'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: У нас сейчас на связи, доверенное лицо Михаила Прохорова, режиссер, Павел Лунгин. Павел Семенович, доброе утро.

П. ЛУНГИН: Да, доброе утро.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Третье место, 8%, это как вам? Успех?

П. ЛУНГИН: Мне кажется, что это успех. Я думал, что будет 12%, но зато радует то, что в Москве 20, в Питере 15. Вообще очевидно, что общество взрослеет, что общество не хочет быть больным ребенком, или равняться на отца. И все больше склоняется к человеку, который все больше говорит: «Будьте свободными, талантливыми. Зарабатывайте, живите».

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, как же так? Больше 60% — это те самые, которые за папу, и так далее, и так далее. Больше 60%.

П. ЛУНГИН: Да. Вы понимаете, у нас произошла ужасная, конечно, вещь. Но это с одной стороны, судьба России. Тут как бы, два народа, понимаете? Есть народ, который не сумел войти в современное время, маленький. И есть большой народ, который представляет большинство, которое ещё в растерянности, перед модернизацией. Перед новым временем, перед компьютером, и так далее. Потому, что все это заставляет вернуться (неразборчиво). Вот мне кажется, сейчас главная задача России – это объединить эти два народа. Это общая главная тема России.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Павел Семенович, по вашему наблюдению, насколько честно проходили вчерашние выборы?

П. ЛУНГИН: Знаете, мне кажется, что ну, наверное, не совсем честно. Мне кажется, это искать блох. Вот мне кажется, что главное, вот чему мы должны радоваться, где видимо, были «Карусели», я слышал о том, что… Я видел сам автобусы какие-то. На своем участке, где я голосовал, я видел какую-то такую, совершенно по Гоголю, такую спящую благодать вообще, и тишину. Но главное не это. Главное то, что отступили вот эти кошмары, оранжевые революции. Ужасов, крики о баррикадах, вот эти завывания (неразборчиво), который все время говорили, что кто-то кого-то инспирирует. Вдруг, как-то это все произошло, стало очевидно, что эти страхи беспочвенны, риторика это. Просто понимаете, рассеялось, как… И стало очевидно, что Россия как-то должна, и может объединяться. Мне кажется, это какое-то (неразборчиво) результат. Вообще, у меня позитивное какое-то ощущение.

И. ВОРОБЬЕВА: Павел Семенович, скажите, пожалуйста, а представитель штаба Прохорова, или может быть, сам Прохоров, пойдут сегодня на митинг оппозиции, на Пушкинской площади?

П. ЛУНГИН: Я не знаю.

И. ВОРОБЬЕВА: Но вы не пойдете?

П. ЛУНГИН: Я как-то даже об этом ещё не думал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Тогда вопросу о либерализации.

П. ЛУНГИН: Да. Я думаю, что пойти надо. Потому, что все-таки, проигравшие, выигравшие, переместившиеся (неразборчиво) оппозиций, я думаю, что разрушать традицию митингов, которые так много изменили нашу общественную жизнь, нельзя. И думаю, что мы там все будем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Кстати, о либерализации. Сегодня с утра пошли сообщения, о распоряжениях пока ещё президента Медведева, разобраться с политзаключенными, в том числе проверить обоснованность нахождения в местах лишения свободы Ходорковского, и Лебедева. Даже подготовить закон. О некоем конституционном собрании. Что это такое, как вы думаете?

П. ЛУНГИН: Звучит так хорошо, что показалось, снова я (неразборчиво). Потому, что английские голоса мне пропели. Но я думаю, что… Понимаете, вот надо объединять. Как сказать, видимо, вот теперь, когда у тебя 60%, ты можешь идти к 40. Наоборот. Теперь, когда…Видимо, власть была очень не уверенна, все-таки в себе. Вот удивительно, (неразборчиво) огромный. Не столько идейных, и силы, но какая-то была неуверенность. Вот сейчас эта неуверенность прошла, и вообще оказалось, что может быть, мы все хорошие ребята.

Ведущая?: Это хороший знак?

П. ЛУНГИН: Я считаю, очень хороший. Ну, просто бесспорно хороший.

И. ВОРОБЬЕВА: Павел Семенович, скажите, пожалуйста, вот Михаил Прохоров, разговаривал с Владимиром Путиным по телефону, этой ночью. Скажите, а он его разве не поздравил с победой?

П. ЛУНГИН: Вы знаете, я не знаю. Я был в штабе Прохорова…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Просто кремлевская пресс-служба рассказывает: у Путина было несколько телефонных разговоров. В частности с Мироновым, Жириновским и Прохоровым. Так вот, Жириновский и Миронов, поздравили Путина. А про Прохорова не сообщается. Зюганов просто сказал, не будет поздравлять, поскольку выборы дескать, совсем плохими были.

П. ЛУНГИН: Но, коммунисты, они будут вести свою жесткую (неразборчиво).

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как вы думаете, надо Прохорову поздравить Путина, с победой?

П. ЛУНГИН: Я не знаю, это какая-то, до такой степени личная вещь. Я думаю, что каждый должен это сам решать. И я бы поздравил бы Медведева и Путина с тем, что они нашли в себе силы и мужества, и на следующий день после выборов, направили запрос о Ходорковском, и о регистрации «Парнаса». Вот с этим, я бы реально поздравил бы. Потому, что это, конечно, мужество, но это такое… Это поступок, и поступок оптимистический.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Последний к вам вопрос, Павел Семенович, как к киномастеру, как к режиссеру. Слезы на глазах Путина, когда он выступал на Манежной площади, что это было?

П. ЛУНГИН: Вы знаете, я не знаю. Может быть действительно (неразборчиво), хотя, просто голос его совсем не дрожал в это время. Вы знаете, даже если и появляются слезы, я в этом не вижу ничего плохого. Я вообще считаю, что у сильного человека появляются слезы, это говорит о том, что он живой, что он волновался. Думаю, что увидеть эту огромную, гигантскую толпу, и…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Которая к тому же, не свистит.

П. ЛУНГИН: Эмоции, огромные эмоции. Мы не понимаем эти эмоции. В чем сила политики? Видимо ещё в том, что она отдает себе энергию, и эмоцию…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вам показалось, что это бала настоящая эмоция?

П. ЛУНГИН: Он был очень… Да, я считаю, что он был действительно (неразборчиво), только во время этого выступления, я понял, насколько он все-таки волновался, и насколько каждый раз, это испытание, видимо, для политика любого ранга.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо вам огромное за этот разговор. Режиссер, и доверенное лицо Михаила Прохорова, это был Павел Лунгин.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире