18 июля 2013
Z Разворот Все выпуски

О приговоре Алексею Навальному


Время выхода в эфир: 18 июля 2013, 13:10

ВОРОБЬЕВА И.: У нас на прямой связи из Кирова Евгения Альбац, главный редактор журнала New Times. Женя, я хочу вас попросить — я читала внимательно ваш твиттер сегодня — прокомментировать сам приговор. В том смысле, что там нет ни одной цифры. и там довольно странно сделаны выводы об экономических операциях каких-то.

АЛЬБАЦ Е.: Это конечно самое сильное впечатление о того, что зачитал Блинов. Потому что когда он начал говорить о том, что размер ущерба он читает доказанным, дальше он начинает приводить свои аргументы. Все аргументы: свидетелей… И дальше начинает перечисление фамилий… Вот сейчас как раз на двух газелях вывезли Алёшу и Петра Офицерова, здесь СИЗО есть в Кирове, их туда повезли, все скандировали «Свободу!..» Так вот, я все ждала: сейчас судья скажет, что в то время на рынке лесопродукции цена на лес была такая-то и т.д. — ничего, ни одной цифры, ни одной. Это при том, что в закрытых уголовных делах, как вы помните, были экспертизы, где посчитали ущерб 586 тысяч рублей. Понимаете? Вообще приговор по сути строился на показании трех свидетелей. Опалева, дочери Опалева и его бухгалтера. Это несмотря на то, сколько было свидетелей. Меня совершенно конечно поразило, что Блинов зачитал обвинительное заключение прокуратуры.

ВОРОБЬЕВА И.: Вместо приговора он читал слово в слово, да?

АЛЬБАЦ Е.: Да. Это было просто зачитанное обвинительное заключение, куда он только вставлял слова «суд постановил» и т.д.

Это, конечно, абсолютный беспредел то, что произошло: 5 лет Навальному, 4 года Офицерову — за преступление, которого вообще нет. Я утверждаю это, потому что я внимательно прочитала все тома уголовного дела. Это показывает, до какой же степени власть боится Алексея Навального. Честно говоря, я сегодня, когда пришла в суд, я была абсолютно убеждена, что срок будет условным. Да, оправдательный не могут, потому что тогда надо сразу уволить Бастрыкина и все руководство СК, но я была убеждена, что это будет условный. Чтобы они поняли, что этого нельзя делать.

ПОЗНЯКОВ А.: Почему же они все-таки пошли на это?

АЛЬБАЦ Е.: Я думаю, что они пошли на это, потому что это главный принцип чекистов — не демонстрировать слабость. Если вы ставите человека на колени, то его надо добивать. Понимаете? И на этом было построено… Если вы посмотрите правила работы следователя НКВД, там везде говорится о том, что нужно принудить подозреваемого к показаниям, нельзя давать слабину. Это ровно всё то же самое. Они хотят продемонстрировать всем нам, что любой из нас в любую секунду по любому сфальсифицированному делу пойдет по этапу. Это мы в нашем Отечестве уже проходили.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире