'Вопросы к интервью
30 июля 2014
Z Разворот Все выпуски

Выйдет ли Россия из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД)
Что такое лихорадка Эбола и почему ее эпидемии опасаются во всем мире?


Время выхода в эфир: 30 июля 2014, 15:35

А. НАРЫШКИН: 15:35 в российской столице, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», дневной Разворот. Алексей Соломин и Алексей Нарышкин его ведут. Подводим итоги нашего голосования, которое было связано с санкциями. Мы спрашивали, боитесь ли вы… не так. Считаете ли вы, что санкции, западные санкции, коснутся, затронут вашу семью. 90% радиослушателей считают, что их семью санкции затронут. И только 10%, каждый десятый, считают, что санкции и все эти ограничения пройдут мимо них.

А. СОЛОМИН: Вот, запутали Лиду, нашу слушательницу, которая говорит, что: «Не поняла, что сейчас было? Это колыбельная – не бойся, волки не придут? Или все санкции – это фейки? Тогда зачем каждый день все наши сми столько о них говорят?»

А. НАРЫШКИН: Ну, и отвечай, Алексей!

А. СОЛОМИН: Я, правда, не услышал из слов Алексея Саватюгина, что «ничего плохого, всё будет хорошо». Он же подчеркнул, что это нездоровая, ненормальная ситуация.

А. НАРЫШКИН: ...нездоровая, не нравится…

А. СОЛОМИН: Но краха нам пока не обещают. Есть время у нас пожить хорошо хотя бы несколько лет, пока у нас резервы какие-то есть.

«Люди и деньги» мы сейчас с вами послушаем, и перейдём к следующей теме: поговорим о ракетах средней дальности и о том, что Россия, похоже, всерьёз рассматривает возможность выхода из договора о ликвидации такого типа вооружения.

ЛЮДИ И ДЕНЬГИ

А. СОЛОМИН: Генерал армии Юрий Балуевский заявил «Независимой газете», что «по-прежнему убеждён, что договор о РСМД, – это ракеты средней и малой дальности, – вредный для нас договор. При выходе из него Россия будет иметь больше плюсов, чем минусов». «Подобные заявления, – пишет сегодня «Независимая газета», – подобные заявления Балуевский делал, ещё будучи начальником Генштаба, в феврале 2007 года. «Договор этот имеет бессрочный характер, но возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства необходимости выхода,» – отметил тогда генерал. Сегодня «Независимая газета» посвящает этому статью на своей передовице «Москва готовит к бою ракеты средней дальности» и пишет, что Россия, похоже, всерьёз рассматривает возможность выхода из бессрочного договора, подписанного США в 1987 году. «Отношения между Россией и США обостряются,» – это цитата лида этой статьи. «Вчера западные СМИ сообщили, что администрация президента США Барака Обамы направила главе РФ Владимиру Путину письмо с выражением серьёзной озабоченности нарушением Россией подписанного в 1987 году Договора. В нём утверждается, что «РФ нарушила обязательства по Договору о РСМД не испытывать, не производить и не развертывать крылатые ракеты. Авторитетные аналитические структуры и военные эксперты допускают, что в ближайшее время в Российскую армию могут поступить крылатые… – вот, КРНБ, то, что называется… – имеющие дальность боевого применения от 2 тыс. до 2,5 тыс. км. Эксперты предрекают выход России из договора уже в ближайшее время».

А. НАРЫШКИН: Вот, сейчас мы обсудим эту тему с нашим гостем, он у нас будет по телефону – это Александр Гольц, военный эксперт. Александр, здравствуйте, слышите ли вы нас?

А. ГОЛЬЦ: Здравствуйте! Я вас отлично слышу.

А. СОЛОМИН: Александр, скажите, действительно ли Россия может в ближайшее время выйти из этого договора? И что сейчас России нужнее – остаться в нём, или всё-таки прекратить его действие?

А. ГОЛЬЦ: Россия, конечно же, может. После того, что Россия сделала в последние месяцы – она может всё. В соответствии с известным анекдотом. Насколько это выгодно России – опять, как считать. То есть, выйдя из договора, мы возвращаемся в ситуацию до 87 года, когда у России, замечу, было в два с лишним раза больше ракет средней дальности, чем у Соединённых Штатов. Казалось бы, выигрышный НРЗБ. Одна разница: эти ракеты, размещённые на территории России, а также в странах Варшавского договора, дотягивали, ну максимум – до Лондона. А вот американские ракеты, размещённые в Европе, в течение десятка минут достигали Москвы и Ленинграда. Вот мы же, собственно, и разворачивали эти ракеты, желая получить стратегическое превосходство над Америкой, хитрили. Поскольку уже действовало соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений, там были лимиты, – а вот здесь давайте-ка создадим себе такой привесок, и нацелим их на американские войска в Европе, которых тогда было за 300 тысяч. В итоге мы создали угрозу для жизненных центров Советского Союза. Ну, сейчас ведь в американской печати обсуждается, что будут делать американцы в случае, если мы выйдем из договора. Они – самое интересное – они не собираются создавать новых ракет средней дальности, они собираются в прилежащих к России морях… ввести туда средства с крылатыми ракетами морского базирования. Мало не покажется.

А. СОЛОМИН: Смотрите, вот, генерал армии Балуевский говорит, что «есть убедительные доказательства необходимости выхода,» – это цитирует «Независимая газета»: «Многие страны разрабатывают и совершенствуют ракеты средней дальности, а Россия, выполнив договор по РСМД, потеряла многие системы этого оружия».

А. ГОЛЬЦ: Понимаете, штука в том, здесь есть, на мой взгляд – при всём уважении к генералу Балуевскому, который один из самых трезвомыслящих… был одним из самых трезвомыслящих российских военачальников – я должен сказать, что здесь, конечно, есть лукавство. Да, многие страны разрабатывают ракеты средней дальности, но у них нет стратегических ракет. Понимаете? Всё то – в кавычках – «превосходство», которое эти страны могут получить над Россией, заполучив эти ракеты средней дальности, оно легко закрывается нашим очень большим ядерным потенциалом в стратегических силах.

А. СОЛОМИН: А в чём тогда смысл? Почему сейчас вот и эксперты предрекают выход России из договора? В чём…

А. ГОЛЬЦ: Я думаю, что российские умы, во-первых, напряжённо думают: вот как бы эдак уязвить американцев?

А. СОЛОМИН: Просто, чтобы создать повод для скандала, для разговора?

А. ГОЛЬЦ: Да, периодически это же было в течение двухтысячных неоднократно, наши большие начальники, вот стоило отношениям ухудшиться, начинали рассуждать о том, типа «назло маме отморожу уши», и как мы выйдем из договора по РСМД. Это было много раз. Это первое. Второе – и на самом деле, я думаю, это самое важное – когда-то, в 87 году, этот договор был первым признаком того, что холодная война кончилась, что численное количество, одинаковое при сокращении, вовсе не обязательно, что мир давно живёт по другим законам. И я должен сказать, что ведь и у нас есть к американцам претензии по РСМД, довольно-таки существенные, которые касаются, например, американских беспилотников, которые формально попадают под определение «крылатая ракета». Там есть проблемы. И они возникали и до этого. Но, пока было доверие, эти все проблемы решались в рамках рабочих контактов. Есть такая комиссия, которая следит за выполнением договора, и так далее. И заметьте, американцы зафиксировали наши испытания этой крылатой ракеты – по сути дела это боевая часть для «Искандера» – в 2008 году. И на них давил Конгресс, республиканцы сходили с ума, а администрация тихо молчала, говорила «нет достаточных оснований», предполагая всё это решить тихо-мирно. И вот, ещё раз возвращаясь к той мысли: договор РСМД был символом времени доверия, и как только доверие кончилось – начались атаки на РСМД, начались взаимные претензии и, боюсь, это сигнал, что доверие кончилось.

А. НАРЫШКИН: Ну, получается, мы возвращаемся в годы холодной войны сейчас?

А. ГОЛЬЦ: Да. На мой взгляд – вчера, выступая в Белом доме, Обама отрицал, что начинается холодная война – на мой взгляд, увы и ах, мы твёрдо встали на тропу холодной войны.

А. НАРЫШКИН: По нашей вине, по российской вине, Москва виновата в этом?

А. ГОЛЬЦ: На мой взгляд – да. Ну, в 21 веке негоже отнимать территорию другого государства, объясняя тем, что «это мы подумали, что это государство может отдать эту территорию в распоряжение НАТО». Это аргумент, который не работает, по крайней мере, для тех, кто ещё недавно был российскими партнёрами.

А. СОЛОМИН: Александр, пожалуйста, не кладите трубку, сейчас ещё один вопрос хочется вам задать, но перед этим мы слушателям голосование поставим. Видите ли вы в отмене, в выходе из этого договора угрозу – или это, вот, своего рода, ну, как вот у нас говорят «бряцание оружием», да, ну, какие-то действия показные больше, чем… просто заявление, да? Если вы видите в этом реальную угрозу – 660-06-64. Если это лишь показные заявления, которые не приведут к какой-то серьёзной ситуации, серьёзному ухудшению ситуации – 660-06-65. Александр, вам, в общем-то, тот же вопрос: есть ли в этом угроза?

А. ГОЛЬЦ: Ну, всегда хочется верить в разумное. Ещё раз повторю: если Россия выйдет из договора по РСМД и, самое главное, начнёт наращивание ракет средней дальности, которые, ну, покрывают значительную часть, по крайней мере, Восточноевропейских… практически покрывают всю Европу – это заставит страны НАТО давать ответ. И мы вернёмся к ситуации конца 70-х годов, когда натовские ракеты были в состоянии за несколько минут долететь до Москвы и Лен… Санкт-Петербурга теперь уже.

А. СОЛОМИН: Спасибо большое. Александр Гольц, военный эксперт. Мы говорили с ним о возможности выхода России из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности.

А. НАРЫШКИН: Итоги голосования подведём. 82% радиослушателей считают, что…

А. СОЛОМИН: ...видят в этом угрозу.

А. НАРЫШКИН: ...видят в этом угрозу. 18% считает, что это лишь заявления, которых не стоит опасаться, то есть, без далеко идущих последствий.

«Разворачиваемся», у нас новая тема.

ЗАСТАВКА

А. СОЛОМИН: Иностранную прессу, буквально несколько заголовков почитаем, прежде чем перейти к следующей нашей теме. Пишет о санкциях «New York Times», естественно, потому что вчера вечером Барак Обама об этом, собственно, объявил. По поводу удара по школе в Газе израильскими вооружёнными силами тоже пишет эта газета. В топе, на сайте, во всяком случае, на самом верху эти статьи можно найти. В общем-то, не отличается сильно по темам от «New York Times» и «Wall Street Journal» – и по санкциям, о том, как это повлияет, кстати, на бизнес американский, пишет «Wall Street Journal». Также взрывы в школе в Газе, убили 15 человек – это заголовок ещё один газеты «Wall Street Journal». К другим, буквально ещё один заголовок. «Guardian» британская – опять-таки Газа. Дальше, есть темы в сми, очень многие посвящены такому необычному явлению, необычной для нас, по крайней мере, теме – это лихорадка Эбола.

А. НАРЫШКИН: Более 600 уже погибших, более 1000 случаев заболевания. Всё началось с Африке, ещё в феврале в Гвинее, откуда вирус перекинулся на соседние Сьерра-Леоне и Либерию.

Передо мной публикация «Блумберга». Что они пишут по этому поводу: «Эбола вызывает больше страха и ужаса, чем остальные вирусные заболевания, по одной простой причине. У врачей нет от неё лекарства, и 9 из 10 заболевших Эболой людей умирают. Единственное светлое пятно состоит в том, что вспышки этой болезни всегда удается довольно быстро сдерживать.

К сожалению, новая эпидемия в Африке – это совсем другая история. На сей раз Эбола убила более 650 человек, и эпидемия не стихает. На прошлой неделе этим вирусом заразился главный врач Сьерра-Леоне».

Сегодня были сообщения о том, что первый пациент с симптомами лихорадки Эбола обнаружен в Гонконге, но позже подозрения не подтвердились.

А. СОЛОМИН: Тем не менее, есть определённый риск и угроза, что эти люди, заболевшие Эболой, могут каким-то образом пересечь границу и оказаться в других странах. У нас сейчас на прямой связи с нами Михаил Щелканов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией экологии вирусов «НИИ вирусологии им Д. И. Ивановского». Кстати, вопросы можете присылать на смс – +7(985)970-45-45, и аккаунт @vyzvon в Твиттере. Здравствуйте, Михаил.

М. ЩЕЛКАНОВ: Здравствуйте.

А. СОЛОМИН: Слышите нас хорошо. Расскажите, пожалуйста, что это за болезнь такая новая? Почему о ней так много пишут иностранные сми?

М. ЩЕЛКАНОВ: Ну, вообще, она далеко не новая. Надо заметить, что она с начала 70-х годов известна, точнее, в 76 году впервые вирус Эбола был изолирован. Кстати, вот насчёт ударения – всё-таки на второй слог, ЭбОла, потому что на языке малинке именно так называлась река, приток Монгалы, где впервые был создан материал, из которого этот вирус был изолирован, поэтому, вот, Эбола. С 76 года этот вирус известен, известен достаточно хорошо. В настоящее время этот вирус разбит на несколько самостоятельных вирусов, то есть, когда мы говорим сейчас «Эбола» – это, вообще говоря, слэнг, потому что этот вирус сейчас формирует целый род Ebolavirus в составе рода филовиридов. И вот, собственно, то, что мы раньше называли Эболой – это сейчас скорее эболавирус заирский называется. В этот же род входят вирусы бундибугио, вирус НРЗБ, вирус рестон и другие… Ну, ладно, не буду…

А. СОЛОМИН: Экзотические совсем! В чём отличие этого вируса? Что он делает с организмом?

М. ЩЕЛКАНОВ: Этот вирус, равно как и другие эболавирусы, вызывает у приматов, включая человека – человек, конечно, самое важное для нас с точки зрения эпидемиологии – геморрагическую лихорадку. Это очень тяжёлое заболевание, которое, ну, если, опять же, не привлекать научную терминологию – человек в результате развития геморрагической лихорадки превращается в кровавую губку, губку, наполненную кровью собственной. Потому что увеличивается проницаемость сосудов, и кровь начинает изливаться и наружу, и во внутренние полости.

А. СОЛОМИН: А как долго… в какое время это всё происходит? Через сколько человек умрёт, грубо говоря?

М. ЩЕЛКАНОВ: Значит, после заражения может пройти от 2 суток до трёх недель – это инкубационный период. Причём, не следует думать, что если у вас болезнь разовьётся позже, то это может закончиться как-то лучше. Ничего подобного. То есть, вот, от 2 дней до 21 дня инкубационный период, после чего начинается острая фаза, то есть, поднимается температура и – классические геморрагические симптомы.

А. НАРЫШКИН: Почему такая высокая смертность? Нет лекарств, или лекарство не успевают вовремя достать?

М. ЩЕЛКАНОВ: Правильнее говорить «летальность», потому что «смертность» – это общее количество погибших, а «летальность» – это процент умерших среди заболевших. Так вот, летальность при филовирусных инфекциях, в частности, при вирусе Эбола, приближается к 100%. Ну, я всегда говорю, что, конечно, 100% – это завышенная оценка немножко, да, хотя для локальных вспышек стопроцентная летальность известна. Классическая летальность при этой инфекции 60-80%, что тоже очень немало, я должен сказать, особенно на фоне вот этой страшной клинической картины. Почему такая тяжёлая летальность – ну, понятно, что если у человека все сосуды становятся проницаемыми, и кровь хлещет и внутрь, и наружу…

А. СОЛОМИН: ...он умирает от кровопотери просто?

М. ЩЕЛКАНОВ: Мало того, что от кровопотери, её невозможно остановить. То есть, вообще говоря, подходов к терапии геморрагических лихорадок практически нет. То есть, по сути, привлекается симптоматическая терапия…

А. НАРЫШКИН: Может ли этот вирус попасть в Россию каким-то образом? Ну, с человеком, который недавно посещал Африку. ...

...У нас проблемы, видимо, со связью…

А. СОЛОМИН: Алло? Сорвался звонок? Ну, давайте, если у нас получится сейчас, успеем вызвонить, то мы ещё, конечно, немного на эту тему поговорим. Комментарии, я напомню, направляйте +7(985)970-45-45.

В новостях что это у нас… Да, по поводу виз. Вы, может, действительно, слышали в новостях, что посольство прекратило выдачу виз, они объясняют это техническими абсолютно причинами и говорят, что это глобальная история, это не только России касается, то есть, всячески, во всяком случае, официально комментируют, всячески отвергают какую-то связь с тяжёлой политической ситуацией.

Так, +7(985)970-45-45, я напомню, у нас ещё есть несколько минут, мы сейчас попробуем вызвонить ещё раз сорвавшегося…

А. НАРЫШКИН: Ну, вот на смс пишут: «Мы все умрём!» Пользователь не подписывается. Ну, нет. Я насколько понимаю, есть условия, в которых этот вирус активно развивается. Не случайно это всё происходит в африканских странах. У нас снова на связи со студией Михаил Щелканов. Михаил, скажите, пожалуйста, я правильно понимаю, что для развития вируса Эбола должны быть специальные условия? То есть, это Африка, жаркий климат.

М. ЩЕЛКАНОВ: Ну, тут можно говорить не столько о климате, сколько о наличии природных очагов на конкретной территории. Так вот, это типично природноочаговый вирус, типично природноочаговая инфекция, и природные очаги этого заболевания находятся в Африке.

А. СОЛОМИН: А переместиться могут как-то они?

М. ЩЕЛКАНОВ: Могут. С больным, с инфицированным человеком. Инкубационный период 2-21 день, если во время инкубационного периода заражённый человек сядет в самолёт, вы же не обнаружите у него инфекции, потому что всех подряд с помощью НРЗБ цепной реакции или моноферментного анализа не проверяют на наличие вируса. Он перелетает через границу, высаживается и заболевает уже на новой территории. Это классическая схема НРЗБ.

А. СОЛОМИН: А чтобы заразиться – нужно с этим человеком, не знаю, за руку поздороваться, или просто рядом с ним можно находиться?

М. ЩЕЛКАНОВ: Необходимо, чтобы вируссодержащие жидкости – это кровь, слюна, лимфа, плазма, рвотные массы – от больного человека капельно-воздушным либо контактным путём попали на ваши слизистые и ещё на кожу, где имеются микротрещины НРЗБ. То есть, контактный путь заражения.

А. СОЛОМИН: Не просто через воздух, да, а чтобы это как-то… Ну, всё равно опасно, всё равно очень рискованно…

М. ЩЕЛКАНОВ: Конечно, рискованно и, в общем, весьма вероятно, особенно в очаге заболевания.

А. НАРЫШКИН: Спасибо большое. Михаил Щелканов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией экологии вирусов «НИИ вирусологии им Д. И. Ивановского» был у нас на связи со студией. Ну, к счастью, в России пока никаких случаев не зафиксировано.

Это программа дневной Разворот, Алексей Соломин и Алексей Нарышкин. Сейчас послушаем новости, и потом продолжим наш эфир.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире