А. НАРЫШКИН: 15 часов и 8 минут в Москве, «Дневной разворот», вы слушаете «Эхо Москвы». Инесса Землер и Алексей Нарышкин. И вот, как мы и обещали, сейчас будем выяснять, кто же стал жертвой очередного пехтинга. Ну, в принципе, жертва-то уже известна – это Юрий Аннинских из…

И. ЗЕМЛЕР: Ананских.

А. НАРЫШКИН: Ананских, прошу прощения, из «ЛДПР», возглавляет комитет по физической культуре. И выяснилось, что у него есть зарубежная недвижимость, и вот…

И. ЗЕМЛЕР: Ну, по крайней мере…

А. НАРЫШКИН: … много на этот счет вопросов.

И. ЗЕМЛЕР: По крайней мере, Георгий Албуров из Фонда борьбы с коррупцией утверждает, что эта недвижимость есть, и что она есть в США. Сейчас мы узнаем подробности. Георгий, здравствуйте.

Г. АЛБУРОВ: Здравствуйте.

И. ЗЕМЛЕР: Расскажите нам пожалуйста, что вы нашли в активе у господина Ананских.

Г. АЛБУРОВ: Мы нашли в активе у господина Ананских 8 квартир, которые он покупал начиная с 2007-го года, по-моему, в 2007-м – 2008-м годах. А летом 12-го года он продал их оффшорной компании по 100 долларов за каждую. Очевидно, он продал их сам себе.

И. ЗЕМЛЕР: Сейчас, вот на данную минуту во всех возможных реестрах недвижимости эти квартиры числятся на нем или на ком-то еще?

Г. АЛБУРОВ: Все 8 квартир числятся вот на компании, которая зарегистрирована на Британских Виргинских островах, которой Ананских продал даже не по рыночной стоимости, а по 100 долларов за квартиру. Он передал их оффшорной компании, чтобы таким образом скрыть их.

И. ЗЕМЛЕР: А с формальной, в таком случае, с формальной точки зрения, какие сейчас могут быть претензии к депутату?

А. НАРЫШКИН: Вам завидно, может быть, просто, что у него много квартир?

Г. АЛБУРОВ: Ну, смотрите, во-первых, у нас есть бумаги, которые стопроцентно доказывают, что он владел этими квартирами, будучи депутатом Государственной Думы, что, декларируя в 10-м, в 11-м и 12-м годах официально доход около 2 миллионов рублей, он более чем половину из этой суммы должен был платить на налог, в качестве налога за свою американскую недвижимость. У нас есть соответствующие документы, есть соответствующие цифры из американских органов, в которых написано, сколько конкретно было заплачено налогов за эти квартиры.

Что же касается перевода этих квартир в оффшор, то здесь (неразб.) он передал. И, там, при объективном рассмотрении, если вообще можно на такое рассчитывать, и комиссии по этике, и всем остальным органам и комиссиям, которые должны рассматривать эту ситуацию, им будет очевидно, что он передал эти квартиры сам себе, просто чтобы не декларировать их таким образом.

А. НАРЫШКИН: Ну, смотрите, прямых же указаний на то, что вот эти вот компании, на которые сейчас оформлена недвижимость, прямых указаний нету, что это компания как раз депутата?

Г. АЛБУРОВ: Ну, смотрите, именно поэтому оффшорные компании пользуются спросом среди российских чиновников.

А. НАРЫШКИН: Ну да.

Г. АЛБУРОВ: Но у нас есть документы, которые свидетельствуют о передаче собственности в один день. Шесть квартир в один день и две квартиры в другой день вот этой компании, на Британских Виргинских островах. И они передавались не по рыночной стоимости, а за сто долларов.

А. НАРЫШКИН: Вообще, смотрите, Георгий, сколько – у вас там много различных цифр, и в вашем блоге довольно так подробно все изложено, и документы есть разные – сколько всего господин Ананских потратил на эти квартиры, на эту недвижимость?

Г. АЛБУРОВ: Он потратил 6,5 миллионов долларов на покупку этой недвижимости, и ежегодно он более 40 тысяч долларов платил только в качестве налогов. Сколько у него уходило на обслуживание и на все остальное – это, конечно, (неразб.).

И. ЗЕМЛЕР: Я бы хотела вернуться к вашим претензиям по продаже этой квартиры. В конце концов, рыночная стоимость есть рыночная стоимость, и если стороны договариваются на том, что квартира продается за сто долларов, это, в общем-то, и есть рыночная стоимость. Разве нет?

Г. АЛБУРОВ: Ну, на самом деле…

И. ЗЕМЛЕР: С формальной точки зрения.

Г. АЛБУРОВ: Ну, с формальной точки зрения – конечно. Вот вы сейчас выступаете с позиции депутата Пехтина, который на самом деле был, по его словам, значит, не хозяином, а лишь каким-то гарантом. Если же мы будем смотреть объективно, то ни один человек не передаст собственность стоимостью 6,5 миллионов долларов суммарно за 800 долларов. Ну, это просто, конечно, смешно. Да, тут есть, конечно… это может быть позицией господина Ананских, но эта позиция, согласитесь, она очень смешная.

И. ЗЕМЛЕР: Вы связывались ли сами сейчас с какими-то заинтересованными структурами, типа Прокуратуры, я не знаю, налоговых органов, той же комиссии по депутатским доходам в Государственной Думе?

Г. АЛБУРОВ: Да, конечно, в России мы будем писать заявления и в комиссию (неразб.), чтобы проверила доходы, будем писать и в налоговую, потому что если он владел 8 квартирами и большую часть своих денег вроде как должен был отдавать в качестве налогов, то очевидно, что у него есть какие-то дополнительные источники дохода, и, скорее всего, этот доход не задекларирован. Если он сдавал эти квартиры, то он получал большие деньги, и эти деньги не указаны в депутатских декларациях. А что касается того, куда мы можем написать в Соединенных Штатах, то мы, скорее всего, напишем в… IRS, кажется, называется – это служба по контролю за сбором налогов. Ну, посмотрим. Я еще поговорю с нашими юристами. У нас есть юристы, которые помогают в таких делах на территории Соединенных Штатов, волонтеры. И я думаю, мы, конечно, обязательно напишем.

А. НАРЫШКИН: Смотрите, хотелось бы такой промежуточный итог сделать. Значит, к Ананских какие претензии? Во-первых, что у него есть незадекларированная недвижимость, которую он еще каким-то странным образом переоформил на странные компании. И, во-вторых, не задекларировал свои доходы от сдачи вот этих, как вы считаете, от сдачи этих квартир.

Г. АЛБУРОВ: Ну, во-первых, избираясь депутатом Государственной Думы, он скрыл, что напрямую на него записано две квартиры, и 6 квартир записаны на фирму, принадлежавшую ему. То есть, он был управляющим в 6 фирмах в Соединенных Штатах, о чем у нас имеются соответствующие документы. Если вы помните, именно вот по таким формальным основаниям выгнали из Госдумы депутата Гудкова. А Ананских управлял шестью компаниями в США.

Кроме того, он, очевидно, если сдавал эти квартиры, то он не декларировал доход, он не указывал в своей депутатской декларации и, скорее всего, он не указывал его в своей официальной декларации, которую он подавал в налоговую. И, конечно, у нас есть что написать в налоговую, есть что написать в Прокуратуру и соответствующие комитеты Госдумы.

А. НАРЫШКИН: То есть, Ананских грозит и уголовное дело, по вашей версии?

И. ЗЕМЛЕР: Если речь пойдет о неуплате налогов.

Г. АЛБУРОВ: Если налоговая примет наше заявление, если нам удастся каким-то образом привлечь их внимание к этому, если они серьезно возьмутся, то очевидно, что тут мы имеем дело еще и с неуплатой налогов.

А. НАРЫШКИН: Вообще, вот смотрите, сколько у вас на вот это новое исследование ушло времени? Я не знаю, это месяц, или, там, за неделю удалось собрать документы все?

Г. АЛБУРОВ: Ну, все эти документы, которые мы собрали, они находятся в открытом доступе. Другое дело, что, по сравнению с Пехтиным, здесь документов гораздо больше.

А. НАРЫШКИН: Но это и сама история-то, она получилась сложнее, чем с Пехтиным.

Г. АЛБУРОВ: Ну, да, она сложнее. Но реального времени, да… у нас была информация довольно давно о том, что у него есть недвижимость, но реального времени ушло, ну, пара рабочих дней на то, чтобы собрать это все, систематизировать и оформить в виде поста в ЖЖ.

И. ЗЕМЛЕР: Георгий, у меня, наверное, последний вопрос. Вы изучали конкретно ситуацию вокруг Игоря Ананских или просто просматривали реестры недвижимости США и там наткнулись на знакомую фамилию?

Г. АЛБУРОВ: Ну, все вот эти вот пехтинги, которые были, они были… не были так целенаправленно обнаружены, там не было охоты за Пехтиным, не было никакой охоты за Ананских. Эти люди просто вот были в списке тех, кого пробиваем по реестрам. Просто по алфавиту они вот так стояли, и поэтому они обнаружились.

А. НАРЫШКИН: В ближайшие месяцы, может быть, недели вы еще планируете опубликовать?..

И. ЗЕМЛЕР: Следующую жертву.

А. НАРЫШКИН: Да. Кто у вас следующая жертва? Есть ли кто-то на примете?

Г. АЛБУРОВ: Ну, смотрите, да, у нас…

А. НАРЫШКИН: Ну, по крайней мере, человек, на которого вы собираете документы.

Г. АЛБУРОВ: У нас есть потенциальные жертвы, и не один человек, но мы над этим сейчас работаем, и я не думаю, что в ближайшую неделю что-то еще будет опубликовано.

А. НАРЫШКИН: Ну, потенциально, они кто? Они из Госдумы? Хотя бы фамилию назовите примерно, какого уровня.

Г. АЛБУРОВ: Ну, у нас любимые жертвы, если так можно выразиться – конечно, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации. Если вы помните, Турчак, он губернатор, губернаторы нам тоже в этом плане очень интересны. Ну, вот такой топ политиков, топ государственных деятелей.

А. НАРЫШКИН: В общем, вы работаете.

Г. АЛБУРОВ: Да.

И. ЗЕМЛЕР: Спасибо вам большое, Георгий. Я напомню, у нас на прямой телефонной связи был активист Фонда борьбы с коррупцией Георгий Албуров, мы говорили об обнаруженной недвижимости депутата Игоря Ананских.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире