'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО: Ну, что ж, 15 часов 35 минут в Москве, у нас в гостях Владимир Сурдин, старший научный сотрудник Государственного Астрономического Института имени Штернберга. Здравствуйте, Владимир Георгиевич.

М. МАКСИМОВА: Добрый день.

В. СУРДИН: Добрый день. Надеюсь, в дальнейшем он будет добрым.

М. МАКСИМОВА: Ну, это ещё не факт.

А. ДУРНОВО: Мы говорим о метеорите, как вы догадались, Челябинском. Если у вас есть вопросы, я напомню наш номер: +7-985-970-45-45, присылайте на них СМС-ки. И так же в твиттере есть аккаунд @vyzvon, через который с нами тоже можно общаться.

М. МАКСИМОВА: Ну, помимо каких-то пессимистичных СМС-сообщений, вот например как Виктор из Ярославля пишет: «Какое-то ощущение, что мы уязвимы, и даже беспомощны перед глобальной опасностью. Занимаемся какой-то придуманной политической мишурой, а жизнь давно уже диктует другие правила». Вы бы скажите, разделили такой пессимизм Виктора?

В. СУРДИН: Ну, назвать пессимизмом это я бы не решился, просто нормальный взвешенный взгляд на силу природы. Ну, действительно не землетрясение, не цунами, не падение метеоритов из космоса мы пока не можем не только отвести от земли, но даже предвидеть. И в этом смысле ученые движутся понемножку, я расскажу сегодня об этом. Но сегодняшнее утреннее происшествие было совершенно неожиданным, и к таким мы не готовы безусловно. Это было локальное, маленькое происшествие. Я надеюсь, никто не пострадал особенно сильно, правда?

М. МАКСИМОВА: Ну, погибших нет, есть раненые.

В. СУРДИН: Ну, слава богу, что маленький метеорит был, да. А сегодня вечером мы будем свидетелями пролета мимо земли довольно крупного тела, почти 50-ти метрового размера. Вот с таким мы уже научились оперировать. То есть, заранее предупреждать население земли, когда оно прилетит, и куда, если упадет.

М. МАКСИМОВА: А предупреждать как? Это как из детского анекдота – накрыться белой простыней, и на кладбище?

В. СУРДИН: Нет, надо не ползти, а быстро-быстро покидать то место, куда оно… Я напомню одну историю. У астрономов есть одно достижение. В октябре 2008 года, мы впервые заметили в космосе объект, который приближается к земле, заранее вычислили, куда он упадет, и он упал, и предупредили об этом землян. Ну, особенно предупреждать не надо было, потому, что упал он в пустыне Сахара, там было не так… Никого не было. Это на границе между Египтом, и Суданом. Но тогда важно было быстро добраться до места его падения, и собрать все свеженькие осколки. Это удалось сделать, и в руках ученых оказался пришелец из космоса, ещё не зараженных земной микрофлорой, а настоящий космический объект. Я надеюсь, что и сегодня жители Южного Урала быстро-быстро организуются на сбор остатков этого метеорита.

А. ДУРНОВО: А говорят, что их опасно трогать руками.

В. СУРДИН: Почему? Да нет, нет, что вы, никакой опасности в этом нет. Метеорит – обычное вещество. Это камни, иногда с металлом, иногда чистый металл, там железо с никелем. Ничего опасного в этом нет. Лучше не трогать руками, чтобы его не загрязнить. Наденьте какие-нибудь ну, хотя бы полиэтиленовые пакетики на руки, и быстренько найдя такой своеобразный камень… А обычно они темные, потому, что оплавляются, когда летят через атмосферу, такая корочка оплавленная темная на них, это характерный вид. И положите в чистый пакетик целлофановый, чтобы не было контакта с воздухом, и с разной земной заразой. Тогда ученые будут вам очень благодарны, если вы им подарите. Ну, если кто-то желает заработать на этом, то это тоже можно. На международных аукционах постоянно идет продажа метеоритов. В среднем, грамм метеоритного вещества стоит доллар. А если это редкий… Безусловно, сегодняшний редкий метеорит, у него уже история есть.

М. МАКСИМОВА: А почему редкий? Кстати и скажите, вообще чем… Есть какая-то уникальность в том, что сегодня утром произошло? И чем это уникально?

В. СУРДИН: Ну, по крайней мере, в двух отношениях. Никогда ещё над большим промышленным городом этого не происходило. Я напомню, 1908 год – падение Тунгусского метеорита, гораздо более грандиозная катастрофа была, но ведь над тайгой, никто не пострадал. И до места падения добрались через несколько десятилетий, там же были потеряны следы. А сегодня в густонаселенном районе упал метеорит, и надо поскорее собрать его остатки и подарить. Я надеюсь, что подарят их ученым, а не продадут. Потому, что у лаборатории академии наук не так уж много средств, чтобы выкупать у населения метеорит.

М. МАКСИМОВА: Извини Леш, я перебью.

А. ДУРНОВО: Можно я спрошу про Тунгусский метеорит, и про ну… Просто это сильно не первый случай, есть ещё Сихотэ-алинский метеорит, есть ещё кратер Соболев, в Приморье, если я правильно помню, был Катавский болид. Как получается, что восточные территории России – они как-то притягательны для метеоритов?

В. СУРДИН: Нет, они никогда не прицеливаются, падают в случайные места, а поскольку земная поверхность на три четверти состоит из океана, то как правило падают в океан. Но узнать об этих падениях как правило не удается, в океане люди не живут. Если крупный метеорит упал в океан, то цунами рождается, тогда это понятно. Если на землю падает, на сушу метеорит, то это, как правило, тоже малонаселенные места. Но вот такого же калибра, как Тунгусский метеорит, почти такого же, было падение над Бразилией. Ну, там тоже леса Бразильские, он упал, и никого особенно не задел. А промышленные области, густонаселенные области, они так мало занимают на земле, такую маленькую площадь, что попасть по ним случайно метеоритам резко удаётся, но вот сегодня утром удалось.

М. МАКСИМОВА: Вы сказали, что уникальность в двух моментах заключается. Первый – это то, что он пролетел над густонаселенным районом, а…

В. СУРДИН: А второй – то, что я надеюсь, удастся быстро собрать его осколки. Потому, что редко удается найти свежий метеорит. Как правило, мы находим пролежавший в земле годы, тысячи лет. Это уже не очень интересно, потому, что трудно разобраться, где там включение земного вещества, а где то, что прилетело из космоса. А этот свеженький, надо его конечно быстро предоставить ученым. Потому, что в метеоритах очень интересные вещи бывают. Даже остатки таких биологических молекул…

М. МАКСИМОВА: Инопланетяне?

В. СУРДИН: Может быть и инопланетяне. По крайней мере один метеорит, найден в 84-м году, в котором есть окаменелости по виду, по форме напоминающие наши земные микроорганизмы, бактерии. Но на 100% мы уверены, что это кусочек Марса. С Луня и с Марса время от времени, осколки прилетают. Когда на луне и на Марсе падает крупный стероид, большой взрыв происходит. В результате в космос выбрасываются кусочки этой планеты, да?

М. МАКСИМОВА: А вот этот сегодняшний… То есть, это… Вообще то, что падают на землю, это…

В. СУРДИН: Откуда они берутся?

М. МАКСИМОВА: Да, это что падает?

В. СУРДИН: В основном это падает строительный материал, не вошедший в состав планет. Когда наша солнечная система образовывалась, большая часть вещества сконденсировалась, и сложила из себя большие планеты, а кое-что осталось таким мусором строительным, летать между планетами. Когда-то раньше, там 3-4 миллиарда лет назад, чаще выпадало. Посмотрите в телескоп на луну, как она вся изрыта вот этими метеоритными кратерами.

М. МАКСИМОВА: Да.

В. СУРДИН: Вот они, остатки. На земле это всё сглаживается быстро. Ветер, вода, дождь, очень быстро уничтожают кратер. Но мы имеем по крайней мере 100 крупных кратеров на земле, которые даже время не смогло стереть. Они там 20 километров, 100 километров размером.

А. ДУРНОВО: (Неразборчиво) метеорит падает на землю?

В. СУРДИН: Ну, такого калибра как сегодняшний, его размер был видимо метр – полтора, не больше.

А. ДУРНОВО: То есть, крошечный получается.

В. СУРДИН: Ну, глядя на новость… В новостях сегодня разрушенные заводские корпуса, я бы не сказал, что он крошечный был. Все-таки ударная волна была значительная. Хорошо, что никто не пострадал. Они падают примерно раз… Ну, на сушу – примерно раз в 5-7 лет.

М. МАКСИМОВА: Ну, в общем-то, регулярно, можно сказать.

В. СУРДИН: Регулярно. Но большая часть суши не населена, и если где-то в Тибете там и в Сахаре упадет такой, его можно и не заметить.

М. МАКСИМОВА: Но учитывая, что земли несколько… Так сказать, больше, чем 5 или 10 лет жизни от роду, и учитывая, что они раз в 5 лет падают, то когда-нибудь упадет. А учитывая, что вот смотрите, так получилось, что населенный пункт. А если, например он упадет на какое-нибудь опасное производство. Тут же наши слушатели вспомнили ядерный маяк, который как раз в Челябинской области. Если такой шарик упадет туда… Кстати, у нас опять же спрашивали, упадет, или как правильно? Какой глагол использовать?

В. СУРДИН: Ну, раз с неба вниз, значит падает. Ну, как ещё? Упадет, конечно. Статистика довольно детальная ведется уже лат 300. В основном над Европой, над США регистрируются все метеориты. Я помню, что один, два раза за всю эту историю, попадало в жилище. То есть, ну, в жилые дома. Никаких особых разрушений не причинило. Один или два раза автомобили были в Соединенных Штатах повреждены, и тоже, в общем обошлось. И один раз попал в человека метеорит, вот за все эти примерно 2 столетия. Человек остался жив. Ну, просто немножко там синяки на нем остались. И всё, вот вся статистика. Попасть по ядерному реактору – ну это знаете, так надо прицелиться, что…

М. МАКСИМОВА: У нас много разных опасных…

А. ДУРНОВО: Спрашивают очень многие, почему никто не заметил этот метеорит? Вот наблюдали за вот этим «DI-14», который сегодня…

М. МАКСИМОВА: Вечером, да, около полуночи.

А. ДУРНОВО: Вечером. Почему не заметили?

М. МАКСИМОВА: Кстати, и кто должен был заметить? Тут уже кстати в адрес ученых между прочим уже некий такой завуалированный упрек был озвучен.

В. СУРДИН: Куда же вы смотрели, да?

М. МАКСИМОВА: «Информации от Росгидромета и Обсерватории, о возможном метеоритном дожде, на Урале предоставлено не было»,— заявил на пресс-конференции сегодня (неразборчиво) начальника главного управления МЧС по Свердловской области. «МЧС узнало о случившемся по факту», — сказал он.

В. СУРДИН: Ну, во-первых, это был не метеоритный дождь. Метеоритные дожди – это довольно регулярное явление. Точнее их называют метеорные дожди. Наша планета время от времени пролетает через области, богато населенные такими космическими частицами. И можете открыть любой учебник астрономии, и вы увидите, в каких числах года бывают метеоритные дожди. Это вещь предвиденная. А бывают такие спонтанные, случайные, блуждающие, летающие по солнечной системе кусочки, камни или металла, которые надо только наблюдать. То есть, заметить их и предвидеть их траекторию. Так вот, заметить скалу, размером с километр, мы можем почти в любой части солнечной систему. То есть, от километра и крупнее, сегодня открыты почти все. Их полмиллиона штук, и мы их траектории знаем наверняка, на столетие вперед можем предсказывать. Меньше километра можно заметить только в тех редких случаях, когда эти скалы подлетают близко к земле. Их называют потенциально опасные астероиды. Около 7 тысяч штук таких замечено, их траектории известны, и мы знаем… Ну, вот я могу сказать на несколько лет вперед, когда там в 29-м году, в 36-м подлетят. Но маленькие астероиды или метеороиды, как мы их называем, размером 10 метров, 15 метров, тем более один метр, замечаются только в том случае, когда они приближаются к нам приблизительно на расстоянии луны. А от луны до земли путь в несколько часов всего лишь. То есть, мы можем случайно увидев такой камень, сказать не более чем за сутки – двое, что он ударит по земле.

М. МАКСИМОВА: То есть, могли в принципе вот этот сегодняшний (неразборчиво) увидеть?

В. СУРДИН: В принципе да, если бы повезло. Дело в том, что сегодня нет ещё полного контроля небесной сферы. Небо большое, а телескопы видят маленькие кусочки в небесной сфере. И вот в 2008 году совершенно случайно наблюдали другой участок неба, и прямо перед телескопом прошел метеорит. Поэтому его заметили, прогнозировали, он упал. Этот не прошел случайно перед телескопом. У астрономов нет ещё таких телескопов, которые могли бы всё небо постоянно контролировать, и видеть далеко и видеть всё мелко. А отчасти, такие приборы, радиотелескопы или радары есть у военных, которые отслеживают спутники вокруг земли.

М. МАКСИМОВА: А вот, кстати, военные могли заметить?

В. СУРДИН: В принципе могли бы, но и их оборудование тоже не смотрит одновременно на все небо, и не смотрит особенно далеко. Ну, там на несколько тысяч километров от земли. А радиоаппаратура – она не очень (неразборчиво).

А. ДУРНОВО: А там насколько я понимаю, все-таки не метеориты ищут, а…

В. СУРДИН: Они (неразборчиво) объекты ищут, конечно, им важно спутники контролировать. Но если попадется…

М. МАКСИМОВА: Но дело в том, что это такой… Кстати, спрашивают ещё, как во-первых это называть, и чем отличается астероид от метеорита, или как вы сказала?

В. СУРДИН: Метеороид.

М. МАКСИМОВА: Метеороид, да.

В. СУРДИН: Номенклатура такая: крупное космическое тело, ну, от километра и крупнее, астероид. Мини крупное, то есть то, что может породить, войти с атмосферу земли, чаще обычно, чем крупные тела, мы называем метеороидами. Метеороид, то есть, прародитель метеорита. И вот вылетает он в атмосферу земли, и мы видим это сияющее дымящее состояние, его хвост полевой горящий. Мы это называем метеор, то есть, атмосферное явление метеор. Если что-то при этом сохранилось твердое, упало на землю и лежит как камень, это метеорит. Вот найти на земле можно метеорит, увидеть в атмосфере земли метеор. А то, что их космоса приближается к земле – метеороид.

А. ДУРНОВО: Я напомню, что у нас в гостях Владимир Сурдин, старший научный сотрудник Государственного Астрономического Института имени Штернберга. Скажите, пожалуйста, сегодняшний астероид…

В. СУРДИН: Ночной.

А. ДУРНОВО: Ночной, да. Что от него ждать? Он опасен, или нет?

В. СУРДИН: Вот это тот случай, когда никаких проблем не может быть с прогнозом. Его обнаружили 23 февраля 2012. То есть, ровно год назад, когда он предыдущий раз сближался с землей. Обнаружили, вычислили траекторию, и мы точно знали до минуты, когда он появится в следующий раз. Вот сегодня с 15 на 16 в ночь. От него ничего ждать… Он абсолютно безопасный, ничего особенного ждать не приходится. Он пролетит на расстоянии примерно двух размеров с земли от нашей планеты. То есть, очень далеко, мы не попадем под нее.

М. МАКСИМОВА: Как же? Наоборот сообщения были, что близко, что у нас спутники дальше.

В. СУРДИН: Относительно близко, конечно. Но мы впервые такое крупное тело будем видеть так близко. Но представьте себе, 2,5 размера вашего тела, и вот от вас на таком расстоянии 2-3 метров, пролетает пуля. Очевидно, она вас не заденет…

М. МАКСИМОВА: Но я-то как-то притянуть пулю вряд ли могу, а вот земля притягивает к себе предметы.

В. СУРДИН: Это с учетом того, как земля притягивает к себе астероид. Конечно, его траектория изменяется, он приближается к земле, немножко поворачивает. Но все это приводит к тому, что он пролетит…Эта область населена спутниками связи. Это геостационарная орбита, где спутники прямого вещания, вот на наши тарелки телевизионные вещают. Но спутников не так много, и я уверен, что он не заденет ни одного из них.

А. ДУРНОВО: А увидеть его можно будет?

В. СУРДИН: Увидеть его можно будет. И любители астрономии сейчас в большом возбуждении, ждут сегодняшней ночи. Я надеюсь, что над Москвой она будет ясная, безоблачная. Я расскажу, как. Приблизительно с половины 12-го, а ещё лучше с без четверти 12 ночи, надо смотреть на юг. Ну, где юг, наверное, знают все у себя дома. И там будет подниматься маленькая звездочка. Правда не вооруженным глазом её к сожалению, будет не видно, даже на ясном небе. Для тех, кто понимает астрономию – седьмая звездная величина. Наш глаз к ней не чувствителен. Но уже не большой бинокль… Театральный – с большим трудом, а полевой бинокль… Ну, обычный полевой, 7-8 кратный, он поможет вам увидеть её без труда. Ну, а любительский телескоп – просто замечательно. Эта звездочка будет подниматься, к 12 часам ночи она поднимется градусов на 30 над горизонтом, и до часу ночи её можно будет видеть, постепенно приближающуюся к зениту. Небо… Это я говорю о Москве, ну и о Мособласти. И к созвездию Большая медведица, туда на север. Ну, интересно. Для ученых это очень важно. Не так часто крупный метеорит… Ну, это уже астероид.

М. МАКСИМОВА: Астероид. То есть, он больше километра, да?

В. СУРДИН: Ну, нет. Он… Номенклатура не очень точная, мы его называем астероидом, нам приятно думать, что к земле подлетел астероид. На самом деле 45 метров, может быть 50 метров, не такой уж большой камень. Это примерно то же самое, что в 908 вызвало взрыв Тунгусского метеорита, вот он такой же был. Тогда…

М. МАКСИМОВА: То есть, такого же размера.

В. СУРДИН: Да. Если бы этот попал в атмосферу земли, скорей бы… Скорее всего он распылился бы, разрушился от давления воздуха, и тоже такой взрыв над землей произошел бы.

М. МАКСИМОВА: Ну, взрыв масштабный был.

В. СУРДИН: Масштабный, да. В радиусе примерно 25 километров, тайга легла. То есть, все деревья были повалены. Ну, представьте, над Москвой если это произойдет, то дома лягут. Но я уверен, что такого не будет.

М. МАКСИМОВА: А кстати, тут ещё по поводу Тунгусского метеорита, в Википедии написано, что вскоре после взрыва… Кстати, почему говорят о взрыве, или о взрывах, которые произошли в том числе и сегодня утром? То есть, это что, вспышка, взрыв? Или что это?

В. СУРДИН: Нет, нет, это не взрыв. Это то же явление, которое сопровождает пролет сверхзвукового самолета, скажем. Это ударная волна. Она просто расходится, когда у вас быстро тело движется в атмосфере, а метеорит-то летит очень быстро. С гораздо более сверхзвуковой скоростью, чем самолет. Он сжимает перед собой воздух, и пускает примерно такую же волну, как катер, который по озеру едет, вот от него в две стороны расходятся… Катер проехал, и у вас на берегу накатывается волна от него, да?

М. МАКСИМОВА: Да.

В. СУРДИН: Ударяет раз, два… приблизительно так же и метеорит. Пролетел, и ударная волна, волна сжатия воздуха бежит, и ударяет по людям, по окнам.

М. МАКСИМОВА: То есть, взрыва нет?

В. СУРДИН: Каждый воспринимает это как взрыв. Но это такой, распределенный взрыв.

М. МАКСИМОВА: Смотрите, про Тунгусский метеорит говорится, что вскоре после взрыва началась магнитная буря, которая продолжалась 5 часов, но это тогда. А чем вообще опасна… Вообще, есть какая-то опасность в падениях метеоритов? Что за магнитные бури, и что сейчас… И приходят сообщения, что радиационный фонд в норме.

В. СУРДИН: Нет, откуда возьмется радиация? Ну, что вы? Это обычное вещество. Всё равно, что большой камень с земли подпрыгнул, и упал обратно. Нет, радиацией тут и не пахнет. Магнитосфера земли немножечко возбуждается. Но это только заметить чуткими приборами удается. А на работу технических средств это никак не скажется. То, что в Челябинске вырубилась сотовая связь – ну, понятно, люди стали нагружать её, перезваниваться. Это в общем, такой эффект возбуждения людей, а не возбуждения техники.

А. ДУРНОВО: Вот приходилось читать… Я не знаю, правда это, или нет, под астероид под названием «2004 Ви Ди 17», который если я правильно понимаю, в начале следующего века должен то ли приблизиться к земле, то ли столкнуться с ней. И что вероятность столкновения действительно достаточно велика. Это какие-то сказки, или действительно есть опасность такая?

В. СУРДИН: Это не сказки. Дело в том, что сидя на земле, и имея телескопы наземные, мы никогда точно не можем указать положение и скорость движения астероида, а значит и прогнозировать его полет, и возможность столкновения с землей. И в этом смысле, гораздо более эффективны космические телескопы, которым не мешает атмосфера, и они точнее выявляют движение. Ещё более важно, чем отслеживать астероиды, обнаруживать кометы. Дело вот, в чем. Астероиды бродят внутри планетной системы, и мы их рано или поздно найдем, или почти все уже нашли, и будем знать их дальнейший путь. А вот кометы прилетают издалека, неожиданно, с большой скоростью. И иногда мы… Ну, как правило обнаруживаем их, и в этом смысле любители астрономии очень большую помощь оказывают.

М. МАКСИМОВА: То есть, вот на кого мы должны? На животных, и на любителей астрономов? Они предсказывают всё почему-то заранее.

В. СУРДИН: Ну, на счет животных… Не сравнивайте, с любителями астрономии. Это очень грамотные ребята, молодые люди как правило. А за последние годы, в России большую часть астероидов открыли не профессиональные астрономы, а любители. Кстати, их наградили на днях международной премией, наших любителей астрономии. Им… Не только наши, там американские, японские. Очень большую помощь нам оказывают. Особенно важно, что они следят за кометами. Дело в том, что у профессиональных астрономов нет такого количества телескопов. А у российских к сожалению, совсем мало телескопов. И мы не успеваем все небо осматривать. А любителей десятки тысяч по всему земному шару, и они каждую ночь выходят во двор, ставят свои телескопы. Пусть это ничего, но я надеюсь, что и у нас скоро появятся такие специальные телескопы, которые за одну ночь могут обшаривать всё небо, и предупреждать нам об опасности. Пока их нет. А. ДУРНОВО: Тут вас о кометах спрашивают: «Долго ли ожидать каких-то новых комет»? Спрашивает Кирилл.

В. СУРДИН: Каждый год ожидаемо, каждый год они прилетают. Это… куда же деться? Они бродят по солнечной системе, и очень неожиданно появляются, вы знаете? Вчера её ещё не было, а сегодня приблизившись к солнцу, она начинает испаряться, выбрасывает хвост, и становится ярким зрелищем.

М. МАКСИМОВА: Очень многие слушатели спрашивают. Может быть это глупый вопрос с научной точки зрения, но просто потому, что количество СМС зашкаливает. Спрашивают про наше ПВО, можно ли астероид, комету, и вообще любое небесное тело, которое летит к нам, с недружественными целями сбить каким-либо образом?

В. СУРДИН: Ну, формально маленькое тело, размером метр, полтора метра конечно можно ракетой повредить.

М. МАКСИМОВА: Хотя бы сегодняшний, да?

В. СУРДИН: Хотя напомню, не так просто ПВО справиться с метеоритом. Ведь он летит со скоростью 23 на 70 километров в секунду. У ПВО нет таких средств, чтобы…

М. МАКСИМОВА: Ракеты наши так не летают?

В. СУРДИН: Нет, разве что в лоб нацелиться, но это маловероятно. Сейчас стали появляться анти… Противоспутниковое оружие, но ему тягаться с метеоритом довольно сложно. Нет, сейчас пока такой возможности нет. Более того, расчеты показывают, что лучше не разрушать космическое тело. Потому, что разбившись на отдельные фрагменты, оно только большую опасность начинает…

А. ДУРНОВО: То есть, он разлетится…

В. СУРДИН: Конечно. Потом вообще нельзя предвидеть, куда эти кусочки полетят, после взрыва. Лучше научиться отводить их от земли. То есть, заранее менять их траекторию так, чтобы они не попали по нашей планете.

М. МАКСИМОВА: Ну, только из фильма фантастического.

А. ДУРНОВО: Как в фильме «Армагеддон».

М. МАКСИМОВА: Это Брюс Уиллис (неразборчиво).

В. СУРДИН: У этого фильма были очень хорошие научные консультанты. Там многое показано так, как должно быть. И я надеюсь, что через несколько десятилетий, такие средства появятся. А пока надо следить за ними, и предупреждать население, и вовремя эвакуировать из тех областей, куда крупный метеорит может упасть.

А. ДУРНОВО: Про этот фильм просто была очень хорошая шутка, что кто-то из актеров, прочитав сценарий, сказал, что наверное проще научить астрономов бурить, чем (неразборчиво).

В. СУРДИН: Чем бурильщиков в космос…

А. ДУРНОВО: Отправлять в космос.

М. МАКСИМОВА: Спрашивают, может ли космическая станция столкнуться с какими либо болидами… Кстати, что такое болид, спрашивает Тамара. И вообще какая-то опасность если не для земли, то для наших спутников есть от подобных метеоритов, особенно если мы не можем их увидеть.

В. СУРДИН: Сначала что такое болид? Болид – это очень крупный метеорит. Его видно даже днем, на фоне яркого дневного неба. То, что сегодня и было. Утро над Челябинском, голубое небо, и вдруг такое явление. Это болид, конечно. А можно ли…

М. МАКСИМОВА: МКС, или другие спутники могут (неразборчиво)?

В. СУРДИН: Вы знаете, МКС большая станция, и она постоянно подвергается ударам мелких метеоритов, очень мелких, пещинок. И у них от этого иллюминаторы понемножку портятся, и солнечные баратеи. Ну, это всё такая мелочь, которая опасности не представляет, просто старится от этого станция. Когда большой метеорный поток должен рядом с землей пройти, станцию разворачивают так, чтобы она по минимуму представляла их себя мишень. То есть, солнечные батареи складывают… Ну, от крупного метеорита конечно не убережешься, но пока таких инцидентов не было.

А. ДУРНОВО: Спасибо большое, Владимир Георгиевич. Владимир Сурдин, старший научный сотрудник Государственного Астрономического Института имени Штернберга, спасибо.

М. МАКСИМОВА: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире