'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Алексей, доброе утро!

А. НАВАЛЬНЫЙ: Доброе утро!

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Прежде всего мы с Ириной Воробьевой поздравляем с освобождением. 15 суток в изоляторе вряд ли были лучшим периодом в вашей жизни.

А. НАВАЛНЫЙ: Спасибо большое. Очень приятно. Конечно, это не было самым приятным периодом в моей жизни, но ничего такого ужасного в этом нету. И если понадобится для защиты моих прав, для защиты прав всех вокруг меня граждан России, я готов это проделать еще не раз.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В каких условиях вы были в это время в изоляторе?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Изолятор похож на очень грязный поезд, который едет по маршруту Москва-Владивосток-Москва-Владивосток. Только тебя еще и не выпускают из плацкартного купе.

И. ВОРОБЬЕВА: Алексей, скажи, пожалуйста, ты же был уже в этом изоляторе на Симферопольском бульваре. Ты там уже сидел, если не ошибаюсь?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Да, за последние 6 месяцев я месяц провел в этом изоляторе.

И. ВОРОБЬЕВА: То есть все осталось точно так же?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Стало лучше. На самом деле, они вытравили тараканов. Когда сидишь и видишь этих тараканов, бегающих по стенкам, понимаешь, что, когда их травят, это большое достижение

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Алексей, а вот это заключение из вашей головы не вытравило идею по продолжению протестных выступлений?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Конечно, нет. Я был очень счастлив, как и все политические задержанные были очень счастливы, по радио слушать про ОккупайАбай и другие протестные акции, которые проходили по России. Совершенно очевидно, что это протестное оппозиционное движение, гражданское движение (как его ни назови) теперь будет только расширяться и разрастаться.

И. ВОРОБЬЕВА: Алексей, скажи, пожалуйста, когда задержали тебя, Удальцова, то было ощущение, что это протестное движение лишили лидеров. И сейчас все закончится. Вот как ты оцениваешь то, что произошло после арестов?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Это было очень круто. Это, на самом деле, всех беспокоило. И меня беспокоило, как все может работать без моего Твиттера, без того, чтобы я писал и давал указании. Но все работало, причем работало не просто 2 дня, а работает до сих пор. Собирались тысячи людей на Чистых прудах. И никакой не нужно было координации. И какие-то совершенно незнакомые мне люди, никому ранее неизвестные активисты организовывали эти ассамблеи, сами собирали деньги. Это было потрясающе. Я очень счастлив, что это произошло.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А кстати, не было ли в этом элемента разочарования и, дескать, кому я теперь нужен?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Нет, элемента разочарования совершенно нет. Это же помните, как в анекдоте: что же мне, разорваться, что ли? Наоборот, я очень доволен, что мне можно теперь сконцентрироваться больше на содержательной работе, на моих антикоррупционных расследованиях, зная о том, что какие-то протестные активности, пикеты, акции проводят сами люди, сами активисты, и им не нужны какие-то инструкции и указния.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Раз вы имели возможность в изоляторе слушать радио, наверняка знаете, что Госдума проголосовал в Первом чтении за резкое увеличение размеров штрафов для тех, кто может на митингах, на шествиях совершить какие-либо правонарушения. Какую оценку даете этой инициативе? И, самое главное, к чему, на ваш взгляд, это может привести?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Инициатива, конечно, совершенно омерзительная. Мы пиаровски, политически, медийно размажем просто «Единую Россию» и вот этих деятелей из Федерации независимых профсоюзов, которые внесли этот отвратительный закон. Это первое. Второе: эффект будет совершенно обратным. Во-первых, я ни секунды не сомневаюсь, что можем собирать эти средства и для того, чтобы коллективно платить штрафы для тех, кого штрафуют. И те люди, которые будут в складчину оплачивать эти штрафы, будут относиться к власти с гораздо большей ненавистью, чем раньше. Это первое. А второе: те активисты, которые будут задерживаться в ходе каких-то акций, которые могут произойти несанкционированно, зная, что им грозят такие санкции, естественно будут вести себя гораздо агрессивнее. Очевидно, действуя по принципу: уже больше нечего терять. Поэтому я уверен абсолютно, что, первое, это никого не испугает. Второе, что это приведет к ровно обратному эффекту, а не тому, который ждет Кремль.

И. ВОРОБЬЕВА: Алексей, скажи какие планы? Поедешь на, не знаю, что сейчас, ОккупайОкуджава?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Я обязательно сегодня туда заеду. Было бы свинством с моей стороны не приехать туда сегодня. Кончено, я приеду!

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что касается 12 июня, когда намечена большая акция. Будете ли вы принимать участие в ее подготовке?

А. НАВАЛЬНЫЙ: В этот раз там система координации и возможность взаимодействия с людьми из спецприемника была достаточно ограничена, по сравнению с предыдущей отсидкой. Поэтому, честного говоря, об акции 12 числа я знаю исключительно то, что вы в своем эфире передавали. Но, естественно, я приму участие в этой подготовке. Призываю всех прийти! Я считаю, что нам нужно готовить какую-то большую общенациональную протестную акцию на первые числа сентября. Вот эта акция 12 июня тоже очень важна. Конечно, я приму в ней участие.

И. ВОРОБЬЕВА: Такое ощущение, что в изоляторе на Симферопольском бульваре слушают «Эхо Москвы» все: охранники, заключенные – все просто!

А. НАВАЛЬНЫЙ: Это ровно так и есть.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Есть еще один вопрос. Центр стратегического развития, известное экспертное сообщество, которое сумело в прошлом году заранее предсказать волну серьезного возмущения, сегодня презентует в Москве новый доклад. И, к сожалению, анализируя события в том числе и 6 мая, эксперты Центра говорят: мирный и благоприятный сценарий развития кризиса у нас в стране маловероятен. То есть все больше шансов скатиться к политической реакции и волне насилия. Это опасно?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Естественно, такой сценарий был бы неблагоприятен. Я знаю отлично Центр стратегического развития. И Дмитриева, и Белановского. Это одни из лучших экспертов в нашей стране. Я думаю, что, конечно, нужно прислушиваться к их словам. Но здесь все зависит исключительно от власти. Мы видим, что суть протеста абсолютно мирная, и даже, я бы сказал, дружеская. Но те методы, которыми подавляют это все, совершенно отвратительные. И они как раз могут привести к насилию. Вот мы видели, что, начиная с 6 мая, были задержаны около 3 тысяч человек. В массовом порядке составлялись сфальсифицированные рапорта, протоколы и т.д. Причем, это происходило на глазах у всех. То есть омоновцы, десятки и сотни омоновцов, сидели под копирку писали совершенно липовые документы. А судьи выносили заведомо неправосудные приговоры, решения. За этим наблюдали миллионы людей. Это такой цинизм и отвратительный правовой нигилизм власти. Он, конечно, может привести к тому, что ответная реакция будет достаточно жесткой. Но все мы будем работать на то, чтобы сценарий был мирным.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И последний вопрос. В то время, когда вы находились в заключении, пришли новость о том, что планируется выход банковской карты Навального, 1% от каждой операции с которых пойдет в организованный вами фонд борьбы с коррупцией и организованный вами проект. Можете немного рассказать сами подробности этой идеи?

А. НАВАЛЬНЫЙ: Одна из банковских организаций вышла на нас сама и сказала, что они готовы выпустить такую банковскую карту. Когда человек по ней расплачивается, 1% с этих денег будет идти к нам в фонд борьбы с коррупцией. Причем, этот 1% будет финансировать сам банк. В настоящее время эта банковская организация прорабатывает все эти вещи. Я бы не хотел раскрывать ее имя, до того как выпустятся карты, чтобы не подставлять их под удар. Опять же, слушая ваше радио, я узнал, что какие-то глупенькие депутаты Госдумы от «Единой России» уже начали строчить всякие запросы в Прокуратуру и т.д. с требованием найти и покарать эту банковскую организацию. Но я надеюсь, что она все-таки не отступиться и мы реализуем наши планы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня, пока вы находились еще под арестом, 2 газеты «Известия» и «Ведомости» сообщили, что скорее всего это Национальный резервный банк Александра Лебедева.

А. НАВАЛНЫЙ: Я не готов это комментировать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И он сам это газете «Известия» сказал. Сказал, что ему этот проект интересен.

А. НАВАЛНЫЙ: Я не готов ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию. Мне нужно пообщаться с Лебедевым. Но если он это сказал – отлично, супер, я доволен, что появилась еще одна организация.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире