01 ноября 2012
Z Разворот (утренний) Все выпуски

Состояние здоровья Владимира Путина


Время выхода в эфир: 01 ноября 2012, 10:08

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Наверное, не только в нашей стране, но и во многих государствах, особенно тех, где дела со здоровьем руководителя обстоят не очень, тема самочувствия руководителей государств во многом табуирована. Где-то обсуждают это чуть чаще, где-то реже. У нас в 90-е годы, когда были проблемы с Борисом Николаевичем Ельциным, несмотря на нежелание Кремля, в прессе довольно много об этом говорилось и писалось, даже телевидение об этом делало свои репортажи. Сейчас же все обстоит несколько иначе, и в последние годы создается впечатление, что наш нынешний президент – человек в плане здоровья абсолютно безупречный. Я не могу припомнить, пожалуй, ни одного официального бюллетеня, ни одного официального сообщения о том, что у него даже была бы какая-нибудь простуда за эти 12 лет.

Однако, в последние недели пошли такие, неофициальные сведения из западных источников о том, что у Владимира Путина, все же, есть некоторые проблемы со здоровьем. И сегодня на эту тему газета «Ведомости» написала большую статью, озаглавив ее так: «Почему Путин не летает?» Здесь журналисты анализируют целую серию отмены разного рода поездок, визитов, которые случились с Путиным за эти осенние месяцы. Ну и тут возможно некоторое резюме. По словам двух человек, близких к Кремлю, проблема со здоровьем у президента, действительно, есть. Она связана со старой травмой, обострившейся после полета Путина со стерхами на мотодельтаплане. После этого полета на саммите АТЭС во Владивостоке все заметили, что он прихрамывает. Сейчас президент проходит курс профилактических процедур, а главная рекомендация врачей – отказ от полетов. Причем, в данном случае не стерхи имеются в виду, а нормальные самолеты. Эти полеты негативно влияют на состояние позвоночника главы государства, уверяет один из собеседников «Ведомостей». Ну а я напомню, что на прошлой неделе пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, после того как первые сообщения появились на ленте Рейтера, их опровергал и говорил, что никаких проблем у Путина со спиной нет.

С нами сейчас в студии Алексей Венедиктов. Доброе утро.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Доброе утро.

И.ВОРОБЬЁВА: Доброе утро.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Как можно, во-первых, прокомментировать сегодняшнюю публикацию в «Ведомостях»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, «Ведомости» основываются на источниках. Но я хотел бы отметить, что наблюдатель… Поскольку Путина часто показывают по телевизору, любой наблюдатель мог увидеть, что проблемы со спиной у президента возникли до полета со стерхами. И я просто напомню нашим слушателям одну историю. В начале сентября президент вручал правительственные награды (там был длинный такой список) и это транслировали «Вести 24». И у меня в кабинете идут «Вести 24», я обратил внимание, что он стоит, все время придерживаясь за пюпитр, да? Вот, все время. Даже он вешает орден, потом снова встает к пюпитру и кладет на него руку.

И.ВОРОБЬЁВА: Опирается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Придерживается. То есть, ну, вот, поверить человеку, у которого тоже есть спина, что очень важно найти положение, если тебя что-то беспокоит, вот, даже не прислоняясь, а просто двигаясь и находя это. И он ушел с середины вручения, и это беспрецедентный, на мой взгляд, случай. И довручал Сергей Борисович Иванов. То есть я отвлекся, привлекся, а уже Иванов. Так не бывает, так не бывало, во всяком случае. После этого я понял, что, действительно, проблемы и проблемы серьезные, потому что Путин – человек очень терпеливый в этом смысле и, как бы, переносящий всякие травмы свои спортивные вполне. Значит, серьезно. Это для меня был первый звонок. И, собственно говоря, вот.

История со стерхами – я просто знаю, что масса людей, тех, которые влияют на принятие решений, не то, что уговаривала его отказаться, там в ногах валялась и упрашивала этого не делать, именно исходя из вот этой самой спины. Он настоял как обычно, и насколько я понимаю, при тренировке или при посадке… Ну, понятно, как люди разговаривают (они тоже уже не помнят – прошло время). По-моему, при тренировке, когда один раз планер садился, он довольно жестко сел. И, естественно, люди, которые понимают, что такое спина… Удар был, острая боль была, как мне рассказывали. И тем не менее, он настоял на том, чтобы полететь, что, безусловно, не улучшило ситуацию и, действительно, корреспонденты президентского пула говорили, что во Владивостоке ситуация была чрезвычайно плоха.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, это было заметно и по телевизионной трансляции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Более того, могу сказать, что было видно это на встрече с главными редакторами – он продолжал прихрамывать. И я тогда уже после этого сказал Сергею Борисовичу Иванову, я говорю «Ну, вот, вы говорите, что это спортивная травма, – сказал я, уже стоя на улице, — но вот у меня есть ощущение, что она как-то затянулась (эта травма)».

Есть еще один аспект, мне кажется, очень важный, касающийся Путина. Володя, ты абсолютно прав. По моим сведениям он, в общем, человек лет 40 был абсолютно здоров… Ну, вот, то, что мы знаем. С 20-летнего возраста ничего кроме спортивных травм и гриппа у него, как я понимаю, не было. То есть человек совершенно отвык от чувствования своего тела, от боли физической. Ну, вот, когда травма, понятно. Но все понимают, что травма пройдет. Поэтому я думаю, что тут очень важно об этом говорить. Я объясню, почему. В мире уже давно прекратили обсуждение, где баланс между медицинской тайной главы государства и общественным интересом. Человек, у которого рука на ядерной кнопке, скажем, или который принимает решения, может их принимать под влиянием некомфорта, боли или анаболиков, или, наоборот, лекарств. И я напомню вам – Володя помнит и ранее…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Сейчас. Если ты хочешь про западных лидеров?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет еще. Про российских.

И.ВОРОБЬЁВА: Я хотела спросить про Ельцина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, про Ельцина. Раскрою маленькую редакционную тайну. Когда «Эхо Москвы» получило доступ к медицинской карте президента Ельцина, у нас не было редколлегии, у нас было собрание, скажем, людей, которые основывали «Эхо», давать или не давать. При этом мы получили доступ еще к медицинской карте, естественно, Наины Иосифовны, которая тоже себя, скажем, плохо чувствовала и готовилась тоже к операции. И мы тогда решили, что здоровье президента, повторяю, который держит руку на ядерной кнопке, это общественно важная информация, люди должны знать. Причем, в деталях. Мы давали там, помните, количество железа в крови, количество соли в моче. Это очень важно было для подготовки к операции. И мы приняли решение не давать медицинскую карту Наины Иосифовны, потому что с нашей точки зрения это не являлось общественно значимой позицией. Был очень бурный спор. Мы с Сергеем Бунтманом, с Сергеем Корзуном. Там стоял крик в кабинете у, соответственно, Корзуна. Но мы приняли такое решение. И нас тогда обозвали «медицинским радио». Но я считаю, что ничего страшного не случилось, что народ узнал, что у президента проблемы с сердцем не по слухам, а от врачей. Я напомню, что и на пресс-конференции врачей первый вопрос был дан «Эху Москвы» именно потому, что мы это профессионально обсуждали. И нам подтверждал затем и пресс-секретарь Ястржембский, и так далее. И был здесь доктор Дебейки, который пришел и подробнейшим образом рассказал. Ну чего? Все люди. Рассказал, что, как, почему и как он будет выходить из этого. Вот это нормальная была работа. Если мы не попадаем под гостайну, под новый закон… Вдруг это теперь гостайна. Пусть вас посадят.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это государственная измена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, пусть вас посадят, а я буду вам передачи носить.

И.ВОРОБЬЁВА: Прекрасно, Алексеич. Я очень рассчитываю на нормальные продукты при передачке. Мне хотелось спросить. Вот, когда была история с Ельциным, когда вы все это освещали, как реагировала на это власть и Кремль? Все было нормально или все были недовольны?

А.ВЕНЕДИКТОВ: По-разному, по-разному. Я просто приведу пример. Я был директором информационной службы, я сам ходил на все брифинги в Кремле. И каждый раз брифинг… Ежедневный. Ежедневный брифинг по здоровью Ельцина, который проводил Сережа Ястржембский, Сергей Ястржембский, начиналось с того: «Так, где это медицинское радио здесь?» Я говорю: «Я здесь». «Вы сказали, что у президента в крови там 0,3 железа на чего-то там. Неверно! У вас не точные источники. Там не 0,3, а 0,4». Я говорю: «Натурально, Сергей Владимирович. 0,4 было вчера вечером, а сегодня утром было 0,3». Так проходили брифинги.

Были недовольные. Просили зажать информацию. Мы говорили: «Или вы нам давайте ее, а мы будем проверять, потому что у нас есть подход и у нас есть врачи-специалисты, которые могут это анализировать на основе вашей информации, или мы будем ее добывать сами, потому что считаем это общественно важно значимым. Президент, у которого в руках ядерная кнопка, его здоровье должно быть общественно значимым».

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но при этом тогда, все-таки, Кремль позволял и врачам выступать, организовывая их пресс-конференции. И к врачам пусть ограниченный, но доступ, все-таки, появился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, я напомню, что это было лето 1996 года. И что когда мы дали между двумя турами, что, скорее всего, мы не знали, у Ельцина инфаркт… Скорее всего. Мы не знали, да? Ну, началось такое мочилово по нам. Тем не менее, прошло 2 месяца и они начали, совершенно верно. И сам президент Ельцин, напомню я, в интервью второму каналу и господину Лесину объявил о проблемах сердца и о предстоящей операции.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Пока же даже когда пресс-секретарь нынешнего президента господин Песков выступает с опровержениями и говорит, что «все это не соотносится с реальностью, как вы видите, он ежедневно проводит совещания», по телевизору об этом не говорят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В смысле?

И.ВОРОБЬЁВА: Кстати, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пескова не цитируют?

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Тема здоровья Путина не затрагивается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Пескова не цитируют? Ну, это антигосударственная политика не цитировать пресс-секретаря президента.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Продолжим разговор на эту тему в утреннем «Развороте» через минуту.

РЕКЛАМА

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: 10:22. Здесь Ирина Воробьёва, Алексей Венедиктов и Владимир Варфоломеев. А я напомню, что впервые на поверхность, ну, по крайней мере, в масс-медиа вся информация, касающаяся здоровья Путина, вылезла на прошлой неделе, когда западное агентство Рейтер сообщило со ссылкой сразу на несколько правительственных источников, что Путин страдает от проблемы со спиной. Один из источников тогда сказал, что это может потребовать операции в ближайшее время. Другой источник сказал следующее: «Шеф болеет». Третий сказал, что Путина недавно видели, надевающим ортопедический корсет, применяемый при травмах позвоночника. Никто об этом не объявлял формально, но все знают, что иностранные визиты отменены именно из-за болезни, сказал тогда источник агентству Рейтер. И после этого пресс-секретарь Дмитрий Песков выступил с опровержениями.

Между тем, если проанализировать рабочий график главы государства, то можно, наверное, предположить, когда именно могли начаться лечебные процедуры, требующие такого, тщательного и постоянного контроля со стороны врачей. Если мы берем октябрь-месяц, то до 9 числа Владимир Путин ездил по стране, ездил за рубеж. Последний раз он Москву, судя по всему, покинул в свой день рождения, когда в Петербурге с членами семьи и друзьями отмечал свой день рождения. А вот затем, начиная с 10 октября, судя по официальным сообщениям, Ново-Огарево он не покидал. И даже в Москву, по-моему, приехал всего однажды 19 октября, когда на поезде объезжал участки Малого кольца Московской железной дороги. Все остальные его мероприятия, судя по сообщениям той же самой пресс-службы, были только в Ново-Огареве. Очевидно, что там, наверное, с медиками проще.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну и я так понимаю, что прямую линию общения с людьми отменили, и это стало лишним поводом для разговоров. Просто Евгений пишет, что это тоже новость, которая сподвигла всех подумать, по крайней мере, что что-то случилось.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: «Ведомости» по этому поводу замечают, что, например, в отличие от обещанной пресс-конференции прямая линия занимает почти весь рабочий день президента.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это правда. Я, все-таки, вернусь к истории с врачебной тайной и расскажу. Может быть, для наших слушателей было бы полезно это вспомнить. Действительно, история с Францией. В 1974 году внезапно умер президент Франции Помпиду. И после этого, после выборов следующего года новый президент Франции Жискар д’Эстен (я с ним, кстати, встречался недавно и поднял этот вопрос) принял решение о том, что дважды в год публикуется бюллетень о здоровье президента. Это официально решение, оно публиковалось.

В 1981 году к власти пришел новый президент Миттеран, и 14 лет публикации этих бюллетеней были полностью сфальсифицированными врачами. В 1981 году через 2 недели после избрания выяснилось, что у Миттерана рак, рак простаты. И началось лечение. Он сначала не верил, потом верил. Его возили, была химиотерапия, были гормоны. Есть книга его врача, которая сейчас вышла, она была запрещена во Франции, только Европейский суд по правам человека снял запрет. Это доктор, который вскрыл эту тайну и рассказал, как они фальсифицировали бюллетени. То есть даже выход официальных бюллетеней о здоровье Миттерана. И до самой своей смерти практически Миттеран боролся с болезнью, 14 лет, 2 срока президентских. И 14 лет фальсифицировалась информация о здоровье президента Франции, ядерная кнопка тоже там в руках.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть ядерная кнопка была у человека, который проходил химиотерапию, лечение гормонами и так далее, и так далее?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. И в этой книге, если кто-то читает на французском… Я не знаю, вышла ли она на русском. Если вышла, пришлите нам, какое издательство, мы объявим. Он просто описывает, как это было, как Миттеран был записан под другим именем в больнице Валь-де-Грас – это военный госпиталь, один из лучших. Как его возили под другим именем туда на машине с одним охранником. Не вся охрана знала, между прочим.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Скажи мне: это преступление?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не преступление. А с точки зрения общественного знания, на мой взгляд, это неправильно. На мой взгляд, это неправильно. Но он смог выиграть вторые выборы только потому, что все считали, что он здоров. Вообще человек не обязан объявлять о своем здоровье. Есть медицинская тайна. И с точки зрения медицинской тайны или вот этой части моральной позиции такого обязательства нет. С другой стороны, еще раз повторяю, есть такие книги, там, бывший министр иностранных дел Англии написал книгу «Больные, которые правят миром». Жискар д’Эстен мне рассказывал о том, как они, действительно, это спецслужбы, когда Брежнев приехал туда в Париж, они, действительно, с его расчески собирали волосы, чтобы понять, от чего он лечится, здоров ли он. А как разговаривать, если человек нездоров? А насколько адекватен человек? Все спецслужбы всего мира пытаются это узнать. И это скрывалось. И Брежнев… Вот, мне рассказывал Жискар д’Эстен (кстати, он согласился дать нам интервью, и Андрей Белькевич туда поедет и про это будет спрашивать), о том, что Брежнев ему сказал в 1980 году после введения войск в Афганистан. Ведь, Жискар был единственный, кто встретился тогда с Брежневым. Он сказал: «Понимаешь, Валери, я, ведь, тяжело болен. Может, я чего-то не понимаю, может быть, я скоро умру…» Это вот разговор двух лидеров, один на один с переводчиками.

И мы должны исполнять свою профессию, мне кажется. Если какое-то медиа считает, что это общественно важная информация, оно должно давать. Там, LifeNews, например. А если медиа не считает, что это общественно… Ну, каждый определяет, что является общественно важным. Ну вот и все.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Я сейчас хочу спросить наших слушателей. На ваш взгляд, нужно ли обществу получать правдивую информацию о состоянии здоровья главы государства?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Володя, раскрывая при этом врачебную тайну личности – давайте, все-таки, эту сторону не забывать.

И.ВОРОБЬЁВА: Да, ну это подразумевается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте не забывать эту сторону, потому что поставьте себя на место члена семьи любого человека. Это непростая проблема.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Если вы считаете, что да, обществу нужно получать правдивую медицинскую информацию…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Несмотря на врачебную тайну.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: ...660-06-64.

И.ВОРОБЬЁВА: Если же вы считаете, что нет, не нужно и нужно все скрывать и сохранять врачебную тайну этого человека…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Или врать.

И.ВОРОБЬЁВА: ...или врать, 660-06-65.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Да. Общество имеет право получать такую информацию и нуждается в ней – 660-06-64.

И.ВОРОБЬЁВА: Нет, президент имеет право на врачебную тайну и не нужно обществу это сообщать 660-06-65. Наш слушатель Дмитрий спрашивает: «Поменялось ли что-нибудь в освещении здоровья глав государств со времен Брежнева?»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Где, у нас? Ну, вот, мы про Ельцина рассказывали, да? Да вообще сейчас очень трудно удержать информацию, потому что существуют социальные сети, существует интернет, в них сидят в том числе и врачи, которые активно…

И.ВОРОБЬЁВА: Могут подслить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: ...к сожалению, о своих пациентах и не только о президентах говорят.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет ли ощущения, впечатления, что Путин стесняется распространять информацию о своем здоровье? Потому что за эти 10-12 лет он создал образ Мистера Совершенство.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты, Володя, как влюбленная женщина, честное слово, сейчас сказал.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Путина любить не грех.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я понимаю. Грех об этом говорить. Так вот.

И.ВОРОБЬЁВА: Не грешновато.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я могу сказать, что, насколько я понимаю, он к своему здоровью, вот, реально, не только к пиарошному здоровью, но к здоровью очень серьезно относился. Например, я могу тебе сказать, что каждое утро реально, ну, вот, до болезни, во всяком случае, до заболевания спины он проплывал несколько километров. Да, он, действительно, занимался, он спортом занимался и занимается спортом. Это не только часть политической его жизни, но это часть его обычной жизни. Еще раз повторяю. Поэтому когда у тебя ничего не болело, не болело, не болело, а потом вдруг у тебя заболел локоть, предположим, и ты чувствуешь некомфорт… Ты чувствуешь у себя только локоть, ты не чувствуешь больше ничего в своем теле. И это тебя злит. И это не только пиаровская история. Если бы это была только пиаровская история, да бог с ней. Но история в том, что когда человек начинает принимать решения по ситуации под давлением собственного внутреннего ощущения о боли, вот это история другая.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Говорят, в 1996 году больного Ельцина заставляли митинговать, танцевать и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, чтобы Бориса Николаевича что-то заставить, это… Я понимаю.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет ли такого, что сегодня могут Путина подобным образом эксплуатировать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что Путин сам себя будет эксплуатировать подобным образом. Безусловно, он пытается сохранить образ абсолютно здорового и абсолютно молодого человека.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо. Это Алексей Венедиктов в утреннем «Развороте» сегодня со своим экспертным мнением и некоторыми знаниями как о наших людях, так и о людях зарубежных. Ну а мы, может быть, несколько звонков ваших на эту тему примем в продолжении утреннего консилиума после новостей.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире