'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО — Вячеслав Гришин — президент Союза «Чернобыль России» у нас на связи. Вячеслав Леонидович, добрый день.

В. ГРИШИН — Добрый день.

М. МАКСИМОВА — Скажите, мы встречаем 27-ю годовщину аварии на атомной электростанции. С чем мы ее встречаем. С какими проблемами сейчас, спустя 27 лет сталкиваются люди, которые ликвидировали аварию или те, кто признаны пострадавшими в результате этой катастрофы.

В. ГРИШИН — Я хотел бы поправить, это не авария, а катастрофа. И как раз от правильного названия этого трагического события и зависят те последствия, которые по сей день освещаются не только в России, но на Украине, республике Беларусь. Поэтому я сейчас нахожусь на Митинском кладбище, только завершилась церемония возложения венков от президента РФ, министерств, ведомств, общественных организаций. Было более трех тысяч ликвидаторов, которые почтили память первых погибших и захороненных здесь на Митинском кладбище. Это очень важно, потому что там 6 героев пожарных и 22 работника станции, которые не покинули свой пост, выполняли все возможное для того, чтобы предотвратить чудовищные последствия.

М. МАКСИМОВА — Скажите, а кто-то из представителей властей был сегодня там?

В. ГРИШИН — Данный митинг организован… «Чернобыль России» и МЧС России. И был статс-секретарь, зам. министра по чрезвычайным ситуациям Артамонов Владимир Сергеевич. Были первый зам. государственной корпорации Росатом, был первый зам. концерна Росэнергоатом, эксплуатирующая организация атомных станций. Были из посольства Украины, Белоруссии. Конечно же, вы правильно задали вопрос, те, от кого мы ожидаем решения наших проблем, они, к сожалению, не пришли.

М. МАКСИМОВА — А вы их приглашали?

В. ГРИШИН — Да конечно, мы приглашали и президента РФ и правительство, и федеральное собрание. Но федеральное собрание сегодня проводит пленарное заседание, их так мало, что они не нашли возможности сюда подъехать и даже прислать какое-то обращение по случаю этой даты. Конечно, это печально и это затрудняет решение нашей проблемы.

А. ДУРНОВО – Вячеслав Леонидович, вы дважды упомянули проблемы. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее.

В. ГРИШИН — Первая проблема, конечно, это проблема состояния здоровья наших людей. И как сегодня в реформах постоянно находящееся здравоохранение, оказывает эти так называемые медицинские услуги. Они, конечно, неудовлетворительно оказываются и многие наши чернобыльцы испытывают сегодня тяжелые последствия. Я должен назвать такую статистику, что из более чем 200 тысяч ликвидаторов россиян, только россиян, сегодня у нас более 100 тысяч ставшие инвалидами и 30 тысяч ушло из жизни. Многие конечно могли бы еще и жить, но состояние их здоровья усугублялось низкой помощью медицинской.

М. МАКСИМОВА — А до сих пор эта проблема возникает с медицинской помощью? Она не того уровня?

В. ГРИШИН — Да, не только не того уровня, но если сказать более конкретно, то в 2005 году, когда вступил в силу 122 закон, закон о монетизации, те неработающие, к сожалению, нормы закона, они просто были изъяты и медицинская составляющая, которая носила конкретный и специфический характер оказания помощи, причем бесплатной, она было ликвидирована. И сегодня чернобыльцы ликвидаторы в данном случае и население пострадавших территорий приравнено к простым гражданам. И оказывается в объемах программы обязательного медицинского страхования. Это конечно печально и мы знаем, что и простые граждане страдают сегодня от низкого качества медицины. А что говорить о людях, которые прошли Чернобыль.

М. МАКСИМОВА — А вы с этой проблемой обращались, вы пытаетесь поменять эту ситуацию?

В. ГРИШИН — Да, конечно. Во-первых, мы постоянно инициируем заседания круглых столов и в ГД, когда понимаем, что нужны поправки в Чернобыльский закон. Но вы знаете позицию правительства, она ориентируется на позицию Минфина, это дополнительные расходы. На некоторые вопросы, которые касаются в данном случае наших граждан, не находится ресурсов. Мы вынуждены обращаться в судебные органы. Почему? Потому что когда человек находит на свое здоровье деньги и в дальнейшем получает качественное медицинское обслуживание, он идет в суд и востребует эти деньги назад. Но даже, несмотря на эту судебную практику и многочисленные сотни и тысячи судебных положительных решений, поправки в закон не вносят. Это конечно не только огорчает, но в какой-то степени возмущает. Потому что…

М. МАКСИМОВА — Приходится свое право через суд отстаивать.

В. ГРИШИН — Безусловно.

А. ДУРНОВО – Но вот в процессе подготовки к эфиру я прочел несколько сообщений еще старых, несколько лет давности о том, что не все люди реально пострадавшие в событиях, связанных с катастрофой, признаны пострадавшими. Это действительно так? Была такая проблема, есть ли она сейчас?

В. ГРИШИН — Она всегда есть. Если вы помните, в истории нашего общества всегда были люди, которые присваивали себе те или иные качества участника Великой Отечественной войны, инвалида. Мне кажется это не только некорректно, а даже очень опасно, власть вместо того, чтобы проверить эти сигналы с одной стороны, с другой стороны она использует это как для защиты собственного беспомощного состояния в решении этих проблем. И вот у нас есть, мы например не скрываем, представляем власти конкретные фамилии для того, чтобы проверили тех или иных людей на предмет участия в ликвидации Чернобыльской катастрофы. Но проволочки подчас длятся не только месяцы, но и годы. И когда власти удобно закрыть ту или иную проблему, они говорят, а вот у вас там есть люди, которые через суд много получают. То есть делает из этого определенный мотив для обобщения ситуации и конечно это нас очень обижает, и мы не согласны с этой позицией власти.

М. МАКСИМОВА — Я читала, что есть жалобы, связанные с непредоставлением и улучшением жилья.

В. ГРИШИН — Да, проблемы были. Но два года назад принято тогда еще председателем правительства В. В. Путиным очень решительное предложение Минрегионразвитию, увеличение бюджетных средств на выделение жилья участникам ликвидации Чернобыльской катастрофы в разы. То есть по состоянию на сегодняшний день увеличение средств и соответственно выделение жилищных сертификатов было на уровне 5 с лишним тысяч человек. И это один из таких я бы сказал вопросов, которые более решаются, нежели состояние здоровья. Есть, конечно, проблемы в стоимости квадратного метра по жилищному сертификату. Особенно это в крупных городах. То есть стоимость реальная например, в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге она значительно выше. И у чернобыльца нет средств, чтобы доплатить и получить, купить в данном случае в виде этого жилищного сертификата, использовать социальную поддержку государства, нужную площадь жилья. Но есть и позитивный момент. Санкт-Петербург и тот же Екатеринбург приняли решение из региональных источников, бюджета регионального они доплачивают ликвидаторам и те получают достойное и полномерное жилье.

М. МАКСИМОВА — То есть эта проблема как-то решается. Но основная проблема, которая остается нерешенной это все-таки проблема с качественным медицинским обслуживанием пострадавших людей.

В. ГРИШИН — Совершенно верно.

М. МАКСИМОВА — Спасибо большое. Вячеслав Гришин — президент Союза «Чернобыль России» был у нас в прямом эфире.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире