'Вопросы к интервью
Е. БУНТМАН: 15 часов 35 минут в Москве, Инесса Землер, Евгений Бунтман, и вторая четвертушка нашего «Дневного разворота». До конца часа мы будем говорить о судебном процессе, о защите чести и достоинства, где в качестве ответчика выступает Сергей Доренко журналист, а в качестве истца – глава РЖД Владимир Якунин. У нас сейчас на прямой телефонной связи Алексей Мельников, адвокат Владимира Якунина. Алексей, добрый день.

А. МЕЛЬНИКОВ: Здравствуйте.

И. ЗЕМЛЕР: Здравствуйте.

Е. БУНТМАН: Напомните, пожалуйста, хотя бы в двух словах, в чем суть этого иска, и какие претензии предъявляются Сергею Доренко?

А. МЕЛЬНИКОВ: Вкратце, в ноябре 2012 года господин Доренко позволил себе в эфире «Русской службы новостей», распространить ложную информацию о компании РЖД и руководстве компании РЖД. В частности о президенте Владимире Ивановиче Якунине. О том, что якобы имеют место какие-то злоупотребления. Все это было сделано в абсолютно неприличной форме, я специально подбираю слова. Это именно не приличная форма, то есть оскорбительная форма. В форме, в которой вообще журналист по нашему мнению… Журналист вообще не может в публичном пространстве работать. Соответственно, сейчас…

Е. БУНТМАН: Я прошу прощения, Алексей, я вас перебью. Сразу уточняющий вопрос, речь идет юридически в вашем иске о форме или о содержании того, что говорил Доренко?

А. МЕЛЬНИКОВ: Вы знаете, у вас очень корректный вопрос. Речь идет и о содержании… То есть, мы просим опровергнуть те сутевые вещи, которые были сообщены зрителям. То есть, что имеют место некие злоупотребления. И там были даны некие характеристики этих злоупотреблений. А так же мы просим взыскать с Доренко денежную компенсацию за именно не приличную форму распространения информации. То есть, у нас есть и то, и то.

И. ЗЕМЛЕР: Алексей, вы знаете, Сергей Доренко не в первый раз попадает в суд в качестве ответчика именно за свою привычку вот так выражаться по разным поводам. И основной аргумент – это его личное оценочное мнение. И по этому поводу уже есть юридические определения, что мнение не может быть предметом рассмотрения в суде.

А. МЕЛЬНИКОВ: Абсолютно правильно вы говорите. В данном случае, ни о каких мнениях здесь речь идти не может. Потому, что Сергей Доренко избрал такую языковую форму выражения своих мыслей, которая у зрителя создает впечатление, что Доренко обладает данными о конкретных злоупотреблениях. И соответственно у нас есть лингвистическое заключение Института русского языка имени Виноградова, который проанализировав вот данную передачу указал, что здесь присутствует именно утверждения о фактах. Европейский суд по правам человека очень четко отграничивает свободу выражения мнения, но одновременно я процитирую одно из определений ЕСПЧ, что: «Необходимо различать мнения и безосновательные нападки на деловую репутацию конкретных лиц». В данном случае это безосновательные нападки на деловую репутацию. Более того, это мое уже личное мнение, что Сергей Доренко – он конечно человек импульсивный, наверное, в эфире. Говорит то, что ему приходит в голову, но как-то за этой вот импульсивностью просматривается какая-то очень четкая линия на мой взгляд. Именно в данной передаче это не было импульсивно, это было обдуманно, и с целью нанести как можно больший ущерб деловой репутации компании, и ее руководству.

Е. БУНТМАН: С вашего позволения, Алексей, я напомню некоторые тезисы, которые были высказаны Сергеем Доренко в общих чертах, и тщательно подбирая выражения, если…

А. МЕЛЬНИКОВ: Да, все процитировать вам, наверное, не получится.

И. ЗЕМЛЕР: В (неразборчиво) форме.

Е. БУНТМАН: Если что, вы меня остановите, это в вашей компетенции, в вашей зоне ответственности. Речь идет о коррупции в РЖД, о которой говорил Сергей Доренко. Конкретно в окружении Владимира Якунина, который по утверждению нашего коллеги Сергея Доренко, окружает себя своими родственниками, переписывает на них всевозможные дочерние предприятия. То есть, вы говорите, что здесь речь идет о вполне конкретных вещах…

И. ЗЕМЛЕР: Практически обвинениях.

Е. БУНТМАН: Фактически обвинениях, бездоказательных причем.

А. МЕЛЬНИКОВ: Совершенно верно, да. Совершенно верно.

Е. БУНТМАН: Я правильно сформулировал, да?

А. МЕЛЬНИКОВ: Вы – да, сформулировали правильно, просто видимо сейчас в эфире довольно сложно цитировать всё, чтобы и мне приводить доводы, подтверждающие то или иное, но в целом абсолютно правильно вы сформулировали.

Е. БУНТМАН: После того, как мы с вами договорим, мы свяжемся непосредственно со второй стороной процесса – с Сергеем Доренко, смею надеяться. И он сформулирует уже в прямом эфире, как ему заблагорассудится. Что касается юридических тонкостей, суд обязал МВД разыскать журналиста Доренко для явки. Насколько с вашей точки зрения, с точки зрения стороны истца, необходимо присутствие лично Сергея Доренко на этом процессе?

А. МЕЛЬНИКОВ: Вы знаете, у нас гражданский процесс. Несомненно, Сергею Доренко принадлежит право выбора, приходить ему в суд, или не приходить в суд. Но в то же время, в деле вот подобной категории, где господин Доренко неоднократно говорит в своем эфире, что он не доверяет суду, что все у нас не справедливо, наверное, есть прямой смысл явиться в суд, и представить доказательство своей правоты.

И. ЗЕМЛЕР: А вы готовы рассматривать ваш иск в отсутствие ответчика?

А. МЕЛЬНИКОВ: Вы знаете, вот наша позиция, она взвешенная такая. То есть, сегодня суд когда у нас спрашивал отношение к возможности рассмотреть без ответчика. Мы сказали, что оставляем этот вопрос больше на рассмотрение суда. Потому, что Доренко может не приходить вообще. И конечно, мы заинтересованы, чтобы иск когда-то был рассмотрен. И конечно мы больше заинтересованы, чтобы Сергей Доренко явился, и судебное решение оценило в том числе и его позицию. То есть, какие у него есть доказательства тех слов, которые он так публично распространяет на всю страну.

И. ЗЕМЛЕР: И у меня последний вопрос. Вы предъявили иск о распространении сведений, порочащих честь и достоинства, и деловую репутацию. Ваш доверитель испытал ли какой-то ущерб ощутимый? Какой нанесен ущерб его деловой репутации, может быть как-то пострадала компания, может быть что-то еще.

А. МЕЛЬНИКОВ: Знаете, не посмею говорить от его лица, могу лишь сказать следующее: несомненно, руководитель крупной компании, в которой работает большое количество людей, а компания РЖД – это крупнейший работодатель России, в которой работают существенно больше миллиона человек, он должен, просто по определению должен обладать доверием, какой-то репутацией со стороны, как своих работников, так и государства, в данном случае это госкомпании. Когда такая информация распространяется, это по определению не может не нарушать его внутренний мир. Просто не может не нарушать. Поэтому вот в данном случае – это вынужденный шаг – вот такой иск. Потому, что нельзя оставлять без ответа подобные незаконные действия.

Е. БУНТМАН: Ваш доверитель, насколько я понимаю, просит компенсировать ему моральный вред в размере 80 тысяч рублей. Правильно, да?

А. МЕЛЬНИКОВ: Правильно, да. Дело в том…

Е. БУНТМАН: Из чего составляется эта сумма? Потому, что достаточно абстрактно всегда определяется размер компенсации морального ущерба.

А. МЕЛЬНИКОВ: Вы знаете, совершено верно. Это оценочный характер носит каждый раз для каждого. Скажу лишь то, что у нас есть очень значительная в городе Москве, и в рамках России судебная практика по делам чести и достоинства. И в рамках этой практики сложился тот уровень материальной компенсации, который обычно взыскивается судами. Вот эта цифра – она отражает то фактический уровень взыскиваемых компенсаций, которые реально взыскать в российских…

Е. БУНТМАН: Ну, просто сложившаяся практика, да?

А. МЕЛЬНИКОВ: Не смотря на скромность цифр – да, это наверное максимум того, что можно в сложившийся практике взыскать. Мы считаем, что на самом желе это не правильно. Конечно, было бы здорово, если бы тот же господин Доренко заплатил значительную компенсацию, и в следующий раз он бы серьезно подумал, стоит ли ему так импульсивно делать такие заявления. Но в то же время практика такая, какая есть.

И. ЗЕМЛЕР: Спасибо большое.

Е. БУНТМАН: Спасибо большое, Алексей Мельников, адвокат Владимира Якунина был у нас в прямом эфире. Сейчас мы свяжемся с Сергеем Доренко, ответчиком в этом процессе, главным редактором радиостанции «Русская служба новостей». И надеемся, что он нам расскажет… Изложит свою точку зрения на этот процесс.

И. ЗЕМЛЕР: И внесет ясность в вопрос о том, почему же все-таки не доходят до него повестки из суда, или не могут с ним связаться представители суда.

Е. БУНТМАН: Добрый день, Сергей.

С. ДОРЕНКО: Здрасьте, здрасьте.

И. ЗЕМЛЕР: Здравствуйте.

С. ДОРЕНКО: Здравствуйте.

Е. БУНТМАН: Первый вопрос, который мы хотели у вас выяснить. Формально, еще раз новость: суд обязал МВД разыскать радиожурналиста Доренко для явки в суд по иску Владимира Якунина, что собственно происходит…

С. ДОРЕНКО: Да.

Е. БУНТМАН: Объясните нам, пожалуйста.

С. ДОРЕНКО: Ну, я думаю, что МВД включилось в работу и начало меня разыскивать. Хотя я работаю 50 недель в году, и каждый день на работе, и честно говоря, нигде не скрываюсь. Ни в каком ни в Лондоне, ничего. Довольно странно, и… Вы знаете, я пытаюсь понять, и я здесь вижу кроме текста – контекст. Мне кажется, что суду немножко стыдно, и они отбрыкиваются. Они как бы отдают это МВД, пытаются дело затянуть как-то. И немножко стыдно потому, что сам иск немножко стыдный.

И. ЗЕМЛЕР: Сергей, я бы все-таки хотела уточнить, с вами пытались связаться представители истца, или представители суда? Ну, условно говоря, по телефону, или по СМС связи?

С. ДОРЕНКО: Нет. Вы знаете, я довольно много связываюсь с людьми. То есть, постоянно в твиттере, постоянно в фейсбуке, постоянно с несколькими телефонами, (неразборчиво) приемная. Вообще говоря, это все похоже на комикс.

И. ЗЕМЛЕР: А вы собираетесь вообще приходить в суд, если или когда повестка до вас дойдет?

С. ДОРЕНКО: Честно говоря, я не такой уж большой спортсмен судебный, я не хожу по судам. (Неразборчиво) человек должен наверное представлять из холдинга, и я думаю, что может быть даже и представляет. Поэтому этот дурной спектакль мне не очень понятен, понимаете?

И. ЗЕМЛЕР: Мы только что разговаривали с представителем Владимира Якунина – Алексеем Мельниковым. И он считает, чтобы вы… Для них и для вас лучше все-таки встретиться в очном режиме в суде. Все-таки вы сказали то, на что…

С. ДОРЕНКО: Я на самом деле очно… Чтобы я лично ходил по подобного рода делам, они вряд ли дождутся, но там (неразборчиво) представители же есть. Все время ходят какие-то представители. Я думаю, что это дурной спектакль. Я думаю, что может быть юр.отдел выслуживается перед Якуниным, и как-то пытается поднять шумиху, чтобы накачать себе премии к полугодию – не знаю. Это как дурной спектакль. Вообще, честно говоря, немножко стыдно и от иска, и от того, что они сейчас вытворяют.

И. ЗЕМЛЕР: То есть, чтобы закрыть вот именно эту тему, вы не будете возражать, если иск будет рассмотрен в ваше отсутствие, и согласитесь или не согласитесь там с любым решением суда, которое будет принято в ваше отсутствие.

С. ДОРЕНКО: Вы хотите, чтобы я сделал заявление, но для этого должна быть бумага. Меня это вообще дело не интересует. У холдинга есть какие-то представители, которые там разбираются, а я этим не интересуюсь. Понимаете, не интересуюсь. Потому, что мне это не интересно.

Е. БУНТМАН: Именно в судебной плоскости вам не интересно.

С. ДОРЕНКО: Мне не интересно. Я знаю, что юристы для чего-то учатся 5 лет. И в этой связи я думаю, что это профессия. А если это профессия, то вот пусть профессионалы там как-то сражаются, а меня это не интересует вообще.

Е. БУНТМАН: Что касается ваших высказываний, адресованных Якунину…

С. ДОРЕНКО: По существу вопроса я испытываю чувства, и ощущения. Чего же хочет Якунин, чтобы я опроверг ощущения? Это очень странно. Я действительно думаю, что Якунин шантажировал Россию, когда осенью заявил о том, что он отменит электрички, отменит поезда между русскими городами, и что русские люди должны будут через Москву ездить из Кемерово в Новосиб. Я считаю, что это шантаж. И я считаю, что упрекать Россию её размерами до Якунина упрекал Гитлер. И я считаю, что Якунин занят грязным занят грязным шантажом, я и сегодня так считаю. А что тут… Что можно опровергнуть? Что я так не считаю, сказать?

Е. БУНТМАН: Нет, в этой части мне сложно даже придумать, что вам можно применить.

С. ДОРЕНКО: Якунин не грязно, а наоборот очень хорошо шантажирует Россию, призирая её за её размеры. Но и как можно? Ну, это же глупость! И потом я говорю, у меня вызывает рвотный рефлекс эта компания, эта грязь, этот запах их туалетов, запах шпал. Эта вонь, грязь, за которую берутся несусветные деньги. Ну, что же мне опровергнуть? Так что же я должен опровергнуть, поймите, ну? Это не возможно.

Е. БУНТМАН: Да, Сергей, насколько мы поняли, речь идет в иске прежде всего о тех утверждениях ваших, которые касаются коррупционных схем в РЖД, когда… Как я сегодня…

С. ДОРЕНКО: Нет, я продолжаю продолжать вопросы, почему такая бедная компания, которая шантажирует правительство… А РЖД я расцениваю как шантаж то, что РЖД говорило, что снимет сообщение Кемеровым и Новосибом, это шантаж правительства. Почему такая бедная РЖД компания, у которой такие богатые апеллированные структуры? Вот почему? Просто мне скажите, и всё. Я же наивняк, я же ничего не понимаю в бизнесе. Я спрашиваю… Они говорят, вы говорите о коррупции. Я слово коррупция здесь задаю в вопросе. Ребят, скажите, пожалуйста, почему РЖД бедное, а апеллированные структуры богатые? Вот как так вышло? Я не понимаю просто, объясните мне идиоту. Объясните. Теперь я должен… Смотрите, я должен придти – опровергнуть всё это. Я должен сказать что? Что мне стало понятно, почему РЖД бедное, и шантажирует правительство, а апеллированные структуры богатые. Я должен это опровергнуть. Вот так что ли, я не понимаю. Мне не понятно до сих пор, что я должен сказать-то.

Е. БУНТМАН: Я могу предположить, что вас например обяжут сказать, что у вас нет доказательств того, что дочерние структуры РЖД получают образованно незаконными способами. Или, например, что родственники Якунина владеют дочерними структурами РЖД.

С. ДОРЕНКО: Не знаю, я не знаю. Я задаю вопрос, отчего у нас основообразующая монополия, одна из тех монополий, на которых держится Россия, да? Сообщение, железнодорожные пути сообщения. От чего они бедны, и заявляют правительству о своей бедности. Больше того, угрожают правительству, что отменят сообщение в Сибири, и заставят людей ездить через Москву. То есть, они угрожают. А в то же время дочки как будто не угрожают никому. Дочки – это всевозможные апеллированные структуры, всевозможные партнеры РЖД по бизнесу, они все довольные, и морды трескаются. Я хотел бы узнать ответ, а что я тут могу опровергнуть? Вот Якунин скажет опровергните, я скажу, а что опровергнуть? Папочка, что я должен опровергнуть?

И. ЗЕМЛЕР: Сергей, скажите, а вы рассчитывали на такую реакцию со стороны Владимира Якунина и компании…

С. ДОРЕНКО: Нет, мне кажется, нет. Я рассчитывал, я всегда был убежден, что люди на самом верху умны. Я вот честно говорю вам сейчас. Я на самом верху, вот у меня это (неразборчиво) с молодостью, что люди на самом верху могут быть… Может быть кто-то честнее, кто-то менее честный. Но совсем уж дураки на верх не попадают. Я был абсолютно убежден в этом последние 30 лет, что совсем уж круглые идиоты на верх не попадают. Поэтому я безусловно не рассчитывал на такую реакцию.

Е. БУНТМАН: А кто больше пострадает от этого процесса? Якунин или вы репутационно?

С. ДОРЕНКО: Я не знаю, я продолжаю задавать вопросы. Законные вопросы, под которыми я готов подписаться не один я, да? Законные вопросы. Почему за игрушечные вонючие поезда берут не игрушечные деньги, почему? Это просто вопрос, да? Почему дочки счастливые, апеллированные структуры у РЖД, а РЖД несчастное шантажирует правительство. Почему? Я просто вопрос, больше ничего. Я не знаю, что тут репутационно может мне помешать, как журналисту продолжать задавать вопросы?

Е. БУНТМАН: Да, например юрист Владимира Якунина…

С. ДОРЕНКО: Да, и да, я считаю, что Якунин следующий за Сердюковым, я надеюсь на это. Но я так скажу, я пойду и куплю самую толстую свечку, и поставлю сейчас, как человек набожный, за то, чтобы конечно Якунин следовал за Сердюковым. Ну, то есть потому, что я очень-очень молю об этом господа, и всё. Ну, а что тут можно опровергнуть-то? Что тут опровергнуть?

И. ЗЕМЛЕР: Сергей, а вы не противоречите сами себе? Может быть, было бы проще придти в суд, и там попытаться выяснить ответы на эти ваши вопросы у непосредственно представителей?

С. ДОРЕНКО: Нет, никакого представителя… Послушайте меня, значит это суды, надо понимать, что такое суды. Суды – это места, где состязаются юристы. Во-первых, да? И поэтому, что я могу сказать юристу? Параграф 128? Что я вам скажу?

Е. БУНТМАН: А ваши вопросы – вопросы журналиста, соответственно.

С. ДОРЕНКО: Да. Если бы меня вели на расстрел, я бы сказал последнюю речь, некие последние слова, может быть, это возымело бы действие, как дергать (неразборчиво). Что-то я прокричал бы против фашизма, нет. На самом деле, суд – это скучная юридическая работа, большая работа, на которую люди учатся 5 лет. Вот они пусть сидят там, параграф 128, а другой выкрикивает там: «Параграф 343», понимаете? Зачем мне в этих параграфах, которых я не знаю, понимаете? Зачем мне это нужно? Якунин хочет, чтобы какое-то там его не первое лицо, и не второе, и не 125-е, как я полагаю в его корпорации, ходило взад-вперед в суд. Потому, что он ему платит зарплату, которая зарплата берется из ваших билетов, правда? И заминал мои вопросы. Это не умная позиция. Потому, что умнее было бы просто не обращать внимания, и давно бы забылось. И в этом смысле конечно Якунина ждет дорожка Лужкова. Конечно, да? То есть, он не дает забыть вопросы, а вопросы важные. И для этого… Ну, вот что я могу, как я могу этому препятствовать? Значит, не все умные должны быть, должны быть идиоты.

И. ЗЕМЛЕР: Скажите еще пожалуйста, кроме Якунина и юриста его кто-нибудь отреагировал на те вопросы, которые вы задавали? Например, прокуратура, или следственный комитет, который в принципе должны интересоваться такими вопросами.

С. ДОРЕНКО: Нет, насколько я знаю, никто не отреагировал. Насколько я знаю, всех устраивает положение вещей, когда нам, русским людям угрожают, что прекратится сообщение в Сибири. Вы можете представить? То есть, нам угрожают, что прекратится сообщение в Сибири, мы спокойно слюну глотая продолжаем жить, и нормально. Понимаете, ну вот всё.

Е. БУНТМАН: Юрист… Представитель Владимира Якунина – Алексей Мельников у нас в эфире уточнял, что претензии касаются не только содержания ваших гневных вопросов или обвинений, а ещё и формы, в которой это было представлено.

С. ДОРЕНКО: Да. Знаете, может быть, я не очень женственный, это правда. Может быть я не очень женственный для Владимира Якунина. Не знаю, как у них там заведено в РЖД. Понимаете? Я больше слышал про Газпром, а вот про РЖД я не в курсе.

И. ЗЕМЛЕР: То есть, выбирать выражения вы в следующий раз тоже не будете.

С. ДОРЕНКО: Простите. Я гимназиев не оканчивал, у меня всего лишь 3 образования, и я не очень женственный, это правда. Я не женственный. Ну, что делать? Вот здесь я готов извиниться, да? Владимир Якунин, я не женственный, простите. Ну, что ж. А он ожидал, что я женственный?

Е. БУНТМАН: Ну, речь шла о том, что… Алексей Мельников говорил о том, что журналист не может позволять себе в таких выражениях вообще говорить.

С. ДОРЕНКО: Да пошел он в … Еще он будет судить, как я могу говорить, в каких выражениях.

Е. БУНТМАН: Спасибо.

С. ДОРЕНКО: Он журналист… Нет, я хотел бы, чтобы об этом мне сказал человек, которого я могу назвать журналистом. Послушайте, учить меня журналистике, если ты не Хемингуэй, это большая самонадеянность.

Е. БУНТМАН: Спасибо большое.

И. ЗЕМЛЕР: Спасибо большое.

Е. БУНТМАН: Сергей Доренко, главный редактор радиостанции «Русская служба новостей» был у нас в эфире, и высказывал свою позицию по этому процессу.



Комментарии

18

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

28 мая 2013 | 15:59

Пусть сначала обиженный якунин придёт в суд!
"Пошёл он (юрист якунина) в жопу!" Браво, Сергей Доренко!


28 мая 2013 | 16:26

Думаю пассажирам РЖД "посыл" Доренко очень понятен.


28 мая 2013 | 16:07

Согласен с Доренко, только тот факт, что до сих пор они (ЯКУНИНЦЫ) не позаботились о тех оснащении поездов розетками для зарядки телефоном,(хотя связь уже досьупна лет 10) хотя нам трубят что будут проложены скоростные линии-просто смешно!!!!!-начните с малого) а то эта свора якунинских борзых бегает по стране, и ничего не делает для пассажиов....и только слышен этот трендеш...


elenspb 29 мая 2013 | 10:19

Вы бы видели, в каких вагонах ездят люди в Болгарию. 3 суток едут в 4-местных купе, а вагон почему-то называется CВ!!!! Помнится, при совке ездили поездом в Чехословакию. Так, даже тогда были купе на 2 человека с умывальником в нем и с баром-холодильником!!!! Все эти путинские ставленники - непрофессионалы. И свой непрофессионализм перекладывают на наши плечи в виде повышения тарифов, понижением уровня сервиса.


blackbird22 28 мая 2013 | 16:39

вообще-то сообщение (ЖД) между Новосибирском и Кемерово прекращено


trofimovich 28 мая 2013 | 17:12

Вишь, как удила закусил Якунин!!!!
Губы порвёшь!!!
Стоимость ж.д. билета для проезда от Москвы до Владивостока уже сравнялась со стоимостью авиабилета. А якунинцам всё ещё мало.
Доренко прошёлся по "рёбрам" (дочкам РЖД), а "головке" (Якунину) стало больно. Значит прав Доренко!


28 мая 2013 | 17:39

Может, Доренко и прав, но многократно повторенное "нам, русским людям" наводит на мысль, что Доренко хочет поддержки от определённых кругов. Чувствует слабость?


marek 28 мая 2013 | 18:34

Доренко прав и по форме и по содержанию, т.к. самая форма того, в чём нас возят - полное г. Чем отличается плацкартный вагон 1979 года от того же вагона 2013 года?
НИЧЕМ!
И только цена прёт вверх.
Зато монополист!
Семьи разбросаны по разным городам и даже странам. Так исторически получилось. И подавляющее большинство отрезано друг от друга навсегда. Старшее поколение вымирает, а младшие уже и не знают друг друга...
За "Сапсаны" снова платят плацкартники.
Из вымирающих городов и деревень люди не могут выбраться.


elenspb 29 мая 2013 | 10:25

Помнится, перед новым годом Якунин действительно сделал заявление, которое я расценила, как шантаж. Он сказал, что, если государство не выделит РЖД субсидии, то он в новом году поднимет стоимость билетов на 30% (не ручаюсь за точность цифр, но вроде правильно). Действительно, налицо - шантаж.


28 мая 2013 | 19:19

КОНЕЧНО, ДОРЕНКО - ДАЛЕКО "НЕ ИКОНА". Но почему-то я на его стороне. Может потому,что приписывать ЕМУ оскорбление чести и достоинства - смешно . Как можно оскорбить то, чего нет вообще ...


28 мая 2013 | 22:23

Якунин - тот ещё перец, православный большеви.
Доренко - просто хамло.


marta341341 29 мая 2013 | 10:24

Он же объяснил, что он не женственный. Можно подумать, Якунин таких слов не употребляет. Просто его бабло задели.


29 мая 2013 | 13:34

Слова здесь - дело пятое.
Сколько помню Доренко на экране и на радио - хамло во плоти.
Вы, судя по всему, просто млеете от его брутального рычания и засыпаете с мыслями о нём, милом-дорогом-единственном ))


marta341341 29 мая 2013 | 18:46

Вовсе нет, просто столько трусливых мужчин развелось в последнее время...


30 мая 2013 | 00:06

То-то ваш неженственный боится в суд заявиться, типа не его уровень...))


marta341341 29 мая 2013 | 10:21

Отлично, Доренко! Настоящий мужик!


aleksanderkobuladze 31 мая 2013 | 08:41

Доренко- СУПЕР ШЕДЕВР !!!!!!!!!! Вот это КЛАСС !!!


elenspb 29 мая 2013 | 10:27

Интересно будет, если Якунина уволят, а Шойгу на его место))))))))))))))))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире