'Вопросы к интервью


А. СОЛОМИН: 15 лет назад в Москве произошли страшные события. В ночь вот на сегодняшнее число в 99-м году был взорван дом на улице Гурьянова. Это часть терактов, которые произошли в российских городах. Первые теракты, которые произошли не в зоне конфликта. Не в Чечне, не на Северном Кавказе, и таким образом которые заставили действительно бояться всю страну.

И. МЕРКУЛОВА: На улице Гурьянова, в результате мощного взрыва были полностью уничтожены два подъезда девятиэтажного жилого дома №19, погибли 106 человек, еще 264 получили ранения. Андрей Козлов, один из жильцов этого дома у нас сейчас на прямой телефонной линии. Андрей, вы слышите нас?

А. КОЗЛОВ: Да, слышу.

И. МЕРКУЛОВА: Так получилось, что вы были невольным свидетелем этих событий.

А. СОЛОМИН: Спустя вот столько лет, сейчас какие у вас воспоминания о той ночи?

А. КОЗЛОВ: Воспоминания? Ну, думаю самые неприятные.

А. СОЛОМИН: Отношение как-то изменилось? Не знаю, вот я понимаю, что это действительно ужасно. Страх прошел, или не прошел? Вот сейчас вы как-то по-другому относитесь к происходящим событиям, к Кавказу? Не знаю, вот что вызвали в вас тогда этот взрыв, и как может переосмыслили его происходящие вещи?

А. КОЗЛОВ: Я скажу вам откровенно, я никогда не привязывал это к политическим событиям, которые происходили в тот момент. Меня всегда интересовало то, что произошло, а не то, почему оно произошло.

А. СОЛОМИН: Вы ответили на этот вопрос для себя?

А. КОЗЛОВ: Что произошло и почему? Думаю, да.

А. СОЛОМИН: Можете нам сказать?

А. КОЗЛОВ: Вы знаете, я не знаю, что явилось источником вот того, что случилось. Я все-таки думаю о том, что… Сейчас подождите минуту пожалуйста…

И. МЕРКУЛОВА: По версиям следствия террористический акт на улице Гурьянова был частью серий терактов, осуществленных в российских городах с 4 по 16 сентября 99 года. Как считают следователи, эти теракты организовали и профинансировали Хаттаб и Абу Умаров. Были судебные процессы. Объявлено, что несколько человек причастны ко взрыву, и несколько человек были осуждены. Но вот 12 января 2004 года Московский городской суд приговорил к пожизненному заключению Адама Дикушева и Юсуфа Крымшанхалова, обвиненных в совершении ряда терактов, в том числе взрыв дома на улице Гурьянова. 8 июля 2004 года Верховный суд России оставил в силе приговор Мосгорсуда.

И. МЕРКУЛОВА: Ну, ряд причастных…

А. СОЛОМИН: Там еще Кисловодский городской суд приговорил бывшего милиционера Станислава Любичева к 4 годам лишения свободы. Любичев обвинялся в том, что за взятку обеспечил беспрепятственный проезд на территории Кисловодска автомобиля «Камаз», водитель которого не имел сопроводительных документов на груз, и где было самодельное взрывчатое вещество. Еще несколько человек объявлены в розыск федеральной международной…

А. СОЛОМИН: Некоторые из причастных к взрыву по мнению следствия уже убиты в Чечне, убиты в Ингушетии, в общем сами тоже погибли.

И. МЕРКУЛОВА: Но не все склоняются к этой версии. Есть и такие люди, которые считают, что к взрывам причастны спецслужбы, которые должны были оправдать ввод войск в Чечню, поднять рейтинг Владимира Путина, бывшего директора ФСБ, обеспечить его избрание президентом России.

А. СОЛОМИН: Я напомню, эта версия стала особенно популярной и стала распространяться после Рязанских учений, как это официально объявлялось. Я напомню просто, что под одной их высоток в подвале нашли мешки с гексогеном. Официально источники говорят, что это были мешки с сахаром, и якобы это все делалось для учений. НУ, вот это вот официальная позиция, да? Это делалось для учений. И это породило множество слухов потому, что никто не знал… Там эти комментарии появились после того, как сами жители эти мешки нашли. И сами жители забили тревогу, подключились местные ФСБ. После того, как это вышло на поверхность, тогда и Николай Патрушев делал комментарии по этому поводу объявив о том, что в Рязани были учения. Андрей Пионтковский у нас сейчас на прямой связи. Андрей, здравствуйте.

А. ПИОНТКОВСКИЙ: Добрый день.

И. МЕРКУЛОВА: Добрый день.

А. СОЛОМИН: Вы настаиваете все-таки на версии, что это ФСБ?

А. ПИОНТКОВСКИЙ: Ну, понимаете в чем дело? Вы же помните все обстоятельства. Было обнаружено местными правоохранителями взрывчатка. И это действительно гексоген, а не сахар, как утверждалось (неразборчиво). Это было зафиксировано и первой экспертизой, и (неразборчиво) депутатов Парламента, был у нас тогда еще независимый Парламент. Более того 2 дня по всем СМИ излагалось, что в Рязани предотвращена попытка взрыва, и даже (неразборчиво) министр внутренних дел торжественно заявил об этом на большом собрании сотрудников министерства.

И. МЕРКУЛОВА: Но это же все косвенные какие-то свидетельства.

А. ПИОНТКОВСКИЙ: Ну вы можете называть их как угодно, в Рязани была предпринята попытка взрыва. Был заложен… Взрывчатка. Это зафиксировано в документах. И после этого нам через 2 дня объявили, что это были учения. Хорошо, назовем косвенным доказательством. А как вам нравится то обстоятельство, что 13 сентября выступая в Госдуме (неразборчиво) Селезнев председатель сообщил нам, что произведен взрыв дома в городе Волгодонске. Он действительно произошел в Волгодонске, но он произошел 16 сентября. А в тот день 13-го произошел взрыв на Каширке. Откуда Селезнев обладал такой информацией? (Неразборчиво) так же председателю Госдумы и ФСБ, но видимо там перепутали даты взрыва в Волгодонске и Москве.

А. СОЛОМИН: Вот по поводу рязанского случая, ведь есть мнение, и оно достаточно устойчивое, что силовики хотели инсценировать попытку взрыва, чтобы предотвратить её самим и таким образом использовать это для собственного имиджа.

А. ПИОНТКОВСКИЙ: Ну, это последняя попытка (неразборчиво) это версия Юлии Леонидовны Латыниной, которая вообще в течении всех последних 10 лет защищает силовиков во всех конфликтах, но (неразборчиво) количество информации, касающейся (неразборчиво) было так велико, что вот она для того, чтобы защитить, придумала такую формулировку: «Очковтирательство, перерастающее в болезнь». Вот так она писала об этом слухе признавая те факты, о которых я говорил. Там был Лиссабон, там был взрыватель и так далее. И кроме того почему это силовики, которые совершили вот это совершение (неразборчиво), почему они не были наказаны? Почему об этом не рассказали обществу? И я бы добавил еще одну вещь: вовлеченность спецслужб во все громкие теракты. Вот самые знаменитые трагические «Норд-ост» и Беслан. Мы недавно отмечали трагическую годовщину – десятилетие Беслана. Так вот хорошо известно, что несколько участников (неразборчиво) российской группы, включая одного из их руководителей (неразборчиво) были за неделю, две выпущены из мест заключений. Где они держались спецслужбами. В «Норд-осте» (неразборчиво) ликвидированы. Остался один живой, его фамилия кажется (неразборчиво). Он потом вышел, дал большое интервью Ане Политковской в «Новой газете» где он признался, что он был провокатором (неразборчиво). После этого его конечно ликвидировали. Давайте вспомним последнее осенью прошлого года в Волгограде. Там же тоже была история с человеком, которого назвали гражданским мужем этой террористки, шахидки, который был арестован, содержался спецслужбами, потом выпущен перед взрывом. И как объяснил руководитель волгоградского ФСБ (неразборчиво). Не могли же мы за каждым его шагом уследить.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо вам большое.

А. СОЛОМИН: Спасибо.

И. МЕРКУЛОВА: В общем, кругом сплошные спецслужбы. И все, что происходит – это спецслужбы. Андрей Пионтковский, политолог, ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире