'Вопросы к интервью


Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 15.07 в Москве, и мы начинаем «Дневной разворот». Евгений Бунтман, Татьяна Фельгенгауэр, и с нами в студии посол Италии в РФ Чезаре Рагальини, помогает нам сегодня Сергей Балюков. Господин посол, добрый день.

Ч. РАГАЛЬИНИ: Добрый день.

Е. БУНТМАН: В последние минуты приходят новости, буквально каждые несколько минут про активистов, и просто тех, кто находился на судне «Гринпис», «Арктик Санрайз». Среди арестованных по этому делу был и итальянский гражданин, Крестьян Дельсандо, которого насколько я понимаю, дипломатические работники обеспечивали помощь ему, дипломатическую защиту в Мурманске. Расскажите, как связывались дипломаты с Крестьяном Дельсандро, и как сейчас осуществляется связь после того, как активист был переведен в Санкт-Петербург?

Ч. РАГАЛЬИНИ: С момента задержания нашего гражданина в Мурманске, генеральный консул Италии в Санкт-Петербурге немедленно с ним связался, он поехал в Мурманск, он с ним встречался, и нашему гражданину оказывалась всемирная поддержка, в том числе и правовая. Сейчас, когда его привезли в Санкт-Петербург, у генконсула Италии в Санкт-Петербурге появилось естественно намного больше возможностей быть с ним в контакте, видеться с ним чаще. Кстати говоря, через несколько минут начинается судебное заседание, на котором будет рассматриваться в частности дело нашего гражданина Алесандро. И мы надеемся, что… По крайней мере к этому все идет, что он будет отпущен под залог.

Е. БУНТМАН: Мы будем в прямом эфире следить за ситуацией с итальянским гражданином, по делу которого сейчас должен начаться суд в Санкт-Петербурге. И, разумеется, об этом расскажем в прямом же эфире, как только поступят новости господину послу.

Ч. РАГАЛЬИНИ: Я уверен, что получу от вас самую новую информацию по этому поводу.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но сейчас вот мы смотрим, что суд, большую часть решений выносит в пользу фигурантов этого дела, их отпускают под залог, одного только человека оставили под арестом. Как вы считаете, вот это результат какого-то общественного давления, широкого резонанса, который имеет это дело? Или все-таки попытка разобраться — кто, что, как там произошло?

Ч. РАГАЛЬИНИ: Ну, во-первых, я полагаю, нужно дождаться все-таки окончательного решения суда, и ознакомится с формулировками, мотивировочной частью, так называемой этого решения. Во-вторых, насколько нам известно, в 14.30 должно начаться рассмотрения дел… Вопросов точнее нашего гражданина и посмотрим, как будут развиваться события. Что касается нашего гражданина, я конечно же рассчитываю на то, что судьей будет принято решение в его пользу, то есть отпустить его под залог. Что касается вопроса о том, почему принимается такое решение, то лично я не думаю, что это результат или следствие какого-либо давления со стороны мировой общественности, если так можно выразиться. Ну во-первых потому, что я не отметил то, чтобы это давление было каким-то уж особенным в данном случае. А во-вторых я полагаю, я убежден, что это скорее результат действия следственного комитета, и личное решение судьи, который на основании материалов дела принимает такое решение. Я объясню свою точку зрения. Ещё раз скажу, что Италия с самых первых минут задержания нашего гражданина, очень внимательно следила за развитием событий, но это всё не выходило за рамки, свойственные для таких случаев процедуры обычной консульской поддержки. Конечно ситуация вокруг судна «Гринпис», и вокруг задержанных в связи с этим делом, внимательно отслеживалось общественное мнение Италии, на уровне парламента, на уровне страны в целом, однако я считаю, что это нормально. По крайней мере, это нормально для Европы. Повторяю, ничего сверх того, что вызывало обычную консульскую поддержку, в такого рода случаев здесь я не наблюдаю. Кроме того отмечу, что насколько мне известно, прошло 2 месяца с момента задержания. Мне представляется, что у СК было достаточно времени, и достаточно условий для того, чтобы собрать все необходимые материалы, и результатом этого как я полагаю, и есть решение, которое принимает сейчас судья.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас прервемся на полторы минуты, а после чего вернемся к вам, и уже обсудим саммит в Триесте, который начнется на следующей неделе, и открывающийся перекрестный год туризма России-Италии. Оставайтесь с нами, я напомню, что у нас в гостях постол Италии в России Чезаре Рагальини.

РЕКЛАМА.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы продолжаем наш эфир, «Дневной разворот», Евгений Бунтман, Татьяна Фельгенгауэр, еще раз добрый день. Я напоминаю, что в гостях у нас посол Италии в России Чезаре Рагальини. Господин посол, на следующей неделе открывается саммит в Триесте, это саммит российско-итальянский. Основная я так понимаю повестка – это открывающийся перекрестный год туризма. Тема для россиян важная потому, что те вопросы, которые к нам приходили в эфир, они в первую очередь конечно касаются туризма. А вы для себя программу максимум по этому саммиту какую представили? Вот что произойдет, чтобы вы сказали: «Это был удачный саммит, у нас получилось»?

Ч. РАГАЛЬИНИ: Встреча на нашем уровне, которая откроется на в следующий вторник, а именно 26 ноября, это важнейшая встреча. Напоминаю, что будут встречаться наш премьер-министр Николетто, и Владимир Владимирович Путин. В делегацию входит по 10 министров с каждой стороны, то есть это показатель того, насколько большое значение придают обе стороны этой встрече. Эта встреча будет проходить спустя 3 года после аналогичной встречи, которая состоялась в Сочи. Встреча, как я уже отметил, имеет очень большое значение. Основная задача – во-первых, подвести итоги, поскольку времени с предыдущей встречи прошло достаточно много. Нужно, чтобы руководители наших стран посмотрели, что удалось сделать. И во-вторых, естественно наметить программу на будущее. Программу, которая бы охватывала сотрудничество в самом широком спектре, это политика, экономика, это финансы, это торговля. Скажу, что предполагается после этой встречи, такого рода встречи на высшем уровне будут проходить уже в ежегодном режиме. Это свидетельство (неразборчиво) отношений между нашими странами, которые в прочим… И это общепризнанно, и так и без того уже имеют превосходный характер потому, что отношения между нашими странами развиваются совершенно замечательным образом. Главным образом потому, что экономики наших стран взаимодополняют друг друга. То есть, Италия-Россия являются друг для друга идеальными экономическими партнерами, и всё это создает основу для того, чтобы и в будущем работать более чем успешно. В ходе встреч на высшем уровне в Триесте, предполагается подписание ряда важнейших документов. Я назову некоторые из них, это соглашение о так называемом зеленом коридоре. Соглашение предусматривает упрощение таможенных процедур при обороте товаров из одной страны в другую на взаимной основе, что естественно должно способствовать росту товарообмена между нашими странами. Это будут меморандумы о сотрудничестве области в здравоохранении, области сельского хозяйства, и сотрудничества между почтовыми службами двух стран. Параллельно встреч на высшем уровне будет проходить бизнес-форум. Предполагается, что в рамках этого бизнес-форума будет подписано рамочное соглашение сотрудничества между участниками этого форума. То есть, между итальянскими и российскими предпринимателями.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но понятное дело там бизнес, предприниматели, меморандум – это всё очень здорово, но вот простого человека, россиянина, которому ужасно интересно попасть в Италию, его конечно в первую очередь интересует история с визами. Но я думаю, что не только россиянина, который хочет попасть в Италию, но и итальянца, который хотел бы посмотреть на Москву, или Петербург. Вот тут вот как обстоят дела? Насколько просто итальянцам попасть в Россию, и россиянам попасть в Италию? И будет ли это проще?

Ч. РАГАЛЬИНИ: Ну, как вы сами анонсируя темы, которые будут затронуты в ходе этой встречи сказали, что один из вопросов – это вопрос о перекрестном годе туризма. И это намного в общем более веселая тема, нежели все остальное. Хотя признаюсь не менее сложная, чем все остальное. В чем сложность? Сложность в том, что задача поставлена сложная, а именно показать заинтересованному туристу не столько то, что уже и без того известно и раскручено. То есть, города Рим, Флоренция, Венеция, известны практически каждому. А показать ему так называемую неизвестную Италию, которая не менее, а иногда даже более богата и ландшафтами, и архитектурой, и историко-художественными памятниками. Мы полагаем, что российский турист – это искушенный турист. И совершенно очевидно, что именно это и может быть ему интересно, и вот именно эту задачу, как я уже сказал, мы себе и поставили в рамках перекрестного года туризма. Я приведу простой пример, достаточно наглядный, как мне представляется. В Италии находится 49 объектов, включенных в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, это самое большое число в мире. Так вот 80% из этих объектов находится в стороне от известных массовому туристу маршрутов. Так вот задача именно в том, чтобы показать российскому туристу так называемую альтернативную Италию. Ту Италию, которая ему или известна меньше, или совсем не известна, и эта Италия, я совершенно уверен, она не менее, может быть и более красива, более богата на какие-то неожиданные вещи, открытия, красоты, и все, что угодно. И как вы справедливо заметили, здесь рядом стоит вопрос с визами. Понятно, что это важный вопрос. Это вопрос, который всех интересует. Я лично убежден, что… Эта моя точка зрения, что виз между нашими странами быть не должно. Но Италия тем не менее, является членом зоны шенгена, соответственно должна соблюдать установленный регламент. Регламент заключается в том, что виза должна быть. Соответственно виза должна быть, единственное, что мы делаем все для упрощения этой процедуры, и получить итальянскую визу сейчас можно в абсолютно короткие сроки, достаточно просто.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте мы сейчас прервемся на новости, после чего я думаю, в этой теме ещё останемся.

Е. БУНТМАН: Я думаю, что мы ещё поговорим немного о визах, о конкретных уже пунктах года туризма, и о других проблемах. Мы поговорим об этом после рекламы и новостей. Я напомню, у нас в гостях чрезвычайный уполномоченный посол Италии в России Чезаре Рагальини.

НОВОСТИ.

Е.БУНТМАН – Татьяна Фельгенгауэр, Евгений Бунтман по-прежнему с вами, и мы продолжаем беседу с послом Италии в России Чезаре Рагальини. Мы говорили о визах и о годе туризма. Господин посол, в следующем году, несколько будет облегчена конкретно выдача итальянских виз для россиян. И так сейчас достаточно это простая процедура в итальянском визовом центре. Будет ли, например, отменен визовый сбор на следующий год?

Ч.РАГАЛЬИНИ – Процедура получения итальянской визы не сегодня очень проста, и получить визу можно быстро. Этим занимается генеральное консульство в Москве и Санкт-Петербурге. У нас в целом по России работает 14 визовых центров. До января будущего года мы планируем открыть еще 5 и до февраля еще 2, таким образом, общее число составит 21 визовый центр по России. Это, безусловно, позволит еще большему числу россиян получать визы. Сроки поручения виз в наших визовых центрах 48-72 часа, то есть, это очень быстро. Я говорю 48 или 72 – это зависит от нагрузки, потому что в пиковые нагрузки, когда людям приходится очень много работать. Генеральное консульство в Москве выдавало, например, до 10 тысяч виз в день. Это колоссальное количество. Когда у нас появится – хотя их и сейчас достаточно много – все эти визовые центры, я полагаю, что эта процедура получения визы будет еще более простой и быстрой.

И, ее одно обстоятельство: мы стараемся последнее время выдавать как можно больше годичных и двухгодичных виз, и это тоже, на наш взгляд, способствует упрощению ситуации. Что касается вашего вопроса о сборе. Дело в том, что уже сейчас, в соответствии с межгосударственным соглашением итальянская виза стоит примерно половину того, что приходится оплачивать россиянам за визы других государств. Станет ли бесплатной она? – спрашиваете вы. Она уже бесплатна в рамках перекрестного Года туризма, для туроператоров, для лиц малого шестнадцатилетнего возраста, которые следуют со своими родителями на одно из мероприятий, внесенных в официальную программу перекрестного Года туризма.

В этом году по нашим расчетам по существующей динамике мы планируем, что будет выдано около 750 тысяч виз россиянам. На перекрестный Год туризма мы ставим себе достаточно амбиционную задачу: довести это число до одного миллиона. И в целом вкупе с нашим стремлением выдавать годичные, двухгодичные визы, то есть, создать условия для россиян не обращаться каждый раз, когда ему требуется поездка в Европу и Италию, в частности, обращаться за визой, а принимать это решение спонтанно, исходя из каких-то своих правил и предпочтений. Мы полагаем, что это приведет к дальнейшему росту турпотоков между нашими странами.

Е.БУНТМАН – Теперь перейдем, наверное, к проблемам. От хороших новостей к проблемам. Одна из главных итальянских проблем сейчас – это проблема миграции. В России тоже говорят, что проблема миграции – одна из главных, но после этого, когда смотрят на Италию, думают, что все не так уж страшно, потому что на саммите ЕС, например, Италия ставила вопрос с миграцией одним из главных, потому что миграционные потоки направляются через Средиземное море именно в направлении Италии. Насколько это, действительно, серьезная проблема для Италии и для ЕС в целом, и чего не хватает для ее решения?

Ч.РАГАЛЬИНИ – В основе развития цивилизации лежит как раз миграция. На протяжении долгих лет, на протяжении тысяч лет миграция, то есть, перемещение народов больших и малых как раз и создавало какие-то очаги возникновения той или иной цивилизации. И я бы не рассматривал это как — противу того, что вы сказали – как проблему, я бы рассматривал это как возможность, которую нужно использовать.

Что касается Италии – Италия, являясь своего рода южной границей Европейского Союза, естественно, первая страна, которая принимает на себя поток мигрантов. Но, видите ли, дело в том, что есть мигранты и мигранты.Я бы предложил рассматривать это следующим образом: есть люди, которые ищут убежища, которые скрываются от бедствий военных конфликтов, от разрухи экономикой, которые просто спасают себя, спасают свою жизнь. Естественно, они стремятся в Европу, потому что Европа – это место более безопасное и то место, где можно обеспечить себе какой-то минимальный достаток, и это все понятно. И есть категория мигрантов, поток которых генерируется различного рода криминальными организациями, и это уже другой вопрос, другая проблема, которую следует решать другими способами.

В последнее время – и это очевидно, это видно всем – именно в Италию направляются сотни тысяч беженцев. С учетом того, что Европа сейчас переживает не лучшие времена и с учетом довольно острого экономического кризиса, который переживает наша страна в частности, Италии довольно сложно обеспечить всем этим людям достойный прием. Довольно сложно обеспечить их работой. Мы, конечно, понимаем, что необходимо оказывать всяческое содействие нам, как итальянцам в решении этой проблемы. Однако, учитывая, что Италия является членом Шенгенской зоны и Европейского союза, нам очевидно, что этот вопрос должен решаться с учетом интересов и нашей страны тоже на уровне Европейского союза в целом.

Что касается криминального аспекта, то есть, это группы беженцев достаточно большой, которая генерируется криминальными организациями, то мы ведем довольно активную работу. Эта работа в значительной степени ведется в сотрудничестве с соответствующими органами других стран. Мы проводим аресты людей, которые подозреваются в незаконной деятельности, которые зарабатывают на незаконных беженцах, но и здесь понятно, что эта деятельность не может вестись одной Италией без участия стран Европейского союза. Именно поэтому мы ставим этот вопрос на уровне руководства Европейского союза, чтобы таким же образом сообща находить какие-то меры успешного решения этой проблемы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Еще одна проблема, но проблема уже касается дипломатов непосредственно, это скандал вокруг «прослушки». Последний месяц по очереди все страны делают заявления и как-то пытаются реагировать с разной степенью горячности на разоблачения Эдварда Сноудена США, Агентство национальной безопасности, которое слушает всех, и даже были подозрения, что они слушают папу римского. Вы как-то по-другому стали говорить по телефону, господин посол?

Ч.РАГАЛЬИНИ – Я полагаю, что проблема прослушки — достаточно серьезный вопрос, и мы вместе со своими союзниками, соседями по Европейскому союзу потребовали объяснений от США.Мы считаем, что это вполне логично, вполне законно, потому что нам нужны эти объяснения, чтобы понять, на какой основе строить наши дальнейшие отношения в нашем мире, когда так бурно и с таким глубоким проникновением развивается информатизация, когда мы все нуждаемся, практически ежесекундно в новейшей информации касательно всех вопросов, которые нас окружают. Естественно, это создает ситуацию, где союзники должны согласовать и принять своего рода этических кодекс, который был лежал в основе отношений, иначе просто союзнические отношения могут быть невозможны.

Вы спрашиваете, стал ли я говорить по-другому? Во-первых, я человек сам по себе достаточно немногословный, соответственно, и по телефону и по emailне бог весть, как растекаюсь мыслью просто в силу своего характера. А, вообще, я задаюсь себе вопросом – мы говорим сейчас об этой проблеме, насколько это серьезно – так вот, а, может ли это быть, вообще, серьезным, потому что зададимся вопросом: в состоянии ли те люди, которые читают нашу почту в изобилии или слушают наши телефоны, — это понять, каталогизировать, вычленить из этого что-то, что им нужно – и, вообще, что им нужно–с тем, чтобы это потом каким-то образом в каких-то целях использовать? Я не думаю, что ответы на эти вопросы очевидны.

Е.БУНТМАН – Еще один достаточно популярный вопрос у наших слушателей. Я напомню телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45. На первом месте, конечно, визовые вопросы, а второй: почему-то интересуются уровнем безработицы в Италии и сопереживают уровню безработицы в Италии. В России это не очень серьезная проблема в этот момент. В Италии уровень безработицы неуклонно рос последние годы после большого кризиса 2008 года. Что вы можете рассказать слушателям, насколько это влияет на общее положение в Италии, на общее настроение, может быть, людей в Италии?

Ч.РАГАЛЬИНИ – Вы затронули острейший вопрос, пожалуй, одной из наиболее болезненных точек, которая нами всеми сейчас ощущается на фоне глобального кризиса. Безработица – это всегда достаточно показательный пример того, как ощущает себя страна. Это достаточно серьезная проблема. Дело в том, что последние годы Италии пришлось пережить достаточно сложный период. Надо сказать, что Италия с честью вышла из финансового кризиса, ей удалось преодолеть финансовый кризис, честно говоря, немалой ценой – ценой заплаченной в ходе реализации довольно болезненных реформ. Одна из них – это реформа пенсионного обеспечения. Цена была заплачена немалая в виде сокращения расходов и дефицита бюджета. Но, при этом безработица остается довольно тяжелым вопросом, особенно среди молодежи.

Молодежная безработица, почему представляется нам наиболее серьезной – потому что эта проблема имеет два аспекта. Первый аспект, это этический: не может, не должна страна позволить, чтобы целое поколение не вносило свой вклад в течение какого-то достаточно продолжительного времени в благосостояние страны. И второй аспект — это аспект, так называемой социальной сплоченности, потому что, когда в обществе достаточно большая группа работает, а другая не менее малочисленная, не работает, то получается, что создается две отдельно стоящие группы, у которых не всегда могут совпадать социальные интересы – это чрезвычайно важно с точки зрения устройства государства.

Так вот, мы осознаем серьезность этой проблемы, наше правительство принимает самые серьезные веры, в том числе, не популярные. Кое-что нам удается сделать. Результат сейчас, в ближайшее время мы надеемся увидеть. Это, в частности, меры стимулирование предприятий, которые нанимают молодежь – определенные налоговые льготы и иные меры стимулирования. Проблема остается, я полагаю, что она будет оставаться на повестке дня не только для Италии, но и Европейского союза, в этой связи в Риме в следующем году планируется проведение всеевропейской конференции, посвященной только проблеме безработицы, и мы полагаем, что здесь совместными усилиями мы будем искать решение этой проблемы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, что – меньше минуты у нас осталось, наверное, уже не имеет смысла начинать тему, хотя про расширение ЕС не успели мы поговорить.

Е.БУНТМАН – Видимо, следующий раз поговорим про расширение ЕС. Надеемся на плодотворную работу совместную. Пока итальянского активиста Гринпис не отпустили, несмотря на то, что у нас эфир длился час, но мы будем держать вас в курсе, и в выпусках новостей обязательно расскажем. Спасибо большое! У нас в гостях был чрезвычайный и полномочный посол Италии в России Чезаре Рагальини.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А нам помогал Сергей Абуляков с проведением этого эфира, большое вам спасибо. Ну, а дневной Разворот продолжится после новостей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире