 16. Как это? Как это — до? А как они прочитали это? Надо изучить докладную записку. Это факт, это зафиксированная вещь. – «Я думаю, что тут ошибка во времени». – «Какая же ошибка? Это докладная записка. Написано: закончено в 16, а предупреждение в 15-42».

В.Бойко Ну, то есть, как и в истории вокруг Плющева возникает ощущение, что карета бежит впереди лошади.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы теперь знаем, что суждение человека ему не принадлежит. Значит, он за это наказан быть не может
А.Венедиктов Абсолютно. Вот это тоже удивление… Просил разъяснить, пока разъяснения нет. Ну это вот: «Я думаю, что что там перепутано время». Я говорю: «Не может быть перепутано – мы по факсу получаем и фиксируем – в 15-42. А докладная записка написана в 16». Конец исследования. Только после этого еще составляется записка, выносится решение…

В.Бойко Спускается по инстанциям.

А.Венедиктов Наоборот, поднимается. Это был территориальный орган, а оно пошло в центральный аппарат. Потом выносится предупреждение. Надо же написать предупреждение еще. Вот… удивило меня.

В.Бойко 18 минут куда-то делись.

А.Венедиктов Не 18 минут. Ты получаешь докладную… Вот, как я работаю. Я получаю докладную записку. Я ее изучаю. Если нужно, я требуют дополнительно… Потом я пишут приказ. Это все требует времени.

В.Бойко Потом он распространяется и так далее.

А.Венедиктов Но это все требует времени. Хотя 10-15 минут… Просто очевидно, что предупреждение вынесено до доклада и до экспертизы за две недели, за три недели. Это фантастическая история. Почему это так важно? Потому что Верховный Суд признал, что если нарушена процедура вынесения предупреждения, предупреждение может быть недействительно суду только по этой причине. Это Пленум Верховного Суда.

О.Чиж То есть даже за формальное несоответствии времени.

А.Венедиктов Даже за формальное… «А, почему тогда нарушение, вы что, не можете вовремя…», — говорит Верховный Суд. Целый Пленум Верховного Суда по этой теме собирался.

Но самое, конечно, фантастическое… Там, какая история, — что за авторские программы предупреждение нельзя вынести – в прямом эфире. Они говорят: «Это не авторская программа».

О.Чиж А что это?

А.Венедиктов Я говорю: «В смысле?» — «Какие-то суждения, рассуждения…». Я говорю: «А суждения, рассуждения – они авторские?» — «Нет». Я говорю: «А чьи?» Пауза. – «Еще раз: скажите мне, суждения являются произведением человека с его мнениями, его мыслями, его представлениями, его творческой обработкой, — вообще, суждение – это творческое…, — это авторство этого человека, суждения?» — «Нет». – «А, что это?» — «Информация». Я говорю: «Какая информация? Еще раз, внимательно: интервью – это авторское произведение или нет?» — «Нет».

О.Чиж В Таганском суде Москвы первый курс журналистики: основы творческой деятельности, учебник Прохорова.

А.Венедиктов Нет, причем тут журналистика. Это Гражданский кодекс, авторское право. У нас известно, что авторское право распространяется на интервью, причем и на того, кто берет и на того, кто дает. Я говорю: «Вы знаете, что авторское право распространяется?» — «Да». – «Вот это интервью?» — «Да». – «Здесь есть авторство? – «Нет. Потому что это суждение».

В.Бойко Нам тут слушатели советуют потребовать предъявить сценарий по ролям за подписью авторов программы в бумажном виде, на бумажном носителе, поскольку, как считает другой наш слушатель – первое сообщение было от Михаила, — а Ирина пишет, что только это может быть доказательством срежиссированности…

А.Венедиктов Это все правильно, только это они должны предъявлять, Роскомнадзор, а они ничего не могут предъявить. Им так кажется, и на основании этого вынесено предупреждение.

О.Чиж Акт второй. Те же и Роскомнадзор. Мне казалось, что закон в принципе очень конкретно говорит о том, что то, что происходит в прямом эфире…

А.Венедиктов С авторской программой. Но это же не авторская программа. Твое суждение – это не твое авторство. Твое мнение, твое рассуждение – это не твое авторство, твое интервью – это не твое авторство. А чье? Ничье.

О.Чиж Роскомнадзор…

А.Венедиктов Не Роскомнадзор, а юристы Роскомндазора.

О.Чиж Юристы Роскомнадзора, представители Роскомнадзора пояснили во время заседания, что является авторской программой, с точки зрения…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Для меня, человека привычного ко всему, было несколько потрясений со стороны наших процессуальных коллег
А.Венедиктов Нет, это не обсуждается.

В.Бойко Выходит за рамки исследования.

А.Венедиктов Мы понимаем, что интервью – это не авторская программа. Мы теперь знаем, что суждение человека ему не принадлежит. Значит, он за это наказан быть не может. В общем, завтра в 9-30 утра мы будем смотреть…

В.Бойко Второй сезон.

А.Венедиктов Мы будем смотреть этот эфир, потому что другого способа доказать, что они не читали по бумажкам, не читали по суфлерам, что они разговаривали, перебивали друг друга, у нас нет другого способа.

В.Бойко Коротко резюмируя, сказанное Алексеем Венедиктовым зачитаю еще одну эсэмэску: «Сначала орден, а потом уже многолетний труд», — пишут наши слушатели. Сейчас мы делаем паузу на краткие новости в середине часа.

* Телеканал Дождь - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире