'Вопросы к интервью
04 августа 2014
Z Разворот Все выпуски

Вступление в силу закона о втором гражданстве


Время выхода в эфир: 04 августа 2014, 15:20

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас, тем временем, в студии появляется наш гость. Это Вячеслав Поставнин, бывший замдиректора Федеральной миграционной службы, президент фонда «Миграция XXI век». Здравствуйте.

В. ПОСТАВНИН: Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, мы по этому поводу как бы меняем тему, но вроде бы и не совсем, потому что мы остаёмся всё в тех же международных рамках.

ЗАСТАВКА

О. ЖУРАВЛЕВА: Итак, сегодняшний день нам принёс несколько таких вот касающихся вас тем. Первая самая тема, что с сегодняшнего дня вступает в силу закон о втором гражданстве.

В. ПОСТАВНИН: Меня он не касается. (смеётся)

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, естественно, вас как гражданина он не касается. Но мы хотели бы задать вам пару вопросов, как это вообще должно быть технически, по вашим представлениям. Потому что сегодня выяснилось, что практически нет подзаконных актов, ничего не прописано…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: ...то есть, не понятно, как работать ФМС. Куда сейчас бежать людям, у которых, действительно, два паспорта, и они решили, что надо информировать?

О. ЖУРАВЛЕВА: И надо ли им бежать, кстати говоря? Как вы считаете?

В. ПОСТАВНИН: Бег на месте… Ну, да, это, конечно, удивительно. Ну, вообще закон, конечно, отражает, пожалуй, последнюю тенденцию в законотворчестве. Так вот, да, принять закон и не подготовиться к нему, и совершенно нормально, да? И подвесить всех людей, которые находятся за границей. У меня тоже много друзей, которые звонят и говорят: а что делать, собственно говоря?!

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Что отвечаете?

В. ПОСТАВНИН: Что отвечаю? Я отвечаю просто – пишите письма! Пишите письмо туда, заказное, любое – по крайней мере, с уведомлением, чтоб вы, в случае разбирательства, по крайней мере предъявите квитанцию, что такое-то отправление было сделано в срок.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: То есть, даже не самому ходить, а вот, письмом.

В. ПОСТАВНИН: Да, да. Да.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, особенно если человек за границей находится, где он там, кого он там уведомит?

В. ПОСТАВНИН: А теперь начнём уже по существу, да? Я тоже переговоры вёл со своими бывшими коллегами, хотел понять вообще и достучаться. И даже знаете, собственно, программа была, там Луговой выступал, «Воскресный вечер» у Соловьёва, я тоже там был. Как раз полемизировали по этому поводу с Луговым. У меня такое впечатление, что он сам не до конца понимает, собственно, как что НРЗБ законы предлагает. Я прошу прощения – там, если слышит. (смеётся) Ну, действительно, почему – потому что речь-то идёт не о втором гражданстве как таковом, речь идёт вообще о статусе пребывания. То есть, «вид на жительство», да, или «разрешение на пребывание» – то есть, масса статусов. Что мы хотим? Надо понять конечную цель – что мы хотим этим законом сделать. Что мы хотим сделать? Понять, сколько у нас людей имеет экономический интерес, наверное, там, за рубежом: то есть, счёт в банке, недвижимость. Только после этого имеет смысл получать вид на жительство, да? А просто так, ради, так сказать, спортивного интереса вид на жительство получать сложно и практически невозможно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но, простите, можно по браку уехать и там получать вид на жительство просто потому, что там живёт любимый и дорогой мужчина с большим замком.

В. ПОСТАВНИН: Вы думаете, государство это волнует?

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, вот, мне интересно! Это – волнует?

В. ПОСТАВНИН: Я думаю, что нет. Я думаю, нет. До сих пор не волновало. А хотя, как раз волнуется вот именно эта категория лиц, которая не считает себя, собственно говоря, чем-то провинившимися. Прежде всего, кстати, волнуются именно женщины, которые вышли замуж за иностранцев и которые, вот, там имеют какие-то статусы – либо гражданство, либо вид на жительство, либо разрешение на проживание, и так далее.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, совершенно верно!

В. ПОСТАВНИН: Вот, собственно говоря, и мы споткнулись. Ну, вот это бы ещё было полбеды. В конце концов, конечно, появится… Да, я вот здесь вот, определение вообще: что значит «проживающий за рубежом»? А вот, скажем, многократные визы, там, на пять лет, которые продлеваются, и человек живёт двадцать лет – это как? Подпадает под этот закон? Или не подпадает под этот закон? Тоже вопрос. То есть, это вот те вопросы, которые я задавал, собственно говоря Луговому. Вот, на что я не получил ответы. Что хочет государство, да? Вот, всех посчитать, или конкретно гражданства посчитать? Вот гражданства, проще, да, это вот первая такая, проблема.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Они уже сколько-то человек посчитали. Вот, ФМС говорит, что им 75 тыс. человек известно, что они должны регистрироваться, уведомлять. Эта цифра как-то вообще соответствует действительности, как вам кажется?

В. ПОСТАВНИН: Да нет. На порядок.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: На порядок? Миллионов?

В. ПОСТАВНИН: На два.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, вы хотите сказать, что людей с неоднозначным гражданством… ну, скажем, с неоднозначным статусом – их гораздо больше?

В. ПОСТАВНИН: Да, я думаю, под 10 млн, если не больше.

О. ЖУРАВЛЕВА: Можно сразу же вопрос просто, буквально, конкретный? «Сын учится за границей и имеет вид на жительство на 1 год». Как вы считаете, нужно ему шевелиться, регистрироваться, что-то делать?

В. ПОСТАВНИН: Я считаю!..

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, вы как человек, который занимался всё-таки, работал в этой структуре…

В. ПОСТАВНИН: Вот вид на жительство – да, однозначно в законе прописано: вид на жительство и другие там документы, позволяющие ему пребывать за границей. То есть, вид на жительство однозначно подходит. Всё.

О. ЖУРАВЛЕВА: Значит, он должен написать письмо для своего успокоения и успокоения своей мамы – оттуда…

В. ПОСТАВНИН: Да. В ФМС по месту жительства своего постоянного…

О. ЖУРАВЛЕВА: ...в ФМС по месту жительства, что я, такой-то такой-то, паспорт такой-то, имею вид на жительство в такой-то стране.

В. ПОСТАВНИН: Да. Такой-то номер, тогда-то выдано, тогда-то кончится. И быть спокойным.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я так понимаю, что ФМС, так как пока не располагает никакими, я не знаю, списками документов и всего остального – они вот эти простые письма просто будут получать, безо всяких там копий документов, отпечатков пальцев, там, не знаю, фотографий и так далее…

В. ПОСТАВНИН: Ну, в данном случае это совершенно ни к чему. Какие там ещё?.. Хотя, можно сделать, почему бы нет? (смеются)

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, понятно. Я просто представляю себе, как может быть устроена даже такая простая штука, как регистрация на сайте Госуслуг, когда тебе там в одном месте СНИЛС введите, в другом что-нибудь ещё введите, в третьем… Одного номера паспорта обычно недостаточно государству, поэтому я и спрашиваю об этом.

В. ПОСТАВНИН: Да, да. Я вас понимаю. Я понимаю, почему вы меня спрашиваете, я понимаю, да. Ну, вот строго говоря, по сути закона достаточно этого – человек заявил, и всё. Что ещё государству нужно, да? Человек добровольно заявил, сообщил. Всё. Зачем ещё, чтобы он доказывал, что у него есть гражданство, да? Он вас хочет обмануть? «У меня нет второго, а я вот сейчас вас обману!» – это глупость вообще, да, очевидная совершенно, даже подстраховываться не имеет смысла. Но я бы на другую проблему обратил внимание, которую сейчас никто не видит в наступлении вот этого закона о втором гражданстве. У нас большая категория людей – почему так много, те, кто был вынужден стать переселенцами, да, кто был гражданином Узбекистана, там, кем угодно – вот, по нашим законам он должен выйти из этого гражданства. И они обычно пишут в посольство, там, в консульство, письмо, что «я прошу меня исключить из гражданства вашей страны». Но это не факт! Они не получают в ответ, что «уважаемый гражданин, мы вас исключили с такого-то времени из списка, там, реестра наших граждан», и вот тут проблема – потому что в какой-то момент выяснится, что человек является ещё гражданином Узбекистана, Казахстана…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: ...но сам он об этом не подозревает…

В. ПОСТАВНИН: ...да! А он честно всё это сделал. Китай, например, вообще никого не исключает из своего гражданства. Вот такие проблемы этим законом тоже никак не учтены.

О. ЖУРАВЛЕВА: А проблема, например, спортсменов, которые натурализуются, чтобы выступать за нашу или за не нашу страну? У них есть какие-то тоже особые положения, особый статус? Я не знаю, может быть, они потом захотят куда-то вернуться, а их там гражданства лишили, или ещё что-нибудь… А может быть, они знать не знают, что сейчас происходит у них на родине, и когда вернутся сюда потом, отыграв в каком-нибудь там, я не знаю, NHL – и выяснится, что они государственные преступники…

В. ПОСТАВНИН: Ну, вот, закон, конечно, не освобождает его от ответственности, абсолютно вы правильно сказали. Если он где-нибудь там так заигрался в хоккей, что не заметил, что у нас такой закон приняли, и вовремя не сообщил, а у него там есть Грин-карта, например – об Америке идёт речь – то да, он однозначно попадает под действие закона.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, теперь самое главное… А вот как…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: ...беженцы с Украины… А как у них-то будут дела обстоять? У них же есть украинский паспорт, они получают какой-то…

О. ЖУРАВЛЕВА: ...вот, кстати, да…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: ...вид на жительство, или какой-то… НРЗБ

В. ПОСТАВНИН: Это вот ещё один вопрос, который мы задавали авторам закона. Собственно: а что с ними будет? Как им выйти из гражданства, вот этим беженцам, которые вышли? Они напишут письмо в консульство, например, там где-нибудь, я не знаю, где у нас ближайшее консульство находится… Ну, не важно, вот, в посольство могут в Москву написать: «просим нас лишить нашего гражданства». Но будет это или не будет – тоже вопрос большой. И в какой-то момент это может выявиться, что он ещё гражданин Украины, и попробуй докажи, что он писал, опять же… ну, письмо он предъявит – единственное, что он может предъявить. Хотя сейчас так и делают вообще: пишут письмо заказное, только туда ничего не вкладывают, и отправляют в посольство. И приносят и показывают – это уже давно существует! А как иначе людям было выходить из этого положения? Вот так, показывают – вот…

О. ЖУРАВЛЕВА: ...я писал!

В. ПОСТАВНИН: ...я писал. Вот эта вот проблема, собственно говоря, не решена до сих пор. Нет такого обмена. Потому что никакая страна не будет раскрывать свои реестры – гражданин, не гражданин… ну, в случае только каких-то уголовных ситуаций. Проблема.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я напомню, что в студии у нас Вячеслав Поставнин, бывший замдиректора Федеральной миграционной службы, говорим о разных статусах разных граждан. Мы продолжим этот разговор, потому что у нас есть ещё немало вопросов, и очень многие приходят на смс +7(985)970-45-45. Ольга Журавлёва, Илья Рождественский в дневном Развороте. С нашим гостем встретимся после новостей.

НОВОСТИ

О. ЖУРАВЛЕВА: 15:35, дневной Разворот, Ольга Журавлёва, Илья Рождественский. Наш гость – бывший замдиректора Федеральной миграционной службы Вячеслав Поставнин. Вячеслав, у меня, вот, из всего вышесказанного сложился следующий вопрос: знаете ли вы, о каких конкретно гражданах с двойным гражданством беспокоится наше государство? Кого они хотят…

В. ПОСТАВНИН: ...пофамильно! (смеётся)

О. ЖУРАВЛЕВА: ...да! Кого они хотят привлечь? Ну, вы говорили об экономических каких-то сферах, и так далее. Но, действительно, такое ощущение, что это направлено на каких-то конкретных людей.

В. ПОСТАВНИН: Вы знаете, да. Вот, вы достаточно молодые люди, может быть, вы не помните – в 90-х годах был скандал целый, когда Березовского уволили из Совета Безопасности по той причине, что у него было второе гражданство – Израиля. Вот, собственно говоря, тогда использовали. Мало кто об этом знает, что у нас достаточно большая сейчас идёт компания по изъятию паспортов вообще гражданина России. Вот, буквально, к вам я ехал, мне позвонили с какого-то там радио или газеты, сказали, что у мэра Брянска, или вице-мэра, вдруг выяснилось, что у него нет вообще никакого гражданства. Российского.

О. ЖУРАВЛЕВА: А почему? Что значит – изъятие паспортов российских? Как это так?

В. ПОСТАВНИН: Во-от! Видите, здесь у нас, это такая тема! Отдельная тема. По этому поводу даже был доклад Лукина, вот об этом, так сказать, безобразии, когда у граждан России после 20-летнего проживания, когда у них дети уже здесь выросли, вдруг ФМС отбирала паспорта и у них, и у детей. Это вообще кошмарно… Это, вот, к вопросу о том, как действует закон. Действует ещё как.

Теперь – в отношении кого направлен. Так вот, лет 5-6 назад была такая тенденция, только лох не имел какое-нибудь разрешение на проживание, многократную визу, вид на жительство, виллу в Ницце и прочее – вот, такие, как мы, только не имели, а все остальные имели, и никто это не скрывал, этим даже показывали, вот, какие мы крутые. Но в последнее время изменился политический, так сказать, дискурс. Трэнд политический изменился в прямо противоположную сторону. И он давно уже изменился, кстати говоря, уже года два назад. Если вы помните, первый закон был – вот эта вот борьба о «резиновых квартирах», ужесточение регистрации… И там тогда прозвучал впервые, который меня поразил – «реестр разыскиваемых лиц». Меня это просто убило! То есть, тот, кто не проживает в течение 90 дней по адресу, попадает в так называемый «реестр разыскиваемых лиц». Оп-па! И у меня сразу вопрос был: собственно, а кто это может быть? Ну, первая мысль у меня, конечно, появилась – те, кто имеет статус проживания за рубежом. Как правило у них там надо полгода прожить за рубежом постоянно, и ты сразу попадаешь. То есть, я тогда понял, что уже тогда – это, вот, курс на национализацию элит. То есть, ребята, сигнал вам даётся, харэ, давайте возвращайтесь обратно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, мы помним громкую историю достаточно, когда Эдуард Лимонов отказывался от своего французского гражданства, чтобы баллотироваться в президенты. В принципе, механизм уже есть. Определённые должности ты не можешь занимать при наличии этого самого гражданства.

В. ПОСТАВНИН: Ну, речь идёт не о чиновниках.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я понимаю.

В. ПОСТАВНИН: О членах семей чиновников.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ах, вот оно что.

В. ПОСТАВНИН: Да. И речь идёт о достаточно, так сказать, состоятельных людях.

О. ЖУРАВЛЕВА: Понятно. В общем. Ваша рекомендация основным пенсионеркам, вышедшим замуж в Германию, но не потерявших…

В. ПОСТАВНИН: ...в Болгарии проживающим…

О. ЖУРАВЛЕВА: ...проживающим в Болгарии и так далее, там, да…

В. ПОСТАВНИН: ...Чехии, там, где-нибудь ещё, в Украине…

О. ЖУРАВЛЕВА: Не переживать – это первое. И скорее всего, их никто не будет проверять.

В. ПОСТАВНИН: Да… Не, ну, как так!

О. ЖУРАВЛЕВА: Письмо можете посылать…

В. ПОСТАВНИН: ...участковый там увидит, скажет, вот, человек проживает, наверное, денежки есть, давайте как-нибудь с него что-нибудь срубим, там. Поэтому я вам рекомендую – письмо послать надо.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, письмо послать на адрес районной ФМС.

В. ПОСТАВНИН: Честно послать. Ну, что мы законопослушны. Я, например, вот, после того, как закон вышел о «резиновых квартирах» – перерегистрировался. Теперь я живу там же, где и жил, но там теперь я уже не прописан.

О. ЖУРАВЛЕВА: Прекрасно, вот ещё вопрос от Натальи: «Имею двойное гражданство – РФ и США. Скажите, как без проблем и волокиты отказаться от гражданства России?» Тоже письмо послать?

В. ПОСТАВНИН: Да, да.

О. ЖУРАВЛЕВА: Куда?

В. ПОСТАВНИН: В посольство пусть пошлёт.

О. ЖУРАВЛЕВА: А, понятно. Но, нет гарантии, что она лишится гражданства при этом?

В. ПОСТАВНИН: Нет.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, никаких документов ей в ответ посольство не пришлёт. Никакого «свидетельства о выписке из реестра» и так далее. Скажите, пожалуйста, ещё вот, всё-таки, мы уже беженцев упомянули, всё-таки вы можете, вот, тоже как специалист объяснить: какой статус людей, которые сейчас приезжают в Россию, будучи официально, естественно, гражданами Украины, приезжают сюда не по линии МЧС, не вывозят их специальными транспортами, – а приезжают сами, что называется, «самоходом». Они там хотят у кого-то, если есть родственники или кто-то, останавливаются здесь. Они должны запрашивать специально статус беженца? Что они должны сделать? Как им дальше здесь находиться? Понятно, они вроде прибывают сюда временно, они надеются, что дома у них там как-то всё наладится. Вот как этим людям… что они должны делать? Какой у них статус в принципе, вот у этих людей? Могут они здесь работу искать? Имеют ли они возможность запрашивать гражданство России, надо ли им отказываться от Украинского? Какая последовательность действий для этих людей?

В. ПОСТАВНИН: Ну, человек может здесь находиться по различным статусам. Первое – ну, для украинцев самый распространённый до этих событий украинских – это «трудовой мигрант», гастарбайтер, да, который мог находиться здесь 90 суток без регистрации, без миграционного учёта, и работать. Ну, работать надо было с разрешением на работу или по патенту. Вот так. Теперь речь идёт о беженцах и временном убежище. Вот ещё два статуса появились. На мой взгляд, вообще, вот эти люди, которые сейчас бегут с Юго-Восточных районов или областей Украины, однозначно попадают под статус беженцев. Там бомбят, да, это угрожает их жизни.

О. ЖУРАВЛЕВА: Конечно…

В. ПОСТАВНИН: Очевидно совершенно. В законе о беженцах так и написано: если это угрожает жизни их, и их там преследуют по каким-то политическим мотивам, – а это политические мотивы, если они хотят отделиться, однозначно совершенно – то они должны получать статус беженца.

О. ЖУРАВЛЕВА: Как это делается?

В. ПОСТАВНИН: В законе всё прописано. А статус беженца подразумевает, что ты можешь здесь работать. Более того – ты вообще как гражданин России. Ты также можешь пользоваться медицинским обслуживанием, твои дети должны пойти в школу, в детский сад – весь набор социальный, пожалуйста, тебе должны предоставить. И вот, собственно говоря, в этом проблема вся и заключается. Поток хлынул. Хотя это очевидно было ещё в феврале, и я говорил там где-то, вот, с фондом Кудрина у нас там мероприятия были – что мы захлебнёмся от беженцев. Это очевидно совершенно, потому что у нас и так мигрантов трудовых очень много. У нас их там от 3 до 5 млн ежегодно находится, украинских мигрантов. И в основном, как раз, из этих областей. Теперь представьте: возвращаться им уже не имеет смысла, там всё разбомблено, здесь у них есть работа какая-то, есть уже какие-то там, кто-то в семье работает, есть уже связи, всё как-то наработано – они просто тащат семьи уже сюда. То есть, речь будет идти не о 3-5 млн, да, а значительно больше людей. То есть, это будет серьёзно, это будет второе переселение народов после 90-х годов, когда мы такое получили количество со стран СНГ. Мы же ровным счётом ничего не делали для этого. Более того, разломали ту систему, которую хорошо создала ещё НРЗБ, бывший руководитель Федеральной миграционной службы. Там всё было предусмотрено: как людей принимать, как им оплачивать коммунальные платежи, как их кормить, как по регионам, – всё было предусмотрено. Мы сейчас всё открываем заново, как будто 90-х годов у нас и не было. И всю эту систему поломали удачно, людей всех разогнали, кто там работал по этой теме, и теперь пытаемся по-новой создать. И что мы делаем в результате? В результате всё легло на простых людей. Если б не простые люди, которые вот эти вот несколько миллионов уже приняли, разместили – у меня соседи, например, приняли так несколько семей и живут – и так по всей стране! Вот это вот… я не знаю, что бы мы делали. А то, что показывают по телевизору – там, 20 тыс. беженцев – это смешно. Это – смешно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, понятно, что когда простые граждане предоставляют свою, там, дачу или свою квартиру…

В. ПОСТАВНИН: Это ещё не всё! Государство сделало всё, чтобы этого не было. Закон о «резиновых квартирах» – запрещает это делать. И при мне, например, волонтёры из какой-то Ростовской области – она мне звонит и говорит: «Вот такая ситуация». Я ей говорю: «И что? Ты попадаешь под закон вообще о «резиновых квартирах». Она говорит: «Да, я не дурочка. Я написала письмо начальнику ФМС». – «И что он тебе ответил?» – «А он мне ответил, что ладно, так и быть, делай». А это что такое?! Что мы за законы принимаем?! Какой-то начальник ФМС взял и отменил его у себя на территории… Вот это вот какое-то…

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, ну как, можно же официально зарегистрировать у себя на какой-то срок таких-то таких-то…

В. ПОСТАВНИН: Да, тогда, вот теперь вопрос. Да, можете зарегистрировать – но они должны жить у вас! Обязательно. Тогда встанет вопрос о коммунальных платежах достаточно больших.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вот сегодня появилась информация, что надо освобождать от коммунальных платежей.

В. ПОСТАВНИН: Слава Богу. Так это в законе было! Знаете, вот человек снимает квартиру – и ему государство доплачивает, компенсирует. Всё это – я о чём и говорю – всё уже было! А теперь человек выходит… Слава Богу! Ему надо руку пожать, что подумал в правильном направлении! Что давайте компенсируем эти издержки. То есть, вопросов достаточно много.

А потом, чтобы получить гражданство и чтобы стать беженцем, он должен зарегистрироваться по месту жительства ещё. Вот в чём вопрос-то. А встать на миграционный учёт у себя и зарегистрировать – это разные вещи. Зарегистрировать на постоянное место жительства у себя иностранца вы готовы?

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, всё зависит от иностранца, конечно.

В. ПОСТАВНИН: Ну, это сложно вообще-то. Столько иностранцев зарегистрировать. Потом выгнать-то его только через суд можно! Вы ж им не скажете: «Ой, вы знаете, давайте, там, уходите завтра». То есть, здесь достаточно сложно всё. Мы сами нагородили этих барьеров.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: А, возвращаясь к проблеме всё-таки двойного гражданства. Ну, вот, допустим сейчас человек отправляет письмо, допустим, его каким-то образом регистрируют. Для него ведь никаких последствий сейчас не наступает. То есть, он просто уведомил. Может быть какая-то вероятность, что впоследствии ему, не знаю, откажут в каких-то социальных выплатах? Скажут: «Ну, ты гражданин США, ну и иди в Соединённые Штаты».

В. ПОСТАВНИН: Мда… Это первый вопрос там, если уж касаться – зачем. Это налогообложение, естественно. Почему я говорю про экономические интересы? Тут же может встать, собственно говоря, вопрос: а что там у вас, и как вы платите налоги там? Это уже персонально. Понятно, что всеми заниматься не будут, а персонально – могут.

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Отлично.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, с другой стороны, если человек тоже честный, законопослушный, не важно о каком гражданстве проинформировал, – а ему говорят: «Так, а ты чего пенсию-то у нас получаешь? Вали в свой Израиль, и там получай». Но с другой стороны, человек здесь отработал своё, на пенсию заработал – и не волнует, где он дальше живёт! Он эту пенсию – заработал! И он имеет право её получать. Что правильно? Что справедливо в этой ситуации?

В. ПОСТАВНИН: Да, вы правильно говорите. Это вот, если взять Евросоюз, скажем, там не важно – вы родились в Германии, работали в Германии, а потом переехали в Австрию, и совершенно спокойно получаете пенсию. Без всяких проблем. Ну, это вот нормальная законотворческая деятельность. Когда каждый вопрос урегулирован с точки зрения здравого смысла, и понятно всем процедурно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вот Таня из Германии с большим количеством восклицательных знаков пишет: «Не вводите в заблуждение! Гражданство сдаётся только лично! Подпись на заявлении ставится в присутствии официального сотрудника! И стоит это немало, и волокита большая! И ничего нельзя сделать просто посланным письмом!» Речь идёт о Германии, я так понимаю.

В. ПОСТАВНИН: Ну, в Германии… Я про Россию говорю.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, я имею в виду, что наверное гражданство Узбекистана сдаётся… какой-то другой… отказ от гражданства делается по-другому.

В. ПОСТАВНИН: Нет. Я рассказал, как это делается. Да, другая процедура, не обязательно, как в Германии, везде.

О. ЖУРАВЛЕВА: Хорошо, ещё один вопрос, который, может быть, мы уже в заключение зададим. Скажите, пожалуйста, люди, которые имеют российское гражданство, но никогда в России не проживали, а живут, например, в Абхазии. Они какой тоже имеют статус? У них одно вроде гражданство, но живут они вроде не в России… Как вам кажется, это что?

В. ПОСТАВНИН: Вот там, в законе, написано, что постоянно проживающие за рубежом, постоянно проживающие люди, вообще не должны никак регистрироваться.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, наши вот эти американские люди тоже не должны, по идее, регистрироваться?

В. ПОСТАВНИН: Ну, тут встал вопрос, опять же, к авторам закона. По крайней мере, к сотрудникам ФМС я обращался. Что понимать под «постоянно проживающим»? Потому что «постоянно проживающий», например, – если человек снялся с регистрации здесь, то есть, уведомил наше отделение ФМС, что он снимается, ему поставили печать-подпись, забрали, кстати, внутренний паспорт, он его сдал – и уехал, так называем, на ПМЖ. Это вот классический вариант постоянного проживания за рубежом. Им однозначно не нужно вообще беспокоиться по этому поводу, исходя из того, что в законе я прочитал. Но также они склоняют сотрудников ФМС к тому, что кто проживает постоянно, но не вышел из гражданства, ну, имеется в виду, скажем, о жёнах. Тоже вроде бы они не подпадают под этот закон, не надо им сообщать это. Но с другой стороны, они же появляются здесь.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вот-вот, вот эти временные наезды, раз в год или…

В. ПОСТАВНИН: А когда они появятся здесь – как считать: в течение 60 дней они должны сдать, уведомить, или в течение одного дня? То есть, этот вопрос просто не проработан.

О. ЖУРАВЛЕВА: В общем, ужасные перспективы я вижу у этого закона…

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Ну, в общем, очередной закон, который у нас будет как-то странно работать… Закон о блоггерах, закон об этом…

О. ЖУРАВЛЕВА: Короче, добропорядочные граждане понервничают, попишут письма и побегают, а те, кого пытались поймать – они так и будут продолжать своё чёрное дело, если они его делали… Я правильно поняла, резюме правильное?

В. ПОСТАВНИН: Правильно.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вячеслав Поставнин, бывший замдиректора Федеральной миграционной службы, президент фонда «Миграция XXI век». Ещё, кстати, один вопрос задавали – уже совсем вдогонку: с профильными специалистами этот закон обсуждался? Вот на стадии его принятия ещё. Вас, вот, лично кто-то спрашивал, что вы думаете по этому поводу?

В. ПОСТАВНИН: Вот, по крайней мере, я был на этой передаче…

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, ну передача…

В. ПОСТАВНИН: Ну, это как бы тоже публичное обсуждение. Одна из форм публичных обсуждений, почему нет? Ну, а больше я не помню, чтобы так его обсуждали внимательно где-то публично. Другие законы… этот как-то очень быстро прошёл закон.

О. ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Спасибо большое!

И. РОЖДЕСТВЕНСКИЙ: Спасибо большое.

В. ПОСТАВНИН: Пожалуйста.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gainana 04 августа 2014 | 16:02

http://www.ruscon.org/cons_citizenship_RUS.html#Citizen4

Процедура отказа от российского гражданства непростая,стоит от 145 до 200 е,куча бумаг нужна, а главное - справка из нагоговой, что вы не имеете задолженности по налогам.Получить ее можно только в Москве или по доверенности,заверенной в консульстве РФ опять же в Москве... Моя дочь ткнулась в это и отказалась, не бросать же работу и лететь за справкой...


belgusha 05 августа 2014 | 00:29

нужно еще справки о задолженностях в ЖЭК , справка о несудимостях, справка из налоговой. Фиг вам письмо !! На границе арестуют .И будете обогащать таможню. Или паханов на зоне .

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире