'Вопросы к интервью


И. МЕРКУЛОВА: 15 часов 05 минут в Москве, «Дневной разворот». Сегодня понедельник 31 марта, ведущие «Дневного разворота» Антон Орехъ, Ирина Меркулова, будем говорить о снайперах на Майдане в первой части «Разворота». МВД, Генпрокуратура и служба безопасности Украины обещают уже на этой неделе в четверг обнародовать информацию об этих самых снайперов. Об этом сообщил глава МВД Арсен Аваков. Речь идет о промежуточных результатах расследования дела о массовых убийствах. Ранее в Генпрокуратуре заявили, что личности снайперов установлены, и это граждане Украины. Но соответственно никаких имен названо не было.

А. ОРЕХЪ: Пока не названы. Это будет все 3 апреля в четверг, но а пока американское сетевое издание (неразборчиво) представило фотографии, сделанные во дворе здания службы безопасности Украины утром и днем 20 февраля. И вот эти фотографии, ну по мнению наших коллег американских доказывают, что убийство более 50-ти человек в Киеве было запланировано режимом бывшего президента Януковича, бежавшего их страны как известно через несколько дней. Ну, и в распоряжении издания есть видеозаписи, там 90 гигабайт видео, много фотографий, и даже что-то вы можете у нас, кстати говоря, на сайте посмотреть, и сделать свои некоторые выводы об увиденном. Ну а мы надеемся все-таки с нашим сейчас коллегой украинским об этом поговорить, и с ветераном группы «Альфа».

И. МЕРКУЛОВА: Еще одно вот в дополнение ко всем этим вещам о снайперах. В интернет попала запись телефонного разговора министра иностранных дел Эстонии (неразборчиво) и главы европейской дипломатии Катрин Эштон… Кстати, министр потом подтвердил, что действительно разговор имел место, и (неразборчиво) ссылается на данные (неразборчиво) Ольги Богомолец, который помогал людям на Майдане. Так вот поэт сказал следующее: «Стремительно растет понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции».

А. ОРЕХЪ: Ну, с этого собственно скандал тогда и начался, когда начали вообще изучать эту проблему, а кто там стрелял, что это были за снайперы. Ну а сейчас очередной поворот в этом деле. Так, как я понимаю, есть у нас Андрей Яницкий.

И. МЕРКУЛОВА: Андрей Яницкий, журналист издания «Левый берег» из Киева. Андрей здравствуйте, вы в прямом эфире «Эха Москвы».

А. ЯНИЦКИЙ: Здравствуйте.

И. МЕРКУЛОВА: Что по поводу снайперов в Киеве говорят? Было бы интересно узнать.

А. ЯНИЦКИЙ: Ну, версии конечно ходят самые разные. Сейчас… Ну, по понятным причинам очень сильные антироссийские настроения в Киеве. Я бы подчеркнул, что не антирусские, а именно антироссийские, антипутинские.

И. МЕРКУЛОВА: Точнее антикремлевские наверное.

А. ЯНИЦКИЙ: Антикремлевские, да, скажем так. И поэтому популярная версия, что все устроила Россия для того, чтобы устроить дестабилизацию, а потом отхватить Крым, отхватить юго-восток, и так далее. Но я бы относился к этой версии с пониманием в виду того, что произошло за последнее время. То есть, я бы не сказал, что под этой версии есть какие-то серьезные доказательства. Вторая популярная версия – это конечно версия, связанная с Януковичем. Я бы не сказал, что под этой версии есть какие-то серьезные доказательства. Вторая популярная версия – это конечно версия, связанная с Януковичем, то есть с режимом Януковича.

И. МЕРКУЛОВА: А это в принципе не одно и то же, да? То есть Кремль и Янукович – это надо как-то разводить.

А. ОРЕХЪ: То есть считается, что Янукович мог действовать по собственному почину, без каких-то там подсказок.

А. ЯНИЦКИЙ: Ну, мог действовать в то время, когда была перестрелка, да? То есть, у него были рычаги власти. Но сейчас понятно, что он как безвольная игрушка, да? В руках Путина. А в то время он представлялся, в общем-то, отдельной силой. Организованность своими (неразборчиво). И версия, которая в Киеве не популярна, но если мы поедем например (неразборчиво), куда-то на (неразборчиво) восточные регионы, то наверняка услышим первую версию, что это все устроили западные разведки, или это устроила оппозиция. То есть в принципе версия отражает те настроения, которые ходят в том или ином регионе.

А. ОРЕХЪ: То есть, условно говоря, если суммируя, мог это быть кто угодно.

И. МЕРКУЛОВА: Тогда возникает следующий вопрос… Ну, с Кремлем там более-менее понятно, да? Дестабилизировать, и соответственно поделить. А вот Януковичу это было зачем нужно?

А. ЯНИЦКИЙ: Ну, мне лично это тоже… Для меня это удивительная тоже версия, зачем это было нужно Януковичу. Но сторонники этой версии оправдывают себя тем, что возможно для того, чтобы ввести чрезвычайное положение, вызвать армию для того, чтобы окончательно подавить протест. (Неразборчиво) что это… Ну, как бы Янукович был на это не способен, он уже к тому времени не контролировал половину страны, половину регионов страны. Не контролировал армию в общем-то тоже, и там военноначальники отказывались ему подчиняться. И он уже (неразборчиво) парламентом. То есть для него, мне кажется, это был ошибочный ход. Но поскольку мы до сих пор не знаем очень многих деталей… Вот я надеюсь, что министр внутренних дел Украины (неразборчиво) в четверг прояснит немножко ситуацию. Потому, что он уже анонсировал, что в четверг будет… Наверное вы об этом говорили в эфире…

А. ОРЕХЪ: Да, да, да, что 3-го числа ждем доклада. Но а насколько…

И. МЕРКУЛОВА: С оппозицией, да. Вот с оппозицией. Им зачем это?

А. ЯНИЦКИЙ: Ну, опять же, сторонники версии, что оппозиция это устроила, или условно говоря там западные (неразборчиво) оппозиции, считают, что оппозиция мирно не могла взять власть, и её нужно было мобилизировать толпу, заставить её пойти на жестокость, на насилие для того, чтобы захватить органы власти. Но честно говоря, мне эта версия тоже кажется сомнительной потому, что к тому времени, когда была эта массовая перестрелка, уже власть шаталась вовсю. То есть ну то, о чем я говорил раньше, что Януковичу уже не подчинялось половина страны, не подчинялся парламент, армия. То есть, какой-то эскалации мне кажется, уже не нужно было придумывать дополнительной. Вполне как бы власть уже падала к ногам оппозиционеров сама.

А. ОРЕХЪ: А не думали вообще о том, что это может быть ни какая-то инспирированная акция с какой-то одной стороны, а просто… Ну, с одной стороны снайперы стреляют в этих, с другой стороны какие-нибудь снайперы стреляют в тех. Просто вот разновидность боевых действий, и всё. Без какого-то такого дальнего прицела.

А. ЯНИЦКИЙ: Да, вот мне кажется, что сторонники всех (неразборчиво) теорий хотят… Иногда любой человек наверное как бы заражается таким развлечением, да? Скажем (неразборчиво). Но сторонники (неразборчиво) теорий, они упускают из виду очень важную вещь, что собранные в одном месте тысячи людей с оружием, это всегда риск того, что что-то пойдет не по плану, и что условно говоря кто-то может открыть первый стрельбу, а другой её продолжить. То есть, условно говоря, если мы собираем в одном месте там тратил, динамит и так далее. И закуриваем сигарету за сигаретой, находясь рядом с этим не безопасным складом, да? То рано или поздно всё может взорваться. Поэтому я не исключаю, что что-то могло пойти просто не по плану. Кто-то что-то недопонял, у кого-то была психика…

А. ОРЕХЪ: Началась импровизация, да.

И. МЕРКУЛОВА: Подождите, нет…

А. ЯНИЦКИЙ: Человеческий фактор.

И. МЕРКУЛОВА: Но если мы говорим о снайперах, да? То на мой взгляд это не те люди, у которых там что-то с психикой, и которые…

А. ОРЕХЪ: Нет, ну у командиров могло что-то перепутаться в голове.

А. ЯНИЦКИЙ: Да, во-первых, психика могла подвести того, кто отдает команды, а не исполнителя. А во-вторых там было несколько групп снайперов, и это уже точно известно, что они друг друга мониторили, стреляли из разных точек. То есть, опять же, кто стрелял конкретно и откуда, тут есть несколько точек, которые подтверждаются по полету пули. А вполне может быть, что мы не знаем еще о каких-то точках, откуда шла стрельба.

И. МЕРКУЛОВА: А вы верите в то, что расследование будет проведено объективное и всестороннее, и не нужно ли какие-то может быть международное независимое расследование?

А. ОРЕХЪ: Потому, что просто те, кто сейчас это расследование проводили, это фактически те люди, которые после событий на Майдане пришли к власти. То есть, они сами себя могут расследовать? Сказать, что ах, вы знаете, действительно кто-то из наших тоже стрелял.

А. ЯНИЦКИЙ: Ну мне кажется, что расследование должно быть настолько прозрачным, чтобы это не навредило только скажем каким-то государственным тайнам, которые по понятным причинам нельзя открывать другим странам. Но я бы настаивал на том, чтобы все международные эксперты их разных стран, из разных организаций могли бы этот расследование проверить, посмотреть на эти вещественные доказательства, и… Ну я надеюсь, что такая прозрачность будет. Потому, что министр внутренних дел Оваков поставлен сейчас в такую ситуацию, что у него и выхода-то другого нет. Если он будет как бы декларативно, как предыдущие министры называть виновных, подозреваемых, и не приводить никаких доказательств, то доверия не будет. И это мы видим по случаю с убийством в перестрелке этого (неразборчиво), да? Лидера западного региона правого сектора.

И. МЕРКУЛОВА: А вот кстати поводу правого сектора…

А. ЯНИЦКИЙ: (Неразборчиво) каждый сектор… (Неразборчиво) Майдана не доверяют министру. Поэтому ему приходится быть открытым.

И. МЕРКУЛОВА: А вот по поводу кстати правого сектора. Наши слушатели, в частности Ольга считают, что тут в общем нечего даже и расследовать. Дестабилизировать и делить нужно было как раз правый сектор и тех, кто стоял за ними.

А. ЯНИЦКИЙ: Я там на месте не был, но как бы убийство из огнестрела любого человека, неважно правый сектор, левый сектор… (Неразборчиво) любого человека, это уже повод для расследования. Насколько я знаю, если бы не это, поступает человек с пулевым ранением, или мертвый, то милицию вызывают автоматически, расследование проводят автоматически. Поэтому расследование должно быть в любом случае. Но то, что роль правого сектора преувеличена, это точно. Ну, в том числе благодаря российским СМИ, но и наши СМИ есть, которые…

И. МЕРКУЛОВА: Ну, они просто очень активны, агрессивны, и соответственно… Мне кажется, это даже больше такой бренд, медиа бренд. Потому, что если поговорить с рядовыми представителями этого правого сектора, это как правило какие-то подростки, футбольные фанаты. Они не выглядят там сильно радикальными. Это что-то похоже на игру в зарницу, вот военно-патриотическую (неразборчиво). И их публичные выступления, во всяком случае их пресс-секретарь, и кстати российский гражданин (неразборчиво) никогда публично всегда (неразборчиво) с любого радикализма, расизма, и так далее. Понятно, что там они объединяют совершенно разных людей, но это мне кажется, такой успешный… Ну в кавычках, не знаю не в кавычках, но вот (неразборчиво) политический бренд, который направлен на то, чтобы…

И. МЕРКУЛОВА: А слухи о их связях со службой безопасности Украины, они имеют под собой какие-то основания, или тоже разговоры?

А. ЯНИЦКИЙ: Здесь основания потому, что в состав правого сектора входят разные организации, в том числе организации (неразборчиво), и вот в 2012 году партия (неразборчиво) участвовала в выборах (неразборчиво) регионах Украины. В качестве технической партии по её рядам, по её спискам как бы избирательной комиссии проходили люди, которые работали на партию регионов, которая тогда была у власти. То есть, если я прозрачно выразился… В общем часть правого сектора, и в общем партия «Правый сектор», который сейчас зарегистрирован, она буквально там год назад под другим названием занималась тем, что помогала Януковичу… Силами Януковича приходить к власти.

А. ОРЕХЪ: Ну, по крайней мере, какая-то часть понятна. Я напоминаю, Андрей Яницкий у нас, журналист издания «Левый берег» из Киева по телефону. И еще один вопрос я хотел задать. Вообще вот этот доклад, который будет 3-го числа в четверг, насколько его… С каким интересом его ждут вообще, что он может изменить? Ну, найдут виновных, объявят виновными тех или этих. Это сейчас каким-то образом вообще в состоянии повлиять на ситуацию? На политическую, на общественную, вот в Киеве?

А. ЯНИЦКИЙ: Этого ждут очень сильно. Потому, что это одно их первых требований к новой власти – найти людей, которые расстреливали митингующих. И это касается не только (неразборчиво), это касается и милиционеров, которые стреляли в толпу… Ну, во всяком случае очень велика вероятность, что именно милиционеры стреляли. Но мне бы хотелось, чтобы власть искала так и протестующих, которые стреляли в милицию. Я не уверен, что они на это способны. Что не будут закрыты глаза на эти преступления. Для меня человеческая жизнь, цена как с той, так и с другой стороны. А тут видно, что конечно все усилия направлены в первую очередь на то, чтобы найти тех, кто стрелял в протестующих, но не в (неразборчиво). Собственно чтобы вы понимали, уже создан своеобразный героический такой миф, который можно… «Небесная сотня»…

А. ОРЕХЪ: «Небесная сотня», да. Даже предлагали переименовать улицу там. Институтскую по-моему, да?

А. ЯНИЦКИЙ: Не то, что предлагали. Вот сегодня пришло сообщение от Центробанка украинского, что выпущена памятная монета, памяти «Небесной сотни». И улицы переименовывают, и предлагают возводить монументы. Мне кажется, что их этой трагедии, пытаются сделать такой исторический миф на долгие времена. То есть, будут внесены изменения в учебники истории, и в школах это будут преподавать. То есть, это уже такой… Как бы часть героической истории в украинском государстве.

А. ОРЕХЪ: Такой эпос народный рождается.

А. ЯНИЦКИЙ: Да. И это уже часть государственной политики. Можно говорить правильно это или не правильно, (неразборчиво) у государства должна быть какая-то такая, скажем так… Свои герои, и эти герои, вот в чем я полностью согласен со многими россиянами в том, что там Бандера не может быть этим героем потому, что методы, которыми он действовал в современном мире, ни неприемлемы. Вот ребята, которые шли без оружия… Вот Небесная сотня» — это те, кто шли без оружия. Это они шли там с деревянными щитами, это видно хорошо по видео. Что люди, которые шли без оружия против вооруженных людей – эта гибель от пули снайпера… Мне кажется, что в принципе тут есть основание для того, чтобы их считать… Ну уж вольно или не вольно, конечно они это не хотели погибнуть, но это были герои… В общем тут больше оснований их считать героями, чем…

А. ОРЕХЪ: Ну понятно. Чем тех, кто был с оружием.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо вам большое, Андрей Яницкий, журналист издания «Левый берег». У нас сейчас на прямой телефонной линии Сергей Гончаров, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Здравствуйте, добрый день, вы нас слышите?

С. ГОНЧАРОВ: Добрый день.

И. МЕРКУЛОВА: Мы говорим о снайперах на Майдане, и очень хотелось бы выслушать мнение профессионала.

А. ОРЕХЪ: То есть, можно ли не знаю, по фото, по видео каким-то образом понять почерк. Это действительно были профессионалы? Если профессионалы, то какие?

С. ГОНЧАРОВ: Ну, вы знаете, наверное я бы оценил эту ситуацию в следующем порядке. Первое: для того, чтобы быть профессионалом-снайпером, надо долго учиться, и профессионал-снайпер действует не в толпе, как это было на Майдане. Он предназначен для одного-двух выстрелов для того, чтобы решить задачу той или иной операции. Поэтому говорить о том, что на Майдане действовали снайпера высококлассы, или по крайней мере люди, которые способны к этому действию как снайперы-профессионалы, я это подтвердить не могу. Потому, что то, что было на Майдане – это обыкновенная стрельба в толпу, без сякого такого понимания о том, что они делают. Это просто было убийство людей, которые были на Майдане.

И. МЕРКУЛОВА: Подождите, но они стреляли не просто в толпу, они отстреливали людей. То есть, вот в конкретную голову…

А. ОРЕХЪ: Просто говорят, что характер ранений у людей одинаковый, поэтому и решили, что…

С. ГОНЧАРОВ: Да, я вам еще раз говорю: задача снайпера – это выполнение задачи для решения какой-то проблемы.

И. МЕРКУЛОВА: Ликвидация.

С. ГОНЧАРОВ: Там была толпа, стреляли в толпу. Поэтому две разные вещи. В толпу может стрелять не только снайпер, а охотник, который ходит на кабана, или на зайца. Роли никакой не играет, там была толпа.

И. МЕРКУЛОВА: То есть, вы считаете преждевременным говорить о том, что это какие-то спецслужбы?

С. ГОНЧАРОВ: Ну, я бы не взял та себя такую ответственность, сказав, что это какие-то спецслужбы. Да, может быть какие-то спецслужбы. Людей, которые обладают навыками нормальной стрельбы, или по крайней… Хорошей профессиональной стрельбы из любого вида оружия, в любой спецслужбе мира и той же Украине достаточно, это раз. И второе, я еще раз повторяю, что стрельба была по толпе. Если бы вы сказали, что в этой толпе надо было выследить, грубо говоря, там Пупкина Ивана Пупкоича, и сказали: «Вот этот человек убит, это сделал снайпер». Но когда стреляли по толпе (неразборчиво) кого… Кого они убьют или ранят – поймите пожалуйста, это не работа снайпера, это не работа профессионала.

А. ОРЕХЪ: То есть, нужен был в этой ситуации какой-то человек или люди, которые будут просто уничтожать какое-то количество людей.

С. ГОНЧАРОВ: Да, совершенно верно, да. Это было несколько человек, которые обладали или снайперскими винтовками, или имели определенный навык стрельбы, или это были люди, получившие задание просто расстрелять толпу, ну грубо говоря для того, чтобы создать тот психологический настрой, который был создан на Майдане. Все, нас убивают, мы идем вперед, мы свергаем власть. Поэтому еще раз повторяю, что я бы не стал заострять внимание, что это были снайперы – профессионалы. Я этот факт… Как бы человек, который знаком с этой ситуацией, пока отрицаю.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо вам большое, Сергей Гончаров, президент международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Мы на этой с этой темой завершаем.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире