'Вопросы к интервью
04 августа 2014
Z Разворот Все выпуски

Санкции Украины против российского бизнеса


Время выхода в эфир: 04 августа 2014, 15:45

О. ЖУРАВЛЁВА: В Москве 15 часов 54 минуты, резко меняем направление – ну, хотя как резко, опять про «деньги» и про «люди».

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Про людей и про деньги, да. Нам тут Украина грозится санкциями, причём, нам грозит как бы с двух направлений. Во-первых, Антон Геращенко – это советник украинского министра внутренних дел – рассказал, в том числе в эфире Эха, для нашей службы информации, что готовится запрет на въезд 500 российских деятелей культуры, которые так или иначе поддержали вот эту историю с Крымом, с его вхождением в состав России.

А. ГЕРАЩЕНКО: Вам не кажется, что это не культурно со стороны этих деятелей культуры? Хотя бы уже не подписывали данное письмо! Хотя бы отказывались! У вас есть талантливые, смелые люди, как Лия Ахеджакова, как Олег Басилашвили, которые прямо заявляют, что не согласны с российской политикой в отношении развязывания войны с Украиной. Вы ж фактически воюете с нами с 26 февраля! Когда ваши люди вышли из НРЗБ в Севастополе и начали захватывать здание Кабинета министров в Крыму. С 26 февраля!

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Ну, вот, подпадают, видимо, под эти санкции, хотя пока не очень понятно, потому что списка нет, ну, например, тогда, вот, подписывали это письмо в поддержку позиции Владимира Путина по Крыму, например, Олег Табаков, Сергей Безруков, Михаил Боярский, Фёдор Бондарчук и так далее.

Но этим всё не ограничивается. Украина, как нам пишет «Коммерсантъ», встала, что называется, на путь ЕС и США, готовит собственный пакет санкций против Москвы. Пакет очень похожий на то, что, действительно, вводили Соединённые Штаты и Евросоюз. Коснутся они, я так понимаю, в основном госкомпаний. Ну, мы это сейчас выясним с экономистом Олегом Буклемишевым. Олег, добрый день.

О. БУКЛЕМИШЕВ: Здравствуйте.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Просветите нас, пожалуйста, вот, если, допустим, Украина всё-таки введёт санкции, о которых нам пишет «Коммерсантъ», насколько сильно они отразятся на нашей экономике и на экономике украинской? И на чьей больше они сыграют?

О. БУКЛЕМИШЕВ: Ну, вы знаете, я думаю, что в данном случае это решение скорее даже не экономическое. Оно принимает, как мне представляется, больше в интересах такой вот безопасности украинского государства, потому что общеизвестно, что наш бизнес, даже бизнес частный, с государством связан очень сильно. И поэтому для Украины вполне естественно в нынешних условиях принять решение по ограничению активности хотя бы государственных компаний на территории своей страны. И я думаю, что НРЗБ для нас это, конечно, для определённых особенно корпораций, имеющих интересы в Украине, таких корпораций у нас довольно много – это будет достаточно сильный удар.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: О каких корпорациях мы говорим в данном случае?

О. ЖУРАВЛЁВА: Какая сфера?

О. БУКЛЕМИШЕВ: У нас есть и банковский сектор, достаточно продвинутые позиции у банков на украинской территории, металлурги наши там есть, цветная и чёрная – то есть, это бизнес-интересы довольно разнообразные и несомненно, что они в данных условиях пострадают. Я думаю, что пример «Лукойла», который, судя по всему, вынужден будет продать сеть заправок – он в данном случае указывает на то, что условия функционирования российского бизнеса в соседнем государстве станут значительно более жёсткими.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Ну, то есть, например, Сбербанк, у которого есть отделения на Украине, он, видимо, будет вынужден их закрыть – я правильно понимаю?

О. БУКЛЕМИШЕВ: Ну, или закрыть, или перепродать, или найти какой-то другой способ существования. Потому что я в данном случае очень хорошо понимаю украинское государство, которое не хочет, чтобы государственная компания соседней страны, с которой настолько напряжённые отношения, принимала участие в каких бы то ни было бизнес-операциях на своей территории и извлекала там прибыль. Я думаю, что это довольно противоестественно с точки зрения наших соседей. .

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Ну, допустим, что, действительно, всё это будет принято. Допустим, Сбербанк, большая, в общем, корпорация, большая компания – она как-то выживет в этих условиях. А украинская экономика, на неё-то как это всё повлияет? Не получится, что ударили по чужим, а попали по своим?

О. БУКЛЕМИШЕВ: Это вполне возможно. Ещё раз повторяю, что когда вы принимаете решение, исходя из неэкономических соображений – экономические издержки, как правило, не считаются. Это у нас, на своём примере мы это тоже видим. Когда мы принимаем неэкономические решения, мы плюём на всякие экономические соображения. Сколь бы дорогими они ни были.

О. ЖУРАВЛЁВА: Понятно. Спасибо большое. Олег Буклемишев, доцент Экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Санкции Украины против российского бизнеса.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире