'Вопросы к интервью
ВСЕВОЛОД БОЙКО: В Москве 14 часов и 12 минут. Это дневной «Разворот». В студии Всеволод Бойко, Ольга Бычкова и еще многие наши корреспонденты, которые, так или иначе, сегодня освещали аварию в московском метро. Безусловно, именно она будет сквозной нитью, главной темой предстоящих 3-х часов эфира.

ОЛЬГА БЫЧКОВА: Ну, по последней информации 16 человек – это уже погибшие, включая машиниста вагона. Известно, работают специалисты. Пока известно, что три вагона поезда сошли с рельсов на Арбатско-Покровской линии московского метро около станции Славянский бульвар. Это понятно. Один из вагонов сильно деформирован. Но о точных причинах того, что произошло, пока все-таки до конца не сообщается. Ясно говорится только о том, что случилось это из-за резкого падения уровня электротока. Ну, и мы сейчас сразу хотим вам сказать, что мы будем говорить с нами корреспондентами, которые находятся у нас… Один корреспондент сейчас находится у нас около Славянского бульвара, а другой – Алексей Нарышкин уже в студии. Он сегодня утром был там. Потом съездил в Институт Склифосовского. Мы также в эти первые полчаса нашего разворота до 14:30 поговорим с экспертами, постараемся понять по ленте новостей, как складывается информационная картина, какие приходят свежие данные, ну, и постараемся, конечно, узнать, как можно больше о том, что случилось. Поэтому просим, сразу еще раз скажем, что просим всех очевидцев, всех, кто так или иначе был рядом или в этом месте, видел своими глазами, что там случилось звонить нам по телефону прямого эфира. Через некоторое время мы будем их включать. Плюс 7 495 363 36 59.

В. БОЙКО: Если вы по каким-то причинам не можете дозвониться нам в эфир, оставляйте нам свои контактные номера с помощью смс-сервиса – плюс 7985 970 45 45. Твиттер-аккаунт «Вызвон» тоже в вашем распоряжении. Если вы почему-то не можете позвонить, то хотя бы напишите, что вы видели, и мы прочтем эти сообщения в эфире.

О. БЫЧКОВА: Ну, и надо сказать, что полчаса назад мы задали нашим слушателям вопрос, как они считают, нужно ли объявить траур в Москве в связи с этими событиями. И голосование, вот оно продолжается сейчас. Люди продолжают нам звонить. И можем сказать, что больше 95 процентов, 95,6 проголосовавших считают, что да, в Москве нужно объявить траур в связи с сегодняшней трагедией.
Сейчас у нас в студии Алексей Нарышкин, корреспондент «Эха Москвы», который сегодня с самого утра…

АЛЕКСЕЙ НАРЫШКИН: Здравствуйте!

О. БЫЧКОВА: … ездит по городу и смотрит, что там было. Ну, в начале ты был на…

А. НАРЫШКИН: Приехал к Парку Победы.

О. БЫЧКОВА: … собственно около метро.

А. НАРЫШКИН: На станцию. Да. У меня еще был выбор. Было непонятно, куда ехать. Вроде появлялись сообщения, что Славянский бульвар, именно там это произошло. Ну, из-за пробки большой, там ограничивали движение из-за этих событий, было тяжело добраться. Но я решил выйти пораньше на Парке Победы, но и выяснилось, что там как раз больше всего людей эвакуировано. Конечно, попав туда, увидел много машин, много пожарных машин, много скорых. Они перекрывают два ряда дороги, два ряда Кутузовского проспекта. И сначала даже не совсем понятно, насколько это все серьезно, потому что когда уезжал из редакции, было сказано, что это просто задымление, и поезд остановился. Потом, когда уже приехал, начал выяснять у тех людей, которые выходили сами пока что из туннеля со станции метро. Встретил молодого человека, который пил вот прямо из бутылки джин. Одежда вся в крови. Но он, как выяснилось, он не поранился. Он ехал в последнем вагоне. И он рассказывает, что поезд только тронулся, отъехал буквально 100 метров от Парка Победы. Резкое торможение и потом был удар. То есть по его словам поезд во что-то именно врезался, ну, даже… человек не разбирается. Тем более он ехал в последнем вагоне, говорит, что это возможно вообще был какой-то состав, другой поезд, застрявший в туннеле. Потом…

О. БЫЧКОВА: Ну, это же что? Казалось…

А. НАРЫШКИН: … конечно, это не подтвердилось. Это то, что ему казалось. Да. У него в вагоне в последнем, не смотря на час-пик, ехало 50 человек. Но это немного. То есть большинство людей сидели. Все равно все попадали. Собственно кровь у него на одежде – это какой-то там пожилой человек, и его просто придавило людьми, пассажирами. И потом 10 минут я наблюдал за тем, что происходит. Машины постоянно приезжают скорой помощи. Кстати, надо сказать, что возгорания там никакого не было. Говорили, что дым, действительно задымление. То ли это из-за того, что там состав как-то терся о стенки тоннеля, то ли из-за того, что тормозил. Действительно был какой-то запах гари, но пожарники…

О. БЫЧКОВА: Было что-то вторичное такое.

А. НАРЫШКИН: Да, да. Ну, наблюдал я за этой ситуацией 10 минут. И потом вот самое ужасное – начали идти, спускаться вниз сначала в переход, потом в метро большое количество людей с носилками. И соответственно потом этот поток идет обратно. Постоянно идут… кто-то сам выходил с такими легкими травмами, просто держался за голову. Были люди, которые сами выходили, и у них были какие-то порезы, но могли стоять на ногах. Большинство, насколько я могу судить, выносили именно на носилках. То есть у кого-то была переломана нога, как-то ему ее зафиксировали. Женщина… Видимо, одежду как-то ей разорвало, чуть ли не в нижнем белье лежала вся в крови, голова в крови. И все это выносят на носилках. Кто в сознании, плачет, потому что это действительно огромная боль. Кто-то просто лежит, не движется. То есть человек без сознания.

О. БЫЧКОВА: Извини, пожалуйста, я тебя перебью. Давайте я напомню телефоны для нашего голосования. Нужно ли в Москве объявить траур в связи с сегодняшними утренними событиями в метро. Голосование уже продолжается. Но позвоните нам, если вы тоже хотите высказать свое мнение по этому поводу. Если вы считаете, что да, нужно, чтобы в Москве был объявлен траур, то набирайте номер 495 660 06 64. Если вы считаете, что нет, 660-06-65. Идет голосование. Но для нас важно понять, для всех важно понять, кто живет в Москве. Все-таки такое вот определенное мнение жителей по этому поводу.

А. НАРЫШКИН: Сейчас я Вам предложу послушать одного из очевидцев. Его зовут Роман. Он ехал в 3-м вагоне. То есть как раз перед теми двумя, которые, насколько я понимаю, они были искорежены, и действительно там ужас случился. Давайте послушаем.

РОМАН: Мы с Парка победы выехали, он разогнался очень сильно быстро, сошел с рельс, короче. Мы все упали. Там кипишь прям начался. Задымление. Один вагон, просто его переломило на пополам. Его вывернуло вообще на изнанку. Вот эти два вагона, которые впереди были, и там женщина без головы реально была. Там пацана зажало. Она у него лежит, он просит, чтоб его вытащили. Но его никак там не вытащишь. Там задымление. Там еще людей, не знай сколько. Просто задохнулась. Загорелось. Там другие мужики выпрыгивали, взяли огнетушитель, начали просто тушить. Мы вот с Димкой начали вытаскивать тех людей, кого могли вытащить там вот из этого из… Там МЧС, наверное, с час никого не было. Ни МЧС, никого. Просто все там в панике. Но мы их успокаивали. Там много мужиков, которые успокаивали.

А. НАРЫШКИН: Не только, кстати, Роман говорит, что не было спасателей. Еще я потом отдельно поехал в Склиф, где часть пострадавших. И там одна из женщин мне тоже сказала, что спасателей час вот примерно не было. Сами выходили, сами выбирались. Выносили. Что-то там тушили.

В. БОЙКО: Я напоминаю, что мы принимаем звонки очевидцев по телефону плюс 7 495 363 36 59. И предупреждаю, что мы будем разговаривать только с теми, кто имеет отношение к произошедшим сегодня событиям. Алло! Здравствуйте! Как Вас зовут? Откуда Вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло!

О. БЫЧКОВА: Алло! Мы Вас слушаем. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Я из города Москва.

О. БЫЧКОВА: Да. Как Вас зовут? Вы были там сегодня?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не был там сегодня. Меня зовут…

В. БОЙКО: Извините, пожалуйста. Если не были, то, к сожалению, нет. Алло! Здравствуйте! Как Вас зовут? И откуда Вы? К сожалению, сорвался звонок. Плюс 7 495 363 36 59. Если вы стали очевидцем этих событий или хотите нам рассказать что-то непосредственно связанное с ними, то мы готовы вас выслушать. Лёш, продолжай, пожалуйста.

А. НАРЫШКИН: Самый такой, ну, волнительный, тревожный момент был, когда уже приехали московские чиновники там. Приехал и Сергей Собянин, и Максим Лискутов, вице-мэр, глава департамента транспорта. И я подхожу к различным чиновникам, в том числе к спасателям, спрашиваю, погибшие есть, потому что нет никакой информации. Ну. людей выносят. Да, они пострадали. Есть ли какие-то жертвы? Мне говорят, сейчас вот выйдет Собянин, и сейчас он все объяснит, все скажет. И потом я вижу, как опять же из перехода поднимают на носилках человека, который накрыт черным полиэтиленовым пакетом. И то есть я понимаю, что это уже уровень совсем другой. И потом уже опять же читаю сам с телефона информационные сообщения, и говорят сначала 5 погибших, и вот до сих пор это количество увеличивается. Насколько я понимаю, там даже эта операция не закончена. То есть кто-то зажат вот именно в этих искореженных вагонах.

О. БЫЧКОВА: И вот мы сейчас чуть позже позвоним нашему корреспонденту Якову Широкову, который находится сейчас на метро Славянский бульвар. А потом ты поехал в Институт Склифосовского, да? Скажи мне, там что происходит?

А. НАРЫШКИН: Туда, кстати, приезжал Собянин, пообщался с теми, кто пострадал, там сделал определенное заявление. Там не так много, то есть с учетом того, что сколько… более ста человек сейчас считается пострадавшими. Туда привезли 10, но насколько я понимаю, в самом таком тяжелом состоянии. Мне сказали, что они находятся в ожоговом отделении, но, правда, одна из женщин, я увидел, она лежала на каталке в коридоре, она ждала кого-то исследования, по-моему, рентгена. У нее было подозрение на сотрясение мозга. Опять же вот она тоже говорила, что спасателей не было долго, что все повалились, резкое торможение. Как это? Хлынула вода. Травмы бесконечные. Выходили сами.

В. БОЙКО: Плюс 7 495 363 36 59. Мы сейчас будем принимать ваши звонки. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день!

В. БОЙКО: Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Я там не был… может быть и сейчас… Я в 1-ю очередь считаю, что нашим властям…

О. БЫЧКОВА: Нет. Спасибо. Мы надеемся…

В. БОЙКО: Извините, пожалуйста. Мы сейчас не про власти. Мы сейчас про картину событий.

О. БЫЧКОВА: Да. Мы надеемся, что нам сейчас звонят люди, которые были непосредственно в этом месте или рядом и видели своим глазами то, что происходит, то, что происходило.

В. БОЙКО: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Прошу, пожалуйста, меня не отключать, потому что я сегодня там не был. Но я весной ехал от Пятницкого шоссе до Щелковской. И вот понимаете, как вот поехали, мне стало просто жуть страшно. Поезд визжал, скрипел, стучал. Чего только не было.

В. БОЙКО: Хорошо.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Да.

В. БОЙКО: Хорошо. Мы Вас услышали. Здравствуйте!

О. БЫЧКОВА: Ну, мы все понимаем, что в метро все происходит. Да.

В. БОЙКО: Плюс 7 495 363 36 59. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Да? Здравствуйте!

В. БОЙКО: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Дмитрий. По традиции тех, кто говорит, я не был. Но была дочь, которая передала нам сообщение. Буквально дословно…

В. БОЙКО: Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вы не волнуйтесь. Со мной все в порядке. Но тут что-то произошло. Говорят, что было… Я не могу просто вывести в эфир ее сообщение.

О. БЫЧКОВА: Вы читайте. Да. Рассказывайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Было задымление. Нас всех долго никуда не выпускали. Потом включили сирены, но не объяснили, что это сигнал эвакуации. Потом сказали, чтобы мы быстро шли на выход. К счастью, я была близко к выходу, поэтому мы все побежали, — говорит, и я быстро смогла выбраться. А потом, — говорит, — началась там давка и все. То есть вот это к тому, что действительно организация эвакуации, она была какая-то забавашная. Вот включили сигнал эвакуации, но не объяснили, что это эвакуация. Вообще не объяснили, что там происходит. То есть мы стояли на перроне, но нам не объясняли, что происходит.

В. БОЙКО: Скажите, пожалуйста, Ваша дочь какие-то травмы получила? 1-ю медицинскую помощь ей оказали?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет.

О. БЫЧКОВА: Слава Богу!

СЛУШАТЕЛЬ: К счастью, с ней все абсолютно в порядке. То есть она просто в этот момент была на этой станции. От Молодежной она двигалась как обычно на работу. Но… То есть с ней все абсолютно в порядке. То есть она не попала непосредственно в аварию. Я это все рассказываю просто про эвакуацию, которую объявили остальным…

В. БОЙКО: Со станции?

СЛУШАТЕЛЬ: … к счастью, в эту аварию не попали.

О. БЫЧКОВА: Да. Спасибо Вам большое. Спасибо огромное. Да.

В. БОЙКО: Спасибо, Дмитрий. Для наших слушателей подчеркну, если ваши родственники или друзья оказались на месте происшествия, вы можете позвонить нам и рассказать об этом. Оля, еще примем пару звонков?

О. БЫЧКОВА: Да, конечно.

В. БОЙКО: Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Я только что Вам звонил. Пожалуйста…

В. БОЙКО: Извините, пожалуйста. Мы с Вами уже поговорили и, насколько могли, выслушали.

О. БЫЧКОВА: Давайте послушаем все-таки сейчас тех, кто может нам…

В. БОЙКО: Я еще один звонок вывел.

О. БЫЧКОВА: Да, да.

В. БОЙКО: Здравствуйте! Мы Вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день!

В. БОЙКО: Добрый день!

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктор.

О. БЫЧКОВА: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я в это время проезжал с улицы Давыдковской, где у меня гараж находится, вот коло 9 часов. И в это время МЧС отправлял своих детей в пионерский лагерь. Вот поэтому они поздно и приехали.

О. БЫЧКОВА: Ой, ну, слушайте, ну, не весь МЧС. Правда?

В. БОЙКО: Давайте не будем выдвигать…

О. БЫЧКОВА: Этим занимался. Конечно.

В. БОЙКО: … конспирологияческих и более того кощунственных версий.

О. БЫЧКОВА: Вы что-то видели вот, находясь там рядом?

В. БОЙКО: Я отключил уже звонок.

О. БЫЧКОВА: Да?

В. БОЙКО: Извини, пожалуйста.

О. БЫЧКОВА: Ну, давай другой послушаем.

В. БОЙКО: Плюс 7 495 363 36 59. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте!

В. БОЙКО: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Я супруг женщины, которая попала вот сегодня в эту неприятность. Вот.

В. БОЙКО: Скажите, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Борис меня зовут.

В. БОЙКО: Борис, слушаем Вас. Она ехала со стороны центра в область. Ну, соответственно почувствовала резкое торможение. Вот. И она упала из-за этого торможения. Вот. После чего был удар очень сильный. Там вагон был длинный, она там летела, ну, метров 5, наверное, 7. Вот. Просто летела.

В. БОЙКО: Она стояла в этот момент в вагоне, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, она стояла. Она была в крайних вагонах. То есть не в тех, которые были спереди.

В. БОЙКО: А я в ее вагоне народу много было вообще?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, в вагоне народ был, но не то, что было бы много. Она стояла. Соответственно можете представить…

О. БЫЧКОВА: Дальше что было?

В. БОЙКО: Как развивались события?

СЛУШАТЕЛЬ: Дальше погас свет. И, в общем-то, не было никакой информации. Стояли долго. Вот. Ей оказывали помощь и моральную, в общем-то, те люди, которые находились рядом. Очень хочется им сказать спасибо, особенно Ольге. Они звонили сегодня даже после того, как все это произошло, спрашивали у меня, как дела у супруги. Вот. Хочется их поблагодарить…

О. БЫЧКОВА: А как дела у Вашей супруги-то скажите?

СЛУШАТЕЛЬ: У нее переломы. Не сильные, в общем-то, как говорится, не самые сильные последствия, которые могли бы быть после вот этого…

В. БОЙКО: Расскажите нам о подробностях эвакуации собственно из тоннеля и уже с земли в больницу. Насколько это было оперативно и профессионально?

СЛУШАТЕЛЬ: Не было никакой коммуникации примерно 50 минут, насколько я понял. Вот. Тем людям, которые находились в вагонах, вот только через это время пришла помощь, пришли спасатели. Потом пришли спасатели без носилок. Вот потом какое-то время потребовалось еще, чтобы, ну, можно было эвакуировать там пострадавших, ходили за носилками. Вот, в общем-то, наверное. Это пилотная группа просто осматривала, что и как там, что произошло. Соответственно где-то через час ее подняли после того, как все произошло. Ну, и там оперативно увезли в больницу.

О. БЫЧКОВА: Борис, спасибо Вам большое. Конечно, слава Богу, что хоть вот так все обошлось. И выздоровления Вашей жене, безусловно. Просто передайте ей большой от нас привет и поддержку. И всем, кто помогал, конечно, друг другу, кто помогал людям в этой сложной ситуации, оказавшись в вагоне метро.

В. БОЙКО: Спасибо и тем слушателям радиостанции «Эхо Москвы», которые нам звонят и рассказывают о судьбе своих близких. Мы понимаем, что это нелегко, но призываем вас донести информацию о произошедшем и до других москвичей.

О. БЫЧКОВА: Итак, мы продолжим обсуждать эту тему после новостей середины часа. Через несколько минут мы будем звонить нашим корреспондентам, которые находятся сейчас на месте событий. Я напомню, что у нас продолжается голосование, нужно ли объявить в Москве траур в связи с тем, что произошло сегодня. 660-06-64, если вы считаете, что да, траур необходим. 660-06-65, если вы считаете, что нет. Сейчас краткие «Новости» и затем продолжение информационного канала по ситуации в московском метро.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире