'Вопросы к интервью
01 октября 2013
Z Разворот Все выпуски

Направление пенсионных накоплений в распределительную систему в 2014


Время выхода в эфир: 01 октября 2013, 15:35

Е. БУНТМАН: 15 часов 35 минут в Москве. Евгений Бунтман, Инесса Землер по-прежнему с вами. У нас в гостях Валерий Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике. Добрый день.

В. РЯЗАНСКИЙ: Здравствуйте.

Е. БУНТМАН: Будем говорить о направлении пенсионных накоплений в распорядительную систему в будущем году.

И. ЗЕМЛЕР: Это решение было совершено внезапным. Только вчера, когда проект федерального бюджета на следующий год и на ближайшие три года поступил в Госдуму. Журналисты почитали пояснительную записку к нему. Выяснилось, что все средства из накопительной части пенсии работающих ныне граждан, кто вписывается в эту систему, в следующем году будут направлены в распорядительный фонд. Во-первых, Валерий Владимирович, откуда взялась необходимость такого экспроприаторского решения?

В. РЯЗАНСКИЙ: Причин несколько. Главная причина – это тот анализ ситуации с экономикой, как бюджета большого, так и бюджета пенсионной системы дал поводы, чтобы проанализировать и провести инвентаризацию всех возможных заначек, которые могли бы пенсионной системе работать устойчиво в следующем году. Все три года подряд, потому что бюджет будет рассматриваться на три года. Рассматривают вопрос, такое решение было предложено, о нем спорили.

И. ЗЕМЛЕР: Кем было предложено?

В. РЯЗАНСКИЙ: Оно предложено Министерством труда и Министерством финансов. Резон в этом есть. Он базируется даже не на экономических показателях системы, а на показателях того, как нашими накоплениями занимаются негосударственные пенсионные системы. Я имею в виду управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды. Дело в том, что эти два или один год потребуются для того, чтобы создать соответствующую систему страхования рисков, наподобие той, которая создана в системе страхования вкладов банков. Это корпоративная система, которая на протяжении нескольких лет демонстрирует совершенно надежную защиту наших вкладов до миллиона рублей. Но ни один вкладчик за это время не пострадал, чего нельзя сказать о негосударственных пенсионных фондах.

И. ЗЕМЛЕР: Валерий Владимирович, извините, сейчас мы говорим немного о разных порядках. Дело в том, что система страхования вкладов создавалась за счет государства. А система выплат пенсии действующим пенсионерам происходит за счет граждан.

В. РЯЗАНСКИЙ: Разница не очень ощущается. Те вклады, о которых мы говорим, это были вклады наши. Часть наших вкладов отправлялась в некий страховой резерв. Так и здесь. Это тоже часть недополученной заработной платы, которая будет откладываться. Для решения стратегической задачи « в случае, если».

И. ЗЕМЛЕР: Этот страховой резерв, если я шла в банк как вкладчик, то этот стразовой резерв и для меня был. А сейчас я как работающий ныне, отчисляющий свои доходы накопления в накопительную часть пенсии, я сейчас их перевожу не себе, а действующим пенсионерам. Это та же советская система распорядительного фонда.

В. РЯЗАНСКИЙ: С точки зрения ныне живущих пенсионеров, более справедливая по отношению к ним является ( НРЗБЧ) система. Это безусловно. С другой стороны, с точки зрения эффективности функционирования накопительного компонента, государственная система тоже пока демонстрирует лучшие показатели. По результатам 12 года Внешэкономбанк дал по итогам 9.21% эффективности. Негосударственные системы на 3% меньше. Государственная система пока демонстрирует лучший показатель.

И. ЗЕМЛЕР: Но нам, работающим, практически запретили держать свои накопления в государственном пенсионном фонде, поставив разграничения 6.0%

В. РЯЗАНСКИЙ: Вы имеете право отправить свои накопительные проценты в государственную систему. Вы имеете право.

И. ЗЕМЛЕР: Потом, когда будет введено 0%, в накопительную систему за молчание, я этого права лишусь. Все равно все будет уходить в распорядительный фонд.

В. РЯЗАНСКИЙ: Распорядительная система на сегодняшний день, работающему молодому человеку, который моложе 67 года, чем она хуже для него с точки зрения будущей пенсионной истории?

И. ЗЕМЛЕР: Она хуже тем, что за нами, кто моложе 67 года, те, кто моложе 87, их уже не так много. Нам уже не достанется.

В. РЯЗАНСКИЙ: Экономика говорит о чем? О том, что если вы находитесь в солидарной системе, то солидарная система вам гарантирует результат не хуже, чем накопительная. Сегодня солидарная часть индексируется в среднем по 10% в год. Средний процент инфляции за время, когда работает накопительная система, у нас с вами 9.6%. Солидарная система дает результат выше. И для работающего будущего пенсионера, и для того, кто сейчас находится на пенсии, солидарная система выгоднее.

И. ЗЕМЛЕР: Давайте вернемся к конкретному решению по переводу накопления в распорядительную систему. Ранее глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев называл возможную передачу средств накопления категорически неприемлемой, т.к. это означает отказ от обязательств государства перед застрахованным лицом. Т.е. мы сейчас имеем что? Проект бюджета с победившей точкой зрения Минфина, пока не было опровержения от Минэкономразвития, что изменилась позиция.

В. РЯЗАНСКИЙ: Во-первых, еще нет самого решения Правительства. Проект федерального бюджета является проектом закона. Еще предстоит обсудить целый пакет самого пенсионного законодательства. Мы пока знаем, что они на финише. Скорее всего, на этой неделе появятся. Я сегодня в двух лицам, как председатель комитета по социальной политике, я могу разделить точку зрения, что накопительный компонент является элементом воспитания будущих цивилизованных пенсионных накоплений. Все-таки мы исходим из того, что поколение советских пенсионеров, которые в основном трудовой стаж получили в советское время, не очень занимались своими пенсионными накоплениями. Для них все вопросы решало государство за два года до пенсии ты приходишь в пенсионную систему, заявляешь, тебе рассчитывают по определенной формуле. Безусловно, накопительный компонент внедрялся для того, чтобы побудить у поколения ответственность и культуру пенсионных накоплений. С другой стороны, как председатель союза пенсионеров, как руководитель большой общественной организации тех, кто сегодня находится на пенсии. Мы заинтересованы в том, чтобы распорядительный компонент рос большими темпами. Мы считаем, что остановка на один год этого компонента позволит в распорядительной части провести индексацию выше, чем ту, которую пока предполагает бюджет. Бюджет предполагает 8%. Мы считаем, что такой дополнительный взнос в распорядительную часть позволит надеяться ныне живущим пенсионерам на то, что индексация 1 февраля и 1 апреля уже по доходам пенсионной системы позволит проиндексировать более высокими темпами. Я считаю, это тоже очень благородно.

Е. БУНТМАН: Вот этот воспитательный момент, воспитать поколение будущих пенсионеров и нынешних работников, он несколько нивелируется вот этим решением. Все равно решение принимает государство. Когда накопления передаются в распорядительную систему достаточно неожиданно для людей, которые принимали непростое для себя решение. Переставали быть молчунами последние полгода. В итоге все решается все равно помимо них.

В. РЯЗАНСКИЙ: Уважаемые мои молодые коллеги, я здесь что должен сказать? Мотивы сохранности и надежности в данном случае играют немаловажную роль. Согласен, что есть экономический смысл в некоторых этих рассуждениях. Но давайте рассуждать с другой стороны. В 12 году пять негосударственных пенсионных фондов лишились лицензии. По результатам работы этой компании минус 120 миллионов рублей, которые надо теперь искать, чтобы перед теми молодыми людьми не стоять и краснеть. Объяснять, что этих денег нет. Их надо теперь искать. В 13 году 6 компаний лишись лицензии. 28 негосударственных пенсионных фондов получили соответствующие предписания мегарегулятора. Это говорит о том, что на сегодняшний день стопроцентной гарантии сохранности этих средств нет. Может оказаться, что мы будем банкротами пред этими людьми. Сама идея, если надежно ее не защитить, может сама себя дискредитировать. Этот год, как пауза, не ухудшает ситуацию в распорядительном компоненте. В накопительном компоненте особую роль не играет, потому что в государственном сегменте 1триллион 300 миллиардов рублей находятся во Внешэкономбанке. Эти деньги никуда не распределяются. Они как были, там и остаются. В негосударственном блоке 1 триллион сто с лишним миллиардов рублей тоже остаются. И буду т управляться. Вопрос только в том, что государство за этот год сформулирует правила гарантии, которые нужны, чтобы государство и тем негосударственным структурным подразделениям не пришлось краснеть перед будущими поколениями пенсионеров.

И. ЗЕМЛЕР: Валерий Владимирович, а зачем тогда государство нас «молчунов» до недавнего времени, особенно последние полгода выгоняло из государственного пенсионного фонда в негосударственные, где нет надлежащего контроля?

В. РЯЗАНСКИЙ: Нет худа без добра в этой части. Происходит процесс укрупнения реорганизации. На сегодняшний день на этом рынке негосударственных пенсионных фондов остаются самые устойчивые. Это, может быть, был такой сигнал, чтобы еще раз провести некую инвентаризацию в негосударственных пенсионных системах. Какие из них окажутся более устойчивыми.

И. ЗЕМЛЕР: Может быть, тогда не стоило торопиться с обнулением накопления для «молчунов». А сначала навести порядок, а потом ввести…

В. РЯЗАНСКИЙ: Мне часто приходится на территориях встречаться с людьми. Очень сложно объяснять формулу « 2.4», «6.0». В данном случае модель « 6.0.» более простая. Согласитесь, более понятная.

И. ЗЕМЛЕР: Да, но почему поторопились, если нет пока порядка в тех негосударственных пенсионных фондах. Почему я молчала? У меня не было доверия к негосударственным пенсионным фондам. Сейчас почему я перестала молчать? Потому что государство мне сказало, если ты будешь и дальше молчать, твоих накоплений будет нуль.

В. РЯЗАНСКИЙ: Один год.

И. ЗЕМЛЕР: Сначала говорили, что вообще будет ноль.

В. РЯЗАНСКИЙ: Мы говорим о том, что паузу берем, чтобы защитить все те накопления, которые есть.

И. ЗЕМЛЕР: Мы сейчас с вами две темы обсуждаем параллельно, и они у нас не всегда пересекаются. С распределением «6.0» Это было, месяца два говорилось, что соотношение для «молчуна», 0 будет уходить в его накопления, все 6 % будут уходить в распорядительный фонд. До сих пор 6% поступало мне в накопление. Теперь государство сказало, что эти 6% мы будем переводить в распорядительный фонд, поэтому выбирай, либо ты будешь дальше молчать, рассчитывая на свою страховую часть. Или ты выберешь негосударственный пенсионный фонд. И твои 6% останутся при тебе. Я сделала свой выбор. А теперь нам говорят, что негосударственные пенсионные фонды не надежны. Ты свой выбор сделала, молодец. Но мы пока приостановим их работу. Зачем меня торопили? Почему нельзя было сначала провести ревизию в негосударственных пенсионных фондах, а потом поставить меня перед выбором?

В. РЯЗАНСКИЙ: Сам факт проверки мегарегулятором надежности работы заставил поторопиться с этим решением. Если продолжать работу в таком же стиле, как и было объявлено, то это означает, что мы могли бы усугубить положение достаточно большого количества людей, которые приняли активное решение вступить в отношения с негосударственными пенсионными системами. Все-таки последнее время проверки показывают, что такой элемент ненадежности повысился. Появилось больше рисков. Этим определяется, я могу предположить, скорость принятия этого решения.

И. ЗЕМЛЕР: Зачем тогда меня торопили в этом году, если ненадежность повысилась? Чтобы я гарантировано потеряла деньги?

В. РЯЗАНСКИЙ: Давайте начнем с того, что вы ничего не потеряли. Передав деньги в солидарную систему, вы тем самым…

И. ЗЕМЛЕР: Не в солидарную, в негосударственный пенсионный фонд.

В. РЯЗАНСКИЙ: Вы же говорите, что вы свои 6% надеялись перевести в негосударственный пенсионный фонд. Дабы они у вас выросли в больших процентах, вы могли больше получить. Но я вам доказал, что, если ваши 6% процентов попадут в солидарную систему, вы от этого не проиграете, а еще и выиграете. Потому что ваша пенсионная история будет более позитивная. Она же пишется. Здесь вы ничего не потеряли.

И. ЗЕМЛЕР: Допустим. У меня еще несколько статистических вопросов. Какова на сегодняшний день дыра в бюджете пенсионного фонда. Сколько денег туда нужно, чтобы обеспечить пенсиями всех пенсионеров?

В. РЯЗАНСКИЙ: Давайте начнем с другого. Мы обеспечиваем пенсией всех пенсионеров. У нас без 400 тысяч 41 миллиона пенсионеров. Они все обеспечены пенсией. Другой дело, что у каждого пенсия своя. Исходя из пенсионной истории. Средняя пенсия трудовая на конец 2012 года – 10367рублей. Это средняя трудовая пенсия по старости. Средняя социальная пенсия – чуть меньше 8 тысяч. Это те показатели, с которыми пришла пенсионная система 2012 году. Она обеспечивает пенсией абсолютно всех.

И. ЗЕМЛЕР: На какое время хватит денег? На год хватит?

В. РЯЗАНСКИЙ: Конечно, хватит. Когда мы говорим о тех субвенциях или субсидиях, которые приходят с федерального бюджета, их надо разделить. Первая часть этих субвенций идут на обязательства, которые на себя принимало государство. Государство принимает решение отправить молодого человека в армию, за этот год на него надо зачислить (Неразборчиво). И за него надо внести в пенсионную систему соответствующие взносы. Призывников порядка 200 тысяч. У нас молодые мамы имеют право три раза по полтора года находиться в отпуске по уходу за ребенком. За это время государство за каждый трудовой стаж вносит бонусы в пенсионную систему. Государство приняло решение провести валоризацию. Валоризация – это перерасчет той пенсии, которую человек заработал в период 91 года. Вы себе представляете, какая цифра идет на валоризацию. Порядка 500 миллиардов рублей идет на эти цели. Таких обязательств, которые государство берет на себя, снижая страховые взносы. Та дотация в размере 2.8 триллиона рублей. В чистом виде дотация составляет чуть больше триллиона. Есть 1.8, которые пополняют пенсионный фонд на законных основаниях в счет тех обязательств, которые брали на себя. С другой стороны, в 11 году страховых взносов собранных было достаточно, чтобы обеспечить 70 с лишним процентов. В 12 году было 62. Мы собираем меньше, чем выдаем. За счет чего? За счет того, что мы пенсию наращиваем, ее индексируем, а собираем взносов меньше за счет не очень высоких темпов роста заработной платы. Устойчивость пенсионной системы страны – это не накопительный компонент, а это устойчивость распорядительного компонента.

И. ЗЕМЛЕР: Практический вопрос от Сергея из Ярославля: « Что сейчас лучше делать молчунам. Выбирать срочное МПФ до конца года или переждать этот год?

В. РЯЗАНСКИЙ: Переждать. И увидеть те правила поведения для негосударственных пенсионных систем, которые будут определены законодательно. Ваши деньги все равно никуда не пропадают. В этом спешке нет.

Е. БУНТМАН: Вы советуете не торопиться.

В. РЯЗАНСКИЙ: Да.

И. ЗЕМЛЕР: (Неразборчиво) на 25 октября, если я не ошибаюсь, намечено рассмотрение проекта бюджета в первом чтении в Госдуме, где утверждаются основные показатели. Позиции социальных комитетов Совета Федерации, Госдумы, каковы будут по вопросу накопления в пенсионной системе?

В. РЯЗАНСКИЙ: Для этого надо будет собирать комитеты, но мое личное мнение, что мы поддержим укрепление позиций распорядительной системы. Распорядительный компонент сегодня является тем центром тяжести, который удерживает всю систему каких-то проблемных моментов. Чем устойчивее будет функционировать распорядительная система, где-то и поддерживаемая государством, ничего в этом зазорного нет. Мы являемся единым социумом. Мы должны понимать, что отработавшее в свое время поколение, 41 миллион пенсионеров, они заслуживают такого надежного механизма, как пенсионная система.

Е. БУНТМАН: Вот эта пауза, которую решили взять на следующий 2014 год. Она может затянуться?

В. РЯЗАНСКИЙ: Предложения ходят два. Год и два года. Посмотрим, как получим проекты закона, тогда начнем обсуждать. В принципе, на мой взгляд, для администрирования года для выработки решения законодательного вполне достаточно.

И. ЗЕМЛЕР: Было сообщение, что это может стать поводом для обращения в Конституционный суд. Ухудшено положение тех людей, которые решили перевести свои деньги в негосударственные пенсионные фонды.

В. РЯЗАНСКИЙ: Если такое обращение будет, Конституционный суд будет его рассматривать. Даже интересно проследить за этим решением. Я пытался на простых сравнениях показать, что положение работающего человека не ухудшается в будущей его пенсии.

Е. БУНТМАН: Я напомню, Валерий Рязанский. Глава комитета по социальной политике. Много вопросов приходят. Во-первых, ругают негосударственные пенсионные фонды, что не дошли деньги с прошлого года до нового места, несмотря на призывы.

В. РЯЗАНСКИЙ: В этом году поступило 737 жалоб на поведение негосударственных пенсионных фондов. Это жалобы на то, что либо деньги не дошли, либо не переведены, либо не могут найти тот фонд, который им обязан выплачивать их накопительный компонент.

И. ЗЕМЛЕР: Сколько вкладчиков в этих негосударственных пенсионных фондах?

В. РЯЗАНСКИЙ: Порядка 23 миллионов человек. Количество жалоб резко выросло сейчас. Почему? Пошли выплаты. Люди стали предъявлять претензии, смотря на свои результаты накопления.

И. ЗЕМЛЕР: Спасибо большое. С нами был В. Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике. Я думаю, что мы еще неоднократно встретимся в этой студии по всем вопросам, связанным с пенсионными и другими социальными проблемами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире