'Вопросы к интервью
Е.БУНТМАН – 15 часов, 6 с половиной минут. Инесса Землер и Евгений Бунтман в студии. И у нас на прямой телефонной связи Али Хамзин — член Меджлиса крымскотатарского народа. Добрый день!

А.ХАМЗИН – Добрый день!

И.ЗЕМЛЕР – здравствуйте!

Е.БУНТМАН – В первую очередь, что с запретом на въезд на территорию Российской Федерации, прежде всего в Крым у Мустафы Джемилева. Есть ли официальное подтверждение?

А.ХАМЗИН – Есть официальное подтверждение тому, что сегодня рано утром 22 апреля этого года нашему лидеру нации народному депутату Украины Мустафе Джемилеву при пересечении административно-территориальной границы Крыма с Украиной вручили «Акт, уведомления о неразрешении въезда в Российскую Федерацию» до 2019 года, на 5 лет.

Е.БУНТМАН – Правильно ли я понимаю, что Джемилев, несмотря ни на что намерен приезжать в Крым.

А.ХАМЗИН – Он заявил, достаточно жестко среагировал и достаточно правильно, потому что мы сами этого не допустим, чтобы наш лидер нации при желании приехать в Крым из Киева – чтобы его не допустили. И он заявил о том, что он несмотря ни на какие запреты приедет в Крым. И он обязательно приедет, он будет обязательно пропущен и будет обязательно с нами, со своим народом, как и мы со своим лидером. Хочу одно сказать, что это достаточно крупная провокация со стороны все-таки российских властей, потому что сегодня господин Аксенов – это самый главный, так сказать, провокатор в этой ситуации, который искусственно нагнетает ситуацию на полуострове с тем, чтобы ее дестабилизировать за счет крымских татар, обзывая Меджлис экстремистской организацией, делая всякие гадкие заявления в адрес нашего лидера Мустафы Джемилева, что он, извините за выражение, одна из тех причин, которая дестабилизирует ситуацию в Крыму, что является совершенной неправдой.

И.ЗЕМЛЕР – Я бы хотела еще два уточнения внести. Во-первых, кем была вручена бумага о запрете на въезд на территорию России, я имею в виду, кем конкретно она была вручена? Это пограничники или это какие-то другие структуры, и кем она подписана?

А.ХАМЗИН – Этот вопрос буквально в ближайшее время выясним, но то, что он был вручен – это факт. И мы сейчас находимся в таком, непонятном шоковом состоянии в этой ситуации.

Е.БУНТМАН – Вы говорите, что крымские татары будут протестовать. Как именно могут протестовать и какие механизмы есть у крымскотатарского народа, чтобы как-то оспорить это решение, если это, действительно, принятое решение российскими, по всей видимости, властями?

А.ХАМЗИН – В любом случае мы сейчас будем это все выяснять, это однозначно. Понимаете, вчера, например, на Меджлис было совершено нападение некими лицами в камуфляже, которых некоторые рассматривают, как некие отряды самообороны Сергея Аксенова. Это он их создан. Это абсолютно неофициальные такие структуры, которые до сих пор действуют, и они встречаются у нас теперь вместо «зеленых человечков» с автоматами где-то. Кто они, что они? Без опознавательных знаков. И поэтому кто-то типа таких людей вручили, возможно, и вот этот акт. Поэтому это все требует сейчас выяснения. Во-первых, необходимо было бы разоружить эти все отряды самообороны, личных нукеров местных элит, которые специально нагнетают ситуацию, чтобы дестабилизировать положение в Крыму.

Е.БУНТМАН – Насколько сейчас крымские татары ощущают, вообще, угрозу в Крыму своей безопасности, своей национальной идентичности?

А.ХАМЗИН – Смотрите, я вам просто факты привожу, я не буду говорить от себя, как говорится, о своих впечатлениях. 14-летнего мальчика за то, что они идет по тротуару, говорит на крымскотатарском языке с каким-то своим другом – вдруг его хватают: «Крым – это Россия! Ваше место в Узбекистане. Вон отсюда!» Валят на землю, начинают избивать. При этом избили до такой степени, что он был уложен в больницу. Ему были нанесены достаточно серьезные телесные повреждения. Ни милиция, ни прокуратура, никто не приходит и несмотря на просьбы не фиксирует преступление. Это один момент.

Второй момент. Я выезжаю из Бахчисарая на съезд в Берлин на прошлой неделе. Выезжаю из Бахчисарая. Пост ГАИ, рядом стоят трое «зеленых человечка» в разных формах с автоматами в руках. Подъезжаю к Симферополю – просто стоят трое каких-то «зеленых человечка» разношерстно одетые, но с автоматами в руках. И еще, самое главное, они нагло до такой степени самоуверенно улыбаются – мне показалось, что они в нетрезвом состоянии. Приезжаю на вокзал – 12 человек в какой-то непонятной камуфляжной разношерстной одежде, трое с автоматами – начинают требовать у меня документы. Я им предоставляю все-таки, потому что стоят люди с автоматами. И начинаю им объяснять. Увидев только лишь мой документ в качестве помощника Мустафы Джемилева, тут же остепенились.

Но вы поймите правильно, есть другие люди. Возьмите, например, майора Карачевского Станислава, которого российский солдат просто убил потому, что он ему не понравился. Это потом кто-то стал объяснять, что он вступил в перебранку. Это потом кто-то говорит том, что он якобы он там попытался напасть. Но его же убил российский солдат вообще непонятно, за что. И в этой ситуации, кто себя может чувствовать в Крыму спокойно, нормально? Поэтому в Крым необходимо ввести международные организации наблюдателей. Россия, в конце концов, является членом ОБСЕ, и она не имеет права запрещать мониторить международным организациям положение и ситуацию с правами человека. Здесь издеваются над журналистами. Это постоянно уже традиционно, так сказать, манера поведения местных властей. Вчера напали вдруг кто-то непонятные на офис Меджлиса, избили наших девушек здесь. К сожалению, нас здесь не было. Поэтому крымские татары и не только крымские татары, но, я думаю и крымчане и даже те, кто голосовали за референдум, они тоже достаточно опасаются за свою судьбу, а крымские татары вдвойне, потому что мы открыто бойкотировали этот референдум, мы считаем нелегитимным присоединение Крыма к России, поэтому крымские татары сейчас самое опасное, так сказать, общество риска.

Е.БУНТМАН – Последний короткий вопрос, у нас осталась меньше минуты, к сожалению. Можете ли вы подтвердить информацию, что в эфире ГТРК Крым запрещено транслировать Мустафу Джемилева, а также главу Меджлиса Рифата Чубарова, правда ли это?

А.ХАМЗИН – И Меджлис тоже. Более того, дана команда, чтобы в СМИ не упоминалась аббревиатура Меджлис крымскотатарского народа, и все это связано с тем, что НЕРАЗБ. Крыма объявляет Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организацией.

Е.БУНТМАН – Спасибо большое! Али Хамзин — член Меджлиса крымскотатарского народа был у нас на прямой телефонной связи. Мы просим извинения за некоторые неполадки при связи и вернемся после рекламы, будем продолжать обсуждать положение крымских татар сейчас в Крыму и за пределами Крыма, в том числе уже с правозащитником Александром Черкасовым.

РЕКЛАМА.

Е.БУНТМАН – 15 часов 16 минут в Москве. Инесса Землер и Евгений Бунтман, продолжаем тему межнациональных отношений и положения крымских татар сейчас в Крыму. У нас на прямой телефонной связи Александр Черкасов. Добрый день, Александр!

А.ЧЕРКАСОВ Добрый день!

И.ЗЕМЛЕР – Здравствуйте!

Е.БУНТМАН – Только что мы говорили с членом Меджлиса, который нам рассказывал о ситуации с Джемилевым, которому выдали некую бумагу, запрещающую ему въезжать на территорию Российской Федерации. Пока не очень понятно, официальная это бумага или нет, но, тем не менее, проблема существует. И самое главное противоречие между тем, что происходит, действительно, с крымскими татарами, это и нападение на Меджлис, которое было рано утром в понедельник и всевозможные заявления крымских лидеров по поводу Мустафы Джемилева и других крымскотатарских персоналий – это с одной стороны. С другой стороны, указ, подписанный о реабилитации депортированных в 44-м году народов. Вот это противоречие, как его, вообще, воспринимать сейчас?

А.ЧЕРКАСОВ Очевидно, его стоит воспринимать так, что всегда оперативная игра состояла в том, что дается и возможность для компромисса со стороны разрабатываемых, и указывается на то, что, если они не будут идти на компромисс, то с ними будут поступать жестко. Но Мустафа Джемилев, которые уже более полувека участвует в борьбе за права крымскотатарского народа, все это знает хорошо. И я боюсь, что проблемы возникли не у Мустафы, проблемы возникли у российских властей в Крыму. Об этом говорит вся биография Мустафы Джемилева.

Е.БУНТМАН – Я бы просто хотел попросить напомнить в двух словах о самое его личности, о том, что такое Мустафа Джемилев для крымскотатарского народа. Это один из самых известных национальных правозащитников, диссидентов, национальных лидеров советского периода, безусловно.

А.ЧЕРКАСОВ Евгений, в двух словах не получится. Я попытаюсь, потому что тут важны детали. Мустафа Джемилев родился в 43-м году, ему было меньше года, когда его и семью, как и весь крымскотатарский народ, депортировали в июне 44 года. Вначале жили они в Андижанской области, потом переехали в Ангрен. Мустафа закончил в 59-м году среднюю школу, пытался на восточный факультет Среднеазиатского государственного университета в Ташкенте. Увиделось, что для крымских татар прием на этот факультет закрыт. 2 года работал токарем на авиационном заводе в Ташкенте. Участвовал в учреждении молодежной подпольной организации «Союз крымскотатарской молодежи». Был руководителем исторического отдела этой организации. Комитет госбезопасности разгромил эту организацию.

В 62-м году Мустафа поступает на гидромелиоративный факультет Ташкентского ирригационного института. Отчислен с 3-го курса. Повод: распространение им статьи «Краткий исторический очерк тюркской культуры в Крыму в XIII-XVIII веках», которую он распространял среди студентов. В 66 году впервые осужден в Ташкенте. Формально  — за отказ от службы в армии. На самом деле это НЕРАЗБ. Статья была использована против одного из уже тогда очевидных лидеров крымскотатарского национального движения. В своем последнем слове он говорил: «Сотрудники КГБ возмущены тем, что мы собираем статистические данные о погибших на местах ссылки крымских татар, что собираем материалы против садистов-комендантов, которые издевались над народом в годы сталинщины, и которые должны предстать перед судом за преступления против человечности». Перед окончанием срока помещен в штрафной изолятор. Его обвинили в антисоветской агитации среди заключенных. Сотрудники госбезопасности добивались, чтобы Джемилев отказался от участия в национальном движении, угрожали ему новым сроком. Он объявил голодовку. Чекисты были вынуждены отступиться.

А дальше 68-69 год. Мустафа освободился и включился уже в общесоветское правозащитное диссидентское движение. Он подписывал петиции в защиту инакомыслящих, протесты против оккупации Чехословакии, и вошел, между прочим, в инициативную группу по защите прав человека в Советском Союзе в 69-м году.

Генерал Петр Григоренко писал о нем: «Мустафе едва исполнилось 20 лет, когда он начал говорить своим соотечественникам, что изолированное национальное движение, тем более такого немногочисленного народа, как крымско-татарский успеха не сулит. Человек невероятной воли, мастер привлекать к себе людей, прекрасный оратор, обладающий незаурядным умом и огромным трудолюбием, Мустафа, несмотря на молодость, очень быстро стал играть руководящую роль в национальном движении и занял видное место в рядах московских правозащитников».

Е.БУНТМАН – Александр, я на секунду перебью, просто на этом момент тоже хотелось бы как-то заострить внимание, потому что сейчас Мустафа Джемилев – это как раз не только крымскотатарский лидер – ну, может быть, не официальный лидер Меджлиса, но его по-прежнему называют лидером крымскотатарского народа, безусловно, — но при этом он очень активно включен и в украинскую политику, и, можно сказать, что в мировую политику – он сегодня встречался с Джо Байденом, вице-президентом США, и тоже был важный разговор, насколько мне известно.

А.ЧЕРКАСОВ Ну, а Мустафа никогда не был местечковым политиком. Он ровно человек такого масштаба. Он человек такого масштаба, как генерал Григоренко, как Андрей Дмитриевич Сахаров, который выступал за Джемилева, когда его в Сибири… Понимаете, омский процесс… Мустафа – он 15 лет почти не вылезал из тюрем и лагерей. И вот после очередного трехлетнего срока в Омске против него завели уголовное дело. От его соседа по камере Дворянского пытаются получить показания, что его Мустафа антисоветски ориентировал. Редкий случай: Дворянский, уголовник пишет о том, как его чекисты пытались вербовать, и отказывается давать показания. На Мустафу давят, он 300 дней держит голодовку, переносит искусственное кормление. Это человек, который за свою жизнь вынес очень много. И считать, что его бумажкой можно испугать – очень тяжело. И, что важно, Мустафа, как и все крымскотатарское движение, оно не скатилось в узкий национализм или применение насилия. Наоборот, именно в 70-е годы, когда их давили страшным образом, когда за возвращение крымского татарина в Крым, за попытку там поселиться 3 года давали – вот именно тогда это стало очень определенно ненасильственным движением.

Тут я упомяну еще одного человека, которого знают все крымские татары – Мусу Мамута. Вот Муса вернулся разок – его выселили, посадили. Он вернулся снова. Пришли снова выселять, а он облил бензином и поджег себя. Похороны Мусы Мамута многочисленные, многотысячные, куда пришли татары и русские – это была, по сути дела, политическая демонстрация. И все крымские татары знали про «живой факел», про Мусу Мамута. И когда в конце 80-х, в начале 90-х они возвращались в Крым, когда им не давали селиться там, откуда их выселили, в своих прежних домах – самозахваты, самострои. Когда милиция приходила сносить эти самострои, татары – они не кидали в милицию «коктейли Молотова», они обливали себя бензином, и милиционеры знали, что они готовы себя поджечь и отступали. Это очень мощное национальное движение с очень большими традициями, с харизматическими лидерами, такими, как Мустафа Джемилев. То есть, с очень определенной установкой на ненасилие.

Е.БУНТМАН – Александр, а чем можно объяснить сейчас то, что происходит? Явно происходит то ли закрывание глаз на конфликты межнациональные в Крыму, потому что столкновения в понедельник у Меджлиса – они были. Неизвестные люди срывали украинский флаг, который туда повесили по случаю Джемилева.

А.ЧЕРКАСОВ  — Правда, блогеры, связанные с крымскими «самооборонцами» и с организацией «Русское единство» откровенно пишут, что это они сорвали флаг, и  сетуют, что де крымская милиция недостаточно жестко себя вела, когда колонна машин от Перекопа ехала с украинскими флагами – как так? Тогда самооборона подошла к Меджлису и демонстрировала силу. В общем, они не очень это скрывают, надо сказать.

Е.БУНТМАН – Нет, то, что они не срывают, я могу понять. Я не могу понять, почему российские власти, почему Москва при очевидных, совершенно реверансах перед крымскими татарами – указ о реабилитации, он в первую очередь направлен именно на смягчение настроений крымских татар, это очевидно – почему на это закрывают глаза федеральные власти?

А.ЧЕРКАСОВ Ну, во-первых, федеральная власть, конечно, считает, что есть вертикаль, но иногда эта вертикаль не доходит до низу. Да, можно все объяснять такой, НЕРАЗБ. игрой: вот вам кнут, вот вам пряник. Но сделав опору на парамилитарные формирования, власть уверена ли достаточно, что она их контролирует, что они будут выполнять ее хитроумную политику, которая то туда, то сюда меняется? Они будут идти напролом в соответствии со своими идеологическими установками. А эти идеологические установки очень определенные, и ни украинские флаги, ни крымские татары в это, в общем, особенно не укладываются.

И.ЗЕМЛЕР – Так что будет происходить, с вашей точки зрения, если украинские флаги так и будут появляться и этот Меджлис крымских татар, он же понятно, как может быть оценен со стороны федеральной власти?

А.ЧЕРКАСОВ Да, Меджлис крымских татар может быть оценен вполне определенно. Проблема в том, что так ли это важно, как он будет оценен федеральной властью? Понимаете, выборы Меджлиса еще с того времени, когда был Советский Союз – это уникальный случай, когда национальное движение имеет демократическое представительство. Представляете, народ, рассеянный по Советскому Союзу, и организуются выборы делегатов на курултай так, чтобы было пропорциональное представительство от разных малых общин. Курултай потом избирает Меджлис. Это не маленькая группа маргиналов, бегающая со знаменами и говорящая ерунду от имени этнической общности. Это, действительно, представительство от 300-тысячной общины крымских татар.

И.ЗЕМЛЕР – Александр, извините, а тогда с точки зрения российской власти, может ли такой орган выступать фактором дестабилизации обстановки опять же, с точки зрения российской власти?

А.ЧЕРКАСОВ С точки зрения российской власти любая самоорганизация народа представляет опасность, как мы знаем из общения российской власти с любыми неправительственными организациями. Только вот попытки полицейскими методами сделать что-то с  крымскотатарским национальным движением, боюсь, это гораздо сложнее, чем разгонять маленькую группу митингующих в центре Москвы. И принимать такие решения в отношении легендарного лидера крымско-татарского народ – это, мягко говоря, не просчитанное действие, не то, что аморальное, не то, что незаконное, — но еще и, мягко говоря, не просчитанное. Тот, кто это сделал, он должен понимать, что он ответит за это не только перед богом, перед историей, но и перед своим начальством, когда будут последствия, а последствия, видимо, будут.

Е.БУНТМАН – Ну, я надеюсь, что это решение, если оно, действительно, было принято официально, будет как-то дезавуировано, потому что пока это достаточно темная история. Спасибо большое! Это был Александр Черкасов, член правления «Мемориал» был у нас в прямом эфире. Говорили о крымских татарах и о проблемах, которые возникают в последнее время.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире