'Вопросы к интервью
Т. ДЗЯДКО: 15 часов 08 минут в Москве. Ну что же, давайте начинать. Ирина Воробьева, Тихон Дзядко, «Дневной разворот», будем сейчас говорить о национализме в России, и различных аспектах, дискуссий вокруг этой проблемы. Поскольку сегодня, как вы знаете, газета «Коммерсант» написала, что общественная палата провела исследование, которое сегодня собственно в палате представляют. Речь там идет о том, что в России растет национализм, и некоторые республики уже сегодня можно назвать исламскими. Различные аспекты, мы хотели бы сейчас вот в рамках этой получасовке сфокусироваться на одном из них, поскольку на многих из них уже сегодня обращали внимание наши коллеги в «Утреннем развороте» и программе «Эхо». Сейчас мы будем говорить о том, чтобы в паспорта вернулся пятый пункт так называемый, а именно графа «национальность», поскольку 51% граждан хотели бы вернуть в паспорт графу «национальность». Это данные вот этого исследования, проведенного общественной палатой. Сейчас у нас на прямой связи Владимир Зорин, зам. директора института этнологии и антропологии РАН, в начале нулевых министр по делам национальностей. Владимир Юрьевич, добрый день.

В. ЗОРИН: Добрый день коллеги, здравствуйте.

Т. ДЗЯДКО: Добрый день. Здесь Ирина Воробьева, Тихон Дзядко. Давайте, прежде чем мы начнем наш разговор, я напомню +7-985-970-45-45 – это номер для сообщений и СМС. Вопросы и комментарии так же можно присылать с помощью твиттера. Если вы пишите – аккаунд @vyzvon и с помощью нашего сайта в интернете www.echo.msk.ru. Ну а мой первый вопрос к вам Владимир Юрьевич, вот уже большое количество комментариев звучит по поводу результатов этого опороса. В частности глава ФМС Владимир Рамадановский говорит, что возвращение пятого пункта в паспорта россиян стало бы (неразборчиво) советского прошлого. Вы на какой позиции стоите вот в этом вопросе? Что это осмысленно, оправданно, или же это не нужно делать потому, что это там не знаю, бессмысленно, может быть вредно в каком-то смысле, как отвечаете вы на этот вопрос?

В. ЗОРИН: Да, я обязательно отвечу на этот вопрос, но предварительно я хотел сказать, что конечно с социологией надо считаться, да? Опрос есть опрос, но есть и другие опросы и цифры несколько другие. И 51,1% это прозвучало впервые. Здесь многое зависит от того, и как задавали вопрос, да?

Т. ДЗЯДКО: Это все понятно, и я прошу прощения…

В. ЗОРИН: Я вам дальше отвечу, да. Значит, нет никакой ни необходимости, ни целесообразности возвращаться к вопросу о восстановлении графы «национальность» в паспорте. Но есть советский опыт, когда именно эта графа разделяла людей, отсекая одних, даже от некоторых сфер государственной службы, некоторых видом и родов деятельности. Потом у нас на вопрос о национальности гражданин может ответить в ходе переписи населения, и его интересы по языку, культуре там и другим вопросам этнокультурного развития будут учтены. А в третьих понимаете, очень много людей в ходе этой же переписи либо не отвечали на вопросы о национальности, либо уклонились от обсуждения. А как быть в смешанных семьях, а как быть в других ситуациях? Вот представьте, нам говорят: «Давайте вернем графу «национальность», и будем заполнять её добровольно. Хочешь – заполняешь, хочешь – не заполняешь». А представьте себе, что человек оказывается среди националистически настроенной аудитории, и вдруг эта аудитория узнает, что он не заполняет графу «национальность», и тут могут быть самые различные действия и последствия. Поэтому нет никакого смысла возвращаться к пройденному, и я не знаю, там есть ли более 5 стран в мире сейчас, которые сохранили графу «национальность» в паспорте. И самое главное, что вопрос о ведении графы национальности в паспорт в какой-то мере торпедирует главную идею действующей сейчас стратегии Госнацполитики о формировании общегражданского российского сознания. Для того чтобы оставаться аварцем, русским, евреем, российским немцем – не нужен документ. Если ты себя чувствуешь… Да? Значит принадлежность к этой культуре, к этому этносу, никто тебе не мешает реализовать свои права. У нас сегодня в стране действует 21 тысяча общественных организаций и объединений, где в различной формы степени, действующим стимулом образования был этнический факт. А из них – это одна тысяча национальных культурных автономий. Нет никакого резона не политического, не гуманитарного, не культурного для того, чтобы возвращаться к этому рудименту, как сказал Константин Олегович (неразборчиво).

И. ВОРОБЬЕВА: Владимир Юрьевич, а подскажите… Вот оцените, мне тоже очень интересно. Потому, что раньше мы с вами знаем, что графа национальности, и скажем так, не подходящая национальность могла стать источников серьезных проблем у человека, в том числе не принятие на работу, и так далее, и так далее. Сейчас на ваш взгляд вот национальность человека – она как-то больше не влияет на его будущее, или все-таки сейчас тоже у нас такая проблема существует?

В. ЗОРИН: Нет, понимаете, сегодня в РФ законы обеспечивают равные права человеку, не зависимо от национальности, вероисповедования, взгляда, расы, размера его глаз, роста, цвета волос и так далее. Это абсолютное достижение сегодня в нашей стране, и любое ущемление национальных культурных интересов преследуется по закону публичное оскорбление, и так далее. Я думаю, что с точки зрения гарантий прав этнокультурного развития, наша страна на практике является одной из самых продвинутых в Европе.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, пожалуйста, а не может ли наоборот сыграть история введения графы «национальность» в паспорте в положительном ключе. В том смысле, что если будет статистически как-то подсчитано и установлено количество русских, евреев, даргинцев, аварцев, кого угодно.

В. ЗОРИН: Нет, извините, пожалуйста, у нас все подсчитано на переписи. К человеку пришли, его спросили…

Т. ДЗЯДКО: Ну, так на переписи, насколько я понимаю, человек не обязан говорить. И многие не говорили.

В. ЗОРИН: Но эти многие составляют всего полтора миллиона на 142 миллиона населения. Они не играли роль существенно, и картина по стране ясная. У нас сегодня 192 национальности этнической группы, 22 из них имеют численность более 400 тысяч человек, 7 национальностей имеют состав более миллиона человек от армян до русских…

Т. ДЗЯДКО: То есть, абсолютно большинство людей в ходе переписи национальность называли.

В. ЗОРИН: Конечно, безусловно. Нет такой проблемы сегодня. Это виртуальная тема, которая вносится в нашу дискуссию абсолютно не перспективно.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое, Владимир Юрьевич. Я напомню, что у нас в эфире по телефону был зам. директора института этнологии и антропологии РАН, министр РФ по делам национальностей в нулевых годах Владимир Зорин.

Т. ДЗЯДКО: А у нас на прямой линии телефонной связи Ильдар Гариффулин, наш слушатель, член клуба привилегированных слушателей «Эхо Москвы», общественный активист. Ильдар, добрый день.

И. ГАРИФФУЛИН: Здравствуйте.

Т. ДЗЯДКО: Расскажите нам, пожалуйста, если мы правильно понимаем, в республике Татарстан, по сути, пятая графа так называемая, уже вернулась в вашу жизнь, и в виде вкладыша это все как-то работает, верно?

И. ГАРИФФУЛИН: Но в виде вкладыша на одном языке – да, оно существует у нас на территории республики Татарстан.

Т. ДЗЯДКО: А когда это было введено, насколько это является обязательным?

И. ГАРИФФУЛИН: Вообще-то было введено в 90-х перед (неразборчиво) суверенитетов, скажем так. Для того чтобы стать таким брендом именно национальных республик, чтобы это отвечало её статусу, как бы повышало её статус, по сравнению с другими (неразборчиво). По сравнению с областями там, с краями, и так далее, и тому подобное.

И. ВОРОБЬЕВА: И это я правильно понимаю, это добровольно, да?

И. ГАРИФФУЛИН: Ну да, ну как добровольно? Как в смысле если человек живет на территории этого региона, допустим Татарстан, там прописан, там получает паспорт, то это естественно у всех людей…

Т. ДЗЯДКО: То есть, ему это автоматически этот вкладыш выдают.

И. ГАРИФФУЛИН: Да, автоматически у всех на родном языке. То есть не на родном, то есть пардон на государственном. Как известно в Татарстане два государственных языка русский и татарский. Вот и поэтому один вкладыш, одна сторона на русском языке, на второй стороне вкладыша полная копия, но уже на татарском языке.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, пожалуйста, Ильдар, а насколько этот вкладыш вам нужен каждый день, условно говоря. Ну, каждый – не каждый, но все время. Вот вы приходите в какие-то учреждения, у вас в учреждениях, где от вас требуется паспорт, от вас в равной степени требуется и вкладыш?

И. ГАРИФФУЛИН: Ну, как правило нет, просто это… Я же еще раз говорю, это не из практической надобности было введено, а именно как символ вот именно суверенитета республик.

Т. ДЗЯДКО: То есть, это такая вещь символическая.

И. ГАРИФФУЛИН: … а как автономным регионам в составе РФ, только из-за этого. Для того чтобы вырабатывался региональная численность. (Неразборчиво) такое понятие, как региональная численность. Для того чтобы у жителей Татарстана, Башкирии вырабатывалась региональная численность, вот эта вкладыш как раз и был введен. К практической надобности он никакого значения в принципе не имеет.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, просто вы же понимаете, о чем мы спрашиваем. Например, если человек, который проживает в Татарстане, получает паспорт, а он по национальности русский, например, да? Или любой другой возьмите. И у него там во вкладыше вот это написано. Вот это будет ему мешать как-то у вас там жить, или нет?

И. ГАРИФФУЛИН: Ну, нет кончено. Он же будет считаться таким же гражданином республики Татарстан. Это же не считается…Паспорт (неразборчиво) от этого не изменяется, эта графа национальность. То есть, там национальность не прописывается же в этом случае. Поэтому это никак, никоим образом не мешает абсолютно. И на самом деле, это вполне… Мне кажется, вполне нормальная практика. И я думаю, что если российское государство оставит вот этот национальный вкладыш, оно никоим образом от этого не потеряет, а только прибавится в том смысле, то, что у региональных лиц, у национальной интеллигенции, по крайней мере, не будет лишнего повода обвинять федеральный центр в ущемлении национальных интересов.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, пожалуйста, а является ли эта тема какой-то дискутируемой в республике? Обсуждается это, или эти вкладыши существуют, все их воспринимают как некую данность, и особо не заморачиваются, что называется?

И. ГАРИФФУЛИН: Вот на счет этих вкладышей – нет. Вот единственное, есть дискуссия на счет того, чтобы представители российских народов собственно, из различных общественных организаций, они выступают за то, чтобы вернуть фактор графы национальности. А вот за счет вкладышей на национальном языке, на счет этого вообще никаких скажем так, проблем нет, и дискуссий тоже не ведется абсолютно. Я, по крайней мере, сам слежу за такого рода событиями, сам лично не замечал такого абсолютно.

И. ВОРОБЬЕВА: И как у вас относятся к идее возвращения графы в паспорт?

И. ГАРИФФУЛИН: Представители всех российских народов, практически они все выступают за возвращение графы «национальность». Почему, объясняю. Потому, что вот как вы знаете, хотя конечно жители Москвы, наверное, не представляют. Но в регионах на сегодняшний день, вот уже последних лет 10 ведется такая политика на выдавливание национальных языков, национальных (неразборчиво), и скажем так, политика правового поля. То есть, таким образом, допустим, если раньше в Татарстане Татарский язык использовался наряду с русским, как государственный язык, сейчас идет политика на то, чтобы татарский язык перестал быть таковым, и он вышел как бы (неразборчиво). Хотя, согласно конституции, татарский язык допустим в Татарстане имеет такие же полномочия, то и русский. И поэтому национальные организации как бы, стараясь ставить своей целью вернуть вот эту графу «национальность» для того, чтобы хоть как-то удержать вот эту национальную (неразборчиво) у не русских народов. Потому, что как вы понимаете, если (неразборчиво) как родной язык. То есть, допустим татары забывать свой родной татарский, то единственный (неразборчиво) помимо религиозных, остается только графа в паспорте. То есть, когда человек открывает графу – смотрит: «Ага, я татарин», да? Значит он как бы помнит о своем происхождении. Если этой графы нету, то естественно никаких поводов для того, чтобы сохранить свою (неразборчиво) скажем так, у него уже не остается. Поэтому это как бы последняя (неразборчиво), за которую ему представители многих российских народов (неразборчиво).

И. ВОРОБЬЕВА: Ой, ой, что-то у нас со связью произошло.

И. ГАРИФФУЛИН: Да, во время переписи… Вот вы упоминали проблему переписи, но перепись к сожалению, она не учитывает полностью национального состава. (Неразборчиво) почему? потому, что многие люди вообще не открывают как вы знаете (неразборчиво). И поэтому…

Т. ДЗЯДКО: Ну, понятно…

И. ВОРОБЬЕВА: Все понятно, да.

Т. ДЗЯДКО: Это уже немножко мы будем очень расширять что ли, да. Спасибо большое, к сожалению, связь у нас не очень хорошая. Ильдар Гариффулин, общественный активист, член клуба привилегированных слушателей «Эхо Москвы» был у на сна прямой связи из Казани.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире