'Вопросы к интервью
АНДРЕЙ ПОЗНЯКОВ: С нами на прямой связи по телефону военный корреспондент 9-го канала израильского телевидения Сергей Гранкин. Сергей, здравствуйте!

СЕРГЕЙ ГРАНКИН: Добрый день!

ДАРЬЯ ПЕЩИКОВА: Сергей, расскажите, нам, пожалуйста, вот как эта инициатива воспринимается в Израиле, и насколько это популярно вообще – служба женщин в призывной армии?

С. ГРАНКИН: Ну, популярно или не популярно. Это прежде всего необходимость. Даже по закону каждый гражданин Израиля вне зависимости от пола должен отслужить в армии. Естественно есть масса исключений, в частности для национальных меньшинств или для религиозных граждан. Поэтому, что называется, закосить армию никакой проблемы не составляет, особенно для девушек. Они могут в любой момент объявить себя или религиозными, или, что проще, выйти замуж, например, даже фиктивно. Все равно это многие делают. И тогда призыву они не подлежат.

Материалы по теме

Призывать ли женщин в армию?

да
25%
нет
70%
затрудняюсь ответить
5%


Д. ПЕЩИКОВА: А вот сразу вопрос такой вдогонку. Если себя объявлять, например, вот ортодоксом таким, который не пойдет служить, это значит, что ничего вообще делать не надо, или какая-то альтернатива появляется, альтернативная служба обязательная?

С. ГРАНКИН: Есть альтернативная служба. Но мест там не очень много и попадают туда в основном тоже по желанию как, в общем-то, и вообще в армию. Моя жена, например, она хотела пойти в армию, но ей не хватило места. Время это было давно, лет 20 назад. Но я помню, что она месяц отслужила, а потом ее просто отправили домой. Она медик. В принципе хотела свою карьеру как-то попытаться связать с армией. Нет, мест не хватило…

А. ПОЗНЯКОВ: Сергей, а зачем девушкам… Зачем девушки в Израиле рвутся в армию?

С. ГРАНКИН: Здесь каким-то удивительным образом властям удалось сделать эту тему модной. Это молодежная мода, прежде всего. То есть моя дочка, которая сейчас служит в боевых частях, она прошла конкурс около 60 человек на место. Зато когда она встречается со своими одноклассниками, своими ровесниками, ее эти красные десантные ботинки, береты, другие знаки отличия – это вот очень круто, это повод для того, чтобы растопырить пальцы. Конечно, не только в этом дело. Но в большой степени это популярно, скажем так. Люди готовы за это бороться. Тем более что ходят слухи, хотя на практике я редко с этим сталкивался, что после службы это боевое прошлое, оно как-то помогает. Наверное, в государственной службе можно себе представить помогает, еще где-то. Но кроме всего прочего это еще и очень полезные связи. Вот например, после того, как люди прошли подобный конкурс, после того, как они вместе прошли еще какие-то боевые испытания, наверное, эта дружба остается на всю жизнь, а так как служат все и дети министров, и политиков, и бизнесменов, и юристов, то, наверное, это им может как-то помочь в будущем.

Д. ПЕЩИКОВА: Сергей, ну, вот как мы понимаем из сообщений ТАСС, в основном служат не в боевых частях, то есть не участвуют в боевых действиях женщины. Или нет, не так все на самом деле?

С. ГРАНКИН: Ну, вот сейчас была война в Газе, и ситуация была достаточно простая. Моя дочка, которая служит в спецназе, их подразделение, не ее, она охраняла базу, а их подразделение отправили на территории, на западный берег в Иудеи и Самарию. А мальчиков, которые там служили, отправили соответственно в Газу. То есть действительно в самое пекло не бросают, но хочу сказать, что и территории западного берега тоже не самое спокойное место. И там случаются всякие инциденты и, в общем, мы знаем о том, что и среди девушек все-таки бывают потери. Они, те, кто служит в боевых частях, они все-таки рискуют. Невозможно находиться в десанте и быть в полной безопасности. Но при этом можно выбрать абсолютно другой путь. Можно пойти в штаб. Можно пойти там работать в поликлинику медсестрой…

А. ПОЗНЯКОВ: Если есть места.

С. ГРАНКИН: Ну, вот как раз штабных должностей значительно больше и заполнить их сложнее, потому что там конкурса нет, и туда уже берут всех подряд. Парадокс, что в боевых частях, там действительно конкурс. Но на штабных должностях, которые считаются скучными, неинтересными, не престижными такого конкурса нет и, скорее всего, в общем, попасть на спокойную должность с креслом, с чашечкой кофе и с ежедневными поездками домой на ночевку – это, в общем, ну, не сложно.

А. ПОЗНЯКОВ: Спасибо большое. Это военный корреспондент 9-го канала израильского телевидения Сергей Гранкин был.

****

А. ПОЗНЯКОВ: И сейчас у нас на прямой связи депутат Госдумы Татьяна Москалькова. Она как раз активно поддерживала эту инициативу. Татьяна Николаевна, здравствуйте!

ТАТЬЯНА МОСКАЛЬКОВА: Здравствуйте! Рада Вас слышать. Только информация не совсем правильно представлена. Я никогда не была инициатором и никогда не поддерживала идею обязательного призыва женщин в армии. Но я за добровольный призыв. И действительно такой законопроект был разработан мною и моими коллегами. Но после того, как он прошел серьезный мониторинг, был вынесен на обсуждение общественности, я притормозила его внесение, потому что очень много противников даже предоставления права женщине пройти срочную службу.

Д. ПЕЩИКОВА: Татьяна Николаевна, простите, но вот…

Т. МОСКАЛЬКОВА: … много женщин служат.

Д. ПЕЩИКОВА: Как вообще Вы это видите? Ну, не смотря на то, что сейчас вот затормозили этот законодательный процесс Вы сами, как Вы видите эту службу? То есть женщины должны отдельно призываться, ну, я не говорю о том, что обязательно, но вот если женщина изъявила желание, девушка, пойти в армию по призыву, где она должна служить? Отдельно или как? Это общие части, что ли?

Т. МОСКАЛЬКОВА: В общей части.

Д. ПЕЩИКОВА: В общей части? Совместные?

Т. МОСКАЛЬКОВА: Совместно.

А. ПОЗНЯКОВ: То есть одни казармы или разные казармы? Вот как это?

Т. МОСКАЛЬКОВА: Разные казармы, конечно. Конечно. Разные казармы. Дело в том, что у нас сегодня очень много женщин проходят службу по контракту. А вообще 120 тысяч – тысяч! – женщин служат в вооруженных силах сегодня на разных должностях и в разных категориях. В МВД почти 200 тысяч, 187, женщин-офицеров несут службу в следствии, в оперативно-розыскных подразделениях и так далее. В патрульно-постовой службе. Даже в спецназе. Во внутренних войсках, во ФСИН – в Федеральной службе исполнения наказаний больше 100 тысяч женщин. То есть женщины давно уже пришли в мужскую профессию. И женщина в погонах для нас, ну, не новость. Это очень позитивное явление. Другое дело обязательно или добровольно? Это другое дело. У женщин много мотивов для того, чтобы прийти служить в вооруженные силы.

Д. ПЕЩИКОВА: Татьяна Николаевна, ну, а в чем тогда Вы видите причину вот этого неприятия?

Т. МОСКАЛЬКОВА: А?

Д. ПЕЩИКОВА: В чем Вы видите со стороны общества, что оно не готово принять даже добровольный призыв?

Т. МОСКАЛЬКОВА: Ну, все равно некая аномальность присутствует. Да? Женщина в вооруженных силах, женщина в мужской профессии всегда вызывала у части общества отторжение, потому что как бы нарушается предназначение женщины, матери-женщины, жены, женщины, которая должна в семье выполнять совершенно другую функцию…

А. ПОЗНЯКОВ: А это вот Вы сейчас рассказываете, вот против выступает кто? Простите, пожалуйста. Против выступает кто? Мужчины или женщины? Вот хочется понять, эту идеологию кто несет?

Т. МОСКАЛЬКОВА: Вы знаете, все-таки в большинстве своем мужчины. А женщины, которые были лишены права добиться реализации своей мечты, например, стать летчиками… Ко мне, например, обращалась девочка, дочка священника, которая всю жизнь мечтала стать летчиком, а у нас в военные летные училища девчонок не принимают. Я думаю, что это неправильно. Надо предоставить возможность, может быть, с жестким отбором, но реализовать свое право на эту судьбу, на эту дорогу. И мотивы у женщин велики прийти в вооруженные силы, правоохранительную систему. И государство в этом заинтересовано, потому что сегодня новое техническое оснащение войск требует не столько физической силы, сколько умения и специальных знаний.

А. ПОЗНЯКОВ: Понятно. Спасибо Вам большое. Это была депутат Госдумы Татьяна Москалькова.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире