'Вопросы к интервью
02 мая 2014
Z Разворот Все выпуски

Поддержит ли иностранный бизнес санкции против России


Время выхода в эфир: 02 мая 2014, 16:08

М. МАКСИМОВА — Андрей Нечаев, министр экономики с 1992 по 1993 год у нас сейчас на прямой связи. Добрый день.

А. НЕЧАЕВ — Здравствуйте. Хотя в последнее время предпочитаю, чтобы меня представляли как председателя партии «Гражданская инициатива». А не как политического пенсионера 20 лет назад. Я вас слушаю.

М. МАКСИМОВА — Скажите, такие противоречивые сообщения приходят, как вы считаете, поддержит ли в итоге иностранный бизнес санкции против России?

А. НЕЧАЕВ — Вы знаете, ситуация конечно очень отличается по странам и в этом смысле Германия стоит, наверное, особняком. Крупный германский бизнес он имел достаточно тесные экономические отношения СССР еще времен Н. С. Хрущева. В частности компания Винтерсхалл известная газовая корпорация, тогда еще «Газпрома» не было, было Министерство нефтяной и газовой промышленности, потом Министерство газовой промышленности. Она весь свой бизнес строила на том, что торговала российским газом. И действительно крупные немецкие компании Сименс, Мерседес…

М. МАКСИМОВА — Фольксваген.

А. НЕЧАЕВ — Да, они давно активно работают в России, Дойче банк имеет очень серьезную дочку в России. То есть германский бизнес связывают с Россией как ранее с СССР действительно очень серьезные экономические связи, для них конечно потеря такого рынка сбыта для каких-то компаний и потенциальная потеря инвестиций, которые они сделали в Россию, было бы очень серьезный урон.

А. ДУРНОВО – А для американского бизнеса.

А. НЕЧАЕВ — Что касается американского бизнеса, то связи конечно скромнее. Хотя в разные годы, мы помним…, который со времен еще В. И. Ленина поддерживал экономические отношения с Россией. Последние годы в России активно представлена та же…, и Боинг. То, что какие-то американские компании не поедут на петербургский экономический форум еще не означает разрыв экономических отношений. Некий такой жест, дань вежливости, политической вежливости своей администрации, но это еще не означает, что они завтра начинают сворачивать экономические отношения с Россией.

М. МАКСИМОВА — А такой вариант возможен? Чтобы начинали сворачивать. Правильно я понимаю, что можно в данном случае говорить о давлении администрации президента на компании, чтобы они не поехали на форум. А могут додавить сильнее?

А. НЕЧАЕВ — Я думаю, что здесь есть какая-то грань. Вот не поехать на петербургский экономический форум, честно говоря, нулевая потеря. Я раньше на него ездил, а теперь не езжу, упаси боже, я не сравниваю себя с крупным американским бизнесом. Но это такое пафосное мероприятие, там много встреч с крупными политиками. Но я не могу сказать, что там делается мировая экономика. Ничего они прямо так драматически не потеряют оттого, что не будут там представлены. Хотя конечно российские власти заинтересованы, чтобы там был широкий спектр компаний из разных стран. Насколько они начнут сворачивать отношения уже каждодневные бизнес-отношения с российскими партнерами это совсем другая история. Но как показывает первый опыт, тем не менее, пока правда пример Виза и Мастеркард в основном, пока они поддаются этому политическому давлению. По крайней мере, когда оно приобретают форму каких-то официальных решений властей. Не просто телефонный звонок, дорогой Билл, я прошу тебя куда-то не ездить. А когда действительно санкции вводятся или конгрессом или указом президента Обамы. Но вот они вынуждены этому подчиняться. С американским законодательством вообще шутки-то плохи. И если действительно они будут какие-то принятые официальные решения нарушать, то я думаю, что могут последовать санкции и против самих американских компаний. Такое положение непростое.

А. ДУРНОВО – Второй пакет санкций, недавно введенный США в отношении России, он бьет и по американскому бизнесу. Но каким образом? Насколько сильно, насколько это невыгодно американскому бизнесу? Или все-таки выгодно.

А. НЕЧАЕВ — Вы знаете, пока все-таки эти санкции в известной степени носят косметический характер. Потому что все-таки в подавляющей части они направлены против конкретных лиц, причем далеко не всегда эти конкретные персоналии прямо какой-то страшный ущерб принесут, потому что действительно нет ни активов в Америке, и вполне допускаю, что они не очень собирались туда ехать. В чем пока потери для России от санкций, это в значительном ухудшении условий заимствования за рубежом. Понятно, что сейчас западные финансовые институты и не только американские, но и европейские будут относиться к России более настороженно, внимательно, повышать политические риски, как говорят в таком случае. А для нас это все-таки дело серьезное, потому что напомню, кто может быть, не очень внимательно следит за внешнеэкономической статистикой, у нас сейчас внешний долг 727 млрд. долларов, из которого доля правительства 62 млрд., остальное это корпорации. Корпоративный долг, из которого 52% кстати, многие об этом знают, но невнимательно следят, это долг российских госкомпаний и госбанков. То есть реально это российский суверенный долг. Поэтому трудно себе представить, что мы кому-то отдадим «Газпром», «Роснефть» или Аэрофлот. Ухудшение условий заимствования, займы или кредиты будет труднее получить, они будут дороже, то, что не удастся разместить какие-то российские ценные бумаги, которые в последнее время довольно активно размещались на той же Лондонской фондовой бирже и на Нью-йоркской. И давали источник дешевых денег. Это конечно вещь серьезная. И на мой взгляд пока единственное ощутимое следствие санкций, если мы говорим об экономике в целом, а не о конкретных людях.

М. МАКСИМОВА — Мы говорили о Германии и США. А что касается других европейских стран, насколько бизнес этих стран охотно или неохотно встречает новости о введении новых санкций против России.

А. НЕЧАЕВ — Да любой бизнес всегда очень болезненно относится к любым конфликтам. Особенно финансовый. Есть даже такая поговорка, что деньги любят тишину. Поэтому конечно бизнес сейчас будет насторожен, конечно, бизнесу страшно это все не нравится. Потому что Россия серьезный рынок и как рынок сбыта и как поставщик сырья в частности углеводородов. Поэтому, безусловно, бизнесу это не нравится. Хотя, наверное, у бизнесменов есть какая-то гражданская позиция, я думаю, что не все западные бизнесмены разделяют российскую политику в отношении Украины, безусловно они прежде всего заинтересованы конечно в выстраивании отношений с собственными правительствами. Потому что в ходе кризиса 2008-2009 годов в той же Америке крупным компаниям оказывалась очень серьезная поддержка. И Дженерал Моторс и ряду финансовых институтов. И ипотечным агентствам. И даже на какое-то время фактически национализировали, правда, другое дело, что американское правительство довольно быстро ушло потом из этого бизнеса в отличие от нашего, которое внешне делало то же самое, но так и осталось. Поэтому ссориться даже крупному бизнесу притом, что он, конечно, влияет на правительство, и на выборы президента США, но, тем не менее, после того, как уже что называется выбор состоялся, конечно, никакой бизнесмен, даже крупный, ссориться со своим правительством не захочет. И, выбирая между конфликтом с Россией и конфликтом с администрацией США, наверное, они предпочтут, скрепя сердце, все-таки пойти на конфликт с Россией. Но повторяю, абсолютно убежден, может быть за малым исключением, что конечно они делают это неохотно.

А. ДУРНОВО – Андрей Алексеевич, правильно ли я вас понял, что в принципе эта ситуация с санкциями вообще никому невыгодна из бизнесменов.

А. НЕЧАЕВ — Я бы даже обобщил, весь этот конфликт вокруг Украины они никому невыгоден. Ни Западу, ни на мой взгляд, нам, самое главное он невыгоден конечно Украине и украинской экономике и вообще украинскому народу. А вот то уже, какие конкретные формы это противостояние приобретает, то, что мы с вами обсуждаем, если говорить с позиции бизнеса, то ни западному, имея ввиду американский, европейский, ни российскому, ни украинскому бизнесу безусловно это обострение ситуации совершенно не нужно. Люди хотят зарабатывать деньги, создавать рабочие места. Платить налоги и так далее. И когда какие-то связи рушатся, это серьезные потери, иногда потери лет, а иногда и десятков лет довольно напряженного труда, когда этот рынок завоевывался, когда делались инвестиции. Мы сейчас часто вспоминаем Визу и Мастеркард, они же на наших глазах пришли в Россию. Мы просто все это воочию наблюдали. Помните, первые карточки появились. В 1990 годы, их принимали считанное число ресторанов, отелей в основном, где были иностранцы в качестве клиентов. Сейчас это действительно значительная часть российского рынка. А они же потратили время и деньги, и силы. И вот сейчас с этого рынка уйти, кому же понравится.

М. МАКСИМОВА — Только что пришло sms от нашего слушателя, Дмитрий из Екатеринбурга спрашивает: когда штормит на финансовых рынках, и когда санкции, что делать нам, простым обывателям?

А. НЕЧАЕВ — Хороший вопрос. Я бы дал совет, пока не начинать совершать каких-то панических действий. Панически покупать валюту или панически сбрасывать. Я все-таки надеюсь, что мы не стаем изгоями на мировом финансовом рынке, и некоторые наши ура-патриотические настроенные экономисты говорят о том, что давайте откажемся от доллара, давайте кардинально ужесточим валютное законодательство. И так далее. Вот мне кажется, такого рода советы тоже до добра не доведут. В том числе и российскую экономику и российских потребителей. Поэтому мне кажется, что где-то все-таки власти и бизнес должны найти консенсус, должны остановиться. Поэтому если мы сейчас опять окружим себя железным занавесом, и люди не смогут платить с помощью современных айти-технологий, если люди не смогут свободно поменять, в 1992 году наше правительство ввело конвертируемость рубля. Люди к ней привыкли. 22 года прошло. Ну неужели мы все сейчас это возьмем и перечеркнем и опять вернемся во времена…

М. МАКСИМОВА — Ой, не хочется.

А. НЕЧАЕВ — Поэтому я надеюсь, что у нашей власти и западных властей все-таки хватит рационального мышления, чтобы где-то найти грань. Я понимаю, на что они реагируют, тоже далеко не все нравится в нашей украинской политике, но повторяю, вот сейчас построить железный занавес-2 это было бы просто трагической и геополитической ошибкой.

А. ДУРНОВО – Андрей Алексеевич, большое спасибо. Андрей Нечаев, председатель партии «Гражданская инициатива», бывший министр экономики был у нас на связи.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире