'Вопросы к интервью
30 сентября 2013
Z Разворот Все выпуски

Ситуация в Мордовской колонии №14


Время выхода в эфир: 30 сентября 2013, 15:01

А. СОЛОМИН – У нас на связи адвокат Надежды Толоконниковой, участницы группы «Pussy Riot» Ирина Хрунова. Здравствуйте.

И. ХРУНОВА — Здравствуйте.

А. СОЛОМИН – Расскажите последнюю информацию, что вам известно, где Надежда Толоконникова и в каком она состоянии. Пустили ли, наконец, удается ли кому-то с ней встретиться.

И. ХРУНОВА — Ситуация все хуже и хуже складывается. Достоверную информацию вам предоставить не могу. А все началось с четверга. В четверг вечером последний раз Толоконникова выходила на связь с защитниками. Где она сообщила о такой недружественной акции со стороны колонии, когда у нее отобрали всю воду. Которая у ней была с собой в камере. Потом ФСИН опровергал эту информацию. Что это вроде бы была замена воды. Но, тем не менее, я верю своей клиентке. Она может отличить замену воды от отбирания воды. И мне кажется, что те дни голодовки, когда Надежда была с нами на связи, это очень не нравилось руководству колонии. Поскольку она внутри сообщала всю информацию, что с ней происходит, кто к ней приходит, какие действия с ней проводятся. И я ожидала, что в ближайшее время могут быть какие-то действия, которые попытаются ограничить наше общение. Это и произошло. В пятницу уже не пустили представителей Надежды в колонию. Сказав, что по состоянию здоровья она переведена в медкабинет. В воскресенье стало известно, что она переведена в тюремную больницу. Так называемое ЛПУ. Мне кажется, что сейчас колония ведет себя достаточно неразумно, даже не колония вообще, а ФСИН ведет себя неразумно, потому что они сами накручивают ситуацию, не предоставляя нам достоверную информацию. Смотрите, Надежду отправили в больницу рано утром в воскресенье. В воскресенье приходили представители колонии, и никто им не сказал, что Надежда уже уехала в тюремную больницу. Мне кажется это странным. Зачем скрывать эту информацию. Смысл, это же не запрещено законом. Выйти представителю колонии к представителям Толоконниковой. Они прекрасно знают, что это представители, они сами их пускали в колонию до этого. И сказать: она по медицинским показаниям увезена в больницу. С другой стороны сейчас происходит то же самое в ЛПУ. В ЛПУ говорят, нет, мы вас не пустим, потому что по медицинским показаниям ей противопоказано, а на словах говорят, нет, у нее состояние удовлетворительное. Вот такая складывается ситуация. Поэтому достоверно я вам сказать ничего не могу. В сознании она, вообще она как себя чувствует, что с ней там происходит. Есть ли на нее давление. Может быть какое-то. Чтобы она отказалась от своих заявлений или жалоб. То есть она находится в полной информационной блокаде.

И. МЕРКУЛОВА — Ирина, вы считаете, что есть реальная угроза здоровью и даже жизни Надежды Толоконниковой.

И. ХРУНОВА — Да, я считаю, что есть угроза. И такое сокрытие ее от адвокатов, ни встреч, ни даже короткого телефонного звонка. Чтобы мы убедились, что она вообще в сознании, что она говорит. Это меня наводит на не очень хорошие мысли.

И. МЕРКУЛОВА — А вы собираетесь в Мордовию ехать?

И. ХРУНОВА — Конечно собираюсь. Но там находятся другие защитники. Там другой адвокат находится. Так что есть, кому на законных основаниях встретиться с Толоконниковой. И получить нам достоверную информацию.

А. СОЛОМИН – Ирина, была информация, что руководство Мордовской колонии вызывалось в Москву, у вас есть по этому поводу какие-то подробности? Вам сообщали об этом?

И. ХРУНОВА — Нет, к сожалению, мы с колонией не находимся в столь тесных отношениях, чтобы они мне что-то такое подобное сообщали. И я просто знаю, что в пятницу исполняла обязанности начальника колонии некто Казенова, один из заместителей. Это для меня означает, что в пятницу на месте ни начальника колонии, ни первого зама не было.

А. СОЛОМИН – В чем суть жалобы, есть информация, что защита обратилась к  спецдокладчику ООН по современным формам рабства Гюльнаре Шахинян. Какова жалоба, в чем ее суть и какова дальше ее судьба. Процедура.

И. ХРУНОВА — Процедура такова, что сейчас мячик на нашей стороне. Мы сейчас должны предоставить спецдокладчику все имеющиеся документы у нас, фотокопии, естественно, не подлинники, а можно в копиях. Все, что имеется на руках. И что может подтвердить наличие в колонии рабского труда. Поскольку рабский труд запрещен вообще где бы то ни было и в таких учреждениях в том числе. Но естественно мы представим туда подробное письмо Надежды Толоконниковой. Которое было опубликовано в прессе. Мне кажется оно очень подробно излагает всю ситуацию, что там происходит. Мы предоставим различные другие документы. В том числе, например, с удовольствием буду ссылаться на ваш сайт, где удивительным для меня образом Светлана Бахмина дозвонилась до прямого эфира и подтвердила фактически все, что сказала Толоконникова. То есть вот эти фотокопии, скрины с вашего сайта, например, тоже все уйдет спецдокладчику.

И. МЕРКУЛОВА — Скажите, а какие могут быть последствия для РФ после рассмотрения вашей жалобы в ООН.

И. ХРУНОВА — Это дипломатический уже идет, мы сейчас занимаемся тем, что поскольку нам не удается решить вопрос внутри России, мы вынуждены обращаться, в том числе в международные инстанции. Например, сегодня уйдет от меня жалоба, документ, заявление в Европейский суд по правам человека с требованием, с просьбой к суду, чтобы суд обязан Россию обеспечить встречу адвокатов и Толоконниковой. Почему, да потому что Толоконникова является заявителем по жалобе в Европейский суд, которая принята к рассмотрению Европейским судом. И фактически такое препятствие может говорить о том, что нарушение права на защиту.

А. СОЛОМИН – Агентство Интерфакс я процитирую: представитель общественной наблюдательной комиссии Мордовии Геннадий Морозов сообщал, что по его данным Толоконникова находится в отдельной палате под постоянным наблюдением медперсонала и он также указал, что ей делают поддерживающие внутривенное вливание. Вот можете объяснить с точки зрения защитника Толоконниковой, это вообще законно. Человек объявил голодовку.

И. ХРУНОВА — Это только в том случае, если она дала на это свое согласие, либо она находится без сознания. То есть я не знаю, что происходит с Надеждой. Вполне возможно, если она разрешила врачам, если она действительно себя чувствует настолько плохо, она разрешила поддерживающую глюкозу, это есть такой способ поддержки организма в случае голодовки. Это первый вариант, который говорит о том, что она в сознании, и она дала согласие на глюкозу. А второй вариант – она находится без сознания, и тогда врачи без ее согласия могут также вливать глюкозу.

И. МЕРКУЛОВА — Ирина, если бы вы в какие-то обозримые сроки встретились с Надеждой Толоконниковой, вы бы рекомендовали ей прекратить голодовку?

И. ХРУНОВА — Конечно. Я считаю, что то минимальное требование, о котором мы говорили, перевод в другое место, он сейчас выполнен. Пусть на время, пусть еще какое-то время она будет в любом случае в этой больнице тюремной. Но у нас была самая главная просьба, перевести ее в другое учреждение. Потому что она реально опасалась за свою жизнь и здоровье. И сейчас это выполнено. Ее требование, я бы ей конечно рекомендована сейчас прекратить голодать. Просто для того, чтобы не подрывать свой организм.

И. МЕРКУЛОВА — Еще один вопрос. Действительно ли Евгения Хасис сидит в той же колонии.

И. ХРУНОВА — Да, с Хасис там очень странная история.

И. МЕРКУЛОВА — Ее роль вы можете как-то прояснить?

И. ХРУНОВА — Давайте я скажу только то, что мне известно. Действительно Хасис находится в той же  колонии. Правда, в другом отряде. Но, тем не менее, Надежда с Хасис пересекались. Была очень некрасивая история, где-то был наверное декабрь, когда в СМИ появилась информация о том, что Хасис взяла под свою опеку Толоконникову в колонии. Это кто-то опубликовал из тех людей, кто ходит к Хасис на свидание.

А. СОЛОМИН – А что это значит?

И. ХРУНОВА — Вот была такая информация в СМИ. Меня это очень сильно удивило. Потому что я понимаю различия во взглядах между Хасис и Толоконниковой. И на очередной своей встрече с Толоконниковой я спросила, правда ли это. Она сказала, что это абсолютное вранье. Она с Хасис не общается. Более того, она не видит вообще никакого смысла поддерживать с ней отношения, потому что они совсем разные люди, скажем так.

И. МЕРКУЛОВА — Но конфликтов между ними не было?

И. ХРУНОВА — Нет, на тот момент не было. Потом уже через некоторое время Толоконникова сказала, что она разговаривала с Хасис, и попросила ее прокомментировать, было ли такое заявление для СМИ, что она ее взяла под свою опеку. Хасис наотрез отказалась и сказала, что нет, это чьи-то домыслы. Потом Толоконникова сказала, что Хасис очень активно сотрудничает с администрацией, просто потому что срок очень большой. Сидеть в этой колонии тяжело и, в общем, понятно, что любая женщина, находясь в таких условиях, хочет заработать некоторое смягчение, которое в первую очередь выразится в УДО, потому что все-таки надо понимать, какой срок у Хасис. Потом я уже услышала от Толоконниковой совсем недавно информацию, когда она говорила о том, что администрация руками других осужденных пытается на нее воздействовать. Вот там были фамилии других осужденных, и в том числе была фамилия Хасис.

А. СОЛОМИН – Что за угрозы от руководства колонии? И действительно ли от них она видит главную угрозу?

И. ХРУНОВА — Да, главную угрозу она видит исключительно от администрации колонии. Она об этом написала в своем письме и достаточно подробно изложено. Когда только она приехала в колонию, она об этом тоже, по-моему, говорила и мне говорила, что к ней подошла одна заключенная, которая пришла на нее посмотреть специально, потому что до этого очень много слухов ходило, кто же такая Толоконникова приедет тут к ним в колонию. Она на нее посмотрела, и сказала, что тебя прессовать здесь руками сотрудников не будут, они побоятся и тебя, и твоих адвокатов, и твоей известности. Это будет сделано руками других осужденных. В общем, так и получилось.

А. СОЛОМИН – Ирина Хрунова, адвокат Надежды Толоконниковой. Спасибо большое.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире