'Вопросы к интервью
07 марта 2013
Z Разворот Все выпуски

Ходатайство об условно-досрочном освобождении Надежды Толоконниковой


Время выхода в эфир: 07 марта 2013, 15:35

Т.ДЗЯДКО: В Москве 15 часов 35 минут, продолжается дневной «Разворот». Ирина Воробьёва и Тихон Дзядко. Сейчас мы будем говорить о Pussy Riot, о возможном условно-досрочном освобождении участник так называемого панк-молебна в Храме Христа Спасителя. Сегодня стало известно, что защита Надежды Толоконниковой, которая отбывает наказание, напомню, в колонии в Мордовии уже обратилась в суд с просьбой предоставить Надежде Толоконниковой УДО, условно-досрочное освобождение. На следующей неделе с соответствующим таким же ходатайством обратится в суд и защита Марии Алёхиной, другой участницы Pussy Riot. Мы сейчас свяжемся с Ириной Хруновой – это адвокат Надежды Толоконниковой, от которой узнаем все подробности. После этого будем говорить с вами о том, насколько, на ваш взгляд, выгодно российским властям выпустить на свободу Надежду Толоконникову и Марию Алёхину, или, наоборот, какой-то политической целесообразности вы в этом не видите. Это через несколько минут, а сейчас мы с Ириной Хруновой, адвокатом Надежды Толоконниковой связываемся. И я так понимаю, что она сейчас уже у нас на прямой линии телефонной связи со студией, и сейчас мы сможем ей все вопросы, которые касаются процедуры в первую очередь задать. Ирина, добрый день.

И.ХРУНОВА: Да, здравствуйте.

Т.ДЗЯДКО: Здравствуйте. Здесь Ирина Воробьёва и Тихон Дзядко. Ну, прежде всего, правильно ли мы понимаем, что, действительно, вы уже обратились в суд с ходатайством об УДО? И когда, на ваш взгляд, это рассмотрение может состояться?

И.ХРУНОВА: Здравствуйте еще раз. Да, я вчера была у Надежды Толоконниковой в колонии, у нас была с ней вчера встреча, мы посмотрели, еще раз проверили все документы, правильность составления. И после этого я поехала в Зубово-Полянский районный суд республики Мордовия и подала это ходатайство со всеми приложенными документами (их большое количество). Понедельник-вторник я была в Москве, собирала эти документы. И я надеюсь, что, ну, наверное, в течение 2-х недель суд мне позвонит и назначит дату.

И.ВОРОБЬЁВА: Скажите, а там какие-то документы, вот там характеристика – это только из колонии? Или, что называется, с воли тоже какие-то характеризующие документы нужны?

И.ХРУНОВА: Ну, с воли, если так можно назвать, да, обязательно. Конечно. Это документы о том, что у нее есть семья, она социализирована, что она имела место учебы и она намерена восстановиться в университете после освобождения из колонии. Люди предлагают различную помощь ей, в том числе и помощь в трудоустройстве. И мы привезли, представили в суд так называемые гарантийные письма, в которых организации подтверждают суду, что в случае освобождения Толоконниковой она будет трудоустроена.

И.ВОРОБЬЁВА: А что это за организации, если не секрет?

И.ХРУНОВА: Нет, это не секрет. Это «Новая газета», это проекты Марата Гельмана, это организация Гринпис, российское отделение, ну и еще ряд организаций.

Т.ДЗЯДКО: Скажите, пожалуйста, правильно ли мы понимаем, что сейчас никаких формальных препятствий со стороны исправительного учреждения, со стороны колонии к УДО Надежды Толоконниковой, по сути, нет?

И.ХРУНОВА: Я не могу это сказать. Действительно, формально нет каких-то препятствий, чтобы она обращалась в суд, нет взысканий у нее, нет конфликтов. Но я не знаю мнение руководства колонии по поводу УДО.

Т.ДЗЯДКО: А мнение колонии будет представлено только в суде?

И.ХРУНОВА: Да, да. Оно будет представлено в суд с характеристикой, с личным делом и так далее.

Т.ДЗЯДКО: Вот вы говорите, что нет конфликтов. Можете в нескольких словах рассказать, в какой, что ли, обстановке, в какой атмосфере Надежда Толоконникова отбывает свой срок в Мордовской колонии? Потому что если говорить, например, о Марии Алёхиной, мы слышим, что у нее очень непростые отношения сложились в отряде и так далее, и так далее. А, вот, что касается Надежды Толоконниковой в этом смысле?

И.ХРУНОВА: Ну, наверное, это так кратко и не расскажешь, потому что колония – это, все-таки, живой организм с тысячами осужденных и администрацией. Если говорить в общем, то нет ни конфликтов, нет ни недовольства, нет проблем ни с администрацией, ни с осужденными. То есть каких-то таких ситуаций, которые были, например, в той же самой колонии у Алёхиной, у Надежды нет. Нет угроз. Но вместе с тем, конечно, надо понимать, что это, все-таки, определенная субкультура, где Надежда – чужая. Все-таки, ее образование, ее уровень знаний – он отличается от других людей. Ну и, конечно, в связи с этим есть некоторое непонимание с администрацией колонии. Например, я такой яркий пример приведу, когда Надежда на дисциплинарной комиссии начала объяснять свою позицию, что у нее было разрешение на прохождение в медчасть, она начала объяснять, как это получилось, как это произошло. Одна оперативница ей после дисциплинарной комиссии сказала «Ну, ты знаешь, я вообще в первый раз вижу такую ситуацию, когда осужденная что-либо говорит в свое оправдание. Ты должна стоять, опустив голову, и говорить «Да, гражданин начальник, да, извините, больше такого не повторится». А ты пытаешься тут свою правоту доказать». Ну вот это такой пример, который показывает вообще разницу ситуации там. Но, с другой стороны, я не могу сказать, что каких-то прямых проблем там достаточно.

Я разговаривала с замначальника колонии вчера, ну, я периодически с ним имею беседы, и он мне не говорил, что у них есть претензии к Толоконниковой.

И.ВОРОБЬЁВА: Но на суде может повернуться как угодно, да?

И.ХРУНОВА: Все, что сказано на словах, мы никогда не сможем доказать в судебном заседании.

И.ВОРОБЬЁВА: Ирина, скажите, пожалуйста, а я если правильно понимаю, Мария Алёхина тоже имеет сейчас право подать на УДО.

И.ХРУНОВА: Да. Дело в том, что это будет сделано на следующей неделе. Я везу, опять же, большой пакет документов для суда. Вот, к сожалению, нам праздник 8-е марта немножечко испортил планы, потому что я не смогла доехать… Вернее, я доеду до нее завтра, но суд будет закрыт. Поэтому на следующей неделе все будет подано и по Алёхиной тоже.

И.ВОРОБЬЁВА: А у Марии Алёхиной есть какие-то неснятые взыскания?

И.ХРУНОВА: Да. Ну, это та история, которая пока продолжается по поводу ее обжалования в суде. Ей 2 взыскания удалось отбить. Но опять же я хочу, скажем так, сослаться на практику судебную. Само по себе наличие взыскания – оно не говорит, что человеку недоступно УДО. Это напрямую сказано в постановлении Пленума Верховного суда: «Факт наличия взыскания не говорит о том, что жди, пока взыскание снимут и только потом подавай на УДО». Нет. Суд решает вопрос в комплексе, потому что, ведь, взыскание вообще, если я говорю не про Алёхину и не про Толоконникову, а вообще про осужденных, ведь, взыскание может быть наложено, например, за то, что человек не услышал команды «Встать», или взыскание может быть наложено за то, что он подрался с другим осужденным. Это большая разница в отношениях, это разница, как себя человек ведет внутри коллектива. Поэтому в каждом случае суд решает отдельно.

И.ВОРОБЬЁВА: Спасибо большое. Ирина Хрунова, адвокат Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной была у нас по телефону на прямой линии со студией. Ирина, спасибо вам большое, что вы нашли время выйти к нам в эфир.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире