'Вопросы к интервью
04 апреля 2013
Z Разворот Все выпуски

Что такое журналистская этика?


Время выхода в эфир: 04 апреля 2013, 15:05

П.ГУСЕВ: Добрый день.

Т.ДЗЯДКО: Скажите, как вы смотрите на вот эту вот проблему, на эту дилемму, что ли?

П.ГУСЕВ: Да. Я считаю, что это абсолютное нарушение профессиональной этики журналистов. Он не имел права выставлять этот материал в открытый, так скажем, доступ, потому что, вот, и Венедиктов, и я, мы бываем очень часто на очень закрытых для внутреннего пользования встречах руководителей государства, различных служб государственных. И нам сразу говорят «Ребят, мы очень хотим просто проинформировать вас, но это не для записи». И мы всегда соблюдаем этот принцип, потому что он является, ну, вот, принципом. Нас информируют, чтобы мы осознавали вообще суть предмета. В данном случае я так понимаю, что Эрнст тоже это сказал. Но если информацию журналист услышал, которая ему кажется, что она опасна для кого-то или она в себе несет такой, знаете, мотив уголовщины или еще чего-то, у него есть другой способ: не публиковать, нарушая этику, а пойти в следственные органы, предположим. В этом есть тоже определенное, знаете там, доносительство. Но он может проявить свою гражданскую позицию. Вот, он считает, что скрывается где-то какой-то убийца: «Вот, я хочу вам сказать. Вот, есть такая информация – я не имею права ее публиковать по этическим своим журналистским меркам, но я хочу, чтобы вы знали, что существует такая информация». Вот и все.

Т.ДЗЯДКО: Скажите, Павел Николаевич, а если представить (опять же фантазирую гипотетически), что ваш журналист, сотрудник газеты «Московский комсомолец» приходит с интервью и говорит «Вот, Павел Николаевич, такая ситуация, что человек, у которого я брал интервью, уже не под запись, попросив меня выключить диктофон, сообщил некую невероятно важную информацию, которая важна для подавляющего большинства населения страны» и вариант со следственными органами, например, не предусматривается, потому что у вас, предположим, опять же, есть опасения, что следственные органы будут медленно работать и так далее, и так далее. Но опубликовав в газете, это бы имело другой эффект. Что вы скажете этому журналисту?

П.ГУСЕВ: У меня точно такой же случай был буквально 5 или 6 дней назад, когда мне принесли информацию, которую высказал человек, но затем он сказал, что эта информация… Он сразу предупредил, что эта информация не для публикации. И журналист притащил мне с пеной у рта, что «вот, это, как бы, мы сейчас здесь то-то, пятое-десятое». Я сказал «Есть его подпись и его?..» Он говорит «Нет». «Тогда, — я говорю, — я ни при каких ситуациях это публиковать не буду». Это могут подтвердить 2 человека в моей редакции, которые расстроились, не скрою. Они считали, что я не прав. Но я считаю, что в этом плане журналистская этика должна быть безукоризненна.

Мы можем, исходя из того или иного скандала, в частности, с «МК» какие-то публикации, слова, прочее. Подавайте в суд на нас и прочее. Но нарушать свою журналистскую этику вот в таких ситуациях, я считаю, мы не имеем права.

Т.ДЗЯДКО: То есть в любом случае, вне зависимости от темы?

П.ГУСЕВ: Я считаю, что да. Потому что если тема связана с угрозой для кого-то, жизни или еще каких-то ситуациях, то надо, прежде всего, ставить, все-таки, правоохранительные органы в известность и руководитель СМИ, именно руководитель СМИ вместе с журналистом должен ставить в известность те или иные структуры правоохранительные в зависимости от информации, если это угрожает чьей-то жизни или это поможет следствию.

Т.ДЗЯДКО: Понятно. Спасибо большое. Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский комсомолец», вот мы услышали еще одну точку зрения, которая, собственно, такая же, как и у Владимира Познера, что публиковать нельзя, если было что-то сказано не под запись, в режиме off the records. Давайте мы сейчас прервемся, да? У нас реклама.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире