'Вопросы к интервью
07 марта 2013
Z Разворот Все выпуски

Ситуация вокруг солиста Большого Театра Павла Дмитриченко


Время выхода в эфир: 07 марта 2013, 16:07

И. ВОРОБЬЕВА — 16.08 в столице. И как мы обещали – обсуждаем ситуацию вокруг солиста Большого театра Павла Дмитриченко. Которого сегодня Таганский суд Москвы арестовал. И у нас в эфире двое его коллег из Большого театра. Это Роман Денисов — артист оркестра Большого театра и Андрей Болотин — солист Большого театра. Добрый день.

Т. ДЗЯДКО – Сегодня вы оба, насколько мы понимаем, присутствовали в Таганском суде на рассмотрении вопроса об аресте Павла Дмитриченко и еще двоих фигурантов, подозреваемых по делу о нападении на Сергея Филина. Ваши впечатления первые.

А. БОЛОТИН — Хочу сказать, что мы пошли туда, не располагая никакими фактами, мы не следователи. Мы просто его коллеги. И мы пошли туда, потому что эта ситуация оставила нас глубоко неравнодушными, говорю это от лица всех артистов Большого театра. И мы очень сильно переживаем за то, что случилось. Могу сказать, что настроение радости, как некоторые СМИ представляют, что наконец-то все так разрешилось, его совершенно нет. Есть…

Р. ДЕНИСОВ — Настроение чудовищное, конечно.

А. БОЛОТИН — Подавленное. Это глубокая трагедия для всех нас, вне зависимости от того, что…

Р. ДЕНИСОВ — Что произошло с Сергеем Филиным и сейчас продолжение этой истории это все, конечно чудовищное и очень грязное пятно на всем Большом театре.

И. ВОРОБЬЕВА — Скажите, когда это появилось в СМИ, что это ваш коллега подозревается, сознался и так далее. Вы сразу поверили в то, что это именно так? Или как-то пытались проверить или еще что-то.

Р. ДЕНИСОВ — Мы только что пришли из Большого театра. Там было собрание труппы балета. И весь коллектив как один высказался, что мы этому не верим. Мы не можем в это поверить. И мы пришли с Андреем, чтобы сказать, что мы не верим в то, что он это сделал.

Т. ДЗЯДКО – Мне хотелось бы еще раз все-таки вернуться к сегодняшнему суду. Впечатление от того, как проходило заседание. Что вас удивило, поразило?

Р. ДЕНИСОВ — Очень злые журналисты.

Т. ДЗЯДКО – Журналисты всегда злые.

И. ВОРОБЬЕВА — Злые в каком смысле?

Р. ДЕНИСОВ — Тяжелое впечатление, когда накидываются с вопросами, поразил, конечно,… ваши, совершенно не спал, я так понимаю, несколько суток. Вообще впечатление очень тяжелое.

И. ВОРОБЬЕВА — Вам с ним не удалось ни поговорить. Ни словами перекинуться.

Р. ДЕНИСОВ — Мы пришли для того, чтобы просто постоять рядом, чтобы он знал, что он не один. И сказать, если будет такая возможность, что мы не верим в то, что произошло.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы смогли это сказать?

А. БОЛОТИН — Да, он нас видел, видел, что мы его поддерживаем.

И. ВОРОБЬЕВА — Как все это развивалось. Расскажите. Нам совершенно непонятно, чем и как это все живет. Я не зря спросила сразу про то, поверили вы или пытались проверить. Как-то с ним поговорить. Как вы пришли к тому, что сегодня собрание и вывод — что вы все не верите.

Р. ДЕНИСОВ — Когда с первых дней, часов скажем так, ареста в СМИ сразу начались сообщения о том, что Дмитриченко виновен, хотя еще ничего не доказано. Откуда-то, даже по «Эхо Москвы» были сообщения о том, что анонимный источник…

И. ВОРОБЬЕВА — Там обычно говорят, что признался, признал вину. Обычно так заявляется.

Р. ДЕНИСОВ — Вы видели, в каком состоянии находится. Я думаю, что это состояние о многом говорит, и что целую ночь шел допрос, и утром признание было получено. Я не верю этому признанию совершенно.

Т. ДЗЯДКО – А как вы можете объяснить видеозапись, на которой Дмитриченко говорит, что организовал это, но не в том виде, как произошло.

А. БОЛОТИН — Я считаю, это самооговор.

Р. ДЕНИСОВ — Мы все знаем Пашу Дмитриченко с совершенно другой стороны. И как удивительно, как сегодня вся труппа в один голос, а сегодня была встреча труппы в театре, как вся труппа в один голос начала говорить, что Паша не мог это сделать.

А. БОЛОТИН — …Любой другой артист балета, потому что мир балета, мир искусства это такой немножко закрытый мир, недаром говорят, артисты как дети наивные и зависимые довольно-таки люди. И мир криминала это вообще другой мир, которые не могут соприкасаться. Поэтому наше сознание не может принять.

Т. ДЗЯДКО – Это мир искусства закрытый, но мир, в котором бесконечные интриги.

Р. ДЕНИСОВ — Нет, это мир, в котором происходят нормальная здоровая конкурентная борьба. И мы в этой конкурентной борьбе себя чувствуем прекрасно. Мы понимаем, чтобы повысить свой собственный статус, свое мастерство, нужно много заниматься. И иметь большой талант. Устранение конкурентов не дает абсолютно ничего. На место этого конкурента придет другой, и зачастую еще более талантливый.

И. ВОРОБЬЕВА — Как в любом другом сообществе, в творческой среде есть и истории, связанные с чувствами. С ревностью какой-то безумной, бешеной. Как в любом нормальном сообществе. Согласитесь. Поэтому здесь и бытовые версии рассматриваются, насколько я понимаю, версии ревности, каких-то взаимоотношений и так далее.

Р. ДЕНИСОВ — Мы пришли сюда все-таки не обсуждать, извините, версии, а мы пришли для того, чтобы хоть как-то разбавить эту волну черного пиара, которая с первых минут обыска полилась со всех СМИ.

Т. ДЗЯДКО – Давайте сейчас прервемся. Реклама на «Эхо Москвы».

РЕКЛАМА

И. ВОРОБЬЕВА — Продолжается Дневной Разворот. Говорим о ситуации вокруг Павла Дмитриченко. И вот мне, правда, интересно, сейчас Роман передал текст, который вы написали в фейсбуке. Здесь вы пишите о том, что на самом деле все истории о том, как в творческой среде, хорошо, давайте говорить про балет, артисты друг другу что-то могут…

Р. ДЕНИСОВ — Очень близкие миры музыкальные и балетные.

И. ВОРОБЬЕВА — Что перепиливают струны скрипки и так далее. Друг друга подставляют. Что на самом деле это не так. Что у вас этого нет. Вы расскажите, вы же правильно сказали, ваш коллега Андрей сказал, что это закрытый мир. Мы не имеем к нему доступа.

Р. ДЕНИСОВ — Перепилишь скрипачу струны. Он возьмет другую скрипку и сыграет ничуть не хуже.

И. ВОРОБЬЕВА — Стекла куда-то подкладывают, чтобы поранить человека.

А. БОЛОТИН — Я за 17 лет работы в Большом театре ни разу не сталкивался с подобными ситуациями.

Р. ДЕНИСОВ — Все-таки это такие анекдоты, либо больная фантазия каких-то режиссеров бездарных, которые снимают на эту тему фильмы.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть неприязнь находится на уровне просто неприязни.

Р. ДЕНИСОВ — Я не могу сказать, что это неприязнь. Это конкурентная борьба. Представьте себе, что с детства, с раннего детства человек все время находится в этой конкурентной борьбе. Кто ее не выдерживает, он покидает эту профессию. Как и в балете, так и в музыке.

И. ВОРОБЬЕВА — Я хочу дальше по тексту, интересную вещь вы пишите, что Дмитриченко конфликтует со всем руководством уже много лет.

Р. ДЕНИСОВ — Он просто очень яркий и всегда за справедливость, можно так сказать. Он не скрывает своего мнения, он всегда идет в открытую.

Т. ДЗЯДКО – А в последнее время это касалось чего?

А. БОЛОТИН — Говоря о конфликтах, мы сейчас будем говорить о вине Павла, мы как раз пришли сказать, что…

Р. ДЕНИСОВ — Понимаете, он конфликтовал всегда, если я буду неправильно говорить, ты меня поправишь. Он конфликтовал с Ратманским. Он конфликтовал и с Бурлакой. Но эти конфликты носили рабочий характер. Что-то ему не нравилось и он вместо того, чтобы как все остальные артисты, молчать, нам всем что-то не нравится, но обычно мы все-таки музыканты, молчим. Он это высказывал вслух. И может быть, из-за этого он все время был можно сказать в тени, он не был солистом. Только при художественном руководителе Филине он стал солистом. Он перепрыгнул через две ступеньки при Филине.

А. БОЛОТИН — Возможно, поэтому он и стал первым человеком, на которого показали в этой ситуации, потому что это слишком очевидно.

Р. ДЕНИСОВ — Потому что он не скрывал все это.

Т. ДЗЯДКО – Как так получилось, что Большой театр в последние месяцы тем более после нападения на Сергея Филина в середине января создается ощущение, что Большой театр, я прошу прощения за то, что скажу, что это бесконечный клубок или комок интриг, грызни, каких-то подковерных акций, действий. Действительно так? Или то ошибочное впечатление?

Р. ДЕНИСОВ — Я этого в своем коллективе, оркестре абсолютно не замечаю. Мы в этом не участвуем. Живем своей жизнью, играем, занимаемся, выпускаем спектакли.

А. БОЛОТИН — Полностью поддерживаю.

Р. ДЕНИСОВ — У артистов совсем другие интересы. Уверяю вас.

И. ВОРОБЬЕВА — На уровне скорее руководства.

Р. ДЕНИСОВ — Скорее на уровне СМИ.

Т. ДЗЯДКО – Вы же не можете не замечать, какой идет постоянный поток, и в каком контексте в последние месяцы Большой театр упоминается. К сожалению, не в контексте каких-то прекрасных постановок, которые, несомненно, есть, а в контексте скандалов, прочих историй.

А. БОЛОТИН — Потому что ситуация вышла за какие-то допустимые рамки. И действительно чудовищные произошли вещи. Поэтому так много естественно разговоров. И это тоже является причиной нашей подавленности, вместо того чтобы заниматься искусством, своим делом, мы должны слушать вот это все и в этом наша жизнь, мы должны в этом разбираться.

И. ВОРОБЬЕВА — Я прошу прощения, может быть, я что-то пропустила, но реакции самого Сергея Филина на события на арест именно солиста Большого театра я не видела. Может быть, вы знаете о какой-то его реакции. Потому что это тоже интересно, как-то отреагировал он на все это?

А. БОЛОТИН — Я ничего про это не знаю.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть не было какого-то обращения к вам от него, хоть что-нибудь, хоть какая-то реакция.

А. БОЛОТИН — Не знаю, надо, наверное, у него спросить.

Р. ДЕНИСОВ — Во всяком случае, на доске объявления ничего не было.

А. БОЛОТИН — Наверное, лучше эту ситуацию знает и может прокомментировать.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, а вы говорите, что вся труппа как один утверждают, что не верит в то, что Павел Дмитриченко стоит за нападением на Сергея Филина. В связи с этим у вас есть какой-то план действий или как вы собираетесь и собираетесь ли пытаться помочь Павлу Дмитриченко в нынешней ситуации?

Р. ДЕНИСОВ — Только помочь поддержкой моральной. Собрать денег на адвоката может быть.

Т. ДЗЯДКО – А зрители Большого театра на происходящее как-то реагируют, может, приходят, письма присылают, звонят.

Р. ДЕНИСОВ — Я не совсем понял, куда они будут писать?

Т. ДЗЯДКО – Письмо в Большой театр. Условно говоря. Или звонят.

Р. ДЕНИСОВ — Если они это делают, то это все-таки идет мимо оркестра, остается на уровне администрации, мы в это не вмешиваемся.

Т. ДЗЯДКО – Вы ни о чем таком не слышали. Чтобы какие-то были обращения.

И. ВОРОБЬЕВА — Я понимаю, что это какие-то некорректные вопросы и мне трудно их вам задавать, честное слово, но, тем не менее, прошло какое-то время между нападением на Сергея Филина и арестом Дмитриченко. Вы все это время работали с Павлом. Он не уезжал. То есть и ничего в его поведении не поменялось, он ничего не боялся. В любом случае после нападения на Сергея Филина наверняка же как-то накалилась атмосфера внутри театра. Или нет?

А. БОЛОТИН — Атмосфера конечно, накалилась.

Р. ДЕНИСОВ — Очень накалилась.

А. БОЛОТИН — Поведение Павла обычное, я ничего не заметил. Как говорят, он активно сотрудничал со следствием. Ходил на все допросы.

Р. ДЕНИСОВ — Я с ним говорил буквально через несколько дней после нападения, и я ему сказал, что ты понимаешь, что сейчас возможно, что следствие обратит на тебя внимание, потому что ты единственный, кто открыто шел как-то против. Он говорил: да, у меня нет никакого алиби. И он перечислил несколько эпизодов этого вечера. Действительно получилось, что алиби у него никакого нет. И он сказал, что я никуда скрываться не буду, я буду ходить на работу, будут вызывать, я приду, буду давать объяснения.

И. ВОРОБЬЕВА — Вообще по расследованию этого дела наверняка же и вас и многих коллег опрашивали, следователи наверняка не вылезали из Большого театра все это время.

Р. ДЕНИСОВ — Я, честно говоря, ни одного следователя в Большом театре не видел.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть вас даже не…

А. БОЛОТИН — Нас нет. Но… с которыми разговаривали.

Р. ДЕНИСОВ — Наверняка.

И. ВОРОБЬЕВА — Наши слушатели по-разному реагируют, честно говоря, на то, что вы говорите.

Р. ДЕНИСОВ — Это хорошо. Хотя бы не однозначно.

И. ВОРОБЬЕВА — Да.

Р. ДЕНИСОВ — Потому что, судя по тому потоку информации, слушатели могли реагировать только однозначно. Оказывается, есть те, которые не верят.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы сейчас говорите, вы пришли, вы коллеги и Сергея Филина и Павла Дмитриченко, вы говорите, что все это выглядит вот так, причем вы тоже должны понимать, что это действительно был большой шлейф новостей про Большой театр и про конфликты и борьбу и так далее. Поэтому все то, что произошло, не вызвало никакого сюрприза, скажем так, у наших слушателей.

Р. ДЕНИСОВ — Для нас это было просто черное, абсолютно черное время и черное пятно на репутации Большого театра. В связи с нападением на руководителя балета. Хорошо, что сейчас все-таки со зрением все в порядке.

А. БОЛОТИН — Все очень переживаем.

Р. ДЕНИСОВ — Желаем выздоровления скорейшего. Это чудовищное преступление, вы понимаете. Большой театр, сколько существует уже. 250 лет. И все время происходит какая-то конкурентная борьба. Все время кого-то возвышают, кого-то может быть, несколько зажимают. Но никогда не доходило до криминала.

А. БОЛОТИН — Дело в том, что мы одна большая семья. Действительно у нас существует сплоченность и представьте, что вашего брата обвиняют в таких вещах вдруг. Это ужасно.

Т. ДЗЯДКО – Анатолий Иксанов не был на общем собрании труппы?

Р. ДЕНИСОВ — Нет, там собираются пресс-конференции, на которых мы не участвуем все-таки.

Т. ДЗЯДКО – Но вам это было бы нужно, с ним пообщаться напрямую об этой истории?

Р. ДЕНИСОВ — Сложно сказать.

А. БОЛОТИН — Едва ли мы что-то могли бы прояснить в этом разговоре.

И. ВОРОБЬЕВА — Я хочу для наших слушателей немножко разграничить, потому что и Роман и Андрей говорят о том, что не верят в виновность Павла Дмитриченко, но при этом то, что произошло с Сергеем Филиным, называют чудовищной трагедией. Это не значит, кто-то включает среди эфира и есть ощущение, что вы защищаете того, кто это сделал и так далее. Это другая немножко история.

Р. ДЕНИСОВ — Еще раз для слушателей, которые подключились я повторю, что труппа не верит, что Дмитриченко имеет какое-то отношение к совершению этого чудовищного безобразного преступления против Филина.

И. ВОРОБЬЕВА — Спасибо вам большое, что вы пришли к нам в студию. И я думаю, что это было непросто сделать. Учитывая, что вы насмотрелись в прессе. Поэтому спасибо, что вы пришли и высказали позицию от всей труппы и от себя.

Т. ДЗЯДКО – Это Роман Денисов, артист оркестра Большого театра и Андрей Болотин, солист балета Большого театра. Спасибо вам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире